Архив номеров


    19 декабря в Твери прошло заседание Общественной палаты Тверской области. В очередной раз шла речь о создании гражданского общества. В послании губернатора Дмитрия Зеленина Законодательному Собранию Тверской области чётко говорилось, что общественные палаты и советы общественности не должны превращаться в «клубы пикейных жилетов». Но что делать, если это уже произошло? Какова роль общественности сегодня?
    Как вовлечь людей в активное участие в жизни города, региона, как разбудить наше с вами желание что-то делать для себя же?
    Этим вопросам был посвящён круглый стол, прошедший на днях в редакции еженедельника «Караван+Я» по инициативе его главного редактора Геннадия Климова и известного тверского общественного деятеля, некогда - руководителя города, а теперь почётного гражданина Твери Сергея Киселёва. В обсуждении проблемы приняли участие заместитель председателя Тверской городской Думы Сергей Рогозин, председатель общественной организации «Общество Михаила Тверского» Георгий Пономарёв, член областного общества краеведов Борис Ершов, член совета старейшин ассоциации Тверских землячеств Владимир Морев, председатель общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Тверской области по осуществлению общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания Владимир Воробьёв, директор ООО «Тверской художественный фонд» Елена Муравьёва, руководитель информационно-аналитическим управлением Тверской городской Думы Владислав Белорусов.
    Геннадий Климов: Я бы хотел, чтобы мы сегодня обсудили проблему - в каком состоянии на данный момент находится наше общество? За этим столом собрались видные тверские общественники, и я надеюсь, именно вы можете подсказать какой-то рецепт как выйти из ситуации. И первый вопрос: почему так случилось, что наша общественность из некогда весьма активной и работоспособной превратилась в некую незаметную субстанцию?
    Русский этнос имеет тысячелетнюю историю. Но, на мой взгляд, именно сейчас мы как будто нависли над пропастью. Многие из вас знают, что западные аналитики опубликовали доклад, будто бы России осталось жить минимум до 2015, а максимум - до 2030 года, потом страну просто поделят более мощные державы. Я сейчас серьёзно изучаю труды Збигнева Бжезинского и вижу то, что он написал, допустим, в 1997 году, сегодня сбывается до нюансов. Я смотрю вокруг, наша нация уже потеряла всякую волю. Вы - общественники, прошли самые разные этапы развития страны, может быть мы все вместе постараемся найти выход из ситуации.
    Сергей Киселёв: Так случилось, что мне, в отличие от остальных, приходилось работать на разных поприщах: и на партийной работе, и в муниципальных органах, и на хозяйственных должностях, и в общественных организациях. Может быть, исходя из этого, я отмечу, что это вопрос мировоззренческий. Если посмотреть на страну как на народ, то мы можем отметить и в историческом плане, что есть как бы два субъекта отношения: это сам народ и структура, которую он создал для управления - власть. Так вот власть умеет организационно создавать свои структуры, укрепляться. А народ свои структуры иногда создаёт с трудом, часто бывает разобщение. Для того чтобы было взаимодействие и существуют общественные организации.>
    Сегодня же роль общественных организаций столь принижена, что вся их деятельность сведена к минимуму. Думаю, не надо объяснять, что без участия самого народа ничего само себе получиться не сможет. Это даже доказывает наша история. Исторически Тверской край отличался именно развитием гражданского общества, общественных организаций, которые очень эффективно действовали. Это не только земства, это и всевозможные товарищества, общества. В советский период была другая особенность - общественных организаций было много. Но недостатком тех времён был формализм.
    Формализм остался, а массовости нет. Возьмём для наглядности Тверь последних двух-трёх десятилетий. В городе действовали общественные центры. Это не только Дом дружбы, Дом журналистов, Дом писателей и многие другие. Теперь к общественным центрам можно отнести разве что библиотеки им. Горького, Герцена, где в силу энтузиазма руководителей ещё проводится какая-то работа. В то же время Дом журналиста исчез, помещение заняли конторы, даже Дом дружбы партийная контора заняла. Но ведь у общественности же нельзя ничего отбирать. Ей наоборот надо давать возможность для работы и развития.
    Георгий Пономарёв: В 90-е годы у очень большого количества людей было понимание критериев добра и зла. Сейчас потеряно общее для всей страны, а именно эти критерии: что такое хорошо, и что такое плохо. Мы все понимаем это по-разному.
    Смотрите, что происходит. Уже начинает переписываться наша история. Многие политики начали бросаться в крайности: ах, что вы такого придумываете, не было никакого поля Куликова, никакого ига. Молодёжь это всё быстро впитывает. Я по роду своей деятельности многое знаю, что происходило в XIII - XIV веках, понимаю, что именно тогда начала формироваться на высоких моральных принципах будущая Россия. Сегодня же эти принципы во многом отсутствуют и провозглашаются только на уровне лозунгов. Мы наблюдаем квасной патриотизм, когда все беды, допустим, тверской земли начинаем приписывать москалям. Но это же совсем не так, это не москвичи и не Москва, это те денежные мешки, которые осадили Москву. И вот так очень многое начинает в наших головах путаться.
    Сергей Рогозин: Это исторические проблемы, и с ними нельзя не согласиться. В то же время прозвучала мысль о всплеске общественной активности начала 90-х годов. Это было время перемен, и вряд ли кто будет отрицать, что это действительно был пик народного действия. Что же, на мой взгляд, послужило серьёзным тормозом потом? Есть старая фраза: революция пожирает своих детей.
    Те демократы первой волны, которые старались, стремились, действовали, потом оказались невостребованными, за бортом. Большая негативная составляющая, породившая недоверие, была и в расстреле Белого дома. Я приведу небольшую аналогию. В марте 2009 года в Твери на выборах в Думу власть очень сильно перегнула палку и с досрочным голосованием, и с отключением телеканала. Мы помним, как активизировалась на тот момент общественность, потому что, согласитесь, нас во все времена консолидирует какая-то общая идея. Итог - опять разочарование, потому что тот список, который городская общественность сумела провести в городскую Думу, оказался не в состоянии решать реальные проблемы.
    Вторая причина - серьёзное расслоение по имущественному принципу далеко не позитивно сказывается на людях. Оно не объединяет, а, напротив, разъединяет людей. По сути, кто сегодня правит страной? Коррумпированный чиновник. И это заявил даже президент Дмитрий Медведев. Вот в принципе те этапы небольшого пути, когда люди перестали верить и во власть, и в свои возможности.
    Геннадий Климов: Я заметил, что у нас во власти есть два типа чиновников. Одни, которые что-то умеют и у них есть энергия что-то делать. Вторые, и их большинство, - которые вообще ничего не делают. Если хочешь что-то загубить, собирают комиссию, туда набирают тех вторых, штатных могильщиков всего чего можно, они так умудряются всё заболтать, что на выходе ничего не происходит, а хорошее дело проваливается. Я согласен с тем, что элементарно отсутствуют моральные установки.
    Владимир Воробьёв: На мой взгляд, власть сделала всё возможное, чтобы сформировать такой менталитет народа, который не верит в эту власть. Раньше при коммунистах говорили: чем можно сравнить муху и руководителя? Муху, как и чиновника, можно было убить газетой. Сейчас же газеты пишут всё, что хотят. И это ни на что не влияет. И общественных организаций у нас море, только толка от них нет.
    Правовед Барщевский недавно сказал, что в Кремле зреет идея создать какой-то орган, куда бы человек мог прийти и наверняка знать, что там получит ответ на свой вопрос. Сегодня у нас прийти некуда. Сегодня даже губернатор - не указ. Пример. Губернатор даёт указание по письму выдающегося человека Андрея Дементьева. Восемь месяцев эта бумага где-то лежит. Сначала её потеряли, потом не без помощи нашли, и до сих пор не могут по ней принять решение.
    Владимир Морев: Мне кажется, происходит то, что мы сегодня видим исключительно потому, что у нас везде, где можно понятие демократии перепутано с анархией и вседозволенностью. Наша «демократия» - ломай-круши всё, и ни за что не отвечай. И именно это у людей вызвало апатию и неверие. Теперь же требуются очень большие усилия общественности, и особенно прессы и телевидения, чтобы понятие демократии вписать в умы, сознание и поведение народа. Сегодня общественные организации должны иметь очень серьёзную политическую основу. И эти организации обязаны взять на себя не только формальное участие в общественной жизни, но и право влиять на власть и чиновников. А для этого такие организации необходимо укреплять и поддерживать.
    Елена Муравьёва: Я представляю тверское отделение союза художников. Очень внимательно выслушала всех выступающих. И, в принципе, со всеми согласна. Наша основная проблема заключается в том, что творческие люди, как правило, очень далеки от политики. Поэтому я не могу рассуждать с этой точки зрения. В свою очередь и политиков вовсе не интересуют какие-либо творческие объединения, поэтому наши союзы вообще не получают каких-либо денег на своё существование. Мы занимаемся творчеством, и живём как бы сами по себе. Проводим выставки, но для того, чтобы как-то кого-то привлекать или объединять, у нас элементарно нет места, где это можно было бы делать.
    Геннадий Климов: Мы более или менее постарались выяснить откуда берётся такая общественная пассивность и нежелание людей принимать какое-то участие в жизни страны, региона, города. Давайте попробуем ответить на главный вопрос: что можно с этим сделать?
    Сергей Киселёв: Есть известное утверждение: каждый должен сам возделывать свой виноградник. Моё мнение, что мы должны свой виноградник в Твери возделывать силами своих общественных организаций. Я отношу себя к оптимистам, и, исходя из исторических предпосылок, не верю, что с Россией может что-то произойти трагичное. Нынешнее состояние в стране я бы охарактеризовал как пору прозябания.
    Что же должны делать мы? Первое - это укреплять организационное начало общественных организаций. Предпосылки очень серьёзные и хорошие. Уж если сам президент к обществу обращается, значит, он не хуже нас чувствует грань. Мы со своей стороны должны отвечать действием и предложениями. Значит, в нашем городе мы должны требовать помощи в создании объединяющих структур, возможно, создания новых общественных организаций, вовлечения в них как можно большего числа людей и создания общественных центров.
    Геннадий Климов: Давайте начнём с того, что попросим партию «Единая Россия» вернуть обществу Дом дружбы, где сейчас находится приёмная Путина?
    Сергей Киселёв: А возьмите Дом офицеров. В 20-х годах, когда формировалась Красная Армия, появление такого здания было логичным. Сейчас офицерских клубов полно, возьмите хотя бы в Академии ПВО. А в Доме офицеров уже десятки лет нет ни одного офицера. Была когда-то мысль на базе бывшего дворянского собрания создать общественный центр, чтобы любая общественная организация могла там провести своё мероприятие. При моём депутатстве было решение - всем общественным организациям помещения предоставлять бесплатно.
    Георгий Пономарёв: Нам надо корректировать понятия добра и зла. Мне кажется, надо все силы бросить на то, чтобы в обществе стало стыдно кичиться своим богатством. Это вызывает неприятие к самой власти, которая поддерживает нуворишей, а не свой народ.
    Геннадий Климов: А помните, несколько лет назад мы обсуждали идею орденов Михаила Тверского и Анны Кашинской? Это как-то быстро принялось. У меня в связи с этим вопрос: общество Михаила Тверского как-то участвует в отборе претендентов на орден? Есть конкретный орден, конкретное общество. А в наградной комиссии, насколько мне известно, нет ни одного представителя этого общества. Таким образом, мы и саму награду-то дискредитируем. Я предлагаю по результатам этого круглого стола направить письмо, чтобы представителей общества включили в состав наградной комиссии. Давайте начнём с себя и сделаем конкретное дело.
    Борис Ершов: Если говорить обобщённо, то власть должна идти в народ, а народ воздействовать на власть. Нужно хорошее взаимодействие. Если кто читал Гумилёва, то у него есть теория пассионарности, из которой вытекает одно следствие: нам надо выращивать лидеров различного ранга и, прежде всего, лидеров общественников. Вот если власть и партии помогут выращивать, они потом смогут брать оттуда резерв в свои структуры. В команде Зеленина есть хоть кто-то, кто был хорошим общественником? Ну, может быть два-три человека. А надо чтобы их было больше. Если следовать примеру церкви, которая свои позиции завоевала миссионерством, то точно также и власть, повторюсь, должна пойти в народ в лице, как раз, общественных организаций.
    Геннадий Климов: Я считаю, что сейчас нет ни «Единой России», ни коммунистов. Есть партия честных людей, которые беспокоятся, и есть люди, которым всё равно, даже, если мир вообще перевернётся. Это миссионерство должно вестись среди этих честных и порядочных людей. И такие люди должны объединяться вокруг какого-то центра, как, допустим, предложил Сергей Леонтьевич. Можно же не создавать ничего нового, возьмём то, что есть, к примеру, Ассоциацию тверских землячеств, тем более что мы все земляки. Пусть муниципалитет выделит какое-то помещение, которым смогут пользоваться все общественные организации. По большому счёту, сам муниципалитет - это уже гражданское общество, потому что сами же граждане выбрали себе туда власть. И общественность имеет полное право теперь поставить слуг народа на место.
    Поэтому я предлагаю не критиковать сейчас власть, а начать что-то делать.
    Владимир Воробьёв: Я бы предложил всем средствам массовой информации выработать какую-то единую идеологию.
    Геннадий Климов: Для этого нам, как в Америке, надо вести закон, предполагающий запрет на профессию. У нас, похоже, у половины редакторов, в том числе и федеральных телеканалов, с головой не всё в порядке. И с этим ничего не сделаешь.
    Сергей Киселёв: Значит, у тверской общественности должен быть какой-то свой печатный орган.
    Сергей Рогозин: Справедлива претензия, что депутаты у нас теперь практически не опираются на общественность. Но сейчас ситуация меняется. Например, с активным участием тверской общественности в Тверской городской Думе проводился круглый стол по транспортным вопросам, Светлана Вержбицкая проводила встречу по вопросам здравоохранения, идут активные обсуждения проекта «Тверь - территория трезвости», и так далее. Мы выслушали конкретные предложения и будем в дальнейшем контролировать решение вопросов. Поэтому своеобразная дискуссионная площадка между властью и общественностью нами создана. Теперь надо переходить к конкретным делам, потому что доверие, действительно, потеряно, и восстанавливать его нам придётся по крупицам. Я сам член общественной организации «Тверской совет Союза Чернобыля», поэтому прекрасно понимаю все проблемы и трудности. Я был шокирован, когда депутат Законодательного Собрания, коммунист Сергей Истомин назвал общественные организации присосавшимися к ним клопами. Это он так ту общественность, которая помогла пройти списку коммунистов во власть. Это, конечно, недопустимо.
    Владислав Белорусов: По роду своей деятельности, я как раз в последнее время занимаюсь общественными организациями. Поэтому мне кажется, что общественные организации должны вырабатывать какое-то общественное благо. Что я имею в виду? Есть организация, она приходит к власти и говорит: «Дай денег». Взамен - никаких благ для населения так и не производится. Поддерживать такие организации не хочется. Есть такое понятие - социальный капитал - это взаимное доверие людей. Поэтому всё, о чём мы тут говорили - и есть нарушение социального доверия. Мы даже в долг друг другу перестали давать, не потому что у самих денег нет, а потому что не верим, что отдадут. Нам надо совместными усилиями власти и общества это доверие вернуть. Тогда наладится и взаимопонимание.
    Геннадий Климов: Подводя итог сегодняшнего круглого стола, хочу, чтобы мы поставили перед собой конкретную цель - возродить в Твери общественную жизнь. Вместе и, повторяю, реальными, конкретными делами мы добьёмся её осуществления.
    Марина ГАВРИШЕНКО


К списку новостей
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru