Архив номеров

    КРИМИНАЛ
  СКОРО МЫ БУДЕМ БОЯТЬСЯ ОТКРЫВАТЬ ДВЕРИ ДАЖЕ ДРУЗЬЯМ
В тот спокойный апрельский день ничто не предвещало беду. Вся семья Константина Минькова находилась дома - жена, еще не полностью оправившаяся от сложной операции, маленькая дочка и сын. В последнее время жизнь не баловала его. На плечи Кости легло немало забот и переживаний - жена Марина страдала онкологическим заболеванием, и недавно сделанная операция вселила надежду. Жизнь постепенно входила в спокойное русло. А беда уже стояла за дверью. В образе четырех молодых людей, пришедших к дому Миньковых с явно недобрыми намерениями.

ЗАГОВОР

Троих крепких, но явно страдающих от недостатка денег и избытка свободного времени парней некий Андрей (личность которого следствием пока не установлена) посчитал лучшими соисполнителями своего преступного замысла. Познакомился с ними и слово за слово ненавязчиво предложил весьма выгодное дельце. Коттедж бизнесмена, у которого наверняка было что взять, стоял в поселке им. Крупской немного на отшибе. Что и привлекло внимание Андрея. Обрисовав ситуацию и заручившись согласием новых знакомых - Дмитрия Крошилина, Алексея Казина и Алексея Воробьева - он предложил действовать.
      Остановив попутную машину, четверо парней попросили водителя отвезти их в поселок им. Крупской. Засветло добравшись до назначенного места, молодые люди дождались наступления темноты и, когда в окнах зажегся свет, подошли к дому. Алексей постучал в окно и попросил выглянувшую хозяйку позвать Константина. А сам направился к входной двери, где стояли подельники. И тут они с некоторым удивлением увидели, что Андрей вытащил пистолет. Однако даже это не изменило их преступных намерений, хотя они еще могли повернуться и уйти, чтобы не ломать жизнь ни себе, ни людям, стоявшим по эту сторону двери.

НАЛЕТ

Жена крикнула Константину, что к нему пришли. Уверенный, что это кто-то из его многочисленных знакомых (ведь его же назвали по имени), он без тени сомнения открыл дверь и... увидел наставленный на него пистолет. Неизвестные в масках ворвались в дом. Константин отчаянно сопротивлялся нападавшим, а в голове пульсом била мысль: "Что они сделают с Мариной! А дети? Что будет с ними?" Его попытки освободиться прервал Казин, ударив мужчину кирпичом по голове - Костя упал навзничь. А Крошилин тем временем занялся Мариной. Он повалил несчастную женщину на пол и прижал к полу, не давая сопротивляться. Марина умоляла пощадить ее, говоря, что ей недавно сделали операцию. Однако ее мольбы не нашли ответа у налетчика. Он не слушал того, что лепечет насмерть перепуганная женщина, требовал сообщить, где в доме находятся деньги. Марина сказала, что денег нет. Тогда он, недобро посмотрев, сообщил ей, что, если деньги найдутся, обманщице придется несладко. Осмотрев кухню, Крошилин нашел лежащие на холодильнике деньги - дневную выручку Константина. Андрей тем временем сам подошел к Марине и потребовал сообщить, где еще в доме есть наличность. Марина продолжала уверять мужчин, что денег больше нет.
      Затем разбойники стали методично обыскивать дом, попутно забирая все самое ценное. В одной из комнат они обнаружили детей. Трогать их, правда, не стали, но пригрозили расправиться, если они хотя бы пикнут. Полуживые от ужаса малыши испуганно затихли в комнате.
      Подонки забрали всю электронику, сотовый телефон, пейджер, но продолжали искать несметные богатства, вываливая на пол содержимое шкафов. Наконец, в одном из шкафов Андрей нашел американские доллары. Решив проучить обманщицу, он вернулся в кухню и ударил Марину в лицо. Потом молодчики покинули разграбленное ими жилище, оставив его хозяев приходить в себя от пережитого.

СУД

На скамье подсудимых Крошилин, Казин и Воробьев сидели молча, уткнув головы в колени. Но не потому, что им было стыдно за содеянное. Просто ужасно жалко было себя любимых - из-за какого-то нового русского теперь придется коротать дни на нарах.
      А Константин немного удивленно и отрешенно смотрел на окружающих и где-то даже не понимал, что собственно происходит. Зачем здесь все эти люди, о чем-то говорящие и что-то доказывающие друг другу. Ему казалось, жизнь застыла и никак не хотела сдвинуться с места. Зачем вся эта человеческая суета, если рядом с ним больше нет его любимой женщины, матери его детей, верной и понимающей Марины? Она не дожила до суда, умерла, когда еще шло следствие. Да, ее болезнь была неизлечима, но кто знает, не стала ли та, разыгравшаяся в последний день апреля драма катализатором страшной развязки? К сожалению, в суде никакой параллели между двумя трагическими событиями не провели. В ходе следствия почему-то даже не рассматривался тот факт, что в доме находились дети и что в их адрес тоже были угрозы. Выяснилось это уже на суде, как-то сразу поблекли слова адвоката о том, что совершившие разбой преступники глубоко раскаиваются в содеянном. И на вопрос обвинения, кто из них "утихомиривал" детей, ни одни из "раскаявшихся" не ответил, не взял на себя ответственности: "Это не я, не я..." Как нашкодившие мальчишки, только вот не поняли они, похоже, всего ужаса содеянного. Ни один из них не принес извинений убитому горем Константину ни в ходе следствия, ни на суде. И не попытались хоть частично возместить нанесенный ими ущерб. Ни они, ни их родственники. Вот вам и все раскаяние.
      Зато страсть как хотелось себя обелить (тем более что того самого неустановленного Андрея на скамье подсудимых не было). "Да что вы, да мы не знали, что там дети, мы бы не согласились совершить этот разбой" (как будто бездетных людей можно грабить); и что выхваченный Андреем пистолет был для них полнейшей неожиданностью. Но, если их так смутило это орудие убийства, почему они не отказались от задуманного. Наверное, посчитали, что их преступление не будет раскрыто. Так что руководствовались они, похоже, лишь чувством собственной безопасности.
      Кстати, а учинить разбойное нападение их заставило... тяжелое материальное положение. Действительно, ребята молодые, здоровые. На них пахать можно, а им кушать нечего, да и выпить тоже не мешало бы.
      В довершение ко всему предъявленный потерпевшим иск о возмещении морального вреда в 50 тысяч рублей судья посчитала слишком большим. По этому поводу можно сказать лишь, что, к сожалению, мы страдаем одной бедой - все разбои, грабежи и насилия мы считаем статистикой до тех пор, пока сами не становимся жертвами и сталкиваемся лицом к лицу с бедой. Иск в конце концов был удовлетворен в полном объеме, подсудимые получили по семь лет колонии строгого режима с конфискацией имущества. Только суд все время пытался сделать виновным государство, систему, поставившую людей в такое положение и заставившую их "зарабатывать" на жизнь столь жестоким способом. Почему же тогда мы все не выходим с ножом на большую дорогу - добывать хлеб насущный? Ведь бьемся же, как и Константин Миньков, пытаемся своими руками и головой сделать свою жизнь похожей на жизнь. И кто сказал, что это легко? Списать все на неустроенность проще простого. Давайте переводить стрелки, искать виноватых везде, только не в нас самих. И уже не за горами то время, когда мы не откроем дверь своей бронированной и зарешеченной квартиры даже самому близкому человеку.

Вера Моторина

P.S. Автор выражает особую благодарность помощнику прокурора Московского района Ирине Ульяновской за помощь в подготовке материала.
      Имена и фамилии потерпевших изменены.

308 РУБЛЕЙ - ЦЕНА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ
Проснувшись на рассвете, 77-летняя жительница одного из поселков Вышневолоцкого района Тверской области даже не могла подозревать, что это утро станет последним в ее жизни. Тамара Алексеевна поднялась с кровати, аккуратно заправила ее, оделась, умылась и занялась привычными домашними делами. Ранние визитеры, объявившиеся на пороге дома женщины, также не пробудили ее интуицию.

Одним ноябрьским утром двадцатилетний Александр Пивнев и его приятель Анатолий Авдеев, оба 39 лет от роду, сели похмеляться. Водка закончилась, как всегда, быстро, и собутыльники решили отправиться к Тамаре Алексеевне, которая приторговывала спиртным, обеспечивая тем самым прибавку к пенсии. По дороге Александр предложил: "Слушай, давай грохнем ее, а все деньги, которые у нее есть, заберем себе". Анатолий не сильно мучил свои захмелевшие мозги размышлениями, а потому согласился быстро.
      Тамара Алексеевна открыла дверь сразу. Анатолия она знала давно - тот нередко помогал старушке по хозяйству, получая от нее вознаграждение спиртным, продуктами или деньгами. Просьбу визитеров дать взаймы бутылку водки Тамара Алексеевна удовлетворила без особого промедления. И на этот раз ей повезло. Пивнев сделал знак - "убивать не будем". На том и разошлись. Тамара Алексеевна вернулась к домашним делам, а ее гости отправились дегустировать содержимое бутылки.
      Дружки пили у своего знакомого Ерофеева. С каждой новой стопкой идея отправить Тамару Алексеевну на тот свет, а потом завладеть ее богатством, нравилась собутыльникам все больше и больше. У Ерофеева нашлось подходящее орудие убийства - молоток и капроновый шнур от кипятильника. На концах последнего приятели "заботливо" затянули узлы, чтобы в случае чего орудие удушения не выскользнуло из рук. Около пяти вечера Пивнев и Авдеев стояли на пороге дома Тамары Алексеевны.
      Как и в прошлый раз, женщина без разговора отворила им двери. Едва переступив порог, Авдеев набросил на шею Тамары Алексеевны электрошнур и начал стягивать. "Толя, что ты делаешь?" - закричала она. Но Толя еще сильнее натянул шнур. "Бей давай!" - зло крикнул он своему помощнику. И Пивнев, достав из-за пазухи молоток, со всего размаху опустил его на голову жертвы. Женщина охнула и упала на пол. На ее лбу выступили первые красные капли. Но вид крови не остановил Пивнева. Он продолжал методично наносить удары по голове. Тамара Алексеевна кричала, пыталась звать соседку на помощь, молила о пощаде. Но все было тщетно. Каждый удар молотка, как часы, отсчитывал последние минуты жизни. Ее голос становился все тише и тише, пока не превратился в нечленораздельный хрип. Непонятно, какие чувства нахлынули на Пивнева, но неожиданно из его ослабших рук выпал молоток. Авдеев решил сам довершить начатое. А потому, подняв с пола орудие убийства, он со всей силы ударил им по голове женщины. Тамара Алексеевна глухо застонала. Тогда Авдеев размахнулся во второй раз. Удар оказался последним. Тамара Алексеевна затихла. Позже судебно-медицинская экспертиза вынесет заключение - открытая травма головы, многооскольчатый перелом костей черепа, размозжение правого полушария мозга и 10 других ран.
      Но это потом. А в тот вечер убийцам некогда было осматривать результаты своей деятельности. В Тамаре Алексеевне они видели лишь препятствие, замедляющее достижение цели. Оставив жертву лежать на полу, они отправились на поиски "оплаты" за свою страшную работу.
      Возможно, Авдеев и Пивнев сильно разочаровались - Тамара Алексеевна не была столь богата, как им хотелось бы. В комнате под матрацем кровати Пивнев обнаружил сумочку. В ней было ровно 308 рублей. Да два документа - паспорт и трудовая книжка. Все это Пивнев прихватил с собой.
      Вернувшись на кухню, он увидел, что его приятель уже упаковал в полиэтиленовый пакет два куска хлеба, четыре банки тушенки, две банки шпрот, пять бутылок водки и недопитый самогон. Туда же убийцы забросили найденные ножницы и то, что двадцать минут назад отняло жизнь у человека. Осмотревшись еще раз, Авдеев с Пивневым вышли из дома и заперли дверь на ключ. Сам ключ выбросили недалеко от огорода.
      Домой убийцы возвращались в приподнятом настроении - с такими запасами спиртного и закуски любой океан им был по колено. В сарае Авдеева они накрыли стол и приступили к трапезе. Документы Тамары Алексеевны Авдеев сжег. Заглянувшую в сарай сожительницу хозяина сарая мужики быстренько отправили восвояси - мол, и без баб дело продвигается. Через час пиршество завершилось. Убийцы разошлись по своим углам. В сенях своего дома Авдеев долго тер тряпкой сапоги. Затем попытался размазать бурые пятна на куртке, но, сообразив, что занятие бесполезное, горячо выругался. Его сожительница промолчала. Возможно, вид принесенных Авдеевым бутылки водки, банки шпрот и тушенки, позволил ей подальше запрятать неуемное женское любопытство.
      Вечером того же дня зять Тамары Алексеевны зашел навестить ее. Дом был накрепко заперт. Никто не откликнулся на стук и в следующий вечер. Тревожно заколотилось сердце - зять выбил оконное стекло и залез через проем в дом. На полу в луже засохшей крови лежала мертвая Тамара Алексеевна.

Наталья Шутова

P.S. Авдееву дали 18 лет с отбыванием в колонии особого режима и принудительным лечением от хронического алкоголизма. Пивнев получил 14 лет строгого режима - приговор помог смягчить его малолетний ребенок. Оба они раскаиваются в содеянном. Но их раскаяние не вернет жизни человеку, погибшему так нелепо, страшно, жестоко - за 308 рублей, несколько банок консервов и бутылок водки.
      Все имена и фамилии героев материала изменены. Материал подготовлен при содействии пресс-группы прокуратуры Тверской области.

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru