Архив номеров

    ПАМЯТЬ
  ВСТРЕЧИ С МАРШАЛАМИ
Мы уже публиковали в №35 "Каравана" (04.05. 2000 г.) воспоминания ветерана Великой Отечественной войны Дмитрия Григорьевича Винокурова о боях в окружении под Вязьмой в 1942 году. Последующая его служба была тоже насыщена многими интересными событиями.

- Во время войны я несколько раз видел и даже сопровождал по переднему краю маршала Жукова и будущего маршала Рокоссовского. Обычно офицеры моего уровня, то есть капитаны, майоры, стремились на глаза столь высокому начальству не попадаться, памятуя давнишнюю солдатскую поговорку: "Держись подальше от начальства, а поближе к кухне и при неясной ситуации ложись спать". Однако мне как офицеру оперативного отдела штаба армии не всегда удавалось выполнять эту заповедь, поскольку по долгу службы нужно было часто быть именно на глазах командиров. Если сравнивать авторитет, заработанный этими двумя популярными в войсках военачальниками, то могу сказать, что Жукова больше боялись, а Рокоссовского больше любили. Мои личные симпатии были больше на стороне последнего.
      Выполняя обязанности офицера связи штаба армии, мне как-то пришлось визировать карту с уточнениями замысла командующего армией у командования фронтом. К начальнику штаба фронта я попал сразу после приезда с аэродрома. Через пять минут после прихода в блиндаж я уже был у Жукова. Напротив, к члену Военного Совета фронта Булганину можно было попасть только на следующий день. Меня поразил тогда различный по численности обслуживающий персонал у трех военачальников: у нач-штаба фронта Соколовского в приемной сидел один адъютант, у Жукова - адъютант и офицер, а у Булганина сидело человек пять политработников высокого ранга, два телефониста, личный повар, официант с подносом, который волновался, что остынут паровые котлетки, приготовленные специально для члена Военного Совета. Из разговора в приемной я узнал, что Булганин не кушает жареных котлет. Срубленный саперами дом рядом с блиндажом Булганина был в два раза больше, чем у Жукова. При доме была внутренняя охрана, чего не было у Жукова и Рокоссовского. Процедура визирования документа у Жукова была простой и недолгой. Я входил в приемную и говорил адъютанту, что у меня пакет серии "К" (что означало "вручить лично"). Он заходил к Жукову и докладывал, что прибыл офицер связи с пакетом. Перед тем как меня впустить к командующему, адъютант срезал печать на пакете и отрезал край пакета, чтобы адресат не тратил время на распечатку. Когда я входил и представлялся, маршал, ничего не говоря, сидя, протягивал руку за пакетом, разворачивал полученную карту, смотрел на нее, делал несколько пометок на своей большой рабочей карте и отдавал карту мне обратно. На это тратилось несколько минут. По возвращении карты я обычно спрашивал: "Разрешите идти?" В ответ - кивок головы, реже - "Идите". Вот и весь диалог капитана с командующим фронтом.
      Рокоссовского я тоже встречал во время войны. Большинство офицеров, которых я знал тогда и после войны, искренне уважали Рокоссовского и как военачальника, и как человека. Впоследствии, когда маршал Рокоссовский стал министром обороны Польской Народной Республики, я служил советником в Генштабе Войска Польского. Могу утверждать, что и польские офицеры очень уважали своего "маршалка". Как-то в разговоре с отъезжающим в Польшу польским офицером - бывшим адъютантом Рокоссовского, уже живя в СССР, в 1956 году после известных событий в Польше маршал горько посетовал: "Вся моя беда заключается в том, что в Польше я - русский, а в России я - поляк".
      Упомяну о детали, характеризующей личность маршала. При отъезде из Польши в СССР все свое личное имущество Рокоссовский раздарил людям, обслуживавшим его как министра ПНР. Даже картины. Ничего не взял, кроме своей любви к Польше.
      Кстати, взаимоотношения внутри польской армии складывались под влиянием Константина Рокоссовского и характеризовались, на мой взгляд, одним словом - культура. Под словом "культура" я понимаю не только грамотность. Взаимоотношения между польскими офицерами, начальниками и подчиненными были значительно уважительнее, чем в нашей армии в то время. Я ни разу не наблюдал случаев унижения подчиненного начальником. Этим польская армия выгодно отличалась от нашей.

А ТА ВОЙНА ВСЕ НЕ ОТПУСКАЕТ НАС
К 55-летию Победы в Твери вышли из печати две книги и два журнала, рассказывающие современному поколению об ушедшей в историю Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. и об участии в ней наших земляков.

Если следовать хронологии описываемых событий, то упомянуть первой надо книгу "Тверичи на Параде Победы", созданную коллективом авторов (Е.А. Дроздовский, Н.К. Захаров, М.Д. Ионов, И.И. Скок, Ю.Г. Тюлин, Н.А. Чохонелидзе, Н.А. Якиманский) и выпущенную издательством ЗАО "Литера-М". Читатель впервые узнает, что в параде 7 ноября 1941 года участвовали и наши земляки, в числе которых в книге представлены В.В. Глуздовский, С.С. Синицын, И.Г. Сушков. Со страниц смотрят на нас ветераны, разгромившие фашизм, прожившие прекрасную, долгую жизнь и только на пороге нового века ставшие известными для нас.
      Свыше 60 наших земляков четыре года спустя маршировали по Красной площади на Параде Победы. Книга продолжает традицию, начатую еще доброй памяти генералом И.А. Долговым - составителем ставшей уже редкостью книги "Золотые звезды калининцев" (1983 г.). По сути, герои - это не только те, кого отметили Золотой звездой, но и все, кто дошел от Москвы и Твери до Берлина и по счастливой для них случайности зачислен в мае 1945 года в сводные полки участников Парада Победы. Еще живут среди нас эти, на первый взгляд, ничем особо не выделяющиеся люди, а на поверку - особые люди, представители далекого, героического времени.
      К сожалению, составители не избежали некоторых распространенных в советской военно-исторической науке штампов при описании и характеристике предвоенных событий на международной арене и в СССР. Очень вскользь (впрочем, объем книги, наверное, не располагал к подробностям) упомянуты месяцы поражений Красной Армии в 1941-1942 годах по вине военно-политического руководства. Дух статей, предваряющих перечень участников Парада Победы, носит традиционно где чуть-чуть, где полностью лакировочный характер, делая упор на восхваление героизма советских людей и на наши победы. А это не всегда имело место.
      К упущению составителей следует, на мой взгляд, отнести отсутствие всякого упоминания о Ржевской битве 1942-1943 гг., которое следовало бы по логике событий разместить в книге между главами "Битва под Москвой - предвестник Победы" и "Сталинград. Ни шагу назад". Ни слова о боях под Ржевом - это несправедливо для тверской и ржевской земли и наших земляков, участников страшных и долго замалчиваемых "боев местного значения".
      Этот пробел восполнил журнал "Русская провинция" №2 за 2000 год, опубликовав статью Олега Кондратьева "Неизвестная Ржевская битва", в которой в сжатом виде описываются масштабы схватки двух гигантских групп армий, роль ржевских (годичных по продолжительности) боев в общей картине сражений с фашизмом на советско-германском фронте и о гигантских потерях Красной Армии, понесенных на тверской земле. Здесь наши военачальники и полководцы, включая Жукова и Конева, терпели неудачи.
      Будем надеяться, что в Твери рано или поздно выйдет еще одна книга, посвященная долго замалчиваемой Ржевской битве.
      И все-таки наш народ победил фашизм, наш солдат дошел до Берлина. Тиражом в 500 экземпляров под общей редакцией полковника в отставке Л.П. Сверкунова издательство ГЕРС выпустило отличную книгу "Тверитяне в победоносном Берлинском сражении". Видимо, ветераны решили отойти от спорных, порой скользких тем о причинах войны, характеристиках операций и прочего, что может вызвать критику и недоумение. В этой книге приведены только перечень участников Берлинской операции, краткие описания их биографий и личные воспоминания об отдельных боевых эпизодах. В этом-то и состоит прелесть сборника, в этом он и выигрывает перед вышеупомянутой книгой. Проигрывает только в тираже, но это уже не вина составителей.
      Военная тема неисчерпаема. Всю правду о Великой Отечественной войне, в период которой шла смертельная борьба за физическое существование нашего народа, нам вряд ли когда удастся познать. Тем драгоценнее информация, которую предоставляют ветераны и независимые исследователи в скромных книжечках, подобных вышедшим в Твери в год 55-летия Победы.
      По-своему подошел к освещению военной тематики в юбилейный год журнал "Домовой". Воспоминания гвардии подполковника в отставке Александра Дмитриевича Виноградова, бывшего артиллериста, участника сражений под Харьковом, Сталинградской и Курской битв, и документальная повесть Анны Николаевой о бывшей старшине медицинской службы, участнице боев под Ржевом Екатерине Корольковой не могут оставить равнодушным любого читателя, внимательно читавшего в номерах за 2000 год личные повествования и переживания ситуаций давно ушедших событий. Герои публикаций "Домового" не были ни на каких парадах - не всем же фронтовикам повезло участвовать в громких мероприятиях. Зато про них можно сказать, что такие "работяги войны", как Виноградов и Королькова, вынесли на своих плечах всю безмерную тяжесть военного лихолетья.
      Воспоминания правдивы, придумывать ветерану ничего не надо - реальные эпизоды боев рельефнее любой фантастики. А потому слова, как выстрелы из пушки, фразы короткие, как очередь из ППШ, но веришь им безоговорочно.
      А уж сколько пришлось вытерпеть врачам и санитаркам на фронте, сколько душевных мук выпало на их долю - это могут рассказать только они, фронтовые медики. "Не может забыть Катюша молоденького бойца с тяжелым ранением брюшной полости. Лежит перед ней с развороченными внутренностями, кишки рядом, в полном уме, и только твердит жалобно: "Девчонки, помогите, пожалуйста, не бросайте меня". Но помочь ему было невозможно. Так и стоит в глазах застывший ужас, который забыть нельзя".
      Доброе дело сделал "Домовой", но, к сожалению, его возможности не позволяют опубликовать интереснейшие материалы единым целым - он вынужден преподносить читателю кусочки текста, между которыми месячный по продолжительности временной разрыв. Нет эффекта залпа.
      Еще с большим сожалением приходится говорить о невозможности для ветеранов издать свои воспоминания отдельной книгой: найти на это деньги им, пожилым людям, не под силу. Советам ветеранов - да, выделят толику средств, но чтобы отдельному автору, тому же Виноградову, получить деньги для своей книги? Невозможно. Потому и пишут они в стол, надеясь кто на внуков, кто на архив, куда сдают написанное.
      ...Ветераны войны тихо и незаметно уходят в историю, их становится все меньше и меньше, голос их все тише и тише, и некому будет вскоре про войну сказать молодому человеку: "Я видел, помню..."

Подготовил Борис Ершов

К 55-Й ГОДОВЩИНЕ ПАРАДА ПОБЕДЫ. УРОЖЕНЦЫ ТВЕРСКОГО КРАЯ НА ПАРАДЕ 1945-ГО
В этом году, 24 июня, исполняется 55 лет со дня проведения в Москве Парада победителей. В Твери живут фронтовики - участники парада. Всего их насчитывается 55 человек, и из них 13 уроженцев Твери и области.

История военных парадов России насчитывает несколько столетий. Изначальный смысл парада - это показ своему народу доблестных воинов и оружия как перед битвами, так и после победы. Идея Парада Победы в столице, по воспоминаниям маршала СССР Г. Жукова, принадлежала И. Сталину. Она была высказана на совещании в Кремле 19 мая 1945 года, где обсуждались планы Японской кампании.
      Сталин, обращаясь к Жукову, спросил: "Не следует ли нам в ознаменование победы над фашистской Германией провести в Москве парад и пригласить наиболее отличившихся героев - солдат, сержантов, офицеров и генералов?" Знаменательно, что "солдат" у Сталина стоял на первом месте.
      План проведения парада предусматривал прохождение торжественным маршем войск всех фронтов, ВВС, ВМФ и воздушный парад боевых самолетов. От каждого фронта планировалось по одному сводному полку (1056 человек) и 36 знаменосцев. От полка ВВС по неизвестной причине позже отказались и в состав фронтовых полков ввели роты летчиков. Полк ВМФ сохранился.
      Кроме фронтовиков в состав парада включили слушателей военных академий, некоторых училищ, суворовцев и нахимовцев, полк НКВД и даже Центральную школу собаководства. Планировалось участие военной техники - танков, САУ, "Катюш", артиллерии и мотоциклистов, а также - ВДВ на автомобилях. Было решено, что сводные полки возглавят командующие фронтами.
      Встал вопрос и о знамени парада. Вспомнили о Знамени Победы, водруженном в кровопролитных боях над Рейхстагом. Оно в то время находилось в Берлине. Это было знамя 150-й стрелковой гвардейской дивизии.
      В плане парада предусмотрено было бросить наземь к подножию мавзолея Ленина, к ногам правительства СССР все захваченные в боях фашистские штандарты и знамена. А чтобы не осквернить русскую землю - изготовить деревянный помост для фашистской атрибутики и потом помост сжечь. Встали вопросы: кому принимать парад, а кому командовать? Логично предполагалось, что принимать парад будет верховный главнокомандующий. Однако Сталин решил иначе. За шесть суток до парада он вызвал к себе на кунцевскую дачу Жукова и объявил: "Вам придется принимать парад, а командовать парадом будет Рокоссовский!"
      По плану для каждого сводного полка был запланирован специальный военный марш. В состав оркестра было включено 1200 музыкантов.
      Тверичанин, боевой истребитель, полковник Н.И. Филатов вспоминает: "В конце мая - вызов в штаб полка. Там получаю приказ - прибыть в Берлин. К приезду там уже были летчики, танкисты, пехотинцы и другие. Зачем собрали? Что дальше? Никто не знал. Срочно посадили всех в эшелоны и поехали на восток. Только в Москве узнали - будем готовиться к параду. Всего ожидал, только не этого! После приезда - Сандуновские бани и затем отличное питание".
      В сводные фронтовые полки включались шесть рот пехоты, по одной роте летчиков, танкистов и артиллеристов. А также - одна рота сборная: кавалеристы, связисты и саперы. Участники парада были вооружены: пехота - винтовками и автоматами "ППШ", летчики и танкисты - пистолетами, а все остальные - карабинами "за спину". Кавалеристам, кроме того, полагались шашки.
      Всем 12 тысячам участникам парада в Москве срочно, всего за месяц, сшили по индивидуальному заказу парадную форму и обувь (летчикам и морякам - ботинки, остальным - хромовые сапоги).
      И началась строевая подготовка в Лефортове, Тушине и во всех местах, где были плацы, по 6-8 часов ежедневно. Жили в основном в палатках. Конечно, после боев, фронта воинам строевая давалась с огромным трудом. И особенно - морякам. Но питание было отличным (по 2-3 "усиленных" блюда трижды в день - такое на фронте не часто бывало), настроение - прекрасное! Да и к ужину сто наркомовских граммов добавляли сил и энергии. И позволили подготовиться к параду "на отлично" (оценка К. Рокоссовского).
      Участник парада, летчик, полковник Е.А. Дроздовский особо отметил "эффект "Казбек": "Нам ежедневно выдавали по пачке "Казбека". Открываешь, а там золотом поздравление: "Привет победителям!" И так в каждой пачке. Откроешь утром - душа день поет!"
      Особое внимание было уделено подготовке военной техники. Гвардии полковник Н. Чохонелидзе (участник Парада Победы и еще 22 парадов) вспоминает: "Никогда потом я не видел, чтобы так тщательно готовили автомобили, танки, САУ, мотоциклы к параду. Специальный бензин и солярка (чтобы без дыма!). Все агрегаты проверяли специалисты заводов-изготовителей. Составляли акты. А НКВД контролировал все, чтобы не допустить оплошности, ошибки или чего-либо еще... Все баки с горючим были под пломбами, а технику охранял специальный караул. И в итоге - на параде ни одного отказа техники!"
      Знамя Победы, а им стало четырежды простреленное в боях знамя 150-й СД, было торжественно доставлено самолетом из Берлина за 4 дня до парада. Накануне в Берлине прошел митинг воинов у Знамени. И затем экипаж ВВС (командир, старший лейтенант П. Жилкин, штурман, лейтенант Г. Попов и бортрадист, старшина И. Иванов) доставили в Москву с особыми почестями знамя в эскортировании героев М. Егорова, М. Кантария, И. Сьянова, С. Неустроева и К. Самсонова (все они водружали флаг над столицей фашистов). Самолет приземлился на Центральном аэродроме. Знамя было встречено почетным караулом. Тут, на летном поле, Знамя Победы из рук Ильи Сьянова приняли назначенный знаменосцем Герой Советского Союза, гвардии старшина И. Папышев и сержант П. Маштаков. С аэродрома Знамя увезли в Кремль под охрану почетного караула.
      Парад Победы 24 июня 1945 года для его участников начался с подъема в шесть утра, и уже к восьми утра все были в строю на Красной площади. К девяти утра заполнились гостевые трибуны. Начало было назначено на 10 утра. Погода в этот день выдалась не лучшая: с утра моросил дождь. Но парад есть парад.
      Около десяти утра на трибуну мавзолея поднялись верховный главнокомандующий И. Сталин, члены правительства и ЦК ВКП(б). И ровно в десять утра из Спасских ворот Московского Кремля на белом коне выехал маршал Г. Жуков. Командующий парадом К. Рокоссовский скомандовал: "Парад! Смирно!" Грянул гимн гениального М. Глинки "Славься!" Потом тишина. На гнедом коне К. Рокоссовский отдал рапорт Г. Жукову и доложил о готовности войск к параду. Оба объехали строй войск, приветствуя каждый полк. В ответ на поздравления - мощное русское "ура". Затем маршал СССР Г. Жуков поднялся на трибуну мавзолея, встал справа от Сталина и произнес речь: "Победу над Германией мы завоевали ценой тяжелых жертв. В жестоких боях с врагом смертью храбрых пало много наших боевых друзей - лучших сынов и дочерей нашего народа. Вечная слава героям, павшим за нашу Советскую Родину!"
      По окончании речи Г. Жукова над Красной площадью прозвучали гимн Советского Союза и 50 артиллерийских залпов салюта. Раздалось троекратное "ура".
      По команде К. Рокоссовского началось прохождение торжественным маршем при развернутых 36 боевых знаменах сводных полков от каждого фронта.
      Замыкали эту часть парада моряки всех флотов, а также герои Дуная, Днепровской флотилии. Вел колонну ВМФ Герой Советского Союза вице-адмирал В. Фадеев. В этой колонне шел уроженец Твери Анатолий Арсеньтьевич Мазепов, тогда еще молодой курсант Высшего ВМУ им. М. Фрунзе. До 1954 года А. Мазепов служил в ВМФ, а затем работал в Калинине, Новороссийске, Одессе штурманом. И потом опять - на командных должностях в Московском речном пароходстве в Калинине до пенсии.
      После прохождения моряков вдруг смолк оркестр. Раздалась дробь 80 барабанов оркестра. Особый батальон - 200 воинов в черных перчатках - пронес склоненные знамена гитлеровцев с личным штандартом фюрера и бросили их в бесславие на деревянный помост у мавзолея. Позже помост и перчатки были вывезены за пределы столицы и на свалке сожжены... Участник парада тверичанин Станислав Проскурин потом напишет:
      
      Четыре года - бой.
      Россия - за спиной!
      Не выжить было проще...
      Особый батальон
      поверженных знамен
      Вступил на площадь!
      За смерть и за Москву,
      за девичью красу,
      За Ленинграда стужу,
      за вдовью седину.
      За всю мою страну
      летят знамена в лужи!
      Над площадью плывет,
      куда-то вдаль зовет
      Звук марша
      бесконечный...
      Особый батальон
      поверженных знамен
      Уходит в вечность!

      
      P.S.
Конечно, не все тверичане - участники Парада Победы - упомянуты в этой статье, не все живут в родных местах. Редакция и автор верят, что список славных наших воинов пополнится. И благодарны всем за письма и сообщения.
      И всем ветеранам желаем здоровья и счастья!

ФРОНТОВИКИ, НАДЕНЬТЕ ОРДЕНА
(Окончание. Начало в №45.)

Орден Нахимова двух степеней был учрежден тем же указом ВС СССР, что и орден Ушакова (а также к ним две медали) в марте 1944 года для награждения военных моряков "...за выдающиеся успехи в разработке, проведении и обеспечении морских операций". Всего за время войны было произведено 80 награждений (I степени) и 460 (II степени).
      В период Великой Отечественной войны подвиги воинов отмечались также орденами и медалями, учрежденными в довоенный период: орден Ленина (05.05.1930 г.), звание "Герой Советского Союза" (16.04.1934 г.) и "За отвагу" (17.10.1938 г.).
      Орден Ленина является высшей наградой СССР, и им отмечаются "...особо выдающиеся заслуги в революционном движении, трудовой деятельности и защите Социалистического Отечества". В 1980 году Президиум ВС СССР дополнил положение об ордене "...за развитие дружбы и сотрудничества между народами".
      Орден Ленина вручается Героям Советского Союза, Героям Социалистического Труда и крепостям, которым присвоены звания "город-герой".
      Орден Ленина изготовлен из золота. Заметим, что тверичанин А. Туполев был награжден этим орденом 6 раз.
      Орден Красного Знамени - это первый советский общесоюзный орден (01.08.1924 г.) для награждения "...за особо значительные подвиги, совершенные с риском для жизни". Орденом №1 награжден генерал-майор авиации М. Бурцев. Семь раз эта награда вручалась маршалу авиации И. Потыго, генерал-полковнику авиации И. Кожедубу.
      Орден Красной Звезды вручался "...за большие заслуги в деле обороны СССР как в военное, так и в мирное время, в обеспечении Госбезопасности". Этим орденом могли награждаться и военнослужащие иностранных государств. Первым кавалером ордена стал В. Блюхер за операцию на КВЖД в 1929 году.
      До войны было произведено 21500 награждений, а во время ВОВ - 2860 тысяч. Самый массовый орден.
      Герой Советского Союза - это высшая степень отличия, введенная постановлением ЦИК СССР в 1934 году. А вот медаль "Золотая Звезда" (выполнена из золота) была введена лишь спустя 5 лет. В положении говорится: "звание Героя является высшей степенью отличия и присваивается за личные или коллективные заслуги перед советским государством, связанные с совершением героического подвига". Герою Советского Союза вручается "Золотая Звезда" и Грамота Президиума ВС СССР. Впервые эти звания были присвоены шести летчикам М. Водопьянову, Н. Каманину и другим за спасение экипажа "Челюскин". Трижды высокое звание героя удостоены А. Покрышкин (1943 - дважды, 1944 г.), И. Кожедуб (1944 - дважды, 1945 г.) и маршал Советского Союза С. Буденный (1958, 1963 и 1968 гг.). А маршалу Г. Жукову эта награда присуждалась четырежды (1939, 1944, 1945 и 1956 гг.).
      За весь период ВОВ Героями Советского Союза стали 11038 воинов (из них 104 дважды).
      Из наших земляков первыми эту награду получил "асс №1" М. Громов (28.09.34 г.), П. Коробков (1936 г.) и И. Гвоздев (1938 г.).
      Среди тверичан есть и дважды Герои - истребитель А. Алелюхин, штурмовик В. Андриянов, летчик А. Смирнов, маршал М. Захаров и космонавт О. Макаров.
      Всего в Тверской области звание Героя Советского Союза получили 331 человек за боевые подвиги. 55-ю годовщину Победы в Твери встречают пять героев - Н. Масленников. М. Смирнова, А. Николаев, И. Кашкаров, П. Сидоров. А Н. Сальникову за подвиги во время войны недавно присвоено звание "Герой России".

Подготовил Игорь Красяков

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru