Архив номеров



     Закончился или нет экономический кризис в России? Разные оценки, разные мнения сегодня высказываются в СМИ. Что с промышленностью? Есть ли у России шанс остаться в ряду промышленных стран или мы навсегда становимся второсортным народом, призванным только обслуживать чужие газо- и нефтепроводы? В февральском номере промышленного журнала «Умное производство» выходит большой материал, в котором Геннадий Климов разговаривает на эти темы с губернатором Тверской области Дмитрием Зелениным и выдающимся специалистом в вопросах модернизации реального сектора Радиславом Бирбраером. Сегодня читатели газеты «Караван+Я» имеют возможность первыми ознакомиться с фрагментами из этой беседы.

    Есть ли у российской промышленности шанс?
    
    В случившемся в прошлом году экономическом кризисе для промышленности России больше пользы, чем вреда, - считают многие эксперты. Прежде всего, потому, что он способствовал ликвидации в головах правящей в России элиты многих иллюзий. Главная иллюзия в том, что рыночные отношения сами собой отрегулируют экономику, сделают её эффективной и конкурентоспособной. Оказалось, что это не совсем так. Свобода предпринимательства является необходимым, но не достаточным условием экономического развития страны. В арсенале власти должна быть сложная система экономических и административных рычагов, обеспечивающих осмысленную экономическую политику. И эти рычаги должны быть разумно применены, причем согласованно как на федеральном, так и региональном уровне. Только такой подход обеспечивает успех.
    
    О региональной промышленной политике
    
    В целом Тверская область, надо отметить, достойно пережила кризисный 2009 год. Конечно, были свои потери, некоторые предприятия остановились или сократили график работы, пришлось приостановить некоторые инвестиционные проекты, но в целом экономика региона не подверглась серьёзным потрясениям. Хотя с наибольшими трудностями столкнулась именно приоритетная отрасль региона - машиностроение.
    
    - Дмитрий Вадимович, не смотря на все трудности минувшего года, в тверском регионе полным ходом продолжается создание промышленных площадок. Создание особых промышленных зон вначале широко применялось в качестве главного рычага региональной промышленной политики в Московской области, но за последние несколько лет лидерами такого подхода стали Ленинградская, Калужская, Тверская и некоторые другие области. С чем это связано?
    
    - Что касается Тверской области, это обусловлено нашей экономической стратегией. Её цель - максимально использовать географические преимущества региона в смысле логистики. Мы находимся в непосредственной близости к двум огромным рынкам Москвы и Санкт-Петербурга. Было бы неправильно не использовать это обстоятельство в региональной экономической стратегии.
    Из уже имеющихся индустриальных площадок, на которых уже работают предприятия, я бы, прежде всего, назвал в посёлке Редкино (она, кстати, была самой первой), промплощадки Боровлёво-1 и Боровлёво-2, площадку в Кимрах. Администрация Тверской области, в свою очередь, оказывает инвесторам всю необходимую помощь: и с подключением коммуникаций, и с проведением дорог, и имеющимся административным ресурсом.
    Конечно с учётом существующих в стране трудностей с оформлением земель, получением разрешения на строительство, вся документация должна быть подготовлена должным образом, чтобы сэкономить долгие месяцы, а то и годы в процессе строительства промышленных предприятий. В этом мы тоже помогаем.
    Часто операторами на части площадок, например, в Боровлёво, являются частные компании. Это правильный подход, потому как развитие инфраструктуры нуждается в привлечении именно частного капитала. К примеру, если площадка большая - 150 га, то она требует порядка 25 - 40 мегаватт электроэнергии. А это очень серьёзные финансовые вложения. Наши сетевые компании не смогут выделить такие деньги, а частные инвесторы - смогут. Но при этом бизнес будет отслеживать, чтобы при строительстве этой площадки все издержки были минимизированы. Если говорить о строительстве дорог, то это тоже достаточно длительный и дорогостоящий процесс: проектирование, строительство, и власть должна гарантировать, что эти дороги будут востребованы.
    
    - В перспективе много ещё планируется построить подобных площадок?
    
    - Мы планируем, что они, того или иного масштаба и специализации, будут практически около каждого районного города региона. Например, Кимры - город численностью 50 тысяч человек, соответственно, там индустриальная площадка должна быть порядка 50 га, чтобы заполниться за три года. Если срок больший, то это не эффективно, так как одно предприятие уже будет функционировать, а другое ещё только будет строиться, что чревато всевозможными внутренними спорами между их собственниками. На любой промышленной площадке, как и в любом коттеджном посёлке, всё должно быть скомпоновано и комплексно спланировано. Над этим мы и работаем.
    
    - Строительство площадок как-то формируются по принципу кластера?
    
    - Приведу пример - промышленную площадку в городе Торопце. Не смотря на то, что там ещё раньше было построено всего два предприятия по переработке пластмасс, вокруг них начинает складываться соответствующий кластер. Прежде всего, в Торопце умеют работать с пластмассой, здесь достаточно специалистов и квалифицированных рабочих этого технологического передела.
    Для малого муниципального образования - это уже промышленная площадка с подведёнными коммуникациями, близостью дорог. Как следствие здесь создаётся ещё несколько предприятий подобного профиля.
    Инвесторы ориентировались на тех работников, которые работают и продолжают работать на тех других предприятиях города, существующих там давно. Другими словами, строительство тут такой мини-площадки уже было ориентировано на имеющихся обученных специалистов. Несмотря на ужесточение конкуренции на рынке за трудовые ресурсы, в целом это повышает конкурентоспособность экономики муниципального района, общий технический уровень всех предприятий растёт.
    В Твери, среднем городе, работнику не составит большого труда переехать с одного предприятия на другое в пределах города. Поэтому как-то особенно тщательно компоновать и специализировать индустриальные площадки в Твери надобности нет. Более важным обстоятельством являются сроки пуска производства. Новые предприятия на площадке должны запускаться примерно за 2 - 3 года.
    
    - При выборе инвестором региона, где бы он хотел разместить своё предприятие, очень большую роль играет оценка трудовых ресурсов. Скажем, в Твери уже есть два больших полиграфических комбината. Сейчас строится третий. Я думаю, это обусловлено как раз тем, что есть и рабочие-полиграфисты, и вся инфраструктура для их подготовки. Как вы можете оценить кадровый ресурс в машиностроении?
    
    
    - Говоря о кадровом ресурсе необходимо оценивать весь комплекс, не только ресурс профессионально-технических училищ, которые имеются в регионе, но и тех людей, которые работают на предприятиях, где есть собственные инженерные школы. У нас в Твери, Ржеве, Торжке, Кимрах, Старице хорошие традиции машиностроения. Более того, именно в этом секторе традиционно работают целые поколения специалистов, династии. Молодые люди видят работу своих родителей, учатся в профилирующих вузах и имеют прекрасные перспективы к карьерному росту. В Твери есть технический университет, академия ПВО, ряд военных НИИ, которые в совокупности формируют среду с высоким уровнем технической культуры - это необходимое условие эффективности высокотехнологичных производств. Такие производства не могут быть созданы в чистом поле, они являются частью культуры социума. Это власть должна понимать и принимать специальные усилия, чтобы создавать такую среду и общественные настроения, ориентированные на технические инновации.
    
    - Когда-то Тверь была заметным всесоюзным центром программирования. Потом тверские программисты и инженеры разъехались чуть ли не по всему миру, многие сейчас работают в Москве в крупных международных корпорациях. Не пора ли вернуть региону славу центра программирования? Когда-то в Твери был филиал МВТУ им. Баумана. Это была реальная попытка создания Высшей технологической школы, которая бы готовила, в том числе, и высококлассных специалистов по проектированию, владеющих современными методами компьютерного моделирования и прочностных расчётов. Возможно ли на базе тех же самых промышленных площадок создать какие-то учебные, программные центры?
    
    - На самом деле, всё к этому шло и идёт. Мы проводили переговоры со многими российскими и зарубежными компаниями. Но минусом для нас стало принятое правительством решение об индустриальных свободных экономических зонах. Многие предприятия, которые планировали размещение высокотехнологичных производств на территории Тверского региона, например, взяли и поехали в Дубну. Это свободная экономическая зона на границе Тверской и Московской областей. Тем не менее, у Тверского региона есть уже специальная подготовленная программа.
    Известно, правило промышленного менеджмента, что в конкуренции побеждает не тот, кто лучше может производить те или иные изделия, а тот, у кого лучшая технология создания новых изделий. Поэтому в разрезе поставленных президентом Дмитрием Медведевым задач по модернизации наличие в регионе высших технологических школ - несомненное конкурентное преимущество. Мы будем всячески поддерживать высшую техническую школу и любые усилия по созданию частных высших технологических школ. Я знаю о намерении ряда частных компаний создать в регионе такие обучающие центры, скажем в городе Старица технического училища по подготовке операторов станков с ЧПУ.
    У региона большие возможности и для авиастроения. Во времена СССР в Тверском регионе было создано несколько заводов в совокупности производящих почти весь комплекс технологического оборудования для авиационной промышленности.
    Вопрос как удержать молодых специалистов и как вернуть тех, кто уехал и работает в других странах. Что необходимо молодому специалисту? Прежде всего, жильё, и чтобы это не было какое-то общежитие. Соответственно нужно вводить специальную ипотеку для технических специалистов. Для специалистов, которые приобрели опыт работы в мировых компаниях, нужны другие стимулы для возвращения. Это, прежде всего, условия для ведения собственного бизнеса. Обязательно должно быть наличие офисных зданий, близость к культурному центру (он есть и в Твери, и близость к Москве играет свою роль). Нынешний кризис, можно сказать, дал нам небольшую паузу для дальнейшей проработки этих задач.
    В принципе, у Твери уже многое для этого есть. И, как говорилось выше, хорошие кадры, и коммуникации, и колл-центры, хорошие линии связи. Если же к нам придут грамотные специалисты по инженерному консалтингу, мы совершенно точно дадим им часть бизнес-инкубатора и окажем всю необходимую помощь.
    
    - Уж коль разговор зашёл о кол-центрах, вы как-то можете оценить их положительный или отрицательный опыт работы?
    
    - Могу отметить, что весь опыт - только положительный. У нас есть колл-центры «Билайна», есть колл-центры, которые предлагают услуги аутсорсинга, центры интернет-логистики. Этот вид бизнеса у нас достаточно активно развивается, в нём уже занято порядка 5 тысяч человек. И даже с учётом кризиса объём их услуг не упал. Здесь у нас бесспорное конкурентное преимущество - в Твери население говорит на идеальном русском языке без всякого регионального акцента. Для такого вида бизнеса - это важно.
    
    - В связи с развитием в вашем регионе промышленных зон, каковы возможности будущих инвесторов в части логистики?
    
    - Трасса Москва - Санкт-Петербург, Москва - Рига - это федеральные трассы и между ними достаточно хорошие горизонтальные коммуникации. Железная дорога - это не только Тверь, но и Бологое, где существует разноуровневая развязка, и где не пересекаются пассажирский и грузовой потоки. Есть уже решение через посёлок Сонково загрузить северный железнодорожный путь. Это будет очень серьёзный транспортный грузовой маршрут. Кроме этого, будет завершен и другой широтный маршрут от Сонково до Торжка, строительство железнодорожной ветки от Бежецка до Торжка. Ну и, конечно же, новая высокоскоростная железная дорога, по которой со временем будет увеличено число «Сапсанов», делающих остановку в Твери. До центра Москвы можно будет из Твери доехать за полчаса, а до центра Санкт-Петербурга за два с половиной часа. Согласитесь, это для бизнеса важно. Кроме этого начато строительство нового высокоскоростного автобана между Москвой и Санкт-Петербургом с выходом на Хельсинки. Этот панъевропейский транспортный коридор паромами связывает Тверь со всеми городами Северной Европы.
    
    - Я думаю, что Тверь, в связи со своим явным логистическим преимуществом, может стать центром создания каких-то небольших предприятий, которые бы специализировались на производстве комплектующих или определённых технологических процессах.
    
    - Это так. Во многом проблемы отечественной промышленности в отсталости и неэффективности её структуры. Зачастую на одном заводе производят и болты, и космические корабли. Такая организация промышленности не может быть эффективной. Необходима целенаправленная работа по субконрактации. Секрет повышения эффективности машиностроения кроется в развитии кооперации и специализации.
    Но вот сейчас, например, у нас происходит активная дискуссия с Тверским вагоностроительным заводом о том, что им надо как-то диверсифицироваться, переходить на аутсорсинг. Всё-таки у них доля комплектующих на предприятии достаточно высока, и они вполне могут из своего холдинга вычленить малые предприятия, которые бы занимались и им, и какими-то другими предприятиями. С учётом такого большого количества предприятий машиностроения, с учётом кризисного года многие задумываются о вычленении ряда своих производств. Например, литейное производство на Тверском экскаваторном заводе. Передача кому-то части предприятия для производства комплектующих деталей создаёт хорошую базу для того, чтобы использовать потом это новое предприятие для развития других смежных предприятий. Литейка, например, может готовить для всех и формы, и заготовки. Такова наша региональная политика. Ещё во времена СССР была попытка сделать структуру промышленности более эффективной - так в Твери был построен первый завод «Центросвар», который обеспечивал сварными конструкциями всё станкостроение европейской части Советского Союза. Это было правильное решение. Наша сегодняшняя задача продолжить начатое дело.
    Другой пример - предприятие «Волжский пекарь». Раньше они имели и содержали собственный транспорт. Сейчас же их транспортное обслуживание осуществляют другие предприятия. Работа стала более эффективной, потому что, если фирма занимается только транспортным обслуживанием, то в этом виде бизнеса и преуспевает. А когда это пятое, шестое или десятое дело, то можно себе представить в каком оно виде. Поэтому уборка, упаковка, транспорт, питание - это первое, что нужно вычленять. Мы, конечно, со стороны областной администрации будем в этом помогать.
    
    - Мы уже поняли, что главное стратегическое преимущество для инвесторов в Твери - это кадры и местоположение. Но некоторые регионы строят свою экономику на эксплуатации определённого стратегического сырья? Как с этим?
    
    - Надо иметь в виду, что Тверская область энергоизбыточна. Мы потребляем только треть от произведённой электроэнергии. Кроме этого планируется ввод новых энергомощностей, в том числе ввод очередного блока Калининской АЭС и новой гидроаккумулирующей электростанции в Оленинском районе. Есть у нас кварцевые пески, причём очень хорошего качества. Есть запасы известняка для производства цемента. Очень хорошие торфяные запасы, хочется развить эту отрасль, но здесь нужны новые прорывные технологии по глубокой переработке торфа.
    С учётом уже имеющихся электростанций и четвёртого энергоблока атомной станции у нас пойдут дополнительные линии электропередач, которые запланированы с учётом потребностей региональной энергетики. Подстанции будут там, где они необходимы. В 2012 году запланирован пуск четвёртого энергоблока, но к этому моменту все сети уже будут подготовлены.
    
    - И последний вопрос, Дмитрий Вадимович, какие конкретные шаги должен предпринять человек, решивший построить свой бизнес в Тверском регионе. И на какие законодательные преференции он может рассчитывать?
    
    - У нас есть специальное Управление регионального развития, где за каждым конкретным предприятием закрепляется свой менеджер. Если это предприятие крупное, то закрепляются руководители более высокого ранга, вплоть до советников и заместителей губернатора. Кроме того, в Тверском регионе законодательно прописан возврат налогов, уплаченных в областной бюджет на период окупаемости предприятия (это от 5 до 7 лет). То есть часть налога на прибыль, налога на имущество, налога на землю возвращается обратно предприятию. Таких у нас, кто уже построился на территории области, и запустил свою продукцию порядка десяти предприятий. Есть и наше тверское предприятие - Тверской стекольный завод, которое построило свой второй завод на соседней площадке, которое также участвует в этой программе. Работает и областная программа по модернизации и субсидированию процентной ставки для среднего бизнеса. Так что, я повторюсь, областная администрация готова оказывать любую посильную помощь всем кто хочет строиться и работать на территории Тверского региона. Я гарантирую поддержку со стороны тверской власти, потому как я очень хочу, чтобы наша область продолжала и дальше успешно развиваться как в экономическом, так и в социальном плане.
    
    Сейчас у страны есть реальный шанс на модернизацию
    
    Адекватна ли сложности момента сегодняшняя промышленная политика правительства? И как обычно самый главный вопрос: что делать? Вопросы Геннадий Климов задаёт Радиславу Бирбраеру.
    
    - Радислав Александрович, вы считаетесь человеком, который как никто знает, как эффективно модернизировать реальный сектор экономики, то есть эту самую, объявленную президентом Дмитрием Медведевым модернизацию, делать. Давайте сразу обозначим: она на самом деле сегодня России нужна, или это всё на уровне политического пиара?
    
    - Если исходить из посылки, что политика правильна тогда, когда она действительно концентрированно выражает настроения в экономике, и поскольку о модернизации уверенно заговорили политики, причём политики самого высокого уровня, то я думаю, она экономике нужна. Это просто как индикатор. Мне, как человеку, который находится в гуще экономики, внутри её индустриального сектора, безусловно, это было очевидно ещё лет десять назад.
    
    - Вот почему именно с вами интересно поговорить, потому что проблемы связанные, допустим, с рынком ценных бумаг, с банковским, страховым сектором всем известны, здесь много специалистов и консультантов. Что же касается промышленного сегмента - то здесь ни специалистов нет, ни каких-то специализированных изданий, ни общественной дискуссии. А сейчас, когда президент Дмитрий Медведев говорит, то он говорит в основном, на мой взгляд, именно о промышленном сегменте, инновациях именно в промышленных технологиях. Какие проблемы именно в этом секторе? На каком этапе мы находились, и что мы должны преодолеть именно в этом секторе?
    
    - Хороший вопрос. Когда я объясняю, что такое инженерный консалтинг, - а ваш покорный слуга является автором этого направления, - я объясняю, что инженерный консалтинг появился, наверное, в последнюю очередь, после того как процветал финансовый консалтинг, стратегический консалтинг, маркетинговый консалтинг, все остальные виды консалтинга, которые в большей степени относятся к финансовой сфере, к бизнес-сфере в чистом её виде. И совершенно, видимо, не было желания у консультантов вникать в производственную сферу, которая и создаёт всю ту массу проблем, которыми занимаются вышеназванные консалтинги.
    Компания «Солвер», которой я руковожу, в течение последних десяти лет как раз и разрабатывала инженерный консалтинг, то есть консалтинг, который направлен на улучшения и на изменения в производственной сфере. Мы больше сконцентрированы на производстве в машиностроении. Но те формулы, которые мы придумали и которыми мы пользуемся, в принципе, применимы для любых видов промышленности, любых индустриальных сфер. Почему кроме нас этим никто целенаправленно не занимался? На этот вопрос у меня ответа нет. Приятно, что в России мы этим озаботились впервые. Наверное, потому что произошло очень сильное технологическое отставание. Произошёл такой посыл, возникла острая потребность в том, чтобы помочь предприятиям преодолеть этот технологический разрыв. Ну, вот на фоне этого вызова и возникла дисциплина - инженерный консалтинг.
    
    
    - Сегодня Президент России Дмитрий Медведев постоянно говорит: умная экономика, умное производство. Это вы подсказали или он это где-то прочитал?
    
    - Мне было очень приятно, когда я услышал термин «умное производство» из уст президента. На самом деле мы впервые употребили этот термин. Кроме того, у нас даже есть такой товарный знак. Так что это понятие несёт этакий авторский оттенок. Я надеюсь, что наш президент пойдёт дальше этих двух красивых слов. И созданная комиссия по модернизации должна перейти от декларирования к каким-то сверхконкретным программам, которые реально приведут к модернизации. Ситуация сейчас достаточно серьёзная в промышленности. Я бы сказал, что практически полностью прекратили своё существование проекты, связанные с частным бизнесом. Если мы говорим о модернизации, то практически она сейчас связана с предприятиями, в которых доминирующая роль принадлежит государству. Поэтому ситуация меня удивляет. С одной стороны, сейчас государство может реально повлиять на ситуацию, поскольку оно является собственником всего этого индустриального сектора. С другой стороны, кроме таких деклараций о намерениях больше ничего не происходит. Идеальный исторический момент. Вы хотите модернизацию, так вперёд! Да, есть федеральные целевые программы по модернизации. У меня был серьёзный разговор с весьма серьёзными людьми, имеющими отношение к Академии наук, меня внимательно послушали, спросили: ваш опыт, ваш инженерный консалтинг - как бы вы могли сформулировать последствия системного применения вашего подхода для модернизации российской промышленности? Я сказал следующее: в рамках федеральных целевых программ системный подход при чётком формулировании задач, как минимум я бы гарантировал, например, что объём инвестиций в модернизацию потребовался бы в два раза меньше при тех же достигаемых результатах. Или, соответственно, на те же деньги можно было бы сделать в два раза больше. Или направить оставшиеся деньги на социальные нужды. Система технического перевооружения, которая используется сегодня в большинстве случаев, основывается на подходах 60-х годов прошлого века. Это было время самых неэффективных решений.
    Даже сталинская модернизация в 30-х годах основывалась на проектных подходах. Пусть у нас не было опыта в Советском Союзе, но мы знаем, что к этому активно привлекали американцев. И строили заводы, создавали производства. Все крупнейшие достижения первых пятилеток - это всё были результаты проектного подхода. Сейчас почему-то, спустя 80 лет, такого проектного подхода нет. Сейчас просто дают деньги на покупку техники. Но техника без передачи новых знаний, без чёткой системы её освоения, критериев её эффективности - бесполезна.
    Внедрять нужно новую культуру управления производством.
    
    - У меня создаётся впечатление, что те же самые наши «Жигули» не конкурентны с «Мерседесом», ещё и потому, что система проектирования машины и механизмов у нас достаточно отсталая. Сегодня в мире уже появились иные инструменты проектирования. Я знаю, что лет 25 назад вы были одним из первых, кто прививал в нашей стране культуру применения в проектировании численных методов МКЭ. Я знаю, что результаты даже в то время были фантастические. Конструкции машин зачастую теряли в массе до 25%, при этом надёжность возрастала. Вам не кажется, что наша отсталость связана ещё и с тем, что российские предприятия вместо реальных систем автоматизированного проектирования, применяют дешёвые компьютерные чертилки?
    
    - Да, это так. В таких хай-тек отраслях, как авиастроение, космос этому всё-таки уделяется много внимания. Но что касается общего машиностроения, я согласен - культура исполнения проектов резко рухнула. Сейчас всё в основном сводится к геометрическому моделированию. Оптимизация конструкций на основе многовариантных прочностных и вероятностных расчётов - это сегодня мало кому доступно. Но я думаю, что это следствие того, что рынки для продукции (кроме авиации и космоса) практически закрыты для нас. И сейчас просто боятся менять конструкции, которые созданы предыдущими поколениями проектировщиков. Потому что для того, чтобы поменять конструкцию, её нужно наполнить серьёзным интеллектом в области инженерных расчётов, а этому интеллекту гораздо сложнее обучить, чем учить приёмам воспроизведения геометрии. Сегодня у нас много дизайнеров и мало конструкторов.
    
    - А у нас в стране вообще остались какие-то научные школы, институты, которые бы готовили специалистов на должном уровне, которые бы могли бы решать проблемы модернизации?
    
    - Мне очень сложно об этом судить. Я думаю, что школы-то существуют. МГТУ им. Баумана - очень серьёзная школа, Московский авиационный институт. Московский авиационный технологический университет и ряд других сохраняют высокий потенциал. Но это всё сейчас сконцентрировано вокруг двух отраслей: авиации и космоса. Судить насколько эти школы серьёзно влияют на развитие инженерной науки мне сложно. Школы есть, но там работают специалисты, которым уже много-много лет и они ещё готовы довольствоваться той зарплатой, которую им платит государство. Молодёжь же перспективу заниматься техническими науками уже серьёзно не рассматривает.
    
    - Известно, что в мире есть такие технологические школы как Массачусетс, Гарвард. Теоретически возможно создание такой технологической школы в России?
    
    - Я думаю, что теоретически возможно всё. Но насколько это возможно практически? Для того чтобы возникла такая школа, необходим экономический бизнес-посыл. То есть должна быть заинтересованность в таких специалистах со стороны экономики. Они должны получать хорошую зарплату. А это будет тогда, когда мы всерьёз займёмся модернизацией, когда мы начнём зарабатывать серьёзные деньги на хай-теке. В стране есть достаточно серьёзный инженерный потенциал, который можно использовать для того, чтобы совершить серьёзное продвижение, рывок в области модернизации. А если сейчас делать упор: давайте создадим школу! И куда выпускники этой школы придут работать? Они придут в промышленность, которая их знания не поймёт? Мы сегодня приходим на предприятие и очень много времени тратим на то, чтобы нас там поняли, объясняем, что такое системный подход, почему необходимо модернизацию проводить в чётком соответствии с задачами бизнеса. На пустом месте такую научную школу не создашь. Нужно, чтобы созрели экономические условия.
    
    - Я боюсь, что в вопросе модернизации снова всё выльется в пустословие, как во времена Михаила Горбачёва, когда было ускорение. При Иване Грозном были опричники. Почему бы людям, озабоченным проблемой модернизации, тоже не организовать что-то подобное. В критической ситуации всегда возникает такая опричнина. И сейчас нужна этакая технологическая опричнина, которая, на мой взгляд, и должна рождаться на базе таких школ. Может быть, тогда договориться с каким-то западным институтом на передачу опыта подготовки технических специалистов?
    
    - Судя по нашему опыту общения с некоторыми технологическими школами, большого желания вот так альтруистично нам что-то передавать нет. Нужно построить бизнес-модель на которую они придут.
    
    Записала Марина ГАВРИШЕНКО


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru