Архив номеров


     У войны неженское лицо… С этим утверждением трудно не согласиться, но Великая Отечественная, вопреки всем писаным и неписаным правилам ведения войны, была вынуждена принимать под свои знамена всех - и мужчин, и женщин, и детей. Победа нам была нужна одна на всех, что же касается цены, то пусть сегодня об этом рассуждают политики и историки.

    19-летняя Матрёна Крутских, лучшая звеньевая своего колхоза, как и миллионы её сверстниц, готова была заплатить за неё самую высокую цену - свою жизнь. К счастью, жернова войны пощадили юную хрупкую девушку, но и сегодня, спустя 65 лет после Победы, она не может без волнения вспоминать дни и ночи, проведенные на передовой. Ей до сих пор снится, как она спасает раненых, видит, как гибнут во время бомбёжки люди, слышит свист пуль и грохот орудий. Поэтому и с журналистами, которые просят её рассказать о минувшей войне, встречается неохотно. Вспомнить - значит заново пережить. А ей, в свои 87 лет, это сделать непросто. Но, пересилив себя Матрёна Андреевна Крутских, подперев щеку рукой, начинает свой рассказ.
    В армию её и двух её подруг, призвали 9 июня 1942 года, повестки им вручили прямо в поле, и дав на сборы полчаса, велели явиться в военкомат. Уже спустя две недели она впервые попала под бомбёжку, и подлечившись после контузии в медсанчасти, получила назначение в взвод связи 3-го батальона 504 стрелкового полка 107 стрелковой дивизии 1 Украинского фронта. Обучение новой военной профессии - связиста, длилось всего две недели, после чего ей вручили винтовку и 16-киллограмовую катушку с телефонным кабелем. Если учесть, что весила Матрёна в то время 54 кг, то нетрудно себе представить, с какой тяжелой ношей в придачу пришлось ей идти по дорогам войны. Главным образом, ползать, потому что чаще всего под прицельным или шквальным огнем противника с высоко поднятой головой особо не проходиться. От этого на животе образовывались такие рубцы и мозоли, что однажды в медсанбате сестричка, делая ей укол в живот, изрядно намучилась - иглы просто гнулись, не попадая во внутрь.
    О том, что такое на войне бесперебойная связь, думается, объяснять не надо. Помимо карабина и 16-ти кг катушки, связистам выдавался специальный ножичек для зачистки кабеля, но во время атак он часто терялся и поэтому приходилось зачищать их зубами. Матрёну и её подруг по роте связи часто засыпало землей.
    - Откопают нас солдатики и мы снова ползём на передовую, - вспоминает Матрёна Андреевна. - Однажды, когда после очередной контузии я попала в медсанбат, врач посмотрел на меня и с болью говорит: «У тебя, девонька, волос на голове не видно, одна сплошная земля». А чем её смывать, если за всю войну я ни разу в бане не была? Помыться горячей водой было неслыханной удачей. Обычно приходилось купаться то в речке, то в озере - словом, в любом водоёме, который встречался на нашем пути. Что это значит для девушек, вам объяснять не надо. Да что там помыться - порой и напиться-то воды не было. Немец, когда отступал, все колодцы отравлял. Помню, когда я уже санитаркой была, меня туда после ранения в голову перевели: раненые стонут, просят попить. А я, зная, что вода отравлена, чуть смочу платок этой водой да губы им оботру, так, чтобы в рот не попало. И только уговариваю: «Потерпите миленькие, все будет хорошо».
    Перевод на более «лёгкую» военную работу санитаркой в 247-е эвакоотделение, в чьи обязанности входило сопровождение первого эшелона наступающих войск, Матрёна Андреевна до сих пор вспоминает, превозмогая сильную душевную боль. Столько людских страданий прошло перед её глазами, что их просто невозможно передать словами. Она до сих пор не понимает, откуда у неё, хрупкой девчонки, брались силы для того, чтобы под пулями на себе выносить солдат с поля боя. Страшнее было другое - собственная беспомощность перед страданиями раненых, облегчить их у неё просто не было ни медикаментов, ни медицинских знаний. Да это и не входило в обязанности санитарок.
    Под Белой Церковью, когда их часть попала в окружение, Матрёне Крутских и двум её подругам был дан приказ вынести с поля боя всех раненых. Их оказалось более 150 человек, и четверо суток без сна и отдыха метались девчонки с передовой на поиски подвод или машин, чтобы вывезти их в тыл. И со своей задачей справились. За свой подвиг санитарка Матрёна Андреевна Крутских тогда был награждена свой первой военной наградой, медалью «За боевые заслуги». Но, к сожалению, она у неё не сохранилась, а восстановить её после войны оказалось невозможным - архивные документы, подтверждающие эту награду, были уничтожены.
    Матрёна в годы войны, конечно, не вела счет спасённым ею жизням. Но в том, что с поля боя она вынесла более тысячи раненых, сомневаться не приходится. Такая вот у неё армейская арифметика получается.
    Самые страшные эпизоды войны связаны у неё с Курской битвой, когда по словам Матрёны Андреевны, она воочию увидела, что такое ад на земле, и с форсированием Днепра. В начале 1944 года их 107-я стрелковая дивизия передислоцировалась на Киевское направление и следовала к месту назначения на железнодорожном эшелоне. Медсанбат располагался в последнем вагоне, и когда налетели немецкие самолеты и стали бомбить эшелон, ей единственной из всего вагона, каким-то чудом удалось спастись. Оставшихся в живых погрузили в товарный состав и отправили дальше. А потом было форсирование Днепра.
    - Сапёры стали наводить переправу, но в любой момент могли налететь немецкие самолёты и начать бомбардировку. - Матрёна Андреевна помолчала, а потом вновь продолжила свой трудный рассказ. - Переправлялись кто как мог, а вокруг стоял отборный русский мат, сквозь которой иногда прорывались слова нашей молитвы. Мы просили Бога указать нам дорогу - и он указал. На противоположном берегу Днепра стояли церкви и их кресты отражались в воде. По одному такому кресту, взяв его за ориентир, мы благополучно переправились на тот берег. Очень хотелось кушать и мы вошли в первый попавшийся дом в надежде поесть хотя бы картошку. Но хозяйка, разведя руками, сказала, что у неё есть только мешок мака. От такого угощения мы отказались, знали, что сразу после него уснём, а нам надо было идти дальше.
    Матрёна Андреевна Крутских прошла с боями, сначала обеспечивая нашим войскам связь, а потом вынося раненых с поля боя, от Воронежа до Кенигсберга. Именно в этом городе она, получив своё последнее ранение, встретила День Победы, находясь в госпитале. Там же её настигла горестная весть о гибели брата Ивана. По горькой иронии судьбы он погиб в том же городе, освобождая Кенигсберг, но свидеться им так и не довелось. После войны её настигнет еще одна «похоронка»: на территории Польши погибнет её подруга, с которой они вместе призывались на фронт - связистка Нина Антонюк.
    Для Матрёны Андреевны города Орёл, Курск, Борислав, Белая Церковь, Киев, Харьков, Краков, Варшава не просто географические названия, а страницы её боевой биографии, отмеченной орденом «Отечественной войны II степени» и семью медалями.
    Позже, уже в мирное время, к ним прибавилась еще одна - медаль «Материнство II степени», которой она гордиться не меньше, чем своими боевыми наградами. Её женская судьба сложилась счастливо.
    Вернувшись в родной колхоз, Матрёна вышла замуж за лучшего тракториста, своего однофамильца. Родила и воспитала пятерых детей, подаривших ей семерых внуков, а те в свою очередь - семь правнуков. В 1951 году семья Крутских переехала из Воронежской области в город Калинин, где Матрёна Андреевна много лет проработала на комбинате Искусственного волокна, а выйдя на пенсию, активно занялась общественной работой. Сегодня главная её радость - правнуки, о которых Матрёна Андреевна может рассказывать часами. Один из них посвятил своей прабабушке даже школьное сочинение. И все-таки война не отпускает её, настигая и в страшных снах и тяжелых воспоминаниях. Единственное, что заставляет её порой вспоминать о войне, снова вглядываясь мысленным взором в лица погибших однополчан - это желание передать новому поколению россиян правду о Великой Отечественной, какой бы горькой и суровой она не была. Главное - чтобы в их жизни не было ни большой, ни маленькой войны. Не зря самая дорогая для неё награда - это медаль за Материнство, у которой, как и положено природой, женское лицо.
    
    Светлана АВДЕЕВА


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru