Архив номеров

    ТОЧКА ЗРЕНИЯ
  ЗА НАШИЕ ЗДОРОВЬЕ В ОТВЕТЕ ПСИХИАТР
Недавно в Твери отмечали важное событие. Почетной награды Международного межакадемического Союза - ордена "Звезда Вернадского" - были удостоены профессора Г.А. Шлаен, Б.Н. Давыдов и А.Н. Зиньковский.
      Наша беседа с Александром Константиновичем ЗИНЬКОВСКИМ, заведующим кафедрой психиатрии Тверской медакадемии, началась с вопроса: что значит для него это событие?

- Вопрос непростой, чтобы ответить на него коротко. Но попытаюсь. Каждым из награжденных за долгие годы работы сделано немало. И орден - наглядный итог этой работы. Кроме многолетней подготовки врачей, кандидатов, докторов наук в области медицины за последние пять лет удалось создать новое содружество с Тверским госуниверситетом. Мы стали готовить на базе университета и медакадемии клинических психологов (раньше их готовили только в Москве и С.-Петербурге). Потребность в таких кадрах в последние годы значительно возросла, а в целом по России сейчас таких специалистов выпускается всего 90 человек. За последние два года мы у себя в Твери подготовили и выпустили 27 клинических психологов.
      - Чем объясняется возросшая потребность в таких кадрах?
      - По данным Всемирной организации здравоохранения, формула здоровья человека сегодня определяется так: это психическое, физическое и социальное благополучие. До войны у нас считалось панацеей от всех неприятностей в обществе повальное увлечение физкультурой. Позже предлагалось искоренение вредных привычек, пристрастия к алкоголю, курению. Сейчас на первое место вышла психиатрия и, соответственно, психическое здоровье людей.
      Одно из серьезных завоеваний демократии - это принятый в 1993 году Закон РФ "О психиатрической помощи и правах граждан при ее оказании". До этого психиатрия у нас была "этикетированная". Любого обратившегося в диспансер ставили на учет. Человеку с "этикеткой" носить оружие было нельзя, водить машину нельзя. Ну и так далее.
      Закон обязал в корне изменить отношение к конкретному человеку, позволив обществу сделать важный шаг вперед по пути гуманитаризации. Вы думаете, случайно это, что состоятельные люди на Западе имеют прежде всего собственного психотерапевта?
      Вот отсюда и дефицит в кадрах. В настоящее время потребность в выпуске специалистов таких специальностей 1500 человек в год, а мы выпускаем всего лишь 90. Образовавшуюся брешь сегодня заполняют "народные экстрасенсы" и прочие шарлатаны.
      - Изменения, о которых вы говорили, как-то успели проявиться в Твери?
      - Начало есть, и заметное. Все наши выпускники устроены по назначению. Основная их часть работает в клиническом диспансере, ведут прием. У нас есть теперь Тверской центр психологического здоровья населения. С его открытием появилась возможность проводить анкетирование населения. Любому из нуждающихся в лечении такая возможность предоставляется теперь уже в другой, более эффективной форме. Клинические психологи помогают психотерапевтам. Конечно же, ощущается недостаточность финансирования.
      Но это не значит, что мы стоим на месте. Объединяемся и действуем сообща. Благодаря такой тактике два года назад нам удалось разработать совместно с учеными "Эргоцентра" концепцию антистрессового центра. За эту работу ряд наших специалистов, в том числе и ваш покорный слуга, стали лауреатами премии имени Чижевского. Что-то сделать все-таки удается, хотя время для развития науки неблагоприятное.
      - Можно ли надеяться, что со временем вы предложите со своей стороны нечто такое, что помогло бы области в преодолении экономических проблем?
      - Уже разработана и даже обнародована концепция управления психическим здоровьем населения Тверского региона. Я сам выступил с ней в ноябре на областной конференции. Это конкретный перечень стратегических и тактических решений и мер. Есть группы риска среди населения, с ними надо работать.
      Люди сейчас запутались, как бы разделились на ряд категорий. Одни стали в ряд агрессивных, сопротивляющихся любым инициативам, ни во что не верящих. Другие ударились в бродяжничество, потерялись. Не знают, что делать и как быть при их неорганизованности. Или взять подрастающую смену. Что можно ожидать в перспективе, если сегодня в России около двух миллионов подростков не посещают школу. В регионе 42 процента детей рождаются с врожденным малоумием или с задержкой психического развития. С этим что-то надо делать, не считаться с фактами нельзя.
      К случаю, рад за свою ученицу - она работает в школе-интернате для детей с задержкой психического развития, которая находится в Бобачевской Роще. Она разработала методику для учителей, потом использовала ее в практике обучения. Результаты замечательные. Все дети, занимавшиеся по этой методике, к выпуску из начальной школы, будем надеяться, догонят в развитии своих ровесников.
      Надо что-то делать. Выявлять проблемы и добиваться их разрешения. Пусть поначалу это будет небольшое достижение. Важно, чтобы действия были научно обоснованными, вели к успеху.
      - Александр Константинович, в завершение разговора не могли бы вы дать совет, который наши читатели могли применить, зная при этом, что это на пользу здоровью.
      - Давайте начнем с того, что не будем увлекаться бананами. Хорошие бананы стоят очень дорого и к нам не поступают. А те, что продаются, - кормовые. В них немного витаминов и много глюкозы. Сладкая картошка. Особенно вредно для детей. Нагрузка на поджелудочную железу, в перспективе верный диабет. А это болезнь, которой и врагу не пожелаешь. Тормозится обмен веществ. Вот вам одна из причин психосоматического нездоровья подрастающего поколения.

Записала Валентина Черкашина

О СЛУЖБЕ В АРМИИ НЕ ЖАЛЕЮ Армейская тема всегда вызывала у меня как у журналиста интерес. Весьма любопытно, согласитесь, узнать что-нибудь новенькое (а потом и поведать читателям) о том параллельном мире, куда, как говорят, уходят мальчиками, а возвращаются мужчинами.
      И хотя СМИ никогда не обходят эту тему стороной, очень редко представляется возможность узнать что-либо об армии из первых уст.
      Сегодня у нас в гостях - молодой человек по имени Артем. Не ранее как 26 декабря прошлого года он вернулся со службы. Так что интервью получилось, что называется, по горячим следам.

- Артем, скажи, пожалуйста, куда тебя занесла судьба?
      - Я служил на Северном флоте. Часть была секретная, так что о том, куда меня отправляют, я узнал лишь по дороге.
      - Чем же секретна была часть?
      - Подводные лодки. Но сам я служил не на подводной лодке, а на плавдоке.
      - Не очень-то, наверно, было весело.
      - Конечно. Это же было закрытое пространство на воде. На берег мы почти не выходили. Пару раз, правда, нас водили в город Полярный, посмотреть на гражданскую жизнь. А так жили в полной изоляции.
      - Часть была большая?
      - Нет, когда я туда прибыл, было тринадцать человек: четверо нашего призыва - эта категория называется "бивни" ("бичи"), два "карася" - те, кто прослужили полгода, три "борзых карася" - те, кто прослужили год, ну и четыре "годка" ("деда") - это те, кто полтора.
      - Коллектив небольшой. И что, эта иерархия четко соблюдалась?
      - Конечно. А, впрочем, без этого нельзя: армия без дедовщины - не армия. Дедовщина должна быть. Но она должна быть в разумных пределах.
      - Вот те на! Нельзя ли объяснить поподробнее?
      - Дело в том, что только пройдя через все это, ты можешь понять, что служил не зря. Я вернулся из армии совсем другим человеком и считаю, что это был очень ценный опыт.
      - Такое впечатление, что это была какая-то добрая дедовщина.
      - Нет, конечно, и как раз поэтому я и научился ценить свободу, родителей, да кусок хлеба, в конце концов! И знаешь, вернувшись в Тверь, я понял, насколько легко и просто жить.
      - Страшные истории про дедовщину известны всем. Что же было в твоем случае?
      - Это была школа выживания. Хотя надо ли перечислять все эти немыслимые последствия больной фантазии одуревших от длительной изоляции "дедов". Все было, от банального "принеси то, унеси это" до более ужасных вещей. Скажу только, что в соседней части двое не выдержали издевательств "годка", вызвали его на палубу и убили топором. Обоим дали по пятнадцать лет. Вот так...
      Я научился выживать там, значит, все было не зря: эта способность поможет мне и здесь, на гражданке. Так что потерянными эти два года я не считаю.
      - Несмотря ни на что, я понимаю твою логику. Но скажи, учил ли ты выживать других, или, скажем так, брал ли ты пример со своих "учителей", годков-предшественников?
      - Разумеется, я был "годком", но я старался быть справедливым. Да, я мог заставить "бивня" вымыть пол или еще что-то в этом роде, но не более. У меня был подчиненный, и я никогда не унижал его, допустим, никогда не отбирал посылок и тому подобное. Хотя это было бы нормой. Но быть добрым "годком" было тяжело: ведь остальные (мой призыв) вовсе не придерживались "справедливой дедовщины" и, напротив, могли потерять ко мне всякое уважение, заметив мою мягкость.
      - А были какие-нибудь радости?
      - Письмо получить, посылку - вот они и все радости. Ну, еще телевизор посмотреть. Правда, это удавалось редко - посмотреть что-то кроме программы "Время".
      - Артем, служба в армии воспринималась тобой как долг?
      - Долг? Об этом много говорят в военкоматах, но не в армии. "Мы должны любить Родину, но она нас не любит. Поэтому мы не любим Родину", - вот так говорили наши офицеры.
      - Ты шел служить с желанием?
      - Да, но не потому, что я плохо представлял, что такое армия. Просто хотелось быстрее все это испытать. Вот почему я попросил об отправке раньше положенного срока.
      - У тебя наверняка была девушка?
      - Нет, и хорошо. Знаешь, бывает, многие ребята вешаются, вены режут, когда девчонки бросают. А мне в этом плане было легче.
      - Артем, чем ты собираешься заниматься здесь, на гражданке?
      - Сейчас ищу работу - хожу на биржу. Но по специальности - водитель и наладчик телерадиоаппаратуры - работать что-то не тянет. Впрочем, с трудоустройством не тороплюсь, еще в себя не успел придти окончательно. До сих пор трудно привыкнуть, что все кончилось.
      Однако о службе в армии не жалею: по крайней мере, теперь понимаешь, что худшее уже позади.

Беседовал Александр Константинов

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru