Архив номеров

    ЗА ГРАНЬЮ
  ПРИЕМНЫЕ ДЕТИ МАТУШКИ-РОССИИ
В официальной хронике стран ближнего зарубежья не встретишь сообщений об открытых выпадах против русских. Мало того, то по одному, то по другому местному телеканалу выступит какой-нибудь "верховный" чиновник. С милейшей улыбкой на русском языке (жаль, что с акцентом!) он доложит о шагах, сделанных правительством для поддержки русскоязычного населения. Получается, никто никого никуда не выгоняет. Только молчит чиновник с телеэкрана о том, что каждому русскому хотя бы раз дали понять его истинное положение в "любимой" республике.

НАТАЛЬЯ Ш., прибывшая из Казахстана: "Я никогда не забуду плач моей семимесячной крестницы, в коляску которой толпа пьяных молодых казахов забросила горящую петарду".
      ВИКТОР К., бывший житель Таджикистана: "Моя жена неделю билась в истерике, когда в одно "прекрасное" утро она вышла из дома и обнаружила залитый бараньей кровью порог. А на дверях записка с кучей ошибок в пяти словах: "Русские, уходите из нашей земли!" Тогда нас в кишлаке оставалось всего четыре семьи".
      Такие страшные, жестокие истории хранит память большинства вынужденных переселенцев. А иначе какая сила заставила их бросить родные места, добротное жилище и нажитое имущество? Какой рок преследует их, если с одним чемоданчиком вещей они спешат в никуда?
      АНДРЕЙ К.: "Мы с матерью прибыли из Узбекистана два месяца назад. Одна "хорошая" знакомая посоветовала: "Езжайте в Тверь. Город симпатичный. Я дам адресок приятеля, который работает в городской администрации. Он чем-нибудь поможет!" Приехали. А "приятель" даже в списках служащих администрации не значится". Целый месяц Андрей и его старенькая мама жили в гостинице, выкладывая по 150 рублей за сутки. Потом сумели снять недорогую квартиру. Идти им не к кому - не то что в Твери, во всей России родственников нет. Дорога обратно закрыта - за бесценок продана трехкомнатная квартира. Как жить дальше без прописки, российского гражданства, постоянного жилья и работы - Андрей пока не знает. Но знает другое: "Я не вернусь назад! Не хочу быть там рабом".
      По данным Тверского миграционного центра, наша область с 1992 года приняла около 21 тысячи человек. Наибольшее количество переселенцев осело в Конаковском, Кимрском, Ржевском районах. Тверь приютила 4053 человека.
      Миграционная служба, пожалуй, единственная организация, куда прибывшие могут обратиться за реальной помощью. Особенно, если нет в России родственников. Сюда же подают ходатайство о предоставлении статуса вынужденного переселенца, которое рассматривается в течение трех дней. При положительном решении вопроса обратившийся получает право на проживание в центре временного размещения с предоставлением бесплатного питания и медицинского обслуживания. Материальная компенсация ограничивается выплатой единовременного пособия в размере минимальной зарплаты.
      Вероятность получения отказа на поданное ходатайство не слишком высока. Специалисты миграционной службы очень лояльны при рассмотрении подобных вопросов. Мало кто из прибывших имеет возможность предоставить требуемые документы с подтверждающими фактами притеснения. Регулярные источники информации из МИД и ФМС РФ дают миграционным центрам вполне объективную картину положения русскоязычного населения в регионах России и странах ближнего зарубежья. Специалисты знают, в каких республиках реально притесняют русских, а откуда бегут по экономическим соображениям.
      Статус вынужденного переселенца дается в течение трех месяцев после рассмотрения ходатайства. С обретением заветного удостоверения переселенец получает возможность встать в очередь на жилье или получить долговременную беспроцентную ссуду. Раньше выдавалась определенная сумма. Сейчас размер ссуды зависит от величины дохода. В результате - парадокс: чем богаче человек, тем больше надежды на получение приличных денег. Одинокая же старушка с пенсией в несколько сотен рублей имеет шанс получить ссуду, размера которой едва может хватить на дверь от квартиры. Федеральным бюджетом предусмотрено выделение денег на покупку миграционными службами жилья для вынужденных переселенцев. Но... Заявка 1998 года была выполнена всего на 11%, заявка 1999 года не выполнена совсем. Отсюда печальные цифры: в 1997 году квартиры получили 34 семьи переселенцев, в 1998 году - 42, в 1999 - ни одной. Сейчас очередь на жилье застыла на второй тысяче. Когда получит свой угол этот двухтысячный переселенец - известно только Богу.
      В Тверской миграционной службе в первую очередь стремятся помочь слабозащищенным слоям населения - одиноким пенсионерам, инвалидам, многодетным семьям, родителям-одиночкам. Но доброе слово, хороший совет, приветливую, дающую надежду улыбку найдут для каждого. Наверное, столько душевной боли, проходящей через миграционные службы, может принять только истинно милосердный человек. Как легенда, переносится из уст в уста переселенцев история, когда один из специалистов службы отдал часть своей зарплаты упавшей в голодный обморок женщине. "Ко всем мы относимся с сочувствием - иначе нельзя. Черствому здесь не место", - говорит руководитель Тверской миграционной службы Александр Смирнов.
      Миграционная служба, пожалуй, единственное место, где по-настоящему понимают, почему люди срываются с родимых земель и чуть ли не пешком по рельсам идут в объятия пока не слишком приветливой Родины. За пределами России остались 25 миллионов русских. Может быть, когда-нибудь они повторят только вторую часть монолога ТАТЬЯНЫ Ч. из Таджикистана: "Я знаю, что меня здесь не ждут, и я знаю, что будет трудно. Но я счастлива от того, что еду в автобусе и понимаю, о чем говорят люди".

Наталья Шутова

ПУСТОТА

НИНЕЛЬ ходит в театр и пишет стихи. Собственно, благодаря стихам, принесенным ею в редакцию, мы и познакомились.
      Есть в ее стихах и Леший, и Баба Яга, и снегопад, и театр, нет только ответа на вопрос, почему она, родившаяся в Средней Азии и прожившая полжизни в Казахстане, на склоне лет была вынуждена оставить там все нажитое и перебраться в Тверь в однокомнатную квартиру сына. Но обо всем по порядку.       Родилась Нинель в киргизском городе Узгене в семье Василия Ивановича Булого. Отец в то время работал в районной газете, но через два месяца после рождения дочери был уволен за то, что написал в статье "окот баранов", бараны же, как известно, не котятся - котятся овцы. Своему, быть может, и простили бы такую оплошность, а русскому... Семья переезжает под Фрунзе, где Булой устраивается работать следователем в милицию. Помимо краж и разбоев приходилось ему заниматься и делами политическими, связанными с деятельностью в Средней Азии басмачей. Но, надо полагать, настоящих басмачей для плана не хватало, а, быть может, Булого подвела принципиальность, во всяком случае, вскоре он сам оказался "врагом народа". Василию Ивановичу удалось доказать свою невиновность, но надолго ли? Попавшего под подозрение однажды так или иначе все равно заглатывала машина репрессий. Однако последовавшие события круто изменили судьбу как Василия Ивановича, так и многих его современников.
      Когда началась Великая Отечественная война, в семье Булых было уже две девочки. Сын Владимир родился аккурат 22 июня 1941 года. Глава семьи как следователь мог воспользоваться бронью, но, тем не менее, ушел добровольцем на фронт. Начал воевать десантником в авиачастях под Калинином, а заканчивал в Монголии и Китае. После Победы семья Нинели продолжала жить под Фрунзе. Василий Иванович вновь устроился в следственный отдел. Но начались нелады со здоровьем у ее матери, Александры Ивановны, и врачи посоветовали ей сменить климат и переехать в родной Павлодар.
      В Павлодаре семья Булых поначалу испытывала большие трудности. Сначала жили на квартире у чужих людей, потом купили полуземлянку на окраине города. Тем временем Нинель растет. Она заканчивает практически с одними пятерками десять классов и поступает в сельскохозяйственный институт. Во время учебы она вышла замуж за своего соученика, будущего зоотехника Виктора, и родила дочку Лену. По окончании института молодая семья выезжает по распределению на научно-исследовательскую агростанцию, находящуюся в поселке Заречье, в двухстах километрах от Павлодара, и получает там жилье. Неожиданная и скоропостижная смерть мужа. Пять лет Нинель Туршатова одна растит дочку. От жизненных невзгод спасает любимая и интересная научная работа. Материалов бы хватило на целую диссертацию, но молодая женщина хорошо понимает, что дальше научно-исследовательской станции ей путь закрыт. Все выходы наверх, в большую науку, контролируют родовые казахские кланы. Ей негласно дают понять: "Не высовывайся!"
      Судьба сводит Туршатову с молодым ученым, приехавшим из Москвы на Зареченскую станцию. С новым мужем у нее рождается двое сыновей. Казалось бы, жизнь наладилась, но приходят годы перестройки, а с ними социальные кризисы и уже неприкрытая национальная вражда. Из русских, составляющих более 60% населения Павлодарской области, пытаются сделать незваных гостей. В это время директором агростанции становится некто Булат Абытханович. Он начинает подсиживать Нинель, стараясь отыскать ошибки в каждой ее научной работе, каждом отчете. Как же, многочисленной родне Булата нужны рабочие места. Женщина вынуждена уйти на пенсию, хотя еще могла бы и хотела работать. Дочь Елена, лаборант той же агростанции, имеющая к тому времени уже четверых детей, тоже теряет работу.
      Да, дома в поселке тоже все изменилось. Некогда приветливая заведующая почтой каждый раз, выдавая пенсию, попрекала Нинель: "Ты думаешь, Ельцин тебе дает пенсию или Назарбаев? Я тебе даю пенсию, я! Могу дать, а могу и не дать. Моей милостью живешь".
      - Отношение к нам резко ухудшилось, - рассказывает Нинель Васильевна. - Нас попросту выдавливали из Казахстана. Они умеют это делать. Они умеют создать вокруг человека пустоту. Они ведут с человеком себя так, как будто его нет. Тебя не замечают, будто ты пустое место.
      Да, прежде всего не материальные трудности, а косые взгляды и подчеркнутое пренебрежение заставили Туршатову покинуть насиженное гнездо. Нинель с мужем, взяв с собой одну из внучек, переезжают в Тверь к сыну, который отгораживает для них половину своей однокомнатной квартиры.
      Несмотря на материальные и бытовые трудности, Нинель Васильевна находит радости в своей новой тверской жизни. Она посещает драматический театр, пишет стихи. Существуя на пенсию, Туршатова еще умудряется помогать своей дочери, оставшейся в Казахстане с тремя детьми.
      Но главное - она теперь дома, среди своих.
      - Когда я впервые увидела Тверь, - говорит Нинель, - я поняла, что этот город создан для меня, и я ни о чем не жалею.

Борис Гуров, фото автора

СОСЛАННАЯ ДВАЖДЫ
Встреча с Раисой БУХТОЯРОВОЙ состоялась по всем законам восточного гостеприимства и с теплотой русского праздника. Раиса Васильевна - добрый, веселый человек, который располагает к себе в течение минуты. Горя за свой век она приняла изрядно, оттого и хворает. Даже сейчас ей трудно вспоминать свою судьбу.

- У меня мама - немка, - рассказывает Раиса Васильевна. - При отступлении нас с мамой и сестрой угнали в Германию. Там работала у бауэра - по дому помогала, то кормили, то били. Потом нас "освободили" - вывезли на Урал как представителей вредной национальности. Мы там с крымскими татарами работали на лесоповале.
      На поселении строгий контроль, бараки - ГУЛАГ, одним словом. Через каждые десять дней отмечали. Если ты даже и заболел - больного неси да покажи.
      Пошла работать рано, в 12 лет. Так что детство свое провела я на лесоповале. У меня и нога разрублена. Время стояло голодное, у меня тетя от голода померла. Спали мы на соломе, да и одежки совсем не было.
      ГУЛАГ и бараки - этим приветила Родина намучавшуюся в Германии девочку. Кошмар продолжался до 1956 года. Подумать только, еще каких-то сорок с небольшим лет назад Россия пребывала в рабовладельческом строе, где люди эшелонами летели в печь сталинской душегубки.
      Семнадцатилетняя Рая с матерью и сестрой перебираются в Киргизию. Но там ей суждено жить недолго. На работу устроиться некуда. Раиса уезжает к своему отчиму в Ленинабад, на север Таджикистана. В этом городе она знакомится со своим будущим мужем Александром Бухтояровым.
      Сыну Сергею выпало участвовать в Афганской войне. Бог миловал - сын жив и здоров, живет теперь на родине своих репрессированных матери и бабушки - в Николаеве. Теперь он иностранец.
      Дважды сосланная Раиса Васильевна 38 лет прожила в Таджикистане, но в 1992 году остро встал вопрос о бегстве с обжитого места.
      - Мы не хотели уезжать, - вспоминает гостеприимная хозяйка, - Саша работал в строительстве. Он классный специалист, возводил, проектировал и сдавал в эксплуатацию целые поселки. Я работала в школе, преподавала домоводство. Мы знали язык, имели друзей среди таджиков. Им было стыдно за то, что мы были вынуждены оставить свои дома.
      Но молодежь выросла совсем с другими взглядами. Представляете, едет целый автобус, и несколько пьяных парней пристают к молодой русской женщине с трехлетним ребенком, лезут под платье. Она кричит, но никто не отваживается вмешаться. Представляете, среди белого дня на улице молодые таджики хватают девчонок, мальчиков, заталкивают в машину и делают с ними что хотят.
      - Мы собрались в группу из двенадцати семей. Саша уехал в Россию искать нам пристанище. Нашел. И только тогда мы выехали сюда, в Бежецкий район, в деревню Михайлова гора.
      Вместе с Бухтояровыми из Ленинабада приехали 11 семей. В данный момент в деревне остались семь. Некоторые по тем или иным причинам не захотели оставаться здесь и отправились дальше по России в поисках лучшей доли.

Станислав Чернов, г. Бежецк

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru