Архив номеров


     Тверская региональная энергетика переживает настоящий кризис, который с каждым годом всё больше усугубляется. Растет задолженность потребителей перед энергетиками. На сегодняшний момент она составляет уже 3,3 миллиарда рублей. По уровню задолженности наша область опережает все регионы ЦФО. В таких условиях говорить о развитии и модернизации отрасли просто не приходится.

Разобраться в сложившейся ситуации и найти пути выхода из неё попытались участники круглого стола «Кризис в тверской энергетике», организованного газетой «Караван+Я».
    К сожалению, региональные власти продемонстрировали свое равнодушие к проблеме. На встречу был приглашен заместитель губернатора, курирующий сферу ЖКХ, Павел Поляк. Но ни он, ни другие представители областной администрации на круглый стол так и не пришли. И как выяснилось, тому есть причина.
    В информационном агентстве eTver собрались начальник департамента ЖКХ г. Твери Олег Николаевский, заместитель руководителя Региональной энергетической комиссии Тверской области Евгений Никитин, генеральный директор ОАО «Тверьэнергосбыт» Александр Запрягаев, заместитель директора по техническим вопросам - главный инженер филиала ОАО «МРСК Центра» - «Тверьэнерго» Алексей Галкин, директор МУП «Тверьгорэлектро» Сергей Елкин, начальник финансового отдела МУП «Тверьгорэлектро» Илья Куринный, председатель некоммерческого партнерства Союз малых товаропроизводителей Валерий Солонбеков.
    Вел встречу главный редактор газеты «Караван+Я», возглавляющий ещё и федеральный журнал «Умное производство» и журнал «Бизнес территория», Геннадий Климов.
    Геннадий Климов: В сфере энергетики - стратегической отрасли национальной экономики - сейчас царит непонимание. Прежде всего, не понимает общество, что происходит, не понимает власть. Перед самой отраслью стоит неразрешимый вопрос, как развиваться дальше. Сейчас мы находимся на пороге научно-технической революции, связанной с применением энергосберегающих технологий. От того, насколько эффективно будет работать энергетика, зависит благосостояние нашей страны.
    Сергей Елкин: Хотим мы или нет, в энергетике была проведена реформа, и она де-факто состоялась. Отрасль разделили по видам бизнеса, образовались отдельные компании, имеющие разные формы собственности. Однако нужно понимать, что для модернизации энергетики в современных условиях нужны инвестиции. А просто так их никто вкладывать не будет. Инвесторам нужна отдача. То есть отрасль должна приносить прибыль. Каким образом?
    Сейчас заканчивается реформа оптового рынка электроэнергии и мощности. На сегодняшний день по нерегулируемым ценам отпускается 65% электроэнергии, с 1 июля эта цифра увеличится до 85%, а с нового года электрическая энергия в полном объёме, то есть 100%, будет поставляться по свободным ценам. Таким образом, о тарифе на электроэнергию как таковом будет говорить очень сложно. Сколько будет стоить 1 кВт/ч? Никому не известно.
    А ведь все участники рынка электроэнергии существуют только для и благодаря потребителю, который в росте тарифов совсем не заинтересован.
    Поэтому встает вопрос, как одновременно учесть интересы частного бизнеса (генерирующих и сбытовых компаний), интересы государства (больших сетевых компаний ФСК, МРСК) и интересы потребителей? Решить эту задачу однозначно нельзя.
    В ноябре месяце был принят закон об энергосбережении. Но только получается так, что у нас энергосберегать, как и многое в нашей стране, заставляют сверху. Нет сомнений - закон должен начать работать, однако внутренних предпосылок, чтобы начать эту работу, нет.
    Я опущусь в сферу, которая стала мне близка, сферу ЖКХ в городе. Управляющим компаниям не интересно заниматься энергосбережением, они все затраты включают в тариф населению. Когда я предложил им свои услуги, чтобы взять на обслуживание электросети города до ввода в каждую квартиру, мне отказали.
    А ведь получается, что «Тверьэнергосбыт» обвиняет наше предприятие в том, что мы поставляем некачественно электроэнергию. Но между сетями МУП «Тверьгорэлектро» и конечным потребителем есть ещё коммунальные, внутридомовые сети, за которыми никто не следит.
    Достаточно вспомнить, как на улице Молодёжной в Твери выгорела щитовая сборка целого подъезда и выяснилось, что эту сборку никто не обслуживал. А управляющая компания со всех жильцов деньги собирала.
    Поэтому необходимость обсудить все эти наболевшие вопросы назрела давно. В регионе нужно навести порядок. По задолженности наша область опережает всех по ЦФО. 3,3 миллиарда рублей. Год назад задолженность была 1,6 миллиардов - казалось, это заоблачная цифра. А сейчас долг вырос еще почти на 2 миллиарда.
    Климов: И кто в основном должники?
    Елкин: Должников много. В первую очередь это предприятия сферы ЖКХ. Котельные. Но отключить какой-то тепловой узел за то, что тот не платит (такое предписание дает нам «Энергосбыт»), я не могу. Потому что надзорные органы мне не дадут этого сделать.
    Единственный выход из этой ситуации - организация центра финансовой ответственности. Его создание возможно только волевым решением областной власти. Иначе в регионе порядка не будет.
    Климов: Насколько я знаю, такой центр действует в Тамбове. В состав такой комиссии должен входить прокурор области, чиновники области. Отрасли, похоже, какое-то время нужно ручное управление.
    Елкин: Действительно. И на сегодняшний день задолженность в Тамбовской области меньше всех по ЦФО. То есть эта схема там работает и весьма эффективно. Благодаря работе центра финансовой ответственности контролируется движение всех финансовых потоков. То есть центр является своеобразной диспетчерской денежных потоков: кто, сколько кому должен.
    Мы разрабатывали предложение по созданию подобного центра у нас в области и направляли это предложение в РЭК еще в прошлом году. Мы повторили его и в этом году на заседании штаба по надежности. Я готов вместе с представителями РЭКа, областной администрации съездить в Тамбов, чтобы ознакомится с их опытом. Не обязательно полностью дублировать эту схему. Можно адаптировать её в соответствии с особенностями нашего региона.
    Будет принято это решение или нет - я не знаю. Очевидно одно - тверская энергетика движется к коллапсу. За год прибавилось еще почти 2 миллиарда рублей задолженности. Давайте подождем еще год - 5 миллиардов будет.
    Климов: У нас задолженность больше, чем в Калужской области в три раза. Больше Ярославской, хотя эта область потребляет больше энергии, так как там больше промышленности.
    Никитин: Здесь, как я понимаю, есть одна особенность. Создание центра финансовой ответственности подразумевает добровольное согласие всех участников рынка. 3,3 миллиарда задолженности образовалось не только между участниками рынка, но и между ними и потребителями. Какой потребитель захочет финансовую прозрачность своих дел?
    Куринный: Мы общались с представителями исполнительной власти Тамбовской области и изучали их опыт в этом вопросе. В данном случае речь идет не о финансовой прозрачности расчётов с потребителями (их очень много). Мы говорим о контроле финансовых потоков участников рынка. В Тамбове этим занимается организация, которая не имеет никакого отношения к электроэнергетике. Поэтому она не заинтересована в принципе. Она собирает деньги со сбытовой компании - гарантирующего поставщика, и отчисляет каждой сетевой компании пропорционально валовой выручке.
    Никитин: Но основная проблема сейчас - это взыскание задолженности с потребителя. Вопрос в том, чтобы потребители платили всё в срок, и не было бы расхождения по задолженностям. То есть потребитель считает, что он должен столько-то, а сбытовая компания считает, что ему отпустили совершенно другое количество электроэнергии, и если нет приборов учёта, то даже по суду не придти ни к какому компромиссу.
    Куринный: Проблема даже не в том, сколько денег собрано. А вообще с потребителей хоть 10-20% собирается? Ведь до некоторых сетевых компаний вообще ничего не доходит из собранных средств.
    Климов: Думаю, что внутри самой энергетической корпорации есть некие антагонизмы. «Тверская сбытовая компания» собрала деньги, и в первую очередь она будет решать свои проблемы за счёт этих средств. А сетевым компаниям деньги будут поступать по остаточному принципу.
    Солонбенков: Мне вот что интересно. Изменилась ли ситуация по задолженности после реформы РАО ЕЭС? Когда было лучше, когда было единое «Тверьэнерго» или сейчас?
    Елкин: В «Тверьэнерго» в 2005 году задолженности как таковой не было.
    Николаевский: Однозначно, после реформы ситуация ухудшилась.
    Запрягаев: Сейчас мы говорим об участниках розничного рынка электроэнергии. По законодательству существует только четыре участника рынка: это генератор, который вырабатывает электроэнергию, который предпочитает получать деньги вперед, поскольку так законодательство у нас построено. Сетевые компании, которые пытаются обслуживать сети при отсутствии средств. Сбытовые компании, которые являются центром финансовых расчетов между всеми этими участниками. И четвертый участник - потребитель. Первые три участника рынка работают в интересах потребителя. И, безусловно, большая часть потребителей платят за электроэнергию и проблем особых не создают, но и требуют надежное и качественное электроснабжение. Кроме этого есть небольшая группа потребителей, но достаточно денежная, которая предпочитает потребляемые энергоресурсы не оплачивать по самым разным причинам. Я бы назвал самую сложную систему - систему ЖКХ. И по всей видимости, именно в системе ЖКХ и надо создавать этот центр финансовой ответственности. Потому что, как правило, там зависают все средства. Есть промышленные потребители неплательщики. Есть в сельском хозяйстве. Но предприятия ЖКХ, как большая чёрная дыра, в которую уходят средства и не возвращаются.
    Мы знаем, что с населения собирается 95% платежей за коммунальные услуги. Это хороший показатель. Но существует некая развилка.
    Складывается впечатление, что предприятия ЖКХ счетов в денежном выражении выставляю меньше, чем им выставляют ресурсоснабжающие организации. Таким образом получается, что расходы компаний ЖКХ превышают их доходы. Вот в одном предприятии мне привели такие цифры: 84 миллиона рублей они должны за ресурсы (газ, электроэнергия, налоги), а им потребители должны порядка 30 миллионов рублей. Получается разрыв в 50 миллионов рублей. Из-за чего этот разрыв произошёл? Вот здесь и надо искать проблему. 50 миллионов у компании просто так не возникают. Не верю, что регулятор отрегулировал убыточную компанию. Тарифы, безусловно, были экономически обоснованы.
    Николаевский: Хочу объяснить причину. Этот год был очень показательным. С нового года рост тарифов на газ составил 25%, а рост тарифа на тепло всего 8% до конечного потребителя. Вот вам дыра, в которую уходят деньги.
    Запрягаев: Более 1,5 миллиардов рублей «зависли» на предприятиях системы ЖКХ. И вот эту «чёрную дыру», которая возникла за последние 1,5-2 года, надо чем-то покрывать. Взять тех же газовщиков или сбытовиков-электриков - у них просто нет таких денег.
    Значит, эти средства надо где-то найти. Поднять резко тарифы? Тогда они вырастут не на 12-15%, как сказал премьер-министр в своем последнем выступлении, а в разы, 5-10 раз по некоторым территориям Тверской области. Эти 1,5 миллиарда нереально найти просто так. Они из воздуха не появятся. Тогда возникает вопрос: если тарифы были экономически обоснованы (а я надеюсь, что так оно и было), значит, все-таки дыра где-то есть. Не может просто так появиться эта сумма из ничего. Воровать? Но не в таких объёмах. Даже если есть какая-то доля, она не сопоставима с задолженностью.
    Климов: Всё очень просто. У нас 40 сетевых компаний, а в ЖКХ их около 400, и если каждой воровать по 2-3 миллиона в месяц, а это элементарно, то сумма получится гораздо больше.
    Солонбеков: Неплатежи породили две основных проблемы, на мой взгляд. Во-первых, неэффективную систему взаимоотношений в энергетике на уровне региона после расформирования РАО ЕЭС. Почему я спросил о том, лучше стало или хуже. После реформы стало хуже. Когда был один хозяин, он имел больше возможностей по работе с бюджетами, взиманию недоимок, а также более взвешено подходил к расходованию средств внутри системы. Разрушилась эта десятилетиями отлаженная система, а новая просто не работает. На уровне всероссийском, может быть, от деления на генерацию и сети какой-то эффект есть, но спускать этот алгоритм до уровня региона, по-видимому, было неправильно. В результате сейчас мы пожинаем плоды реформирования РАО ЕЭС.
    Второе и самое главное, что порождает неплатежи. Несоответствие утверждаемых тарифов фактическим затратам предприятий ЖКХ. Конечно, потребители не заинтересованы в росте тарифов, а государство им в этом подыгрывает. Поэтому получается, что у нас тариф скорее политический. Государство, с одной стороны, говорит, что тариф должен быть 100%, что больше дотаций давать не будет. А с другой стороны требует, чтобы рост тарифов не превышал, допустим, 15%, при этом, особо не ограничивая рост цен, например, на энергоносители. В результате фактические затраты многих предприятий ЖКХ уже давно выше утверждаемого тарифа. И вот эта игра идёт наверное уже лет пять-шесть. Эта политика двойных стандартов привела сегодня к тому, что есть - предприятия ЖКХ затыкают свои финансовые дыры, например по латанию изношенных сетей, за счёт своих поставщиков или не оплачивая налоги.
    Но с другой стороны подготовку к зиме никто не отменял и частный бизнес не придёт и не починит эти сети, поскольку тариф не соответствует реальным затратам и те кредиты, которые он возьмет на модернизацию, не окупятся никогда. Государство же не хочет вкладывать деньги в этот «хлам» с износом 75-90%. Поэтому ничего не изменится с проблемой нарастания задолженности в энергетике до тех пор, пока кто-то не примет волевое решение и тарифы не станут экономически выгодными, но тогда они серьезно повысятся.
    Запрягаев: Но может получиться так, что платежи какой-нибудь бабушки будут превышать раза в 3-4 её пенсию.
    Солонбеков: Может и такое быть, если этот процесс не регулировать. Государство должно определиться, что мы строим - социализм или капитализм.
    Если социализм, то за счёт прямого государственного финансирования необходимо фактически заново построить энергоэффективную систему теплоснабжения, водоснабжения и водоотведения, которое в подавляющем большинстве муниципалитетов отжила свой век, имея износ от 75% .
    Если капитализм, то через выгодные тарифы предоставить возможность то же самое сделать частному бизнесу, сосредоточив государственные силы на том, чтобы защитить эту самую бабушку от неподъемных тарифов.
    Хуже, как сейчас, когда не принимается ни то, ни другое решение и проблема не решается, а это прямой путь к череде техногенных катастроф.
    Климов: Чтобы так ставить вопрос перед государством, надо быть уверенным, что в энергетике занимаются «правильным» бизнесом. Поэтому я бы хотел вернуться к деятельности «Тверьэнергосбыта». Есть ли претензии у самих энергетиков к энергосбытовой компании? Эта компания собирает деньги. Сразу ли средства отправляются вниз по системе энергетики или где-то задерживаются, решая личные интересы компании?
    Запрягаев: Безусловно, этого нету. Не знаю, кто такие слухи распускает - деньги, собранные с потребителей в течение двух-трех часов направляются на погашение платежей.
    Климов: Что скажет по этому поводу МРСК?
    Галкин: У нас есть претензии к «Тверьэнергосбыту» в части того, что они нам должны. Мы не можем отследить, когда к ним поступают деньги.
    Запрягаев: Мы действительно должны МРСК достаточно большую сумму. Но это проблема возникает именно из-за неплательщиков, которые нам должны. Выплаченная дебиторская задолженность с лихвой бы покрыла всю эту сумму.
    Елкин: Я хотел бы сместить акценты. Мы всё время говорим про население. Но население как платит: по показаниям счетчика или по выставленным счетам? Я знаю человека, который ежемесячно получает счета на 66 кВт/ч, а реально он потребляет 600-700 кВт/ч. Он как честный гражданин платит за 600-700 кВт/ч. Но ведь 80-90% населения будет платить за 66 кВт/ч. Вот в городе у нас 175 тысяч точек учёта у физических лиц. Охватить их даже в течение года - какой штат нужен? Есть нормативы, которые были посчитаны в те года, когда на квартиру полагался 1 Квт мощности. Сейчас на квартиру мы выдаем 15 кВт.
    Николаевский: В сфере ЖКХ есть выпадающие расходы, которые никем не компенсируются. И поэтому ЖЭКи оплачивают то, что нужно оплатить в первую очередь. Топливо, зарплату, налоги, а потом уже электроэнергию.
    Запрягаев: Хочу сказать еще об одном предприятии ЖКХ - это трамваи. На сегодняшний день у них 60 миллионов задолженности.
    И это большая проблема. Потому что уже одно предприятие обанкротилось два года тому назад. Осталось 18 миллионов задолженности, которая «повисла» на сбытовой компании. Сейчас следующее предприятие еле сводит концы с концами. Тариф на проезд в трамвае тоже регулируется кем-то. И тоже образуется «чёрная дыра».
    Можно пройтись по областному бюджету. Хотя его задолженность не сопоставима с трамваями. На 1 июня он был должен 27 миллионов рублей. Проблема местного бюджета - на 1 июня 67 миллионов задолженности.
    У нашей компании 37 участков в районах, которые работают с потребителем. Мы постоянно проводим анализ поступления платежей в каждом из районов. И вывод всегда один - 100%-ные платежи в основной массе потребителей и полные неплатежи по предприятиям ЖКХ, плохие платежи по местному бюджету.
    Климов: Я думаю, что вашу деятельность надо сделать публичной, тогда ваши основные проблемы будут решаться. Говорить, кто не платит, сколько денег поступило, сколько было отправлено партнерам.
    Запрягаев: На нашем сайте постоянно висит информация - список неплательщиков.
    Климов: И последний вопрос. Сейчас на дворе XXI век, появилось много технических новшеств. Если ли возможности модернизации энергетической системы?
    Елкин: На всё нужны деньги. Для этого нужны колоссальные инвестиции. Но где их взять? «Тверьгорэлектро» предоставило в РЭК инвестиционную программу на 700 миллионов рублей. У меня вопрос к РЭКу: дадут мне эти деньги? Никогда.
    На все начинания должны быть источники. Потому что если даже мы возьмем кредит, его надо возвращать.
    Запрягаев: Конечно, можно говорить о повышении тарифов. Но всё-таки если бы полностью была погашена задолженность, все энергетики бы вздохнули с большим облегчением.
    Климов: Мне кажется, настала пора в региональной энергетике произвести инвентаризацию руководителей, которые не только ставят проблему повышения тарифов, но и находят какие-то иные пути решения. Мне кажется, наше сегодняшнее заседание должно завершиться установлением отношений с промышленниками, чтобы они понимали ваши проблемы, а вы их. Тогда вместе будет легче их преодолеть. И отношение власти тоже конечно должно измениться. Я слышал, что лидер тверских единороссов Владимир Васильев намерен поставить вопрос о соответствии должности заместителя губернатора Павла Поляка. На мой взгляд, в энергетике реформы зашли в тупик - необходимо какое-то время ручное регулирование, в том числе и финансовых взаиморасчетов.
    В сфере ЖКХ Тверской области 400 компаний, у нас примерно 400 муниципалитетов. По-моему, связь очевидна. Похоже, деньги населения банально перекладываются в карманы муниципальных чиновников. Поэтому ясно, что энергетики никогда не получат свои средства. Мы пытаемся защитить население от несанкционированных отключений, и тут же этим пользуются проходимцы от бизнеса. В результате и такая большая задолженность образовалась в 3,3 миллиарда рублей.
    Выход из этой ситуации я вижу только один. В области должно остаться 10-12 компаний, работающих в сфере ЖКХ, которые должны образовываться на базе профессиональных фирм типа «Российской сантехники».
    Муниципалитеты могут уже сейчас перезаключать договора с этими компаниями, которых всего несколько в области. А тем чиновникам, которые не поймут необходимость этих преобразований, все объяснит прокурор.
    Это пример того, как может быть организован центр финансовой ответственности. Поэтому предложение о создании независимого расчетного центра имеет право быть. Я бы предложил использовать для этого существующую систему ЕРКЦ.
    Для всего этого, конечно должна быть проявлена воля и профессионализм областной власти. Но и самим энергетикам нужно создать некое объединение, чтобы была площадка для совместного обсуждения и решения проблем.
    
    Записала Елена ПАВЛОВА


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru