Архив номеров

    ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПЕЙЗАЖ
  О КОРРУПЦИИ ВО ВЛАСТИ
Две недели кряду, после выхода статьи "Заговор против губернатора", вокруг "Каравана" происходит множество событий. Не осталось ни одной газеты, которая бы так или иначе не выступила со своим комментарием, в коридорах обладминистрации некто (впрочем, хорошо известный) разбросал листовки с якобы компроматом, а по сути, гнусной клеветой, на нашего главного редактора, а в завершение тот же или иной некто расколотил ночью чуть ли не все окна в нашем издательстве. В общем, полный набор политического шантажа.
      В этой ситуации мы благодарны нашим читателям за выраженную поддержку - эти две недели читательская почта по сравнению с обыкновением увеличилась в десятки раз. Сегодня мы систематизировали читательские отклики, и главный редактор еженедельника "Караван" Геннадий Климов постарается ответить на вопросы, наиболее часто встречающиеся в письмах.

Вопрос 1: Что происходит со страной? Почему такое напряжение в отношениях между властью и прессой?
      - Чтобы ответить на этот вопрос, давайте разберемся, что хочет Путин и чего добивается оппозиция.
      Будем объективны: вновь избранный президент России искренне стремится преодолеть затянувшийся кризис - сделать страну более богатой и сильной. Похоже, он осознает, что у него есть шанс, но мало времени. Пока очень высокие мировые цены на энергоресурсы, за счет нефтедолларов можно модернизировать промышленность страны. К тому же в обществе существует довольно высокий уровень доверия к вновь избранному президенту. Но долго так продолжаться не будет. Цены упадут, а кредит доверия исчерпается. Поэтому, судя по всему, Путин выбрал для проведения реформ этакий "чилийский" вариант с русской спецификой, когда за счет ограничения гражданских свобод повышается дисциплина и ответственность общества - все ради достижения экономического успеха.
      Это подтверждает еще и то, что почти нескрываемой господствующей идеологией Кремля стала идеология PR-технолога, который готов ради достижения цели на любой, даже самый безнравственный поступок. С уходом Ельцина в Кремле не осталось стратегов, а сплошь тактики, которым невдомек, что цели их частные, промежуточные и что общество есть сложная система и при разрушении системы сдержек и противовесов всегда бывает большая беда - война ли, революция ли. С обществом нельзя бездумно экспериментировать.
      Тем не менее, президент торопится.
      Сначала Чечня, потом выборы "управляемой" Думы, нивелирование роли привычных нам политиков. Ограничение власти губернаторов, принятие правительством программы Германа Грефа, едва ли не более либеральной, чем программа Гайдара. Устранение с политического Олимпа олигархов.
      Но тут столь парадному шествию и легким победам вдруг стала противодействовать интеллектуальная элита России, прежде всего в лице своих представителей - журналистов, заметных в силу огромных возможностей современных СМИ. Противодействовать Путину и его серому кардиналу Волошину стали не Березовский с Лисовским, а до этого вроде бы не играющие самостоятельной роли Сергей Доренко, Евгений Киселев и другие. Почему?
      В силу того, что именно журналисты стали почти единственной реальной оппозицией нынешней власти, давайте порассуждаем об их логике.
      Никто не против либеральных реформ и укрепления государства. Но Россия - не Чили, а Путин - не Пиночет. У нас есть свой исторический опыт, который говорит о том, что, как только исчезнет свобода слова, мы получим осовремененный вариант Гулага. Как завороженные, слыша зов, который не слышат другие, вылезают из щелей шариковы. Ненавидя всех, они готовы загрызть любого, кто богаче, умнее... И все равно кто это будет - олигарх, директор магазина, куда ходит теща за хлебом, журналист или просто сосед по даче, у которого уродились огурцы.
      Сегодня арестовывают, потом отпускают Гусинского, задерживают, потом отпускают самолет, на котором летит его помощник. Завтра, когда это явление станет массовым, Путин уже не сможет контролировать ситуацию. Не представишь же к каждому оперуполномоченному по персональному представителю президента. И вот тогда будет беда.
      Задача Путина - модернизировать страну, задача журналистов - удержать власть и общество от социального экстремизма. И если каждая из сторон не получит явного преимущества - у России есть будущее.
      
      Вопрос 2: В связи с реализуемыми планами уничтожения свободы слова в Тверской области, это есть продолжение московской политики или просто попытки пресс-секретаря губернатора Ларисы Щербаковой схватить то, что плохо лежит?
      - Попытка создать огромный медиахолдинг и уничтожить всю тверскую прессу и независимое телевидение имеет в своей основе двоякую причину.
      Первая, несомненно, кроется в протекционизме (как разновидности коррупции) госпожи Щербаковой в отношении СМИ, контролируемых ее гражданским мужем Н. Локтевым. Это бесспорный, обыкновенный, ничем не прикрытый, наглый протекционизм.
      С другой стороны, это отражение тех политических процессов, от которых пытаются оградить общество журналисты. Представьте картину: с визгом на беду России вылезают шариковы из всех щелей! Сегодня их немного - завтра их будут целые армии! Страшно? Не бойтесь, с Божьей помощью справимся.
      
      Вопрос 3: Какова роль вновь назначенных заместителей губернатора - москвичей Андрея Строева и Сергея Быстрова - в планах уничтожения тверских независимых СМИ?
      - Изначально давайте договоримся разделить эти две политические фигуры. Каждый из них играет самостоятельную партию, и, скажем так, совершенно неизвестно, кто выступает в роли первой скрипки. Проще всего определить роль Андрея Строева и представить его политическое будущее. Вспомните карьеру Виктора Опекунова, недавнего заместителя губернатора, а позже его противника на выборах (ныне депутата Госдумы), и вам все станет ясно. Сейчас я вам расскажу историю, о которой публично никогда не упоминал.
      Когда Владимиром Платовым был найден новый заместитель, никому не известный питерец Виктор Опекунов, естественно, мы захотели узнать хоть что-то о его прошлом. Позвонили в Санкт-Петербург нашим коллегам в одну из газет и через час получили информацию, что несколько лет назад некто Опекунов проходил по громкому делу об исчезновении правительственного конверсионного кредита в несколько миллионов долларов. На следующий день наш журналист был в Питере, а через неделю у нас была толстая папка с жизнеописанием Виктора Опекунова, бывшего директора военного завода. Директор завода, с которого пропал пресловутый конверсионный кредит, и вновь назначенный заместитель губернатора Виктор Опекунов, как вы понимаете, одно и то же лицо.
      Тогда мы не стали публиковать материалы - в разгаре были дела замгубернаторов Гулаева и Волкова, прокуратура работала по делу замгубернатора Румянцева. Будоражить еще раз общественное мнение нам показалось политически неверным. Однако я лично передал папку губернатору Владимиру Платову. Результат вам известен. Губернатор поступил так, как поступил. Хотя, как я понимаю, ФСБ со своей стороны тоже подтвердила наши данные. Опекунов, в принципе, неплохо работал, но через год хлопнул дверью, на выборах сказал о губернаторе все, что думал, и был таков.
      В начале этого года в области появился москвич Андрей Строев. История повторилась, за исключением того, что мы не стали передавать папку губернатору, а перепечатали из нее один материал. Многие помнят эту нашумевшую статью в "Караване" в начале года. При этом губернатор у нас очень предсказуем - его реакция осталась такой же, как и в случае с Виктором Опекуновым.
      В принципе, Андрей Строев, несомненно, квалифицированный промышленный топ-менеджер. Правда, управлять предприятием - не одно и то же, что управлять областью. Кроме его непрерывного мелькания на экране телевизора, где он то коронует красоток, то напутствует механизаторов, единственно внятное его выступление касалось инвестиционной политики области. Мы с удовлетворением отметили, что зазвучала какая-то новая, современная риторика. Напомним, в чем состояли предложения нового первого заместителя губернатора Тверской области, и проанализируем, как обстоят дела по прошествии некоторого времени на самом деле.
      Итак, чтобы у нас заработали новые предприятия и, как следствие, были рабочие места и пополнялась казна, необходимо:
      1. Улучшить законодательство Тверской области. Насколько я могу судить, законотворческую работу по созданию благоприятной среды на территории области ведут по большей части депутаты - члены Тверского союза промышленников и предпринимателей, общественной организации. Во всяком случае, к Андрею Строеву все это имеет самое отдаленное отношение.
      2. Обрисовать на федеральном уровне новый имидж Тверской губернии. В связи с этим Андрей Строев недавно привозил из Москвы два автобуса журналистов, немало при этом, вероятно, раструсив областную казну. Перед подготовкой этой статьи наши службы провели мониторинг российской и мировой прессы за прошлую неделю, чтобы все же узнать, что они там о нас понаписали. Вот что удалось найти.
      В бизнес-журнале "Власть" губернатор Владимир Платов отвечает на вопрос: "Надо ли бороться с курильщиками". Ответ приводим дословно: "Для борьбы с курильщиками надо придумать что-то серьезное. Я начал курить два года назад, с тех пор пытаюсь бросить. Если бы меня как курильщика стали ограничивать в правах, я, может, и бросил бы. А подчиненных я отучаю: сам в кабинете курю, но им не разрешаю".
      Вот и все.
      Правда, по центральному телевидению прошли два сюжета (хотелось бы только сразу предупредить, что Андрей Строев к ним не имеет никакого отношения, - они были сняты телеоператорами "Сегоднячко" в сотрудничестве с газетой "Караван"). Один из них касался возможности выдвижения в мэры Твери чернокожего студента Марселя. Второй был посвящен оршинским болотам и озеру Великое. Кроме этого одна немецкая газета опубликовала переработку статьи из "Каравана", которую, видимо, почерпнули в Интернете, о том же негре Марселе.
      Радио "Свобода" на немецком и английском языках в течение дня вещали на Европу об очередном нападении на газету "Караван", связав это с давлением русской мафии на свободную прессу. Вот и все. Где все же целенаправленная работа заместителя губернатора Строева и его хваленая московская журналистика?
      3. По мнению А. Строева, чтобы инвесторы пошли к нам валом, необходимо организационное обеспечение. Здесь тоже прокол. Один из примеров: когда появился инвестор, купив "ПЭТФ-Химволокно" за 35 млн. руб., первый замгубернатора был явно разгневан, мол, почему вначале не пришли к нему. А, собственно, что они у вас, уважаемый, забыли? В этом и есть суть либеральной экономики, что вы, как чиновник, должны создавать им условия, а вот знаться с вами они не обязаны.
      Так что, обобщая вышесказанное, думается, что Андрей Строев еще пошумит, потом скажет все, что думает о тверяках и губернаторе, и при первой возможности нырнет куда-нибудь в Государственную Думу.
      Что же касается роли другого заместителя губернатора, москвича Сергея Быстрова, то здесь все сложнее, я бы сказал, философичнее, но ответ на этот вопрос давайте отложим на следующий раз.

Фото Анаиды Джилавян

ГЛАВНОМУ РЕДАКТОРУ ГАЗЕТЫ "КАРАВАН + Я" КЛИМОВУ Г.А.

Уважаемый Геннадий Андреевич!
      Являясь постоянным читателем вашей газеты, с большим удовлетворением всегда читаю все основные материалы, публикуемые на страницах газеты.
      Вот с большим вниманием прочитал вашу статью в №49 "Заговор против губернатора". В общем, мне статья понравилась своей правдивостью, открытостью. Лично я не одобряю вашу позицию по защите прав и свобод Гусинского только потому, что этот человек путем мошенничества присвоил незаконно крупную сумму денег, а перед законом все должны быть равны.       Что касается иностранных инвестиций, то, по моему мнению, это такая кабала, из которой в дальнейшем нам никогда не выбраться, и народ наш будет всегда жить в бедности.
      Я вспоминаю послевоенные годы, когда страна наша была в страшной разрухе и мы своим самоотверженным трудом, без посторонней помощи сделали все сами и ни от кого не были зависимы, хотя не скрою - было трудно. Но сейчас не так трудно, как было в те годы.
      Просто нужно сократить налоги, дать свободу нашим предприятиям вкладывать свои средства в развитие экономики и установить строгий контроль за вывозом капитала за рубеж.
      Дать нашим рабочим достойную зарплату и выплачивать хорошую пенсию, чтобы народ почувствовал заботу и мог обеспечить достойную жизнь и старость. И вот тогда буквально за несколько лет наша Россия преобразится и будет развитой страной, просто нужно знать психологию русского человека.
      А в настоящее время большинство нашего народа живет в нищете, в неведении, что будет завтра, и в неверии ни во что и никому, потому что все делают против народа и озлобляют людей. К сожалению, особенно это касается нашей Тверской области. Все находится в страшном упадке, особенно сельское хозяйство, да и промышленность не на высоте. С 37-го места область скатилась на 79-е, с каждым днем все дорожает, особенно это заметно стало в последнее время, когда резко, в два раза, подняли плату коммунальные услуги (газ, электроэнергия); цены на продукты питания (хлеб, сахар, мясо, рыбу и так далее), а также лекарства. Страшно высокая смертность и почти нулевая рождаемость. Вот над чем нужно думать нашему губернатору и его заместителям. Не устраивать заговоры, выяснять отношения и делить власть, а засучив рукава браться за настоящее дело.
      Из вашего досье на трех лиц из аппарата администрации губернатора видно - действительно, пришлые люди со стороны, которые ничего общего не имеют с тверским краем и народом, постоянно плетут интриги, оказывают давление на свободную прессу. И правильно вы говорите, что эти вурдалаки не пройдут.
      Ваша газета "Караван + Я" действительно популярна, пользуется авторитетом среди населения нашего города, любима, читаема ветеранами войны и труда, где вы широко освещаете новости, политическую жизнь. В ней хорошие статьи на военно-патриотическую тему, полезная информация, статьи об истории России и тверского края, криминалистика, фотоматериалы.
      Желаю вашей газете быть такой же независимой и свободной, чтобы решать главную задачу объединения людей. Газета полезная, нужная городу.

С уважением к вам, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран Вооруженных Сил, член президиума городского совета ветеранов войны и труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов
      Олюнин

"ВСТАТЬ К СТЕНЕ СПИНОЙ, ДЕРЖАТЬ РУКИ НА ВИДУ!"
В последние пятнадцать лет об административном стиле управления и командной экономике, построенной Сталиным, написаны многие тысячи книг и статей. Но каким менеджером был сам Сталин, больше четверти века руководивший огромной страной? Об этом рассказывает бывший управляющий делами Совета Министров СССР Михаил Смиртюков.

"БЮДЖЕТ, ТОВАРИЩ СТАЛИН!"

- Михаил Сергеевич, о сталинском периоде правления нередко говорят: "Был культ, но была и личность". Вы согласны с этим?
      
- Человек он был, безусловно, умный и неординарный. А все остальное - результат саморекламы. Я видел, как Сталин постоянно и упорно демонстрировал окружающим, что он человек, который знает больше всех, видит дальше всех и понимает то, чего не могут понимать другие.
      - И как он это демонстрировал?
      
- Ну, возьмем, например, его проходы по коридорам Кремля. Это было одним из своеобразных ритуалов его культа. Идешь с бумагами, смотришь - сам, в окружении охраны. Впереди Сталина метрах в двадцати шел один охранник. А за ним, примерно в двух метрах, шли еще два человека. Полагалось стать к стене спиной, держать руки на виду и ждать, когда он пройдет. Насчет того, как здороваться, никаких указаний не существовало. Я, к примеру, когда он проходил мимо меня, говорил: "Здравствуйте, товарищ Сталин". Он в ответ поднимал правую руку и молча шел дальше. Шел уверенно, размеренно, спокойно, причем смотрел не на того, кто с ним здоровался, а куда-то вдаль, впереди себя. Выражение лица было такое значительное, что я тогда думал: наверное, голова у него занята какими-то особыми мыслями, до которых нам, смертным, и не додуматься никогда. Только раз я видел на его лице другое выражение - полуироническое-полузлорадное. Он шел тогда от Молотова, с переговоров о включении в состав Советского Союза прибалтийских республик.
      - Там произошло что-то особенное?
      
- Чего-то из ряда вон выходящего не случилось: включили и включили. Но я помню, как с руководством Прибалтики возились до того момента, когда они подписали нужные документы. Сотрудники наркомата иностранных дел и ребята из совнаркомовского аппарата Молотова чуть ли не под руки их водили. А как только все было оформлено, отношение к прибалтийским вождям изменилось разом. Их даже замечать как-то перестали. Потом я не раз видел, как они, будто бедные родственники, часами сидят на краешках стульев и диванов в приемных руководства, ожидая, когда их вызовут.
      - А какое впечатление Сталин производил при личном общении?
      
- В том-то и дело, что я разговаривал с ним только один раз, хотя видел его почти каждый день на протяжении двадцати трех лет - с 1930 по 1953 год. С сорок третьего года я был заместителем заведующего секретариатом Совнаркома. А председателем Совнаркома был Сталин.
      - Он вас вызвал к себе?
      
- Нет. Дело было на заседании Совнаркома. В 1940 году, когда Сталин стал его председателем и начал входить в курс дела, он нередко приходил на заседания правительства. Позднее он не заходил на эти заседания месяцами, а то и годами. А с того времени, когда Совнаркомом руководил Молотов, остался порядок: принятые решения немедленно печатались на специальных карточках и передавались на подпись председательствующему на заседании правительства. Так вот, я заменяю заболевшего управляющего делами Совнаркома, а на заседании председательствует Сталин. Точнее, все сидят за столом, а он ходит, покуривая, взад-вперед. В обсуждение он не вмешивался. Как мне говорил Микоян, так же проходили и заседания Политбюро: Молотов председательствовал, а Сталин ходил и слушал. К обсуждению он подключался лишь тогда, когда оно начинало уходить не туда, куда он хотел. Поправит товарищей и снова начинает ходить. Тут мне приносят карточку с решением по первому вопросу. Смотрю, он сел. Передаю ему карточку. Он что-то черкнул. Возвращают мне карточку обратно, а подписи Сталина на ней нет. Только галочка карандашом. Непорядок! Передаю ему эту карточку снова. Он взглянул на нее, на меня и поманил меня пальцем. Подхожу. Он показал на галочку и говорит: "Эта птычка значит: я согласен. Понятно?" Это потом я понял, что он не всегда подписывал документы. Да и работал с ними тоже не очень охотно.
      - И в чем это проявлялось?
      
- Обычно мы приносили все, на чем требовалась подпись Сталина, в его приемную, Поскребышеву. Решения, на которых были все необходимые визы его соратников, Сталин задерживал у себя нечасто. Но было одно почти ежегодное исключение: он, как правило, затягивал до последнего рассмотрение годового бюджета. Члены Политбюро и министр финансов Зверев когда решатся позвонить и напомнить о бюджете, а когда и нет. Мы к Поскребышеву. Он в кабинет: "Бюджет, товарищ Сталин!" Кончалось все всегда одинаково. Вечером 31 декабря Сталин подписывал бюджет, читая или нет - сказать не могу.
      - Для посещения приемной Сталина, надо полагать, тоже существовал особый порядок?
      
- Нужно было позвонить Поскребышеву, рассказать, зачем идешь, и только тогда он давал распоряжение охраннику на входе в приемную пропустить тебя. Обязательно нужно было показать документы. И так по нескольку раз в день. А ведь от дверей моего кабинета до дверей приемной было не больше десятка шагов.

"ПОЧЕМУ ВЫ ПРЯЧЕТЕСЬ?!"

- Сталин боялся покушений?
      - Очень. Поэтому, в отличие от Хрущева и Горбачева, не ходил в народ. Поэтому же принимал очень ограниченный круг людей. Он очень любил смотреть иностранные фильмы, но профессиональных переводчиков на эти просмотры не приглашали. Переводил министр кинематографии Большаков, который толком не знал ни одного иностранного языка. А чтобы не попасть впросак, Большаков предварительно несколько раз смотрел фильм с настоящим переводчиком и заучивал текст наизусть. Он же, кстати, рассказывал мне о страшной мнительности Сталина. Большаков перед одним из просмотров стоял в коридоре, ожидая, когда в кинозал войдут члены Политбюро, которые почему-то задерживались. В момент, когда подошел Сталин, оказался в тени. Сталин не узнал его и закричал: "Кто вы такой?! Что вы там делаете?!" Потом присмотрелся и зло спросил: "Почему вы прячетесь?!" Как говорил Большаков, у Сталина было такое лицо, что он неделю после этого ежесекундно ждал ареста. Но пронесло.
      - Так Сталин совсем не общался с населением?
      
- Почти нет. А его единственная поездка на фронт продемонстрировала, насколько он оторван от реальной жизни. Он переночевал в доме какой-то старушки в деревне под Вязьмой, а когда решил расплатиться за ночлег, выяснилось, что он не знал, сколько нужно платить. К тому же оказалось, что ни у него, ни у кого из его окружения нет с собой денег. Но со старушкой расплатились: вместо денег дали ей все оставшиеся продукты.
      - Но это ведь не повод для того, чтобы верховный главнокомандующий не посещал воюющие войска...
      
- Как мне рассказывал сопровождавший тогда Сталина генерал Иван Серов, вождя очень разозлило обилие охраны. Он проснулся утром, вышел на улицу, а в отдалении за каждым деревом и кустом - по человеку. Он спросил, сколько же людей его охраняют. Серов и компания пытались ему заморочить голову по-чекистски, мол, охраны столько, сколько требует обстановка. Но этот номер не прошел. Сталин приказал вызвать к нему всех командиров рот и увидел, что по кустам разбросано не меньше дивизии. И уж после этого он больше на фронт не ездил.
      - Так как же он ухитрялся руководить страной? С людьми общался мало, документы не любил...
      
- Он лично руководил ограниченным кругом кадров, а уж эти кадры решали все. У него ведь не было соратников, не отвечавших за конкретную отрасль хозяйства. И все важные решения принимались на так называемой "пятерке", включавшей Сталина, Молотова, Маленкова, Берию и Микояна. Реже руководство собиралось "семеркой" - к "пятерке" добавлялись Жданов и Вознесенский. Потом, когда Жданов умер, его место в "семерке" занял Хрущев. Гораздо реже решения принимались "девяткой" - приглашали пару второстепенных членов Политбюро - Калинина, Ворошилова, Кагановича. Так произошло, когда в Красной Армии вновь вводили погоны. Сталин позвал Калинина и спросил, как он к этому делу относится. Тот закурил и отвечает: "А я думаю так: если это поможет делу, если даст возможность укрепить дисциплину в армии, я бы ввел погоны". Погоны ввели. Был случай, когда Сталин советовался и с Ворошиловым. Тогда кто-то из наших профсоюзных деятелей предложил уменьшить крепость водки до 30 градусов. Вроде как и спирт будет экономиться, и с пьянством легче будет бороться. Возникли споры - снижать или не снижать, и Сталин позвал из Политбюро Ворошилова. Тот долго не думал. "Такую водку пить, - говорит, - все равно что зимой ходить в трусах!" Сталин засмеялся, и вопрос сняли.

"КОМУ ГОЛОВА НЕ ДОРОГА, ТОТ ПУСТЬ И ЗВОНИТ!"

- Но ведь главный секрет Сталина был не в том, что он умело руководил "пятеркой" или "семеркой"?
      
- Нет, конечно. Он как никто другой понимал человеческую натуру. Я помню, как он сумел изменить настроение в партийном и советском аппарате осенью 1941 года. Ведь дела тогда были - хуже некуда. Немец под Москвой, город бомбят. В октябре была массовая эвакуация учреждений, больше похожая на паническое бегство. Сам Сталин, как мне говорили, собирался уехать в Куйбышев. Приехал на вокзал, походил вдоль состава, но затем передумал и вернулся в Кремль. И вдруг 6 ноября - торжественное заседание по случаю годовщины Октября на станции метро "Маяковская". Всех привезли, затем к перрону подошли вагоны, в которых были буфеты. А там - все, как до войны. А главное - пиво ленинградское. Знаете, как изменилось настроение? Раз пиво из Ленинграда привезли, значит, и там дела не так плохи, как нам казалось! А на следующий день ко мне прибежал товарищ и говорит: "Пошли на Красную площадь, там сейчас парад начнется!" Мы ведь, работая в Кремле, не знали, что готовится парад. Он в два дня всей стране изменил настроение.
      - Он так же умело пользовался и человеческими слабостями?
      
- Конечно. На страхах играл лучше, чем Паганини на скрипке. Ведь как он давал задания? Всегда или сроки были нереальными, или приказ отдан так, что как ни выполни, все равно будешь виноват. Я помню, он приказал после войны построить на Украине какой-то завод за два года. У предсовмина Украины Коротченко собрались строители, проектировщики и стали доказывать, что в такой срок завод не построить никак. И начали убеждать Коротченко позвонить Сталину. Тот ответил кратко: "Кому голова не дорога, тот пусть и звонит!" И завод построили в срок.
      Знаете, даже тогда чувствовалось, насколько сильно боялись Сталина даже его ближайшие сподвижники. Это ведь сидело где-то там, глубоко, еще многие и многие годы. Доходило до казусов. Уже после 20-го съезда и начала борьбы с культом личности на пленуме ЦК выступал академик Юдин. Партийный философ, но мужик замечательный. Заканчивает выступление - и вдруг по привычке как крикнет: "Да здравствует товарищ Сталин!" В первый момент у многих руки рефлекторно сложились для хлопков. А потом - полная тишина. Юдин сообразил, что маханул лишнего, и говорит: "Извините, я, кажется, ошибся..."
      - А неясные приказы - это как?
      
- Как-то он шел по ЦК мимо отдела по работе с женщинами и вдруг услышал, что там все громко смеются. Он остановился, повернулся к охраннику и сказал: "Чтобы этого больше не было!" Охранник передал, кажется, Маленкову. Тот стал ломать голову: чего чтобы больше не было - смеха, отдела или его сотрудников? Долго думали, пока наконец не приняли компромиссный вариант - ликвидировать отдел, но людей, работавших в нем, не сажать.

Евгений Жирнов

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru