Архив номеров

    ОСКОЛКИ ЖИЗНИ
  СКОЛЬКО НАДО СОБРАТЬ КАРТОНА, ЧТОБЫ ОБЕСПЕЧИТЬ ПРОЖИТОЧНЫЙ МИНИМУМ Теперь мы знаем, что значит безработица. Даже у сильных духом людей, оставшихся без работы и средств к существованию, начинаются проблемы и всяческие осложнения. Что тут говорить о людях асоциальных, оказавшихся в силу разных причин на обочине жизни. Как выживают они?
      На площади Капошвара, там, где начинается Тверской проспект, во дворе, вот уже больше года действует пункт по приему вторсырья. Каждый день тащат сюда со всех сторон кипы слежавшихся газет и журналов, ставшие ненужными в доме книги, тряпки и упаковочный картон - от магазинов и с развала. Килограмм такого сырья стоит нынче 60 копеек.

Когда-то было таких пунктов на всю Тверь два. Сейчас их пять. Дело развивается. После того как установленные в месте сбора фургоны без колес набивают вторсырьем до потолка, вызывают из "Тверьвтормы" машину, которая доставляет все это добро на сортировочную базу, что рядом с улицей Паши Савельевой. После сортировки бумагу везут на переработку в Кувшиново, тряпье и прочее - за пределы области. Для кого-то 6 рублей не деньги. Тем, кто кормится благодаря этому пункту, ежедневная поддержка. Расчет сразу после приема сырья. А 6 рублей - это батон и половина буханки черного.
      Точка пользуется популярностью у населения. С утра пораньше тянутся сюда люди. Приходят аккуратные, тихие старички и старушки. Иногда парами. Приезжают из Мигалова и с Пролетарки. Нравится им, как работает приемщица Надежда Ивановна. Со всеми вежлива, обходительна, а главное, не обсчитывает. А для них это добавка к пенсии. Да и от соседей, которых они освобождают от ненужного им старья, благодарность. Чего зря дома сидеть.
      Но больше здесь людей плохо одетых и давно не мывшихся - это бомжи. Эти тащат, что удается найти, в течение всего дня, до закрытия пункта. На моих глазах один из них (на вид 35 лет, не больше) приволок на горбу огромную кипу бумажных мешков, не иначе как с помойки. И зря старался. Изнутри к бумажным листам намертво приварена пленка - такое для сдачи в утиль не годится. Пришлось ему тащить их в контейнер для сбора мусора.
      Надежда Ивановна - человек справедливый, но строгий. Следит, чтобы на территории соблюдался порядок. И без того от жильцов близлежащих домов нареканий хватает. То бегут к ней возмущаться, что бомжи зашли в подъезд погреться у батареи в морозную погоду, то кому-то показалось, что у него на гараже замок сдвинут - пытались взломать. Помешались на криминале. Между тем те, с кем ей приходится работать, вполне безобидные люди. Такие уже не воруют. Знает их всех по именам. Знает историю каждого.
      Борис родом из Рамешек. Высокий, когда-то крепкого сложения мужчина. Сейчас ему 58 лет. Работал всю жизнь в колхозе трактористом. Развалился колхоз, перестали платить деньги. Подался на заработки, трактористы никому не нужны.
      Евгению - 38, он из Петрозаводска. Когда-то был неплохим водителем, работал на автобусе. Жена моложе на 10 лет, есть ребенок. Начались передряги на работе, перестали платить - семья распалась. Уехал в поисках лучшей жизни и заработка. Пока обосновался в Твери.
      Николай приехал из Спирова. Отбывал срок. Освободился - никому не нужен. Ни работы, ни прописки, ни жилья. Родные от него отказались. Никому до него нет никакого дела. Что будет дальше - старается не думать.
      Не позавидуешь и Сергею, хотя ему всего 51 год. Родом он из Красноярского края. Первый раз получил срок в 18 лет за драку. Потом пошло-поехало. Лагерные университеты оказались не той школой, которая помогла бы ему хоть как-то приспособиться после очередной отсидки. Да и обстановка на воле стала не та. Хочешь жить - крутись.
      Выживает бездомная братия сообща. Обязательно делятся друг с другом и деньгами, и едой. Конечно, заработка не хватает, чтобы быть и сытым, и одетым. Ищут и сдают картон, чтобы хоть как-то чувствовать себя при деле.
      Кормятся отходами, которых в городе вполне достаточно. Пережарили, скажем, в кафе партию котлет, куда их, как не на выброс. Они забирают их себе. То же и с просроченными продуктами. Они знают все точки наперечет, где и чем можно поживиться. И даже сами готовят.
      Живут они поблизости от теплотрассы. Когда холодно, забираются в канализационные люки. Поэтому кастрюли, сковородки носят всегда с собой. Хорошо еще, что Надежда Ивановна позволяет им оставить на время работы в вагоне их немудреный скарб. В люках и помирают.
      По-своему заботятся друг о друге. Если видят, у кого-то совсем одежонка пообтрепалась, идут к приемщице. Просят вместо денег за утиль подыскать подходящие старые брюки, куртку или другую какую одежонку.
      По закону положены приемщице и выходные, и сокращенные дни. Она же каждый день на рабочем месте. Муж ворчит, недоволен, а ей дома сидеть - тоска. Тут хоть людям как-то поможет. Сдадут за день на 30 рублей хлама - она радуется. На эти деньги день можно прожить. Хвалит своих бедолаг. А тут пришлось перевязки делать: опухла у одного из ее работяг нога, ступить не может. Другому от головной боли лекарство принесла. Третьего от насморка вылечила. Не зная все это, не поверишь, что такие женщины в Твери есть.

Валентина Черкашина Фото Анаиды Джилавян

МОНСТРЫ ИЗ-ПОД УДОМЛИ Средний возраст нынешней российской деревни стремительно приближается к пенсионному. Молодежь бежит от родных околиц, как черт от ладана. Потому прибытие года два назад на постоянное место жительства в деревню Палихино Удомельского района 24-летнего Вячеслава Кузькина (названия населенных пунктов и все имена изменены) произвело среди местных жителей настоящий фурор. А две судимости и шлейф неясных слухов о его бурной и полной опасностей жизни на прежнем месте жительства только подогревали интерес палихинцев к приезжему. От него ожидали чего-то невероятного и не ошиблись...

Жить его приняла к себе местная молодка, колхоз зачислил на должность разнорабочего. Со временем к новичку привыкли, и постепенно он растворился в трудовой крестьянской массе. Все бы ничего, но у жителей стали пропадать то вещи, то деньги. После каждого такого случая их новоприобретенный коллега исчезал на несколько дней, а появившись вновь в Палихине, вид имел умиротворенный и ублаженный. Но не пойман - не вор. Народ стал осторожнее - двери настежь не оставляли, надолго из дома старались не отлучаться. И помогло, кражи практически прекратились.
      Но тут-то и случилась трагедия: один из соседей, зайдя в дом местной пенсионерки Валентины Смеляковой, обнаружил ее мертвой. Баба Валя хотя и не отличалась богатырским здоровьем, но помирать явно не собиралась, и живущая неподалеку такая же пенсионерка Авдотья Семеновна высказала сомнения вслух. Однако прибывшие родственники отнеслись к происшедшему спокойно и по-деловому. Наскоро получив от врача заключение о естественной смерти, они быстренько похоронили старушку и вступили во владение наследством. На похоронах присутствовала почти вся деревня, за исключением опять куда-то пропавшего Кузькина. Едва колхозники оправились от потрясения, как через пару недель случилось еще одно ЧП. Ни с того ни с сего запылал дом Семеновны, упрямо продолжавшей твердить о насильственной смерти соседки. Сельчане, едва успевшие помянуть бабу Валю, уже шли за гробом с останками второй своей землячки. Надо ли говорить, что и в этот раз Вячеслава с ними не было. Вернулся он через неделю и как-то торопливо сдружился с местным 14-летним пареньком Сашкой Колобковым, широко известным в округе отпрыском семьи местных алкоголиков. Вскоре они исчезли из Палихина вместе. Одновременно с ними у местного егеря пропали два охотничьих ружья. Егерь заявил в милицию.
      По предложенным приметам граждане вмиг опознали Вячеслава и Сашку и, кстати, заодно рассказали оперу из Удомли Андрею Алексееву не только о прежних кражах, но и поделились с ним смутными подозрениями по поводу смертей обеих пенсионерок. Дальше шли осторожные намеки на Кузькина. Алексеев эту информацию взял на заметку и решил в дальнейшем по возможности ее тщательно проверить. Пока же по подозрению в совершении кражи были объявлены в розыск граждане Кузькин и Колобков. К сожалению, в деревне никто не мог даже примерно указать, в какую сторону света они направились. Пришлось рассылать ориентировки по всей округе. Недели через две сработала та, что была отправлена в Бологое. Там, прямо на перроне, сотрудниками транспортной милиции разыскиваемые были задержаны и со всем, что при них находилось, доставлены в Удомлю. А находилось при них немало интересного. Кроме искомых ружей еще и бензопила, военно-морской кортик, немало носильных вещей и немного денег.
      Алексеев понял, что похождения его "подопечных" никак не ограничиваются одним эпизодом. Во время допросов Кузькин увлекся и стал прямо-таки со смаком описывать, как совершил четыре убийства, как росло его "мастерство", как ловко он заметал следы.
      Смелякову он убил, по его словам, случайно, не ожидал, что та вернется домой именно в тот момент, когда он там беспардонно шарил. Пришлось задушить. Больше всего расстроило его не убийство, а то, что взять у бабульки, как оказалось, особенно нечего - малость денег и продукты. Поэтому нужда заставила, не откладывая в долгий ящик, идти на новое дело. Появившиеся в селе слухи о сомнительности обстоятельств смерти бабы Вали слегка встревожили Славика, и впредь он решил не оставлять свидетелей, даже мертвых. Поэтому когда влез ночью в избу к Семеновне и лишил ее жизни при помощи молотка, то, вынеся на улицу и аккуратно уложив в сторонке деньги и вещи, вернулся и подпалил дом. Прибыль, к большому его удивлению, оказалась опять до смешного мала. Тогда-то и был задуман поход в сопредельные области. Первой пострадала псковская земля. Там в одной из глухих деревушек он удачно напал на пенсионера и практически без сопротивления убил и ограбил последнего. Жилище сжег, решив, что отныне это станет его почерком, а главное - поможет уничтожить все следы. В этот раз "улов" оказался посолиднее, и Вячеслав утвердился в мысли стать гастролером. Но разбойничать подручными средствами ему показалось и несолидно, и опасно. По этой причине и был предпринят налет на дом егеря. Прибыв в деревню Сосновка Новгородской области, приятели приглянули дом, который населяла опять же одинокая пенсионерка, и тихой ночью, надев маски, аккуратно вынули стекло, проникли на веранду и постучались в дверь. Удивленная хозяйка выглянула из дома и оторопела, увидев две темные фигуры. Ей приказали молчать, ткнув стволом ружья под ребра, но не тут-то было: старушка закричала так, что казалось, сейчас сбежится вся деревня. Деваться было некуда, и Кузькин нажал на спуск. Потом они вместе с Колобковым затащили труп в дом и сбросили в подпол. Целые сутки, соблюдая все правила свето- и звукомаскировки, прожили они в доме, и результат не замедлил сказаться: вещей набрали столько, что унести их на себе оказалось решительно невозможно. По этой причине ночью они взломали чей-то гараж и угнали "пятерку". Нагрузив ее добычей, главарь шайки поджег дом. Но удача все-таки изменила злодеям, машина съехала в кювет. Пришлось, отобрав самое ценное, "Жигули" бросить и до станции двигаться пешком. Затем были Бологое и арест.
      Больше всего Алексеева - оперативника с 20-летним стажем - поразило даже не то, о чем рассказывал этот 24-летний убийца, а то, как он это делал. Он не просто любовался сам собой, он явно чувствовал себя сверхчеловеком, для которого нет ничего невозможного.
      Обвинение Кузькину В.М. предполагается предъявить по четырем статьям Уголовного кодекса - за убийства, разбои, кражи, поджоги.

Юрий Затика,
      референт Отделения информации УВД Тверской области

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru