Архив номеров

    КРИМИНАЛ
  БРАТИШКИ
Чуть меньше трех месяцев хватило 19-летнему Максиму Грушуну и его несовершеннолетнему брату Роману на то, чтобы из заправских уличных хулиганов превратиться в жестоких убийц родного человека.

На удивление замкнутый, когда-то неспособный к учебе Максим по месту работы в Андреапольский леспромхозе характеризовался вполне положительно. Его младший брат Ромка вообще был далек и от учебы, и от работы. Кое-как закончив 5 классов, Роман решил, что лучшим учителем его жизни был и остается старший брат. Максим с Романом ладили хорошо. Вот только мать всегда удивлялась тому, как ее спокойный, тихий, угрюмый Ромка, будучи со старшим братом, вечно умудрялся вляпаться в какие-нибудь глупые истории. Последние три истории, в которые попали братишки, вылились для обоих в толстенное уголовное дело.
      Первый прокол братьев произошел через две недели после того, как некто Рудаков попал в Андреапольскую районную больницу с ушибами грудной клетки и сотрясением головного мозга. Очухавшись после лечения, Рудаков отнес в отделение милиции заявление, где сообщал, что в день профессионального праздника - Дня леса - его избили и отобрали 200 рублей, законно полученных на работ. Обидчиками выступали братья Грушуны. Точнее, Максим. Его младший братишка равнодушно взирал на сцену избиения и ждал, когда Максим поделится с ним добытыми деньгами. Но брат не поделился. Роман на это не обиделся.
      Через полтора месяца после случившегося от генерального директора АО "Сельхозтехника" в райотдел милиции поступило заявление о том, что со склада предприятия похищены запчасти и агрегаты на сумму более 3 тысяч рублей. Это дело также не обошлось без цепких рук братьев. В день кражи, 17 октября, Максим предложил Роману "кинуть" склад - мол, железки продадим и деньги появятся. Роман размышлял недолго. Он всецело верил в умственные способности и авторитет своего братца. А уж деньги лишними никогда не бывали.
      Около девяти утра братья забрались на территорию предприятия и подошли к мастерской. Максим аккуратно выставил окно, залез внутрь, с проворством открыл входную дверь и, оглянувшись вокруг, впустил младшего брата. Кабель, гидронаносы, сверла, пассатижи, газовый ключ, отвертки и еще несколько безделушек входили в список утащенных вещей. Братишки ловко разобрали на запчасти насосы и сдали полученный металлолом проезжавшим мужикам. Вырученные деньги Максим забрал себе. Оставшиеся железяки по наследству перешли к Роману. На этом о краже и забыли.
      Идея убить родную бабушку Валентину Петровну пришла в голову Максиму еще в середине декабря. Внучок решил выступить судьей и приговорить бабульку к смертной казни за все ее земные грехи, среди которых значились спаивание отца братьев, отсутствие со стороны бабушки материальной помощи их семье да частая ругань в адрес Ромки и Максима, что вообще было непозволительно.
      Накануне Нового года братишки решили навестить бабушку. Максим явился около пяти вечера. А так как уже до праздника пребывал во хмелю, он просто улегся спать. Часов в шесть пришел младший брат. Пробудившись, Максим завел с ним малозначащий разговор. И по привычке братья закурили прямо в комнате. За что и были без промедления осуждены Валентиной Петровной. На выпады сварливой бабки братья резко огрызнулись, и та удалилась в кухню хлопотать по хозяйству.
      Максим не мог успокоиться от наглости родной бабушки, которая в очередной раз посмела повысить на них голос. И просто предложил Ромке: "Давай убьем ее!" Наградой за соучастие Роману была обещана часть бабушкиной пенсии, полученной ею несколько часов назад. Братишки отправились на кухню, где по-прежнему хлопотала Валентина Петровна. Максим набросил на шею бабушки ремешок, а Роман скрутил ей руки. Все бабушкины попытки сопротивления подавлялись крепкими ладонями внука. Максим все сильнее затягивал ремешок на шее жертвы, безжалостно внимая ее глухим хрипам. Когда бабушка чуть-чуть притихла, внук ослабил удавку, чтобы проверить, жива ли она. Почувствовав свободу, Валентина Петровна дернулась, и Максим вновь натянул концы ремешка. Минут через 15 бабушка перестала дергаться. Поддерживая с помощью младшего брата тяжелое тело, Максим залез в карман спортивных брюк Валентины Петровны. Оттуда он вытащил пакет из-под соли, где ровненькой пачкой покоилась бабушкина пенсия - 900 рублей. Взвалив мертвое тело на кровать, братья спокойно отправились отмечать канун Нового года.
      Днем 2 января, когда родня стала выказывать беспокойство о странной пропаже Валентины Петровны, братишки вернулись в дом бабушки. Оставив младшего караулить на улице, старший брат зашел внутрь. Роман с привычным равнодушием курил и слушал, как грохочет чем-то в прихожей Максим. Через некоторое время старший брат вышел из дома. "Спрятал!" - буркнул он и направился прочь.
      Странный запах заметила тетя Максима и Романа. Вместе с участковым милиционером родня недоуменно осматривала пустой дом Валентины Петровны. "Мусорное ведро пахнет..." - занервничал Максим. Вскрыв полы в сенях, присутствующие с ужасом обнаружили в погребе труп Валентины Петровны. В тот же день братишек задержали по подозрению в убийстве. Свою причастность к остальным преступлениям братья признали сразу.

Наталья Шутова

P.S. Максима приговорили к 13 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Его младшего брата - к 9 годам с отбыванием в воспитательной колонии общего режима.
      Фамилии и имена героев изменены. Материал подготовлен при содействии пресс-группы Тверской областной прокуратуры.

САМОЕ СТРАШНОЕ - ЭТО БЕССМЫСЛЕННОСТЬ
Иван Лукошин за свою жизнь уже успел пару раз не поладить с законом. Последний раз он побывал в местах не столь отдаленных за то, что в пылу какого-то спора "неудачно" помахал ножичком.

В один из первых дней сентября прошлого года Иван зашел к своей матери, которая жила в коммунальной квартире в доме на проспекте Победы. Однако той дома не оказалось - уехала на несколько дней в деревню. Тем не менее, уже изрядно пьяный Лукошин решил здесь задержаться. Он прошел на кухню и стал разогревать обед.
      И тут на пороге кухни появилась 85-летняя соседка матери по коммуналке Таисья Судакова. Прошла в кухню и начала недовольно ворчать на незваного гостя. Спросила, где его мать, и, услышав, что в деревне, принялась выгонять Лукошина вон. Бабушка Таисья недолюбливала сына своей соседки уже давно за то, что был не в ладах с законом, да и пил безбожно. И потому, несмотря на слабое здоровье и старческую немощь, при случае высказывала ему свое недовольство.
      Разозлившись на старушку, Иван ударил ее кулаком по голове. Таисья Павловна, причитая еще громче, направилась в свою комнату. И тут, как позже показал Лукошин на следствии, на него "что-то нашло". Вместо того, чтобы уйти или, по крайней мере, затихнуть, он ринулся за "обидчицей". И, следуя своей привычке, чтобы заставить пожилую женщину замолчать, пустил в ход кулаки. Очередной удар в лицо свалил Судакову на диван. Обуреваемый безудержной яростью, Лукошин ударил беззащитную старушку еще раз.
      С чего он набросился на худенькую, полуслепую и полуглухую бабулю, которая не в состоянии была оказать ему мало-мальского сопротивления, так и останется неизвестным.
      Осмотрев лежавшую без движения жертву, Иван пощупал запястье и, не обнаружив пульса, решил, что она мертва. Поняв, что терять ему нечего, а жить на что-то надо, он вынес из комнаты купленный пару лет назад на скопленные бабулей деньги телевизор "Самсунг". Прихватив украденное, он запер дверь квартиры и удалился. Телевизор он продал на рынке за 800 рублей незнакомому кавказцу.
      Итак, деньги на первое время у него были. Прикинув, что теперь делать и как быть, Лукошин отправился к своему знакомому Лапшину. Тот приютил его, но и здесь провести время мирно гость не сумел. Через пару дней его совместная попойка с хозяином окончилась поножовщиной. Лукошин в пылу ссоры схватился за нож и ударил им Лапшина. Последнему повезло больше, чем несчастной старой женщине. Нож лишь проколол кожу и особого вреда мужчине не нанес. То ли поэтому, то ли просто из дружеских чувств пострадавший от претензий к обидчику отказался.
      Зато обидчика - Ивана Лукошина - видимо, начала грызть совесть. Но, скорее всего, прекрасно понимая, что влип он по-крупному, явкой с повинной убийца решил облегчить свою участь. Но лишь спустя два дня после случившегося с утра пораньше он появился у окошка дежурного Московского РОВД. Объяснив, в чем дело, он дал показания и поехал с опергруппой показывать место преступления. Дверь в квартиру матери и Судаковой была закрыта. И, как оказалось, открыть ее естественным путем невозможно - Лукошин забыл у порезанного друга ключи.
      Сыщики сомневались, стоит ли ломать дверь, поскольку не верили Лукошину. Но тут из-за нее послышались стоны. Заслышав их, Лукошин медленно сполз по стенке, повторяя как заклинание: "Слава Богу, жива, слава Богу, жива!" По просьбе сотрудников милиции он сам вышиб дверь и вместе с ними вошел в квартиру.
      Маленькая скорченная фигурка лежала на полу в коридоре. Несмотря на страшные травмы и переломы, женщина была еще жива и тихо стонала. Остается только догадываться, каковы были ее страдания в течение тех двух дней, но у нее хватило сил выползти из комнаты в поисках помощи.
      Скорее интуитивно почувствовав, чем увидев приближающихся мужчин, старушка сжалась еще больше и застонала громче, видимо, решив, что вернулся Лукошин, чтобы добить ее. "Скорая" срочно увезла Таисью Судакову в больницу, но спасти ее жизнь врачам не удалось - в реанимации она скончалась.
      За нанесение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть пострадавшей, суд приговорил Лукошина к одиннадцати с половиной годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима. С учетом явки с повинной, чистосердечного признания и активной помощи следствию. Только вот продиктованы все эти "душевные порывы", по мнению помощника прокурора Московского района Ирины Ульяновской (поддерживавшей обвинение по этому делу), были исключительно желанием "скостить" срок.
      А как же - своя жизнь дороже жизни немощной старушки. Только мучает один вопрос - за что такая бессмысленная и страшная смерть?

Вера Моторина

P.S. Имена и фамилии изменены.

ЗА ЧТО САЖАТЬ НАРКОМАНОВ?
В №35 "Каравана" от 04.05.2000 г. опубликован материал Б. Ершова "Наркоман - это больной или преступник?" Вынесенный в заголовок статьи вопрос автор решает с уверенностью, достойной лучшего применения: "Наркоман - не бедненькая жертва, а преступник", а, стало быть, "для обуздания наркоты необходимо в России применить насилие". Всем бы хороша была статейка - да только г-н Ершов забыл растолковать нам, какое же, собственно, преступление совершает наркоман, ловя свой губительный кайф.

Г-н Ершов предлагает изолировать всех жертв наркозависимости, рассуждая, видимо, так: если он и не совершил преступления, то может совершить его. Между тем такая практика противоречит принципу презумпции невиновности - одному из основных в уголовном праве любого демократического государства.
      Чем же ему пришлось так не по вкусу либеральное отношение к наркоманам? Свои претензии к либерализму автор формулирует в четырех пунктах. Рассмотрим их по порядку.
      1. Рост числа страдающих наркозависимостью, который и обусловил соответственное увеличение смертности, безусловно, является следствием демократических перемен в нашем обществе. Однако собственно отмена пресловутой статьи 224 (3) здесь ни при чем - даже если эта статья и осталась в силе, наркоманов от этого в новых условиях меньше бы не стало: в советское время кололись меньше не из-за страха, а из-за недоступности зелья.
      2. "Лечение наркоманов неэффективно и дорогостояще". Тем не менее, это не основание для того, чтобы общество отказалось помогать больным. Доказывать читателю, что лечить наркоманов непрактично, - все равно что убеждать малообеспеченного человека сдать маленьких детей в интернат, а пожилых родителей - в дом престарелых.
      3. "Дискомфортность окружающих" - претензия абсурдная. Я говорил уже, что одно дело наркоман - преступник, который действительно должен быть наказан, и совсем другое - больной, "создающий дискомфорт". Если мой сосед в троллейбусе кашляет и чихает - его, стало быть, за это в тюрьму? Даже когда наркоман ведет себя аморально по отношению к друзьям, близким и т.д. - не следует забывать, что право и нравственность - вещи совершенно разные.
      4. "Возникновение наркобизнеса". Здесь наркоманы и вовсе уж ни при чем: даже переведись они в России совсем, наркодельцы все равно не останутся в убытке. Так как торговля наркотиками - бизнес международный, и подпольные коммерсанты могут прекрасно зарабатывать на одном транзите. При этом уголовных статей против торговцев смертоносным набором никто не отменял.
      Как видим, все претензии автора к нынешнему законодательству оказываются необоснованными. Конечно, нельзя не согласиться с г-ном Ершовым в том, что применяемые ныне методы борьбы с наркоманией себя не оправдывают. Однако и программа самого автора никакого эффекта не даст. Давно пора понять, что "наш русский", "особый" путь (то есть "держать и не пущать") не только унижает достоинство человека, представляя собой, по сути, не что иное, как моральный террор, но и не приводит к искомой цели. Многочисленные примеры из нашей истории свидетельствуют: запреты на что бы то ни было всегда приводили лишь к одному результату - повсеместному их нарушению.
      Не лучше ли обратиться к опыту цивилизованных стран? Там не стоит проблема организации наркодиспансеров - они уже давно работают на пользу общества. Борются на Западе не только собственно с наркоманией, но и с порожденными ею явлениями. Именно из опыта западных стран мы почерпнем по-настоящему действенные средства для решения этой проблемы.
      Наркомания - зло не потому, что превращает людей в преступников, а потому, что делает из них больных. Болезнь и заставляет многих своих жертв нарушать закон. Свое утверждение "наркоман - преступник" г-н Ершов оставляет без доказательства. Боюсь, для него и не важно, верен его тезис или нет; он исходит лишь из соображений "государственной пользы": пусть, мол, и невиновен, зато опасен и дорого стоит - лучше сразу в резервацию. Однако такая практика едва ли многим лучше действий Гитлера, уничтожившего в Германии всех душевнобольных. Радея о благополучии нации, г-н Ершов упустил из виду права личности, а это (старая история) вполне логично привело его к проповеди террора и беззакония.

Геннадий Строганов

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru