Архив номеров

    ГУБЕРНИЯ
  ЗАТЕРЯННЫЙ МИР
Ровно год назад редколлегия "Каравана" совершила экспедицию на затерянные в непроходимых топях острова. И буквально на днях нам прислали тревожные известия о наших друзьях с озера Великое. Но для начала хотим напомнить, о чем мы писали в прошлом году.

Собственно, конечная цель нашей экспедиции находилась менее чем в ста километрах от Твери. Однако как туда добраться?
      Мало кто знает, что прямо за Оршей, куда, между прочим, ходят пригородные маршрутки, начинается Затерянный мир. Его официальное название - Оршинский Мох. Непроходимые топи делают путешествие по этим местам крайне опасным. Озеро Великое находится в самом центре трясин, но на острове посреди него испокон веков живут люди. На карте обозначено три деревни: Остров, Петровское и через протоку Заречье. Оптимальный вид транспорта в этих местах - вертолет. Те, кому он недоступен, добираются сюда мудренейшим способом: едут на автобусе до Рождествено и оттуда поднимаются на лодках по извилистой речушке Созь, впадающей в Великое. Созь - типичная лесная речка, то и дело лодки упираются в завалы из невесть как попадавших в реку бревен, да и течение быстрое. Словом, трезво оценив свои силы, мы предпочли добираться на озера по воздуху.
      Собираясь в путешествие, мы совершенно не знали, что нас ждет на озерах. Пессимисты говорили нам, что все местное население уже давно уехало и нам придется ночевать в палатке. Главный специалист вертолетной компании "Конверс Авиа" Евгений Желязков порадовал нас сообщением, что буквально в прошлом году им, летчикам, был знак, что жизнь на озерах есть. Однако знак весьма странный: звонили по мобильному и просили забросить в Заречье пять кубометров досок. "Сейчас прилетим, а там московские коттеджи в пять этажей, дети в теннис играют, водные мотоциклы по озеру носятся," - мрачно пробормотал бывалый путешественник, зам. главного редактора Борис Антропьев.
      Наконец мы поднялись в небо. Как только закончились пригородные дачи, под брюхом (у вертолета нет крыльев, поэтому придется отступить от текста популярной песни) вертолета запело отнюдь не зеленое море тайги, а зашевелилась какая-то мрачная лесотундра, сравнимая с пейзажами предместий Магадана. Вид торфоразработок с птичьего полета внушает ужас. Мрачные черные прямоугольники, наполовину скрытые водой, наполовину присыпанные снегом, брошенная техника, навеки застывшие на одинокой узкоколейке вагонетки... Бр-р-р! Непрестанно мелькают лужицы озер. А вот озера покрупнее - Глубокое, Щучье. Впереди блеснуло свинцово-серыми водами легендарное Великое. Прилетели!
      Деревня Заречье выглядит абсолютно пустынной. Вдруг наш взгляд приковывает удивительное зрелище - по кромке болот несутся кони. Есть кони - значит, есть люди.
      Выбравшись за околицей из вертолета, строим предположения, как отреагируют на наше появление аборигены. Кто-то шутит, что, вероятно, они еще не знают, что закончилось татаро-монгольское нашествие. Однако правдой оказалась лишь одна прозвучавшая, пока мы добирались, шутка. Наш главный редактор предположил, что первым из местных жителей нас встретит пресс-секретарь. Так оно и вышло.
      "Витька", - отрекомендовался он нам. Виктор Васильевич Минеев (по-деревенски - Миней) - местный почтальон. В прошлом из "идеологических работников" - работал киномехаником на передвижной киноустановке, ездил по окрестным деревням, кино показывал. Сейчас раз в неделю ходит за почтой. Причем как ходит! "Пять часов на веслах, два часа по болоту пешком, дальше на автобусе", - как о чем-то обыденном сообщает нам Миней.
      Он же полностью опровергает нашу теорию о неосведомленности аборигенов в делах большой политики. Просидев полдня в аэропорту, мы ничего не знали об отставке Примакова. Витька просвещает нас, попутно рассказывая, что в прошлые выборы голосовал за Ельцина, но теперь "дюже в нем разочаровался". В каждом доме есть телевизор. Правда, бывает, что здесь месяцами нет электричества, но наш прилет выпал на "светлый" период в жизни местного населения - "лампочка Ильича" светила, несмотря на то, что провода в эти места были протянуты аж в 1969 году.
      "Живем тут, как непальские шерпы. С тех пор как подались в туземцы, даже курить перестали", - заявляет Миней. Что ж, раз "шерп", значит, проводник. Витька Миней - проводник по Затерянному миру.
      Когда-то здесь бурлила жизнь. В трех деревнях жило человек двести народу, в Петровском была большая церковь, школа, клуб и магазин. Теперь в Петровском не живет никто, в Заречье осталось человек семь, а в дальней деревне Остров - так сказать, на выселках - живет Сталин. Какой? Да обыкновенный, местный. Строгий, но справедливый, как настоящий Сталин. Правда, летом приезжают, преодолев все невзгоды пути на озера, несколько дачников-москвичей (только их, утомленных городским шумом, можно заманить в такую глушь). Колхоза нет, все - вольные землепашцы (вернее, рыболовы и клюквоискатели). Как удачно пошутит на следующий день прилетевший вслед за нами губернатор Платов, передряги в правительстве местного населения не касаются - у них правительство самое стабильное. Помимо Сталина здесь есть еще и Косыгин. Причем с аналогичными тому, брежневскому Косыгину функциями. Тот был премьер-министром, этот бригадир (правда, ввиду отсутствия колхоза бывший).
      Косыгины на озерах единственная семейная пара. Помимо Зинаиды Петровны Косыгиной здесь живет лишь одна женщина - 83-летняя баба Тоня, мама Сталина. Все остальные туземцы - холостые мужчины, причем, надо сказать, вовсе не старые. Миней определяет нас на постой к, как он выразился, "двум братам-акробатам" - Генке и Сашке Зеловым. Заслышав о нашем приезде, в их избу начинает подтягиваться остальная местная "прогрессивная общественность". Как водится, выпиваем и разговариваем о жизни.
      Здешний народ живет натуральным хозяйством. Деньги на озерах получают немногие, пенсионеры - только Косыгины и баба Тоня. Ну, Витька Миней числится почтальоном - тоже какая-никакая зарплата. У Генки Зелова важная должность - "директор гостиницы" ("гостиница" - бывший медпункт в Петровском, который охотхозяйство приспособило под охотничий домик). Остальные, выбравшись в магазин, меняют продукты на рыбу. Муку покупают, но хлеб пекут сами. Главный хлебопек - Толик Семачок, маленький, но самый хозяйственный мужичонка в округе. Он же - обладатель красавицы-коровы с голубыми глазами.
      Вся жизнь делится на период, "когда были женщины", и время, когда их не стало. Например, когда были женщины, между Заречьем и островом был мостик, по которому женщины ходили в медпункт и в магазин, а потом, после их закрытия, - на кладбище. Теперь мостик не нужен - мужики на лодке догребут. И хотя оставшиеся аборигены - народ к дикой жизни приспособленный, порой их охватывает тоска. Сашка Зелов, молодой, еще сорока нет, мужик, в прошлом году пытался застрелиться. От тоски? От нее, родимой.
      И решив пожить чуть-чуть самостоятельно, мы сели в лодку и уплыли в "гостиницу". Правда, рано утром "прогрессивная общественность" уже стояла у наших дверей - законы гостеприимства обязывают развлекать приезжих. В программе значилось посещение Сталиных. Вместе с местными жителями за нами зашел пес Узнавай, сосед Сталиных из деревни Остров. Узнавай - на то и Узнавай, чтобы проверять все, что происходит на подвластной ему территории. Тем более что проверять охотничий домик - дело полезное. Некоторые городские дураки могут и тушенкой угостить (что мы и сделали).
      Едва успеваем пожарить на костре огромных карасей, как над нами начинает кружить вертолет - с нашей легкой руки озера решил посетить губернатор Тверской области. Надо сказать, что до этого глухоманье, подобное этому, как бы и не рассматривалось ни в каких аспектах - ни в политическом, ни в экономическом. Ну живут люди на болотах, и знать никто не хочет, как они живут. По признанию главы Рамешковского района, в чьем ведении находится так поразивший нас Оршинский Мох, таких труднодоступных "затерянных миров" в его районе - 60% от всей территории. Наши постоянные читатели помнят, наверное, статью в "Караване" за 1998 о деревне, где живут одни женщины - этакие современные амазонки. Так вот такая деревня, как оказалось, в Рамешковском районе тоже есть. И чего только не найдешь в тверской глубинке - от динозавра на озере Бросно до новых амазонок!
      Оказалось, что губернатор Платов и бригадир Косыгин служили в одних и тех же краях - на Дальнем Востоке. А как по-разному сложилась жизнь! Впрочем, неизвестно, кто более счастлив - губернатор, управляющий огромной областью в эпоху кризиса, или бригадир, отдыхающий от трудов праведных на завалинке. Когда Платов предложил местным жителям провести сюда дорогу, Миней перепугался, замахал руками и сказал, что даже вешки, которыми путь до дороги по болоту обозначает, когда за почтой идет, и те потом убирает. Все-таки есть она здесь - первобытная идиллия!
      Мы улетели, но обязательно вернемся. Потому что навсегда запомнили, как красиво Заречье с птичьего полета. Сараюшки-развалюшки на воде, среди которых янтарным светом сияет банька, построенная каким-то новым русским из Москвы (помните, это он в прошлом году просил у вертолетчиков пять кубометров досок). Конь Башмак, бегущий краем озера. Миней, машущий нам рукой... Мы обязательно вернемся.

Мария Орлова

ТРАГЕДИИ НА ОЗЕРЕ ВЕЛИКОМ

Нынешняя весна на озере Великом выдалась ранняя. В апреле быстро сошел снег и установилась теплая, почти летняя погода. Рыба ловилась хорошо, так что все местные жители целыми днями были на озере, проверяли сети, пересаживали улов в садки. Садок - это такой бревенчатый сруб, похожий на колодец, который ставится в воде недалеко от берега. Туда и выпускают пойманную рыбу. Там она может жить, плавать, пока не понадобится человеку. Тогда рыбаки просто вычерпывают нужную рыбешку сачками. Этот способ хранения добычи очень старый и надежный. Но, как оказалось, надежен он до поры до времени.
      Самыми знаменитыми рыбаками на Великом считались два брата - Генка и Сашка. Жили они на краю деревни, одни, без жен и детей. Вообще в двух деревнях - Заречье и Остров, что расположены в центре озера на небольшом островке, - местных жителей было не больше десятка. Среди них почти не было женщин. Точнее, коренных поселянок было двое. Одна - жена местного старосты Косыгина, а другая - старая бабушка, мать одного из рыбаков, которому за суровый нрав дали прозвище "Сталин".
      Генка и Сашка были относительно молодыми мужиками. Ну и, конечно, как холостые и одинокие, любили выпить. У Генки к тому же была определенная должность. Он работал в охотхозяйстве, и на другом берегу у него в ведении была "охотничья гостиница". Гостиница - это вообще-то сильно сказано. Но на охотничий дом это было похоже. Там были печка, посуда, плитка и кровати с матрацами. Редким заезжающим рыбакам и охотникам она служила хорошим ночлегом. Генка гордо называл себя директором гостиницы, хотя на самом деле просто присматривал за ней.
      В конце апреля на озеро прилетели на вертолете рыбаки из города. Для местных любое посещение людей с большой земли - это уже праздник. Знающие люди привозят на Великое чай, хлеб, сахар, тушенку и, конечно же, водку. Последний продукт пользуется особым уважением у поселян, ибо достать его очень сложно. За водкой за тридевять земель не наездишься. Само собою, если приезжим не удается наловить столько рыбы, сколько хотелось, остальное они выменивают у местных. В этот раз аборигенам досталось изрядное количество продуктов, и огненной воды в том числе. Генка, как только выпьет, имел привычку начинать выяснения отношений со своим младшим братом. Из-за чего, говорят, Сашка однажды решился на попытку самоубийства. На самом деле он, скорее всего, хотел попугать своего брата, а для усиления эффекта оттянул кожу на боку и прострелил это место из охотничьего ружья. Сашку тогда отвезли в больницу, подержали как суицидника месяца два в Бурашеве, но потом отпустили. После этого случая все, в том числе и брат Генка, стали относиться к Сашке как к нервному и особо не доставали. Но в этот раз Генка почему-то не сдержался и после довольно мирной попойки начал донимать брата Сашку упреками. Младший не стал дожидаться, когда Генке окончательно ударит по мозгам алкоголь. А тогда уж и до выяснения отношений с помощью кулаков и табуреток совсем недалеко. В общем, Сашка собрался и уплыл от греха подальше на лодке в охотничью гостиницу. Генка же, немного успокоившись, стал топить печку. Огонь разгорался медленно, и хозяин положил побольше дров, а сам ушел в комнату и там заснул. Что произошло потом, никто толком не знает. То ли из печки выпали горящие головешки, то ли Генка курил в постели, но ближе к ночи в доме начался пожар. Языки пламени уже вырывались из-под крыши, когда огонь увидели жители деревни. Только сделать они ничего не могли. Дом горел очень быстро, и никакие ведра воды из близкорасположенного озера не могли его спасти. Не знали соседи и того, кто оставался в доме, потому что вечером слышали звук отъезжающей моторной лодки. Все надеялись, что братья вдвоем уплыли проверять сети и в доме никого нет. Только наутро, когда от дома оставались одни головешки, в деревню вернулся Сашка. На месте родного дома он увидел голое пепелище, в огне которого погиб его родной брат.
      Не успели жители Заречья прийти в себя после страшного пожара, унесшего жизнь, как на деревню обрушилась новая беда. В Страстную неделю к деревне приплыли на моторных лодках десятка полтора мужиков с охотничьими ружьями. Они прибыли из поселка Восток, где раньше работало торфопредприятие. А сейчас, видимо, оно закрылось, вот и стали заниматься мужики с Востока разбойным промыслом.
      Подъехав к деревне, они с лодок стали стрелять по рыбацким сараям, чтобы местные не высовывались из домов. Да и кому было высовываться, если во всей деревне живут одни старики. Бандиты не стесняясь стали обшаривать рыбацкие садки и сараи. Весь весенний улов они перегрузили на свои лодки, забрали к тому же снасти и все, что попалось под руку. Местные жители ничего не могли сделать, ведь в деревне нет ни телефона, ни какого другого средства связи с большой землей. Изрядно обогатившись свежей рыбой, бандиты уплыли к своему поселку. Хорошо еще, что не пожгли рыбацкие сараи. Весть об этом нападении дошла до города только спустя неделю, когда на вертолетах на Великое прилетела очередная группа рыбаков. Но местным уже нечего было менять на чай, хлеб и сахар. Никакого серьезного улова после Пасхи у них не накопилось. Такая несчастливая весна выпала в этот год людям с озера Великое.

Борис Антропьев

ВНИМАНИЕ: КЛЕЩ

Неожиданные майские холода отступают, луга и леса начинают оживать, скоро в лес с разными целями потянутся люди. И тут их в мае-июне может подстеречь тихий бандит-кровосос: клещ, по-научному, таежный клещ, хотя в наших краях леса с трудом можно назвать тайгой.       Перезимовав в лесной подстилке, самка клеща взбирается на ветви и листья кустарников и деревьев, выставляет две передние лапки, на концах которых цепкие коготки, и замирает, подстерегая хозяина - животное или человека. Задев растительность, жертва сбрасывает на себя насекомое (специалисты утверждают, что клещ сам падает на человека, чуя по запаху), которое начинает медленно исследовать тело в поисках места, где можно надежно присосаться.
      Клещ опасен - он переносит вирус тяжелого заболевания - энцефалита, при котором поражается нервная система, в результате может наступить паралич, глухота, смерть. Этот вирус клещ подхватывает из крови диких животных, а попадая на человека и прокусывая ему кожу, переносит вирус и в его кровь.
      Газеты сообщают, что нынешний год уже отмечен смертями людей от энцефалита в Тюменской, Новосибирской, Екатеринбургской областях. Снижается иммунитет населения, особенно у детей, как результат плохой заботы органов местного здравоохранения, у которых на прививки нет средств.
      Следуйте простым правилам. Идя в лес, постарайтесь максимально закрыть тело одеждой, голову - убором, брюки желательно заправить в сапоги. Клещ - тихоход, поэтому с момента, когда он прицепился к вам и начинает подыскивать укромное место, пройдет час-полтора. За это время осмотр поможет его обнаружить. Придя домой, рекомендуется раздеться и самому себя исследовать: осмотреть и ощупать все подозрительные места. У детей особенно. Присосавшийся клещ поначалу вызывает зуд - это должно насторожить. У собак, которые сами не могут его обнаружить, клещ раздувается до размера горошины.
      Обнаружив клеща, если он уже впился в вас, не пытайтесь вырвать его пальцами - обязательно его голова останется в ранке. Лучше вытаскивать его пинцетом, само насекомое, не раздавливая, лучше сжечь либо бросить в керосин (бензин), а ранку смазать йодом. Запомните, что клеща вы можете принести в дом с букетом, веником березовых веток, на шерсти любимого пса. В лесу старайтесь отдыхать на открытых местах.

Сергей Васенин

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru