Архив номеров

    ОСКОЛКИ ЖИЗНИ
  "СУХОЙ" ИЗ СУХУМИ

Руслан любил приезжать в Тверь проведать своего армейского друга Эдика. Из настороженной и примятой Абхазии попасть в тихий и приветливый город - всегда в радость. Правдами-неправдами, взятками да "хабарами" Руслан оплачивал возможность привезти тверичам мандарины, орехи и специи - то немногое, что еще можно вытащить на продажу. Дороговато обходились ему эти рейсы, но кормить семью чем-то надо. Вот и попробовал однажды привезти "дурь". Запрятал ее так, что ни одной собаке не вынюхать.
      В Твери с покупателем проблем не было: только с другом вышли к "Селигеру", тут же заметили парочку молодых кавказцев. Слово за слово, и товар скинули. В следующий раз Руслан привез товар получше. А кавказцев тех нет. И вообще точку у гостиницы стали пасти менты. Эдик предложил: "Поедем к цыганам. Я тут полгода таксовал частником, так все их пункты знаю".
      Поехали к залинейщикам. У дома Няньки облава. Насколько прилично одетых мужиков лежат мордой в снег, ноги враскоряку, руки за голову. Милиционер в маске лениво пинает огромным башмаком тех, кто что-то пытается вякнуть. Эдик принимает решение: "Едем либо к Гоше, либо к Корчагину. Не могут "маски-шоу" везде одновременно облаву делать. Они сейчас с Няньки очередной штраф возьмут и уедут". Приехали к Гоше. Цыгану товар явно понравился, но цену он сбил сразу втрое: "Облавы, менты, понты, опасности". Ну Руслан не стал выделываться, поторговался для порядка. Скинули товар и получили деньги. Цыган заказал еще, но чтобы никому ни слова. "Возишь только мне".
      Так и повелось. Руслан все привозит, Эдик подкатывает поближе к цыганской базе, высматривает знакомую девчушку-цыганочку либо пацана-цыганенка. Через них дает весточку Гоше. Потом где-то встречались и меняли товар на деньги. Мир нариков очень тесный, тут быстро все вычисляется. Нового поставщика, худощавого абхазца-мандаринщика, "сосчитали". Даже "погонялу" придумали - Сухой. То ли за сухумское происхождение, то ли за тощий внешний вид. Короче, подъехали в дом к Эдику очень приличные, вежливые мужчины. Не из правоохранительных органов, а, скорее, наоборот. Из небольшого поселка, что на железной дороге расположен между Тверью и Москвой. Парни приехали поговорить, познакомиться. Привез их... сослуживец Эдика (оба работали в охране одной фирмы). Поселковские сразу предложили цену больше, чем цыгане. А какой придурок от бабок откажется? Работа пошла. В России все быстро - нажива, болезни, смерть. Не успеваешь оглянуться...
      Сколько ездок сделал Руслан - не могу сказать. Одна беда, Эдик стал сам пробовать товар. У поселковских нашлись-таки конкуренты. Уж не они ли, но подсадили бравого охранника на иголку. Как компаньон он стал никакой. Новую, самую крупную партию наркоты Руслану пришлось реализовать самому. Сроки поджимали. Часть товара, как было оговорено заранее, Руслан скинул постоянным покупателям. Излишки отвез к старому знакомцу цыгану. Там даже цену сбивать не стали. Первый раз решил Руслан предложить товарец конкурентам, новым приятелям Эдика. Там взяли все, и по самой дорогой цене. Там же заказали партию большую, научили, как лучше провозить товар, договорились о сроках. Потом Руслан уехал домой.
      До сей поры ни жена, ни мать, ни трое дочек Руслана не ведают, куда же он девался. В милицию обращались - нет ответа! Трагикомедия: "Граждане милиционеры, найдите возчика наркоты!"
      Эдик-охранник резко опустился. Наркота его сломала. Жена сдала его в клинику. Он пытается лечиться, но, видимо, бесполезно. Дома не показывался уже два года.
      Из всей истории жаль только матерей и детей главных персонажей. Про их жен что сказать - видели, знали и молчали! Видно, материальные блага, что приносила эта смертельная торговля, были дороже, чем порядочность и сознание преступности поступков их мужей. Подумайте, сколько мерзости ввез только один Сухой из Сухуми и сколько за его товаром погубленных судеб.
      Не называю подлинных имен, так как ни обывателю, ни милиции это ничего не даст. Главный герой исчез, видимо, навечно. Не знаю я его точных покупателей, так как саму историю услышал от младшего брата Эдика, а тот знал не все. От Эдика теперь вряд ли чего можно добиться, да и где он сам? Дома его след потеряли, хотя кто-то сказал, что видели его в Кимрах... Ворошить все - много гадостей всплывет. Одно ясно - все придурки, что хотят быстрых денег, всегда кончают дни, как герои вышеизложенного. А вот знать бы, кто скупщик-заказчик? Кто стоит за всеми этими поселковскими и залинейщиками, за мелкими кавказскими торгашами дурью? Да, видимо, правда - меньше знать, дольше жить. На этом пока и остановимся.

Юсуф Алиев

ДЕБИЛ ВЫХОДИТ НА ОХОТУ

Говорить Игорек Взмошной начал только в четыре года, поскольку его родители были хронические алкоголики. Вскоре после рождения сына они до смерти угорели, а мальчик выжил и попал в одну из школ-интернатов Тверской области для детей с замедленным умственным развитием.
      Диагноз мальчику поставили такой: олигофрения, степень имбецильности (т.е. средняя форма врожденного слабоумия - тяжелее дебильности, но легче идиотии). Неудивительно поэтому, что в свои 15 лет Игорек заканчивал только третий класс. Зато физически мальчик был развит гораздо лучше других воспитанников интерната. Почти двухметрового роста, в плечах, как говорится, косая сажень, парень был настолько силен, что не всякий мужчина из персонала школы решался делать ему замечания.
      Игорек прекрасно чувствовал свои реальные преимущества и с неизменным удовольствием их использовал. Однокашники и однокашницы силача, отведавшие его кулаков, боялись лишний раз к нему подходить; доставалось не только младшим ребятам, но и старшим - тем, кто послабее.
      Стараниями директора интерната школа обзавелась видеомагнитофоном. Покупка пришлась по вкусу не только воспитанникам - кому, собственно, она и предназначалась, - но и работникам заведения. Из преподавателей самым заядлым видеолюбителем оказался учитель физкультуры Супоросов, собравший обширную коллекцию крутых ужасников, боевиков и эротики.
      Так вот, Игорек и тут проявлял недюжинную смекалку. Так и осталось неизвестным, каким именно образом ему удавалось выкрадывать у Супоросова кассеты, тем не менее, факт остается фактом: не раз и не два Игорька заставали ночью в актовом зале за просмотром совсем не детских фильмов. С раскрытым от восхищения ртом мальчик наблюдал разврат, наиболее отвратительные моменты приветствуя идиотским хохотом.
      Он открыл для себя и иные удовольствия. Систематически воровал у персонала сигареты и выпивку. Нередко после этого мальчик устраивал в интернате безобразный дебош.
      Однако и эти выходки дегенерата вполне могли сойти за невинные шалости по сравнению с тем, что он пытался вытворять, когда у него пробудился половой инстинкт. Сначала педагогов посетило страшное подозрение. А уже потом открылся и бесспорный факт: подросток неоднократно наносил визиты девочкам, которых пытался подвергать унижениям, точь-в-точь таким, какие были запечатлены на супоросовских видеокассетах.
      Таким образом, нет ничего удивительного в том, что, когда у одного из сторожей школы в феврале нынешнего года пропал двуствольный обрез и полное ведро патронов к нему, подозрения администрации обратились в первую очередь на Игорька. Допросы, однако, не дали никаких положительных результатов, равно как и прочесывание всей территории школы; заявлять же в милицию побоялись: обрез был незарегистрированный. Следующие два месяца весь персонал заведения жил как на иголках; надеялись, впрочем, по русскому обычаю, что пронесет как-нибудь, - да и вообще, может быть, это не Игорек обрез украл. Но не стоило быть такими беспечными: Игорь давал веские основания для беспокойства. Со времени пропажи обреза он нередко, лежа глубокой ночью в постели, вдруг разражался оглушительным хохотом. Услышав эти чудовищные звуки, все воспитанники заведения просыпались и начинали громко плакать.
      Страстная неделя была для всех сотрудников интерната радостной: готовились встречать Пасху и Праздник весны и труда. Однако за приятными хлопотами работники школы почти перестали обращать внимание на ситуацию в заведении. А зря: они непременно заметили бы, что и Игорек тоже чего-то ожидает.
      Трагедия разыгралась вечером 1 мая. Сотрудники интерната душевно отметили праздник, ничто не предвещало беды. Однако и Игорек в этот день без выпивки, естественно, не остался. И вот, опорожнив банку самогона, он достал из тайника обрез, зарядил его, рассовал по карманам оставшиеся патроны и отправился на "подвиги".
      Первыми жертвами дегенерата стали истопник и библиотекарша, мирно уединившиеся в чуланчике. На звуки выстрелов сбежалось несколько человек; Игорек открыл пальбу, и люди бросились врассыпную.
      Сотрудники интерната в спешном порядке начали будить детей и покидать с ними территорию школы. Двое отправились пешком в райцентр за милицией, остальные же прибежали в деревню, где жила директриса, и рассказали ей о случившемся.
      Самоотверженная женщина, невзирая на уговоры подчиненных, решила, не дожидаясь милиции, пойти в интернат, чтобы спасти своих подопечных. Твердым шагом, сопровождаемая следовавшими за ней на почтительном расстоянии коллегами, Галина Андреевна вошла в здание и властно позвала: "Игорек!" Тот не замедлил появиться с обрезом наперевес. "Что ты хочешь?" - строго спросила директриса. Ответом была нецензурная брань. "Ну-ка брось!" - прикрикнула директор и, уверенно подойдя к идиоту, рванула обрез у него из рук. И тут случилось ужасное: Игорь дико расхохотался и выстрелил в Галину Андреевну. Но, к счастью, только ранил ее. Возможно, детей бы ждала настоящая Вальпургиева ночь. Но приехала милиция. Сначала ситуацию пытались разрешить мирными средствами, но агрессивный идиот на все уговоры милиционеров отвечал выстрелами. "Другого выхода у нас не было", - с сожалением признается младший сержант Урожнюк.

Роман Косяков

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ НОГИ НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ

Эту историю можно было бы отнести к "приколам нашего городка", если бы не одно "но". Это не вымысел, а горькая, неожиданная и ужасная правда.       Российский человек теперь совсем не тот, что был лет двадцать назад. Нынешний - более крепкий и подготовленный. Меня посетила мысль, вызвав мороз по коже. Представьте, если бы этот рассказ попал в руки советского человека образца 1980 года. Если бы ему приоткрыли завесу в будущее и окунули в новореальное бытие. Думаю, 90% граждан свихнулись бы на месте. Постепенное погружение в действительность спасло нам рассудок.
      Итак. Время действия: февраль 2000-го. Место действия: город Бежецк.
      Мужчина замешкался на железнодорожных путях. В результате он потерял обе ноги. Тут, конечно, шум, гам, "скорая", милиция, в общем, все как обычно в таких случаях, которые, увы, не редки. Сделали пострадавшему укол обезболивающего, обработали раны и увезли его на "скорой" в больницу.
      Инцидент можно было бы считать исчерпанным. Ну чего может не приключиться на железной дороге? А наша-то история именно отсюда и начинается. Новоиспеченного инвалида увезли, а отрезанные ноги оставили. Нет, оно понятно, что уровень медицины у нас не тот, чтобы пришить их. Видимо, было невозможно. Но, извините, чтобы допустить ситуацию, при которой на земле свободно бы валялись человеческие конечности, - такого не было. Мужчины отнесли ноги и бросили в сторону с глаз долой.
      Их заприметили вездесущие галки. Они дружно набросились на неожиданную находку, воровато озираясь с ближайшего забора.
      Мужики-железнодорожники, в деталях знавшие о случившейся трагедии, громко обсуждали происшествие. Дело в том, что на тех отрезанных ногах была вполне приличная обувь. А зимние ботинки, сами знаете, сколько нынче стоят. В общем, решили их, как бы это сказать, расшнуровать и в хозяйстве использовать. Да вот незадача: второй из собеседников, к которому эта мысль, по всей видимости, пришла еще ранее, посетовал, что один ботинок поврежден колесом вагона. Не повезло.
      Эту беседу услышал бомжеватого вида тип, который околачивался неподалеку от собеседников и что-то бубнил себе под нос. Когда речь зашла о бесхозных оторванных ногах, бомж прекратил бормотание и начал вслушиваться в диалог мужиков. А к ним в это время подошел еще один приятель. Что да как? Сообщили они ему о ногах и об испорченном ботинке. Ну и место, где они лежат, сказали. Бомжеватый субъект прекратил топтаться на месте и уверенно направился в сторону, где, по словам мужиков, лежали ноги. Проходя мимо станционных рабочих, он что-то напевал себе под нос. Мужики что-то разобрали из слов бомжа про ноги и холодец. Да ну! Быть не может. А чем черт не шутит?! Любопытство побороло. Направились они к месту, где лежали бесхозные, попорченные вороньем ноги в ботинках. Смотрят, а их уже и нет. Лишь успели заметить фигуру быстро удаляющегося бомжеватого субъекта.

Андрей Нестеров, г. Бежецк

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru