Архив номеров

    ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПЕЙЗАЖ
  СЕРГЕЙ КИРИЕНКО: "ЗАДАЧА НАМЕСТНИКОВ - ПРОВЕСТИ ИНВЕНТАРИЗАЦИЮ РОССИИ "
Сейчас мы становимся свидетелями серьезных политических и структурных изменений, происходящих в стране: сформировано правительство, состоялось распределение на 7 федеральных округов всей территории страны и назначение на должности семи полномочных представителей президента, которые будут обладать очень большой властью в регионах. Этих полномочных представителей уже называют генерал-губернаторами, а исторический этап, в который входит страна, даже окрестили "семибоярщиной". Так или иначе, но наступление новой эпохи остро чувствуется повсюду. У нас появилась возможность побеседовать на тему этих глобальных изменений с одним из назначенных полномочных представителей президента, с хорошим другом газеты "Караван", в недавнем прошлом лидером думской фракции "Союз правых сил" Сергеем Кириенко.

- Прошло меньше года с того момента, когда мы встречались последний раз, но посмотрите, какие произошли огромные изменения. Еще год назад все гадали, кто будет президентом: Лужков, Примаков или Зюганов. В момент создания блока "Союз правых сил" осенью прошлого года нас все дружно называли братской могилой. Но мы совершили чудо, прошли в Думу, и вдруг в обществе все поняли, что появилась абсолютно новая политическая сила. Мы реализовали свой предвыборный лозунг: "Путина в президенты, Кириенко в Думу". И сейчас в новое правительство назначены наши люди: Кудрин, Христенко, Греф, Южанов, Починок, Франк. Даже то условие, которое мы ставили перед премьером, было удовлетворено - не будет Калюжного в правительстве. Экономическая программа центра Германа Грефа - на 80% наша программа, потому что в ее создании активнейшим образом участвовал наш Алексей Улюкаев, сейчас назначенный замминистра финансов. И такие примеры можно продолжать. Сейчас реализовалось мое предложение 1998 года иметь возможность снимать выбранных губернаторов. А тогда над этим все смеялись, говорили, кто же позволит.
      Мы просто поменяли политическую ситуацию в стране. Поменялось сознание людей, в том числе и номенклатурных. Сразу после парламентских выборов был план создания двухпартийной системы. "Единство" - правая партия, КПРФ - левая. И все, больше никаких. Эту войну в Думе мы из-за своей позиции выиграли. Плана двухпартийной системы больше нет. Кроме того, исчезла иллюзия, что "Единство" - это правая партия. И это все произошло всего за 9 месяцев.
      - Сейчас вы приняли предложение стать полномочным представителем президента в приволжском федеральном округе. Фактически это означает, что вы вошли в исполнительную структуру власти. Значит ли это, что СПС становится в разряд партий власти?
      
- Во-первых, как госчиновник, я уже не могу формально занимать руководящие должности в СПС. А насчет партии власти в России, то она строится. Это "Единство", но у нее есть один недостаток - президенту с ней нельзя поделить ответственность. Потому что Путин - это и есть "Единство".
      При нашей бардачной структуре управления страной существовало одно "достоинство", так называемый буфер, при котором никто ни за что не отвечал. Не было единой структуры, и губернатор мог все валить на президента, а президент на губернатора. Как только отстраивается единая вертикаль, президент начинает отвечать за все. Он имеет возможность снимать губернаторов, те, в свою очередь, - глав муниципальных образований. И при этом у власти появляется ответственность, а также возникает потребность, чтобы у власти были партнеры, с которыми можно делить эту ответственность. Партнеры - это не значит те, кто всегда находится в шлейфе, а в первую очередь те, у которых есть собственная позиция. Ведь опираться можно только на то, что оказывает определенное сопротивление.
      Готовы ли другие партии нести ответственность, и какую ответственность сейчас они несут? Да никакую - ни юридическую, ни организационную, ни даже финансовую. Какую ответственность несет большая часть активистов различных партий, которые даже получают от власти деньги? Чем они отвечают за неправильные решения? Абсолютно ничем. А если ничем, то как власть может считать их своими партнерами. И поэтому ключевая задача, которая решается СПС, - взаимовыгодное сотрудничество и партнерство с властью при разделении с этой властью всей полноты ответственности. Эта задача не менее важна, чем изменение федеральной структуры, важнее, чем принятие экономической программы. Ведь без разделения ответственности, одними административными рычагами, ничего не добиться.
      - Ради каких глобальных целей вы оставляете должность руководителя фракции СПС?
      
- Партия и фракция - это в конце концов не самоцель. Цель - изменение России и реализация той программы, с которой нас избирали люди. Ведь избирали не за красивые глаза, а за то, чтобы таким образом была реализована программа СПС. Для реализации программы требовались законы, и мы сделали фракцию СПС, которая в Госдуме является одной из самых работоспособных. Требовалась политическая деятельность, и мы создаем единую Общероссийскую политическую общественную организацию СПС. А сейчас, кроме того, требуются и практические действия. Поэтому я иду на должность полномочного представителя президента, чтобы воплощать все то, что мы планировали. Представляете, какой плацдарм мы получаем для воплощения своих проектов, чтобы на деле доказать, что все, что мы предлагали, - это были не только предложения к выборам. А также на этом примере показать то, что мы будем делать, если у нас будет возможность влиять на ситуацию во всех регионах страны.
      Это, конечно же, накладывает на меня определенные обязательства. Договариваясь об этом с Путиным, мы заключили определенный контракт. При реализации наших программ на мне лежит обязательство в 2004 году на президентских выборах поддержать Владимира Путина, а не кого-либо другого, естественно, при выполнении всех наших договоренностей.
      Ближайшие практические действия я определил для себя так: страну собирать нужно. Просто сшивать и делать так, чтобы человек, живущий в Магадане, Иванове и Башкирии, пользовался такой же защитой государства, такими же социальными возможностями, как и тот, кто живет в Питере или Москве. Страна должна быть единой. И эти семеро наместников, кроме того, должны провести инвентаризацию России, инвентаризацию всего того, что мы имеем, потому что очень часто мы не понимаем, чем владеем. Я говорю не только о заводах и станках, я говорю о людях, о знаниях, об организациях.
      - Что же нас ожидает в ближайшем будущем?
      
- Вообще в стране ожидается перелом, соизмеримый по масштабу с тем, который происходил в начале 90-х годов. Ломается вся ситуация в стране. С чем сейчас столкнется президент? В первую очередь с тем, что аппарат, который рукоплескал его избранию, начнет саботировать исполнение принятых им решений. Губернаторы никогда не забудут, что им ограничили все их полномочия. Смена власти в стране, смена эпохи будет означать, что огромное количество представителей элиты теряет возможность зарабатывать и жить, пользуясь своими преимуществами. На кого Путину придется опираться? В первую очередь на своих партнеров, у которых есть собственные требования, собственная позиция. Которые и будут определять вектор тех изменений, которые происходят в стране. Изменения же не будут определяться функционерами, им хорошо и в нынешней ситуации. Изменения будут определяться предпринимателями, деловыми людьми, новым поколением, которое занимается новыми видами деятельности. Потому что новое поколение - в первую очередь это новые виды деятельности. Я недавно проводил в парламенте слушания на тему Интернета и электронной экономики, на которые собралось более 500 ведущих специалистов в этой области со всей страны. От таких, как они, будут зависеть, и они в конце концов будут определять происходящие в стране перемены.

Борис Антропьев

ТАМАРА КАРЯКИНА: "СЛАБОЕ ЗВЕНО ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ - СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ"
Так уж получилось, что обещанное несколько дней назад тогда еще полномочным представителем президента РФ в Тверской области специально для "Каравана" интервью состоялось почти сразу после обнародования известного Указа Владимира Путина о преобразовании института полномочных представителей. Зная, естественно, о предстоящем изменении своего положения, а может, и судьбы, Тамара Терентьевна, тем не менее, делилась мыслями о положении дел в области так, словно и не было состояния неопределенности.

- До выхода Указа и после него наш брат-журналист, чуя большие перемены, вовсю фантазировал по поводу возможных перемен вашего представительства. Каково ваше личное отношение к подобным логическим построениям?
      
- Спокойное и с пониманием специфики газетчиков. Каждый волен в своих прогнозах. Но ни возглавлять газету "Тверская жизнь", ни работать в ГТРК "Тверь" в любом случае, как это мне приписывают, не собираюсь, хотя я журналист с достаточным опытом. Слухи инициируют, конечно же, корреспонденты, видимо, потому, что другими профессиями я не обладаю. Тем более что для меня, как и для многих настоящих журналистов, эта работа словно прививка на всю жизнь.
      Некоторые газеты, среди них и "Караван + Я", в отдельных публикациях относительно меня допускают перебор в своих фантазиях, но я не обижаюсь. Должность такая.
      - Если говорить кратко, то как бы вы охарактеризовали общее состояние дел в Тверской области?
      
- Дела обстоят не самым лучшим образом, а если быть точной, за последнее пятилетие наблюдался общий спад, который только-только начал преодолеваться. Главную причину я нахожу в первоначальной нестабильности команды администрации, несработанности ее членов. Теперь, после повторного переизбрания губернатора, картина повторяется: очень болезненно формируется аппарат управления. Это работает не в пользу социального самочувствия области.
      За все время пребывания здесь полномочным представителем президента меня не покидало внутреннее ощущение, что причина наших бед - в системе управления. Во власть порой приглашаются люди не по профессиональным признакам, а зачастую те, кто чем-то помог на выборах. Нет системы подготовки кадров управленцев, которую не худо бы для начала скопировать с прежней, советской. Поэтому справедлива недавно брошенная президентом Путиным фраза по поводу возможного упразднения института полномочных представителей президента: "У нас нет проблем, куда девать людей. Есть проблема - откуда их взять". Повсеместно ощутим дефицит грамотных специалистов-профессионалов - на всех уровнях управления.
      Есть же другие регионы с такими же природными, социально-экономическими условиями, как у нас, но дела с экономикой, инвестициями обстоят у них несравненно лучше. Все дело в людях. В умении если не вырастить их, то отыскать в новой обойме.
      - Влияло ли на состояние дел в области взаимоотношение администрации с федеральными структурами?
      
- Разумеется. Я знаю, что они местами - хорошие. Местами - это там, где налажены хорошие личные контакты. Но ведь не все решишь через личные добрые взаимоотношения. Оценку руководству федеральный центр ставит, все-таки исходя из результатов деятельности.
      - Тверская область считается дотационной. Неужели ей невозможно самой зарабатывать средства?
      
- Отчего же невозможно, еще как возможно! Прежде всего надо поднимать конкурентоспособность тверских предприятии. А это опять зависит от регионального менеджмента. От умения привлечь инвесторов - через привлекательное законотворчество. От использования того, что нам бесплатно подарено природой. Я имею в виду в первую очередь развитие туризма. У нас такие крепкие льноводческие традиции. Мы можем выращивать такую рожь! Сразу от дотаций не откажешься - сил не хватит. Но стремиться нужно, если мы уважаем себя.
      - Ваше общее впечатление от совместной работы с администрацией области?
      
- Отношение было в разное время различным, но в целом и чаще все же находился общий язык. Взаимодействие в основном происходило в практическом плане с вице-губернатором Юрием Красновым и заместителями губернатора. С их стороны отношение ко мне было уважительно-деловым, конкретным. С моей - тоже.
      - Не кажется ли вам, что, несмотря на перемены на федеральном уровне, настрой населения, особенно в глубинке, остается пессимистичным?
      
- Да, психологическое состояние основной массы людей остается напряженным, ведь кардинального улучшения жизни пока не произошло. Откуда же взяться оптимизму? Мне известно и настроение на селе, где жизнь похуже, чем в городе. Люди в деревне не чувствуют себя защищенными, население сокращается, многие деревни прямо-таки вымирают. Так и кажется, что стоит стон пожилых, изработавшихся, брошенных людей. А тут еще перед посевной не хватает всего: и семян, и ГСМ, и запчастей - хоть плачь! Нет работы, значит, и средств к существованию нет. Многие вынуждены жить только за счет своего натурального хозяйства, своего огорода, своей козы. Да, да - козы, а не коровы, которую держать многим невозможно. Плохое, я бы сказала, злое настроение возникает всегда там, где наступила бедность. Это печальнее всего. Для города наступила пора выплачивать долги селу. Звучит банально, но это суть нынешнего положения вещей.
      - Что бы вы пожелали читателям "Каравана"?
      
- При всей трудности жизни в эпоху перемен не потерять себя. Укреплять свой дух и верить в будущее. Верить в себя и смотреть с надеждой в завтрашний день.

Беседовал Борис Ершов

ВЛАДИМИР ПЛАТОВ: "ВРЕМЯ РАБОТАТЬ, А НЕ "СВЕТИТЬСЯ"
- Владимир Игнатьевич, вы уже две недели находитесь в Москве. Причина уважительная. Тем временем в Твери циркулируют упорные слухи о вашей болезни, диагнозы называются разные, вплоть до очень серьезных, и на этом основании строятся различные предположения о возможных в близком будущем серьезных изменениях в области. Знаете ли вы об этих слухах и как вы можете их прокомментировать?

- Комментировать слухи - штука вообще неблагодарная, потому что те, кто верит слухам, правды не переносят органически, а те, кто эти слухи фабрикует, любой комментарий немедленно извратят и сочинят что-нибудь новенькое. Поэтому сказать больше того, что я уже говорил по поводу реабилитационного курса, который меня настоятельно просили пройти под наблюдением столичных медиков, я просто не считаю нужным. Да, требуется подстраховать здоровье после перенесенного зимой тяжелого гриппа, давшего осложнения. К сожалению, у русских людей не очень принято тщательно следить за своей физической формой, при малейшем недомогании принимать меры, и я в этом смысле не исключение.
      - Может быть, имело смысл распространить через пресс-службу сообщение о состоянии вашего здоровья раньше, чтобы предупредить всякие вольные толкования?
      
- Знаете, выпускать бюллетени о состоянии губернаторского здоровья - это, как выражается молодежь, просто горячка. К тому же слухи не прекратились бы. Они - не что иное, как инерция "черного пиара" из предвыборной кампании. Кое-кто из бывших претендентов на губернаторское кресло не может сам остановиться или остановить своих соратников по борьбе. Некоторые из них, как мне сообщают, на глазах превращаются в городских сумасшедших, готовых в любой аудитории распространять небылицы о Платове.
      И потом, как вы видите, я не произвожу впечатления человека, прикованного к больничной койке. Оздоровительные процедуры занимают достаточно скромное время, а в основном дни заполнены привычной работой: документы, постоянная телефонная связь с Тверью, общение с людьми. На прошлой неделе я провел ряд важных встреч в правительственных кругах, в частности, по вопросам поддержки нашего аграрного комплекса в весеннюю страду, по социальным проблемам. Участвовал в заседании Совета Федерации, утвердившего нового генерального прокурора. В составе группы руководителей российских регионов встречался с президентом России Владимиром Путиным и выступал на этой встрече.
      Так что слухи о моей тяжелой болезни явно преувеличены. Чтобы в этом убедиться, достаточно смотреть выпуски новостей центральных телеканалов.
      - Да, но мы привыкли к вашим регулярным появлениям в тверском телеэфире. И длительное отсутствие таких выступлений многими было воспринято как тревожный симптом.
      
- Действительно, раньше я чаще появлялся на телеэкранах. Это было во многом связано, конечно, с выборами, с необходимостью отвечать оппонентам, разъяснять избирателям мою политическую позицию. Сейчас настало время спокойной конструктивной работы. Проблем и в экономике, и в социальной сфере не стало меньше. Требуются их эффективные решения, требуются подвижки в улучшении социально-экономического климата, выполнение намеченных планов. С конкретными результатами можно выйти к людям. Но пока торопиться с заявлениями не стоит. Время работать, а не "светиться".
      Я в курсе всех событий, происходящих в области. Вице-губернатор Ю. Краснов и все заместители губернатора трудятся в нормальном режиме. Так что Тверская область вполне управляема, вопреки тому, что утверждают некоторые мои политические оппоненты.
      - Вы имеете в виду интервью Владимира Баюнова, напечатанное в нашей газете?
      
- Именно. Претендент, который в ходе предвыборных теледебатов со мной обнаружил поразительное незнание реальной ситуации в области и безбожно путался в экономической терминологии, взялся выносить оценки и делать сенсационные прогнозы. Любой мало-мальски следящий за событиями житель нашего региона просто посмеется над этими рассуждениями человека, давным-давно полностью оторвавшегося от своей родной земли и занятого столичной политической возней.
      Я давно знаю Владимира Александровича, и меня всегда поражало его неумение вести себя в трудных жизненных ситуациях, что называется, по-мужски. Проиграл выборы - ну что ж, проанализируй причины неуспеха и работай дальше. Но нет, начинается сутяжничество, в суде выдвигаются сначала одни требования, потом другие, третьи, затевается тотальная проверка каждого шага моей предвыборной команды, нанятые адвокаты изощряются в толковании предвыборного законодательства, задолго до решения суда раздаются заявления о том, что решение может быть или в пользу Баюнова, или неправильное. Фактически это попытки психологического давления на суд. Подобная суета вызывает у нормального, неангажированного гражданина вполне определенную реакцию.
      Помнится, в декабре 1993 года, когда Баюнов получил мандат депутата Госдумы, наблюдатели отмечали немало странностей. С утра прозвучало заявление о победе в избирательном округе Маргариты Железновой, но к обеду вдруг выяснилось, что за Баюнова отдано на 700 голосов больше. Подай тогда Железнова в суд, вполне возможно, удалось бы установить истинные причины такой метаморфозы, тем более что имелись данные о нарушениях чистоты выборов и предвыборной кампании. Исход выборов вполне мог оказаться иным. Но Железнова не стала добиваться цели судебным порядком. Как хотите, мне такая позиция представляется более порядочной.
      - А как вы расцениваете сделанное в интервью "Каравану" предположение В. Баюнова о том, что выборы губернатора пройдут у нас гораздо раньше, чем через четыре года, и что это связано с намерением президента России В. Путина произвести "зачистку" ряда областей, в том числе Тверской?
      
- Есть несколько понятий, которыми можно определить это заявление. Более нейтральное - политический прессинг. Более точное - провокация.
      Видите ли, между мной и Владимиром Александровичем есть существенная разница еще и в том, что я свои представления о характере и намерениях президента России формирую при личных встречах, а он довольствуется привычной атмосферой кулуарных слухов и партийных домыслов. Как раз из этого ряда - "информация" Баюнова о предстоящей суровой проверке Тверской, а также Курской и некоторых других областей.
      Если бы это было так, Путин вряд ли поехал бы в праздничные дни именно в Курскую область. И вряд ли в его рабочих планах на июнь фигурировал бы возможный визит к нам в Тверь совместно с президентом Польши А. Квасьневским. И тем более президент не пригласил бы меня для обсуждения внесенных им в Госдуму законопроектов.
      Так что предположения товарища Баюнова о скором введении в Тверской области внешнего управления (хорошо еще, что не войск) - не более, чем фантом нездорового воображения.
      - Владимир Игнатьевич, многих интересует ваше отношение к президентским законодательным инициативам...
      
- Как уже говорилось, я был в числе тех региональных руководителей, с которыми Путин решил обсудить эти законопроекты еще до их внесения в Государственную Думу. Первый из них - о новых принципах формирования Совета Федерации - не вызвал большой полемики, потому что его следствием должна стать, на наш взгляд, более эффективная работа верхней палаты нашего парламента.
      Напомню, что речь идет о постепенной замене сенаторов-губернаторов и глав Законодательных Собраний на представителей губернаторов и местных законодателей, которые, как и депутаты Госдумы, будут работать на постоянной основе, находиться там постоянно, а не так, как мы сейчас, приезжая раз в месяц на пленарные заседания.
      - Некоторые губернаторы, в частности, Аман Тулеев, высказали резкое несогласие с предлагаемым порядком формирования Совета Федерации, заявив, что фактически речь идет о ликвидации этого органа. Ряд комментаторов называет удивительной готовность большинства региональных руководителей поддержать данный законопроект. Вы с этим не согласны?
      
- Не согласен. При таком варианте формирования Совета Федерации губернаторы сохраняют возможность влиять на позиции своих представителей по всем вопросам, при этом не отвлекаясь от своих непосредственных обязанностей. Более того, ликвидируется фактическое нарушение принципа разделения властей, когда губернаторы, возглавляющие органы исполнительной власти в регионах, занимаются в Совете Федерации законодательной работой.
      Нет ничего удивительного в том, что мы готовы согласиться с более рациональной системой формирования верхней палаты Федерального Собрания. Впрочем, законопроект еще будет обсуждаться Государственной Думой и Советом Федерации и прозвучат различные суждения на этот счет.
      - Ну а как быть с другими предложениями? Например, с правом президента отрешать от должности законно избранных губернаторов и аналогичным правом региональных лидеров по отношению к главам муниципальных образований?
      
- Эти проекты федеральных законов вызвали живой отклик. Некоторые, например, высказавшийся передо мной президент Татарстана Минтимер Шаймиев, предлагали сначала более четко провести разграничение властных функций федеральных органов власти и региональной исполнительной власти. Чтобы каждый избиратель знал, за что конкретно отвечает губернатор, а за что - президент страны. Мне кажется, что за этим просматривается попытка если не торпедировать, то затянуть принятие и вступление в силу предлагаемого законопроекта.
      Я в своем выступлении был более радикален и предложил проводить процедуру отзыва губернатора не через суд с конечной инстанцией в Верховном Суде, а непосредственно по представлению президента. Ведь если пойти путем, предложенным Шаймиевым, нам никогда не удастся полностью разделить ответственность между президентом России и местными руководителями. Эта ответственность была, есть и будет солидарной. И когда люди идут на выборы, они не будут вдаваться в эти тонкости, им главное - происходят изменения к лучшему в их жизни или нет.
      Если эта логика верна, а она верна, то возрастающая ответственность губернаторов перед президентом должна быть уравновешена адекватным ростом губернаторских полномочий. Тогда и спрашивать можно не через суды, а напрямую.
      Такая же схема должна быть и в отношениях между губернаторами и главами муниципальных образований.
      Тюменский губернатор Рокецкий развил мою мысль и предложил даже назначить губернаторов заместителями представителей президента всех семи федеральных округов. И спрашивать уже не только как с губернаторов, но и как с представителей президента на местах.
      - И какова была реакция президента?
      
- Он назвал мои предложения интересными и сказал, что надо будет над этим подумать. Но вносить законопроекты пока нужно без поправок. Поправки, это вполне очевидно, могут возникнуть в ходе обсуждения законопроектов в Госдуме и на Совете Федерации.

Беседовал Валерий Васильев

БОМБА ДЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ

Очередное заседание суда по громкому делу о губернаторских выборах в Твери началось не как обычно. После двухнедельного перерыва, данного юристам губернатора на подготовку объяснений ответчику, выяснилось, что ответ так и не подготовлен. Председатель суда Вера Малич вынуждена была истребовать объяснение. Ответ последовал уклончивый и маловразумительный. Дескать, времени было недостаточно, нужна еще неделя. Юристы губернатора, очевидно, предполагали, что после их заявления суд мирно отправится отдыхать еще неделю, но не тут-то было. Заседание продолжилось. Похоже, судьи устали от бесконечных приемов губернаторской команды, стопорящих ход планомерной работы солидного учреждения. Да и трудно не понять, что вовсе не времени, а аргументов для защиты не хватает команде губернатора. Проще говоря, крыть нечем. Поэтому и не услышали собравшиеся убедительных ответов, почему в ходе избирательной кампании осуществлялся подкуп избирателей: где стаканом водки за "правильно опущенный бюллетень", где билетом на концерт, где продуктами питания, а где и прямой раздачей денег. Впрочем, все это еще предстоит.
      Пока же суд решил заслушать заявителей по новым дополнениям к жалобе. В частности, адвокат В. Баюнова Ю. Баландин зачитал в зале суда список лиц, включающий тридцать семь фамилий. Все эти избиратели готовы выступить в суде и рассказать, как проходила на самом деле акция "Голосуй и отдыхай", кто, где и на каких условиях раздавал пригласительные билеты жителям губернии.
      Заслушал суд и дополнения к жалобе представителя В. Баюнова В. Соловьева. Эффект от сделанного им заявления был подобен эффекту разорвавшейся в зале бомбы. Соловьев привел суду доказательства чрезвычайной важности. Непосредственно в день выборов, в те поздние часы, когда в облизбирком стекались данные об итогах голосования, о которых регулярно каждые полтора часа должны были информировать население местные электронные средства массовой информации, центр областного волеизъявления избирателей внезапно посетили две значительные фигуры - заместитель губернатора Быстров и полномочный представитель президента Карякина. После этого в оповещении наступила, что называется, резкая пауза. Что происходило в это время в тех самых "коридорах власти", с полной достоверностью сказать невозможно. Однако тенденция к усилившемуся сокращению разрыва между кандидатами в пользу Владимира Баюнова была резко нарушена. "Кривая" за Платова постепенно стала нарастать, что и обеспечило ему в дальнейшем весьма скромный перевес в 3411 голосов. Тайна происходившего в кабинете председателя облизбиркома М. Титова, похоже, тайной и останется, но недаром говорят, что нет ничего тайного, что рано или поздно не становилось бы явным. Вот это явное и обнаружил В. Соловьев благодаря использованию системы "ГАС-выборы". Именно государственная автоматизированная система со всей очевидностью выявила "оплошности" при подсчете голосов. Она показала, что "потерянное для избирателей время", пока молчал избирком, молчали СМИ, молчали журналисты, "нашли" за закрытыми дверями, так как именно в этом интервале в компьютерные программы были введены повторно 70 протоколов об итогах выборов на избирательных участках. За предыдущие часы компьютеры получили лишь два протокола.
      По избирательному законодательству для введения протокола повторно требуется, во-первых, очень убедительная причина. Нужен созыв всей территориальной комиссии, пересчет бюллетеней, подписание всеми членами комиссии нового протокола, специальное разрешение ответственного лица за вмешательство в работу компьютера. Лишь в одном случае из семидесяти были соблюдены надлежащие условия: на избирательном участке №1301, хотя и здесь не все ясно. Причиной вмешательства послужило внезапное обнаружение 57 "потерянных" бюллетеней. По заявлению В. Соловьева, учитывая данное обстоятельство, никто ныне не может утверждать о достоверности результатов голосования на семидесяти участках, где проголосовала 21 тысяча избирателей.
      Таким образом, прозвучало предложение представителей Баюнова об истребовании протоколов со всех избирательных участков, было внесено ходатайство о наложении ареста на всю выборную документацию и компьютерную систему облизбиркома "ГАС-выборы".
      После проведенного совещания судья Вера Малич вынесла определение суда: истребовать распечатки протоколов из избирательных комиссий, заслушать в суде экспертов системы "ГАС-Выборы", а также ряд свидетелей. Вопреки ожиданию губернаторской команды в суде назначен не недельный, а двухнедельный перерыв.

Валентина Касьянова, помощник Владимира Баюнова

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru