Архив номеров

    ДОСТОВЕРНО
  ВЧЕРА И СЕГОДНЯ ТВЕРСКОЙ ПРЕССЫ Средства массовой информации, неотъемлемой частью которых является пресса, часто называют четвертой властью. Пресса уже не является просто развлекательным чтением или средством доведения информации до населения - это мощное идеологическое средство, способ навязывания определенных идей и воззрений читающей аудитории. Практически каждое серьезное издание имеет свою идеологическую направленность в зависимости от того, кто является ее реальным "хозяином". Не избежали этого приручения и некоторые местные тверские издания. Известно, какие газеты и журналы кем финансируются и, соответственно, чью точку зрения вследствие материальной привязанности считают нужным отражать. Но всегда ли было так?
      Для ответа на этот вопрос ознакомимся с тверской печатью начала века.

Следует заметить, что разнообразием местная пресса не отличалась. Практически все тверские издания можно было пересчитать по пальцам одной руки.
      Главным творением тверских журналистов являлась газета "Тверские губернские ведомости" (издавалась с 1839 г.). Выходили "Губернские ведомости" дважды в неделю. Газета, являвшаяся воплощением официоза, делилась на две неравноценные части. Официальная отличалась тем, что в ней печатались все постановления властей: верховных, губернских, уездных.
      Бросается в глаза то, что под циркулярами императора стояла скромная подпись: "Николай".
      Кроме того, постоянными являлись рубрики "Пропавшие без вести", "О пропажах".
      За неимением авторских статей редакция на страницах "Ведомостей" печатала всевозможные отчеты банков, управлений, контор. Также помещались различные списки лиц, участвовавших в банкете, совершивших сделки, посетивших город во время определенных мероприятий.
      Даже то, что сейчас называется криминальными новостями и вызывает повышенный интерес читателей, подавалось скучно и рутинно. Например, сообщение о нахождении трупа занимало треть полосы и было похоже на отчет патологоанатома. Складывается впечатление, что редакционный коллектив "Губернских ведомостей" состоял только из редактора и наборщиков.
      Неофициальная часть "Тверских губернских ведомостей" содержала коммерческие объявления, некрологи, различные уведомления.
      Другой тверской газетой являлись еженедельные "Тверские епархиальные ведомости", своей структурой повторявшие "Губернские ведомости", но неофициальная часть порой содержала неплохие статьи. Журналисты-священники позволяли себе полемизировать по поводу плюсов и минусов современной им системы образования или высказывать свое мнение о причинах падения нравов среди российского населения.
      Отсутствие информации и интересных материалов в местных газетах пытались исправить тверские журналы.
      Журнал "К свету", являвшийся изданием Власьевского епархиального общества трезвости, привлекает к себе внимание обилием статей на злободневную как сейчас, так и в то время проблему пьянства. Журнал подробно освещает деятельность Государственной Думы по принятию законопроекта об ограничении потребления алкоголя. "К свету" публикует известия о создании обществ трезвости в различных уголках страны, о новых методах лечения алкоголизма. Авторы статей, в основном являющиеся священниками, указывают на то, что все беды современного общества, такие, как нищета, лень, хулиганство, падение веры, проистекают из повального пьянства населения. Решение этих проблем авторами публикаций видится в проведении в школах воспитательной работы против употребления спиртных напитков, в распространении образования среди всех слоев населения, что убеждает в том, что духовенство способно играть позитивную роль в деле просвещения.
      Другим заметным явлением среди тверских газет и журналов явилось издание старинной типографии И.П. Крылова. В заслугу ему необходимо поставить издание исторического журнала "Тверская старина", ставившего своей целью освещение научных изысканий по истории тверского края.
      Как это нередко бывает, в бочке меда оказывается ложка дегтя. Под ложкой дегтя я подразумеваю сатиричные издания И.П. Крылова "Тверское жало" и "Тверское Поволжье", являвшихся печатным органом черносотенной организации. Порой качественные и политически острые материалы затмевались оголтелым антисемитизмом и ярко выраженною ненавистью ко всем прогрессивным демократическим новациям.
      Конечно, стоит согласиться, что современные издания предлагают более увлекательное чтение, но нельзя так же при этом умолчать и тот факт, что воспитательные, нравоучительные аспекты, свойственные прессе начала ХХ века, оказались сейчас во многом забыты.

Андрей Лемешко

ПИДУСТ - ТОЖЕ ЧЕЛОВЕК!

Назови меня хоть горшком, только в печь не сажай - это крылатое выражение мысли народной как нельзя лучше отражает отношение людей к обладателям, так сказать, необычных фамилий. Главное - человек, а как его зовут, дело второе. Учеными давно доказано, что фамилия никоим образом не влияет на характер ее владельца. Так, Львов может иметь заячью сущность, а Глупышов - интеллект Эйнштейна. Тем не менее, мы часто не можем удержаться от смеха, когда слышим нестандартную фамилию. И это понятно: как можно, например, жить с фамилией Тупица или Гей (оба, между прочим, известные деятели науки). Впрочем, самих Тупиц и Геев это мало беспокоит - они продолжают носить свою фамилию с гордо поднятой головой. И правильно, все в этом мире относительно. По этому поводу вспоминается старый анекдот.

Украина. Больница. Сидят два украинских врача, разбирают истории болезней. Один говорит: "Глянь, Чернопупенко, яка смешна фамилия - Зайцев".
      Вот так. Впрочем, это, я думаю, не остановит меня (а вместе со мной и вас) похихикать над фамилиями наших земляков-тверитян.
      Итак, открываем телефонный справочник...
      Так, ничего интересного: Абрамовы, Аксеновы, Александровы, Алексеевы - ну, этим можно только украинских врачей смешить. Хотя вот, как вам фамилии - Американцева, Альянс, Алонсо (балерина такая была), Арбузова, Алмазова. Впрочем, последняя скорее красивая, нежели смешная.
      Идем дальше: Бабешкин, Бань, Бандура, Башко, Бечеба, Блох, Бланк, Бодунов, Борис, Брынза (ах, как аппетитно!), Буш (Джордж?), Бырка... Б-р-р! Представьте, знакомитесь с девушкой, а она оказывается Быркой. Конечно, после свадьбы она может стать и Ивановой, но теща-то так Быркой и останется. Да не приведи Господь!
      Читаем дальше - Вагина, Визжачих, Гейне (это круче, чем Гете), Глянь, Гога, Горбик, Гром, Групп, Груша, Дзкуя (это, наверно, мой любимый журналист), Дзюба, Душка, Дынь, Дьяк, Дядюсь. Смешно? А ведь есть и "гнилые" фамилии - Гниломедов, Гнилобоков и т.д. (это, как говорится, у кого что болит). Есть и "белые" фамилии (Белоглазов, Белогорлов, Белозубов, Белодуров, Белокуров, ну и, конечно же, Белоусов), фамилии на тему различных ампутаций - Безухов, Безруков, Беззубов, Безобразов, Безденежных, Безматерных (никогда не матерится!) и самая классная - Бессмертный - вот уж кому повезло.
      А вот еще круче - Жижа. С такой фамилией, мне кажется, уже ничего не страшно - хуже быть не может. Правда, есть еще одна фамилия - Жуй, но это, очевидно, уже не оригинальный вариант: "Х" на "Ж" переправить проще простого.
      Еще? Пожалуйста - Кащей, Кек, Кисель, Кишко, Клюка, Конюх, Кук. Есть еще Квач. А еще есть Квыч. Интересно, а эти ребята знакомы? Помните, как у классика Крылова? - "Я Квач, а ты, приятель, Квыч"? Ну что, завидуете? Эй, вы, Ивановы, не надоела ли вам ваша банальная фамилия? Есть же такая альтернатива: Пипа, Мульт, Носулько, Ныч, Ожог, Черепаха, Ребенок, Пепик, Педь, Пидуст, Пророк, Пуков, Пыпа, Рак, Хоботов, Свечка, Скалозуб, Сальник, Соло. Есть и фаллические фамилии - Органов, Хренов, Членов, Перцев... Короче - выбирай на вкус.
      Вот такие люди живут у нас в Твери. Хорошие люди, наверно. По крайней мере, не мне о них судить, с моей-то фамилией.

Александр Череззаборногузадерищенский

ТРАДИЦИИ КУЛАЧНОГО БОЯ
Фильм Никиты Михалкова "Сибирский цирюльник" в очередной раз продемонстрировал весь набор штампов, долженствующий олицетворять загадочную Россию: ярмарки, медведи, цыгане, водка, купание в проруби, кулачные бои. И пусть вместо снега - вата, и с распустившихся деревьев кто-то тщательно общипал все листочки, зато экзотика для любого иностранца. Они, наивные, так любят слушать про лютые морозы, свирепых медведей и загадочную русскую душу.
      Между тем многое из данного списка становится экзотикой и для нас самих. И прежде всего - кулачные бои (не путать с пьяными драками на дискотеках!). Кулачный бой - почти ритуальное событие со строго регламентированным поведением.

Ни один крупный праздник, особенно святки и масленица, не обходились в городах и селах без кулачных боев. Кулачный бой - праздник, местный турнир, зрелище, которое всегда собирало громадную толпу народа, среди которой много участников боя, много и зрителей. В городах могли меряться силой жители различных районов, в сельской местности часто шли деревня на деревню. Но могли устроить бой и жители одного села. В зависимости от количества населения, на бой собиралось тысяч до трех и более народа. Центральную часть толпы составляли главные бойцы, обыкновенно старые и уже опытные бородачи-кулачники, ближе к окраинам - молодые кулачники, а самую окраину толпы - мальчики-подростки, которые здесь же проходили школу кулачных боев. В боях взрослых они редко принимали участие, но часто устраивали самостоятельный бой, и бывали случаи, когда одновременно шли два боя: один взрослый и другой, несколько в стороне, - детский, в котором участвовали сотни две, а иногда и больше мальчишек. На некотором почтительном расстоянии стояли зрители.
      Место для боя старались выбрать ровное и гладкое: это могли быть поле или пруд. В Твери традиционно пользовалась популярностью замерзшая Волга - обычно бой организовывали в районе между нынешними новым и Восточным мостами. Начинали драку мальчишки. Бросая снежки, палки и дразня обидными выкриками, они вызывали противную сторону. Далее в бой вступали молодые парни; но как только одна партия начинала брать явный перевес, на помощь избиваемым ввязывались несколько взрослых, а тогда и противная сторона не оставалась в долгу, и бой завязывался уже среди взрослых.
      В 1920 году русским исследователем Фоминым была описана панорама боя: "Крики перешли в сплошной рев, смешанный со свистом. Эта дикая какафония била по нервам, вселяла в душу какую-то погромную тревогу и, очевидно, горячила бойцов, и бой быстро разгорался. Издали центр толпы, где уже шел бой, производил впечатление каких-то танцующих людей. В то время, как остальная масса участников оставалась еще в относительном покое, там, в центре, то одна сторона, то другая напирали друг на друга, там заметно было большое движение: сходились и расходились люди, поднимались и опускались для удара кулаки. Этот танец центра постепенно расширялся во все стороны, вовлекая в бой все новых и новых бойцов; наконец, он захватил почти всю толпу.
      Теперь уже беспрерывно болтались в воздухе руки. Сотни кулаков каждую секунду поднимались кверху, нанося удары, от которых стоял в воздухе своеобразный гул, не заглушавшийся даже криками и ревом дерущихся.
      С правого фланга шел особенно ожесточенный бой, как говорили, "по-дорогому". Здесь бились несколько самых лучших и сильных бойцов, которых свои кулачники предварительно подпоили самогоном. Высокие, здоровые, уже немолодые бородачи, у которых руки были как оглобли, кулаки по доброму горшку, они били по чем попало, стараясь свалить противника с одного удара, чтобы он лягушкой распластался на снегу. От их ударов уже несколько человек выбыло из строя и, окровавленные, с разбитыми лицами, выползали кое-как на четвереньках из толпы на простор. Тут, на свободе, они отлеживались прямо на снегу, приходили в себя, и некоторые поднимались и снова бросались в бой".
      Кулачный бой имел ряд жестко соблюдавшихся правил. Нельзя было бить лежачего; того, кто присел; запрещены были удары сзади, с тыла, обязательно следовало заходить вперед, лицом к лицу с противником; разрешалось биться только "голыми руками" - в кулаке ничего не должно было быть. Нарушителей этих норм наказывали самосудом: их била собственная команда. Иногда слабые пускались на небольшие хитрости. Один из старожилов Твери, дравшийся в своей время за Затверечье, рассказывал: "Если видишь, что на тебя идет амбал, который тебя одним ударом свалит, возьмешь да и присядешь на корточки, он тебя не тронет".
      У кулачников существовала своя терминология, свой жаргон. Например, выражение "дать под микитки" означало нанести удар в живот под ребра, в направлении к сердцу. У получившего такой удар временно приостанавливается дыхание, он хватается за живот и, сильно согнувшись, выбывает из строя. Из ударов в лицо наиболее ловким считался тот, после которого кулачник выплевывает с кровью несколько выбитых зубов (при том, что стоматологи в те времена новых красивых зубов не вставляли).
      Церковь и власти, конечно, старались препятствовать проведению кулачных боев, однако сделать это было крайне трудно, вернее невозможно; успешно решил эту проблему лишь демографический фактор и отчасти репрессии тридцатых годов. Ранее это не везде удавалось даже с помощью конной полиции. И не всегда представители власти были в состоянии отличить традицию от хулиганства. Ритуальность и символичность такой битвы очевидны: дерутся не по злобе, ведь все остальное время отношения между ними вполне мирные (что, правда, не исключало правовых последствий таких битв, когда противники входили в раж). После окончания боя почти всегда кулачники мирно разговаривали, обсуждали свои проблемы, восторгались только что закончившимся боем. Каждый рассказывал, кого он ударил, кто его ударил и как ударил. Рассказывалось это страстно и с увлечением, без тени злобы, затаенной мести. Наоборот, удачный удар считали подвигом и победитель, и побежденный. Только что отчаянно дравшиеся, как заклятые враги, люди стояли друг с другом, закуривали и оживленно обсуждали бой. Некоторые с огромными синяками под глазами, с окровавленными лицами. Снегом стирали кровь с лица, снег прикладывали к разбитому носу.
      Среди кулачников всегда было несколько человек, приобретших громадную славу бойцов. Выдающиеся бойцы пользовались почетом и уважением гораздо большим, чем тот или иной общественный деятель. Такой боец - герой, о нем говорили, ему низко кланялись при встрече, называли по имени-отчеству.
      Однако перед Великой Отечественной войной и после нее традиция была сильно размыта. Происходило изменение правил, ужесточение боев. Один из жителей Калининского района вспоминал: "В войну мы переняли опыт драк, но уже было оружие. Дрались кастетами из свинца, делали перчатку из железа, при драке использовали ножи, бутылки, колья". Никогда драки не были такими жестокими, как после войны. Я знаю человека, который ушел воевать добровольцем, прошел всю войну, вернулся живым-здоровым в родную деревню и был навсегда искалечен в одной из драк.

Полкан Кирибеевич

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru