Архив номеров

    ГУБЕРНСКИЙ ДНЕВНИК
  ЧТО ОЖИДАЕТ ТВЕРСКОЕ ЗАВОЛЖЬЕ?
Попадая сегодня на средневековые извилистые улочки старинных городов, ловишь себя на мысли, что хотя выглядят они очень романтично, но жить в таком строительном хаосе очень и очень неудобно.
      Но не ожидает ли подобное "средневековье" нас в ближайшем будущем? То там, то здесь встречаются строения, которые совершенно не вписываются в архитектурный образ города, а могут и дорогу перегородить. О проблемах застройки Заволжья поведала "Каравану" архитектор Заволжского района Твери Раиса Тарасенко.

- Раиса Павловна, каковы общие перспективы развития Заволжского района?
      
- Будет продолжаться застройка микрорайона "Юность", новые дома появятся на улице Хромова, вдоль ветки железной дороги на Васильевский Мох и в ближнем Заволжье.
      - Правда ли, что в районе улицы Паши Савельевой планируется строительство автостоянки?
      
- Да, автостоянка там расположится рядом с сауной. Ее обустройством будет заниматься ООО "Пантера". Вообще-то по поводу этого строительства должен был состояться аукцион, но, кроме "Пантеры", никто ни обратился. Автостоянка эта будет носить временный характер и просуществует лишь до тех пор, пока сюда не дотянется Молодежный бульвар. Тогда это место должно стать зеленой зоной.
      - Значит, автостоянка будет до тех пор, пока там не посадят деревья?
      
- Пока здесь не возникнет общегородская зона общественных зданий.
      - Наш интерес к данному вопросу вызван тем, что если на Западе автостоянки делают благоустроенные и зачастую многоуровневые, то у нас это, как правило, просто некая территория, огороженная забором. А вот планируется ли в Заволжье капитальные благоустроенные автостоянки?
      
- Тогда это уже не автостоянки, а гаражи. У нас в Заволжье действительно планируется такой двухэтажный гараж в районе улицы Фрунзе на границе с промзоной, другой такой гараж построят на улице Луначарского.
      - Эти сооружения будут подземные или надземные?
      
- Надземные. У нас нет таких средств, как в Москве, необходимых для осушения, а грунтовые воды стоят менее чем в двух метрах от поверхности. Так что наши гаражи будут надземные рамповые, поскольку, если делать подъемники, это опять же большие затраты.
      - Давайте, Раиса Павловна, теперь из "Юности" переместимся в ближнее Заволжье. Какая судьба ожидает, например, "дом привидений", стоящий напротив Управления внутренних дел и пугающий проезжающих по Ленинградке своими пустыми оконными проемами?
      
- Этот дом относится к федеральной собственности УВД, но недавно я узнала, что этот дом кому-то передается, и, будем надеяться, новый хозяин приведет его в порядок.
      - А что у нас творится в Затверечье? Когда-то оно было единым архитектурным комплексом, теперь же там возводятся коттеджи, спешно и довольно хаотично. Одним из таких сооружений недавно была заслонена старинная церквушка, раньше хорошо видимая из центра. Контролируется ли кем-либо застройка Затверечья?
      
- Теперь существует сетка улиц, и любое строительство, которое намечается в течение последних пяти лет, согласуется с Комитетом по охране памятников. Но еще строятся коттеджи, спроектированные до того, как были приняты охранные зоны, которые регламентируют, в частности, высоту сооружений. Против их строительства мы ничего не можем поделать. Люди имеют утвержденные проекты, по ним и строят. Никто не имеет права отменить такое строительство.
      - Будет ли продолжаться строительство Комсомольского проспекта? Не появилось ли на пути его прокладки новых сооружений? И, наконец, пустят ли по Комсомольскому, как намечалось, троллейбусы?
      
- Пока дано задание на проектирование Комсомольского проспекта до бульвара Шмидта. Что касается дальнейшего, то, по нашим данным, на пути дальнейшего продвижения проспекта к Красинскому мосту появился один лишь деревянный двухэтажный жилой дом. Но его обитатели, в принципе, не против сноса. А вообще на дальнейшее строительство пока нет денег. Троллейбус же, по слухам, хотят пустить по бульвару Шмидта, но с градостроительным заданием по данному вопросу к нам не обращались.
      - Планируется ли в Заволжье помимо строительства реконструкция жилищного фонда?
      
- Да, такие работы фирма "Тверца" собирается проводить в районе улиц Мусоргского и Шмидта. На домах будут надстраиваться мансарды и одновременно заменяться обветшавшие коммуникации.

Борис Гуров

НРАВСТВЕННОЕ ПРАВО
Дождались приезда в Бологое нового начальника Октябрьской железной дороги и услышали, что готов приказ о расформировании движенческих подразделений, и, как говорят, не только на Бологовском железнодорожном узле, но и во Ржеве, и в Твери.

У бологовцев такие новости не укладываются в голове. Здесь еще не успели пережить крушения Бологовского отделения Октябрьской железной дороги. Тогда в один присест по всем пяти направлениям железнодорожных веток на Сонково, Осташков, Валдай, Москву и Питер в одночасье рухнула система, которая держала не просто железнодорожный узел, а многие тысячи семей железнодорожников в самой железнодорожной столице и на ее маленьких станциях и разъездах. Остались надолго беспризорными ведомственные школы, детские сады и клубы. Совершенное преступление произошло со знаменитой Бологовской железнодорожной больницей, отметившей 100-летие - она закрыта, выселен медперсонал, а о судьбе больных даже упоминать не хочется.
      Теперь в город железнодорожников пришла новая "революция". Его жители в полнейшем недоумении и думают не столько о себе, сколько вообще о судьбе железнодорожного узла: что значит реорганизовать Бологовское подразделение службы движения? Ведь через станцию не просто ходят поезда. Здесь формируются и отправляются составы во все концы страны. Здесь день и ночь стучат колеса на стыках - и это не метафора. Здесь мало кто работает только днем: здесь ходят в смену, сменяются на сутки, заступают в ночь. Здесь даже отсчет суток начинается с 18-ти часов, а не в полночь, как принято.
      А участь Бологовского арматурного завода, ставшего в последние годы гордостью тверского края? Предприятие вышло на выпуск запарной арматуры высокого класса, о которой только мечтала наша коммуналка. Состоялись интересные совместные проекты с тверским заводом "Центросвар" по производству газовых баллонов. И теперь непонятная для людей круговерть с акциями арматурного. Кто будет его хозяином? Что будет с рабочими? Не скупают ли завод, чтобы уничтожить как опасного конкурента на рынке столь дефицитной отечественной продукции?
      Давайте вспомним, что всего несколько лет назад Бологое отмечало свое 500-летие. Отмечало именно в День железнодорожников. За многие десятилетия этот профессиональный праздник стал для города святым - не оставалось семьи, хоть каким-то боком не причастной к паровозному гудку со времен строительства Николаевской дороги. Именно тогда на перепутье между Москвой и Петербургом затеплилась здесь настоящая жизнь. В амбарных книгах завели запись не только питейным лавкам, но железнодорожным казармам и будкам.
      В годы Великой Отечественной войны, в дни жесточайшей Ленинградской блокады Бологовский узел так и остался прифронтовой полосой - его никак нельзя было сдать немцам. Здесь под бесконечными бомбежками формировались воинские эшелоны на Старую Руссу, на Торопец, под Москву, где шли кровавые бои и где наша армия ждала подкрепления из Бологого.
      Потом всем миром восстанавливали город. Как гласит предание, однажды на перроне бологовского вокзала вышел из литерного поезда Никита Сергеевич Хрущев. Ему и передали прошение о строительстве в городе какой-нибудь промышленности - пришло время чем-то "разбавить" железнодорожную республику. Каково же было удивление, когда действительно в считанные месяцы на станцию стали прибывать строительные блоки для нового завода "Строммашина". Потом наперегонки с ним взялись за возведение арматурного...
      Раньше бы, глядя на нынешнее состояние потерянности и бесхозности достаточно крупной в области административной единицы, кто-то не преминул сказать: "Неужели советской власти нет в городе?" Печально улыбнувшись, сегодня серьезно подумаешь о другом: неужели власти нет дела до людей, которые кормили ее? Неужели монопольное право решать, вернее, бездумно рубить сплеча по живому, есть только у МПС? Неужели теперь, когда город поднялся, все пойдет в обратном порядке и придется переписывать Большой энциклопедический словарь?
      Лихая переделка собственности идет далеко не в пользу города. Уже сейчас безработица и безверие в завтрашний день аукнулись в Бологом большой бедой: быть одним из лидеров по наркомании, воровству, грабежам - доля незавидная.
      Какими трудами становился город, и сколько людей жизнь на это положили! Обратимся снова к славной истории бологовского края, и на этот раз нам поможет Виктор Сычев, художник, поэт и краевед, по крупицам составлявший летопись родного заозерья.
      Одним из первых незаурядных и общественно-значимых событий в его истории ушедшего столетия должно считать существование Бологовской городской Думы. Ее выборы состоялись 20 августа 1917 года, а 14(28) сентября уже можно считать днем рождения бологовского городского самоуправления. Председателем Думы избрали доктора земской больницы, хирурга Бориса Куликова. Потом было внеочередное заседание думцев в день Октябрьского переворота. Потом в Бологом образовали военно-революционный комитет, объявивший о всей полноте власти. И все-таки для городского самоуправления не существовало ни революционного порядка, ни революционного беспорядка: она продолжала заниматься будничными делами. И какими!
      "Порядком снабжения населения дровами" - зиму 1917-1918 бологовцы прожили в тепле: дрова были заготовлены, выкуплены и вывезены на городские склады. Укреплением городской милиции. Созданием отрядов самообороны. В Бологом не было эпидемий, хотя город был переполнен беженцами, войсками. При городской управе и под ее контролем срочно организовалось "Общество по закупке продовольствия" для города Бологое. Решались квартирные вопросы. "Исходя из соображений, что город не имеет нравственного права оставлять на произвол судьбы очутившихся по каким бы то ни было причинам под открытым небом..."
      Давайте услышим тот голос из далекого 1917-го: город не имеет нравственного права оставлять на произвол судьбы...
      Очень подходит та резолюция для сегодняшнего времени: нет у власти нравственного права оставлять и город, и горожан на произвол судьбы, а вернее, на произвол чиновников из МПС.
      Вот такие исторические коллизии. Вот такие коллизии сегодняшнего дня. Что о них останется в истории бологовского края? Что напишет о Бологом энциклопедический словарь в новой редакции?

Маргарита Сивакова

ГУДОК ЗАВОДСКОЙ
"И мы не время с тем гудком, мы с ним судьбу свою сверяли", - поется в известной песне. Услышав в семь утра гудок Тверского вагоностроительного завода, я машинально смотрю на часы. Возрожденный гудок уже стал чем-то таким привычным, повседневным. Это тоже лицо Твери, достопримечательность, только ее нельзя увидеть. И, как всякая достопримечательность, гудок вагонзавода тоже имеет свою историю.

Чтобы узнать историю гудка, я отправился в музей Тверского вагоностроительного завода. Здесь историю завода бережно хранит директор музея Лариса Хохлова, и гудок - один из экспонатов. Лариса Борисовна подводит меня к стенду, и я убеждаюсь, что гудок можно не только увидеть, но и потрогать руками. На стенде красуется напоминающий снарядную гильзу механизм. При выпуске пара возникает звук, который мы теперь слышим каждое утро.
      А впервые этот звук разнесся над Тверью еще в конце прошлого века, когда на сданной в аренду французскому акционерному обществу "Диль и Бакалан" земле были построены заводские корпуса "Верхневолжского общества железнодорожных материалов".
      В дореволюционное время на заводе давали три гудка. Первый за два часа до начала смены будил рабочих. Одновременно со вторым гудком открывались заводские ворота, с третьим - табельщики начинали сверку номеров рабочих. В полдень свисток извещал людей об окончании дообеденной работы, а в 13.15 он вновь звал их к труду. По этому сигналу табельщики вторично сверяли номера рабочих. Вечерний сигнал извещал об окончании рабочего дня.
      По словам Ларисы Борисовны, когда в начале двадцатого века на вагонном начались волнения, гудок также принимал участие в революционных событиях, созывая рабочих на митинги. А 1 октября 1925 года после длительного простоя гудок возвестил о снятии предприятия с консервации.
      В 60-е годы заводские гудки стали умолкать по всему Советскому Союзу. Официально объясняли это тем, что города, разрастаясь, вобрали в себя заводы и заводские сигналы мешают гражданам отдыхать. По другой версии, после новочеркасской забастовки власти начали побаиваться рабочих и ликвидировали гудки как пролетарскую символику. Во всяком случае, пришел черед замолчать и свистку Калининского вагоностроительного.
      В 1961-м последний гудок давал машинист питательных насосов и бойлерных установок Николай Бойков. Тогда гудок перекочевал на упомянутый в начале статьи стенд в заводском музее. Однако в "пятилетку пышных похорон" его забирали из музея и давали сигналы, возвещающие Калинину о кончине очередного генерального секретаря, после чего механизм возвращали на прежнее место.
      Лишь в 1992 году гудок был вновь установлен на главный коллектор паровых котлов. Этим занимались механик котельного цеха Анатолий Капустин и слесари Ильин а Степанов.
      Сейчас, по словам табельщицы котельного цеха Галины Пупковой, подача свистков осуществляется сменными мастерами. Мне удалось поговорить с подававшим гудки в минувший четверг мастером Олегом Егоровым. Олег Иванович пришел на завод после обучения в индустриальном техникуме в 1961 году. Совместно с бригадой из 14 человек он занимается вопросами отопления и снабжения производства паром. Подача свистков также входит в обязанности Егорова. Осуществляется свист путем поворота специального вентиля вручную. В этот момент через описанное вначале устройство, расположенное над крышей цеха, выходит пар, производя свист, который мы все и слышим. Через 30 секунд вентиль закрывается. Сигналы в наше время подаются трижды в сутки: в 7.00, 8.00 и 14.30.
      По мнению Олега Ивановича, гудок, хранящийся в музее, звучал лучше нынешнего. Звук того гудка был слышен даже в Медном. Но почему-то он перестал функционировать, возможно, из-за замены трубы, через которую подается пар. Нынешний гудок уже 4-й по счету. Часто изнашиваются? Нет, стараются подобрать нужный звук.
      Но, как бы там ни было, гудок существует, живет, а значит, живет завод, живет Тверь.

Борис Гуров

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru