Архив номеров

    ВОЙНА
  КАВКАЗСКИЙ КРЕСТ

Стоило Владимиру Путину чуть-чуть прекратить боевые действия в Чечне, как за одни сутки мы получили страшные цифры: 26 убитых и более 30 раненых. И как бы в Министерстве обороны ни пробовали изменить их в меньшую сторону, в пресс-центре Объединенной группировки войск на Северном Кавказе все равно подтвердили эти данные. Если, конечно, верить телеканалу НТВ.
      Мне, как человеку, побывавшему в Чечне еще осенью 1991 года, когда к власти семимильными шагами шел бывший генерал-майор авиации Джохар Дудаев, в те страшные дни, когда чеченское общество оказалось, как буханка хлеба, разломленным на две половины, все видно и понятно. Исполняющий обязанности президента России попытался продемонстрировать свое уважение к верующим, пусть даже они в данный момент держат в руках оружие, - может, это их как-то образумит, - но нет!
      Какой может быть разговор с нами, кафирами?
      А перед этим еще чехарда с заменой командующих западной и восточной группировками.
      И получай!
      Аргун, Шали, Гудермес.
      
      1ДЕКАБРЯ в Гудермесе - втором по величине го-роде Чечни - побывал комиссар Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблес. Он прилетел сюда из Махачкалы вместе с руководством Республики Дагестан. С каким удовольствием местные жители показывали ему школу, где занятия идут в две смены. Почему я делаю упор на школу? Да потому, что последние несколько лет в Чечне никто не учился. Вот почему в последние месяцы сюда рекой потекли учебники, тетрадки, ручки и карандаши, ранцы. Нельзя, чтобы завтра сегодняшние ребята превратились в тех, кто умеет расписываться только очередью из автомата Калашникова. Вот почему даже министр обороны Игорь Сергеев взял личное шефство над одной из школ в станице Калиновская. Я был там и видел, как возрождается к жизни школа, в которой занималось более 800 мальчиков и девочек. Вернулись учителя, которые начали получать долгожданную зарплату...
      И теперь мы узнаем, что в Гудермесе бандиты захватили школу и прикрылись "живым щитом" из местных жителей. Не в первый раз они прячутся за юбками женщин. В прошлую войну так было в Самашках и Буденновске, а в прошлом году в дагестанском селении Карамахи и вот - в Гудермесе. В декабре в Моздоке я встретил Никиту Михалкова. Автор "Сибирского цирюльника" сказал мне буквально следующее: "Антитеррористическая акция в Чечне вынужденная, после бездарности предыдущей войны. Те, кто считал, что можно закончить войну в три дня, не понимали историческую культуру чеченского народа, не читали генерала Ермолова и даже Льва Толстого. Не понимали, что чеченский мальчик с трех лет носит на поясе кинжал. Сегодня мы пожинаем плоды этой бездарности. С другой стороны, никогда имам Шамиль и Хаджи-Мурат не прикрывались беременными женщинами". Я снова возвращаюсь к приезду сюда комиссара Совета Европы по правам человека. В памяти приехавших дагестанцев еще свежи бои с бандформированиями, ворвавшимися на их землю с чеченской территории. Несмотря на это, представители руководства Дагестана и Гудермесского района договорились о том, что дагестанцы окажут помощь продовольствием и предметами первой необходимости. Комиссар Хиль-Роблес стал свидетелем этого разговора. Казалось, Чечня после тяжелой болезни пробует сделать первые шаги. Но нет.
      В Дагестане я видел Коран, привязанный к мине направленного действия.
      Привет от Аллаха?
      
      В1996 году, когда были подписаны Хасавюртов-ские соглашения, надо было видеть лица российских офицеров, воевавших в Чечне. На них читалось одно слово: предательство. Они понимали, что ничего не изменится. И мы придем к новым жертвам, к новой войне. Правда, повод на этот раз дали руководители бандформирований Басаев и Хаттаб. Им давно не дает покоя соседний Дагестан. Еще в январе 1995 года я передал в Москву сообщение о том, что вместе с беженцами в Дагестан идут эмиссары Дудаева, чтобы "взорвать" эту республику Северного Кавказа.
      Не получилось.
      
      СО ВРЕМЕНЕМ в Кадар-ской зоне появляются два села, которые живут не по законам России. Их жители - ваххабиты - активно готовятся к войне. Это не хотят замечать даже некоторые правительственные чиновники. Получая в подарок бурку и саблю, они говорят, что здесь живут замечательные, трудолюбивые люди. Трудолюбивые. В каждой семье личный грузовик, на котором его владельцы везут в долину на продажу картофель и капусту, а возвращаются с цементом, арматурой, различными проводами и многим другим нужным в хозяйстве добром, чтобы построить под домом бетонированную огневую точку, укрепить систему окопов. В сентябре, после разгрома бандитов, я ходил по ним и видел, с какой любовью они выкопаны. Трудолюбивые жители Чабанмахов активно работали в открывшемся здесь цехе по производству... минометов.
      
      КОГДА бандформирова-ния были выбиты из Дагестана, на экранах замелькали политики, которые начали говорить о том, что надо все прекратить. И что наземная операция в Чечне не нужна. Им надо было побывать на КПП номер 15 под дагестанским городом Кизляром, который теперь известен не только своим прекрасным коньяком. Там местные милиционеры мне в один голос сказали: "Если операция по уничтожению бандитов не будет продолжена, снова будут захватываться заложники, угоняться скот и твориться беспредел".
      
      КАЖДЫЙ из нас изучал историю России. И на уроках мы дружно рассказывали о реформах Петра I, войне с Бонапартом и покорением Кавказа. Только почему-то за сегодняшними псевдореформами, беготней за сиюмиинутной прибылью, игрой в демократию забылась Кавказская война, которая длилась почти половину XIX века. Стоившая громадных жертв и принесшая столько славы русскому оружию.
      В России забыли, а в Чечне помнят мюридов, огненную проповедь Кази-муллы и Шамиля. Помнят Ермолова.
      В 1996 году в Ханкале - на базе федеральных войск под Грозным - размещался огромный щит, на котором горели буквы: "Мы служили, служим и будем служить на Кавказе! Генерал Ермолов".
      Дослужились до Хасавюртовских соглашений.
      Нас ничему не учит история.
      И несет Россия свой тяжелый кавказский крест.
      
      ПРИВЕДУ одну цитату: "Кавказ бурлил. Волне-ния горских племен по-настоящему не прекращалось со вступления туда русских войск при Лазареве. Волновались Кахетия, Хевсурия и особенно "осиное гнездо" всего Кавказа - Чечня. Генерал Ртищев, уже лишившийся незаменимого помощника - Котляревского, предпринимал набеги на Чечню, обуздывая хищников, но император Александр I не одобрял этих слишком решительных мер, требуя проявления к горцам "дружелюбия и снисходительности". Петербург проявлял полное незнакомство с обстановкой, а горцы считали "снисходительный" образ действий за признак слабости русских и все более смелели". Это выдержка из книги историка Антона Керсновского звучит злободневно по отношению к чеченской войне 1994-1996 годов. Не так ли? Осенью 1996-го Чечню покидали российские войска. Ушла и наша прославленная Тверская 166-я мотострелковая бригада. Ушла, чтобы не вернуться. Нет ее больше в списках Министерства обороны. Расформировали. Не нужны профессионалы, прошедшие войну. А жаль. Поговаривают, что ее собираются реанимировать.
      Но я о другом.
      Во время уже нынешней войны, а давайте называть все своими именами, не раз доводилось слышать от простых чеченцев: "А вы на этот раз не уйдете? Не бросите нас?.."
      Ведь в 96-м бросили.
      
      МОЙ друг, политический деятель Чечни Муса Джамалханов, как-то сказал мне буквально следующее:
      - Вы не уйдете? Об этом спрашивают у меня, у моих товарищей - русских и чеченцев, которые несут сейчас в районы мирную жизнь с работающей больницей, действующей школой, выплатой пенсий и зарплат. Есть люди, которые мечтали о порядке все эти годы господства лжи и насилия. Люди, которые приступили к работе сразу, как только появилась сама надежда жить в нормальных условиях. Это они, засучив рукава, очистили школы, больницы, котельные, узлы связи от битого стекла, осыпавшейся штукатурки. Взяли инструмент и стали восстанавливать газопроводы, линии электропередач, технику. Они не ждали, пока дадут "добро" саперы, - вышли в поле сеять и готовить почву для весенней страды...
      Я дословно привожу слова человека, который с первого дня понимал, куда приведет его любимую Чечню правление генерала Дудаева. И он надеется, что "пока есть рядом Россия, не оставившая народ республики один на один с бедой, пока есть простые люди - такие, как шахтеры Кузбасса и Воркуты, приславшие по две тысячи тонн угля, поделившиеся зерном и сельхозтехникой ставропольцы, сотрудники многих министерств и ведомств, приславшие в освобожденные районы учебники, мебель, лекарства, одежду, - пока их большинство, мы выстоим. И вместе вылечим тяжелую, но, теперь мы все видим, излечимую болезнь, которой болела Чеченская Республика, "мягкое подбрюшье" России".
      (Продолжение следует)

Александр Харченко

НА ФОТО: Александр Харченко, спецкорреспондент ИТАР-ТАСС

 
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru