Архив номеров


    С июня 2009 года департамент финансов администрации Тверской области возглавил Алексей Каспржак. С его приходом в финансовом ведомстве региона сразу же начались изменения и перемены. Многие критикуют его методы работы, другие - напротив, возлагают на него большие надежды. В любом случае, сегодня в Тверской области идёт работа над формированием бюджета 2010 - 2012 года. Каким он будет, во многом зависит от воли руководителя департамента финансов
    Сегодня главный редактор еженедельника «Караван+Я» Геннадий Климов беседует с начальником департамента финансов администрации Тверской области Алексеем Каспржаком.
    Г. КЛИМОВ:
    - С вашим приходом начали появляться несколько иные подходы к формированию бюджета региона. В бюджетировании всегда приходится находить компромисс между социальной справедливостью и эффективностью расходования средств. Всё-таки есть какой-то алгоритм согласования этих противоречивых критериев?
    А. КАСПРЖАК:
    - Основные подходы бюджетной политики поменялись мало. Но ряд направлений существенно обновился, прежде всего, это касается межбюджетных отношений. Здесь произошли принципиальные изменения ещё в середине года. Мы ушли от выравнивания муниципальных бюджетов по доходам, и перешли к выравниванию по расходам.
    Что это значит? Раньше наше представление о муниципальных финансах было такое: если мы обеспечиваем уровень доходов прошлого года, с поправкой на инфляцию, то муниципалитет должен со своими полномочиями справиться. И это всех устраивало, потому что по факту доходы росли. В этом году из-за кризиса этот подход не может быть реализован. Ведь кризис по-разному проявился в разных районах области. Уже в первой половине 2009 года стала заметна сильная дифференциация муниципалитетов по динамике собственных доходов. А это значит, что применяемый ранее подход не позволяет обеспечивать социальную стабильность. В середине года стало понятно, что если мы сейчас не изменим межбюджетные отношения, то многие муниципалитеты провалятся по коммуналке, не смогут выплачивать зарплату бюджетникам. Почему? Прежний способ выравнивания не учитывал доходы от продажи имущества и земли, от предпринимательской деятельности бюджетных учреждений. При этом многие муниципалитеты торговали землёй на миллионы рублей. В этом году меньше стало аукционов по продаже, налоговые поступления в ряде муниципалитетов стали снижаться.
    В этой ситуации нужно было что-то придумывать. Мы обсуждали это с главами районов, согласовывали подходы. Я сторонник непосредственного общения. Ещё когда я работал в департаменте образования, я всем говорил, что не люблю тотальных решений. Ведь как бывает: министерство какое-нибудь решение придумало, это может быть очень хорошее решение, но, к сожалению, оно не всегда хорошо адаптировано к реалиям жизни. Поэтому мы очень конкретно обсуждали все варианты с главами районов, придумывали подходы к обсчёту первоочередных расходов муниципальных образований. Так родилась новая методика, и на её основе мы летом внесли изменения в закон об областном бюджете.
    Аналогичную модель межбюджетных отношений мы предлагаем и для 2010 года. При этом общий объём финансовой помощи сохранён на уровне прошлого года.
    Г. КЛИМОВ:
    - Этот нюанс мне непонятен. Если бюджет уменьшается, значит, меняется и перераспределение между районами?
    А. КАСПРЖАК:
    - Фактически, да. Мы выделяем муниципалам столько денег, сколько нужно для осуществления их полномочий. Региональный бюджет отдаёт часть средств местным бюджетам, распределяя их по единой методике. Это и есть межбюджетные отношения. Доля собственных доходов в ряде районов может уменьшиться, но, по прогнозам, объём доходов консолидированных районных бюджетов вырастет примерно на 1,6 миллиарда рублей. В связи с увеличением кадастровой стоимости земли вырастет доходная часть бюджетов поселений.
    Г. КЛИМОВ:
    - Вы считаете, налог на землю, который сейчас вводится, поддержит материальную базу поселений?
    А. КАСПРЖАК:
    - Конечно. Он идёт полностью в доходы поселений
    Г. КЛИМОВ:
    - Это теоретически. На практике часто возникают такие ситуации, когда за аренду участка в 3,5 га на окраине Твери насчитан налог за год в 39 млн рублей. Я знаю, что человек не станет его платить, потому что у него просто нет таких денег. Это нереальная сумма. Он распродаст всё и уедет из города, страны. Это ситуация из жизни. Естественно, не только этого налога муниципалитет не получит, но и теперь многих других, что платил до этого предприниматель.
    А. КАСПРЖАК:
    - Перекосы, возможно, существуют. Но в целом увеличение кадастровой стоимости земли, увеличение налога на землю ведёт к росту доходов поселений.
    Как должна расти кадастровая оценка, грамотно ли она проведена - это не моя зона профессиональной ответственности. Я думаю, что искажения есть, какие-то перекосы существуют. Для меня, например, очень странно, что с точки зрения кадастра в Бологом земля такая же дорогая, как в Конаково или Калининском районе. Такая оценка мне не кажется полностью обоснованной. Но это моё личное мнение.
    Когда мы выстраиваем межбюджетные отношения, строим прогноз доходов, мы учитываем поступления по земельному налогу. Если объём финансовой помощи остаётся на прежнем уровне, то общий объём консолидированных доходов муниципальных районов растёт. И это хорошо, потому что нам нужны сильные муниципалитеты.
    Г. КЛИМОВ:
    - Новые подходы, которые вы вводите, не разрушат ли они и без того слабо работающую систему заинтересованности муниципалитетов в повышении своих доходов? Ведь они должны быть как-то стимулированы на то, чтобы самим увеличивать свои доходы, а не ходить к вам в приёмную и лоббировать себе долю из областного бюджета.
    А. КАСПРЖАК:
    - Не разделяю ваших опасений. Мне кажется, мы задали муниципалитетам правильные стимулы. Я сам не приемлю «ручных» элементов управления. Современная цивилизация основана на норме, законе, на представлении о ценности единого правила. Поэтому лучше самая спорная формула, чем «ручные» настройки.
    Это не значит, что мы не хотим видеть проблемы какого-то отдельного муниципального образования - это значит только то, что мы выстраиваем единую схему взаимодействия с муниципалитетами. Общаясь с муниципальными районами, мы лишь выстраиваем эту общую формулу. А дальше распределение средств идёт без учёта того, кто сколько времени провёл у меня в приёмной, и с кем у меня какие отношения.
    Кроме того, мы предлагаем несколько мер, которые, на мой взгляд, должны стимулировать муниципальные районы к росту собственных доходов. Например, мы ввели дотацию, которая носит характер поощрения за рост налоговых поступлений в консолидированный областной бюджет.
    Попробуем подвести итог. Если бы мы не ввели новую модель межбюджетных отношений, просто продолжали выравнивать по доходам, что бы из этого вышло? Мы бы тогда поддержали пять-шесть муниципальных районов с хорошей динамикой, а все остальные, у кого в текущем году доходы просели, в будущем начали бы тихо умирать. Но мы этого не допустим. Это первая позиция.
    Позиция вторая. Мы ничего не разрушаем. Это не революция. Это эволюционное движение. Мне иногда приходится слышать, как меня критикуют за некий революционный настрой, говорят, что действия производятся чересчур резкие. Но я вас уверяю, опыт работы в регионе меня давно поостудил в части революционности. Предлагать новые идеи необходимо, но эти предложения надо промоделировать - как они сработают в конкретной ситуации, к каким последствиям приведут.
    Добавлю, что при балансировке местных бюджетов мы учитывали и условный дефицит, который может принять муниципальный район для финансирования своих полномочий. Бюджет Тверской области имеет 15-процентный дефицит. Мы считаем, что районы имеют возможность заложить в своих бюджетах дефицит на уровне 5 процентов. Зачем это нужно? Это стимулирует муниципалитеты к тому, чтобы они привлекали внешние средства. Привлекали кредиты, наращивали возможности финансирования расходов и понимали при этом свою ответственность. Дефицит нужен для того, чтобы люди, принимающие решения о расходах, несли ответственность за эффективное использование средств. Ведь заёмные средства рано или поздно нужно возвращать. В некотором смысле, это стимулирование эффективности бюджетных расходов.
    Г. КЛИМОВ:
    - В смысле макроэкономики, это действительно стимулирует деловую активность региона. Почему Америка живёт без профицита, только в дефицитном бюджете? Потому что это создаёт экономический маховик, повышает деловую активность населения.
    А. КАСПРЖАК:
    - И формирует чувство ответственности. Сегодня работа с дефицитом регионального бюджета - одно из ключевых направлений. Мне хотелось бы повысить её эффективность с точки зрения способов заимствования, кредитования. Но в то же время, дефицит бюджета - это способ объяснить органам исполнительной власти, которые отвечают за расходы, что деньги надо вкладывать в то, что создаёт условия для их возврата.
    Вот почему, к примеру, в посёлке Степурино Старицкого района нужна новая школа? Там, на огромной территории, нет ни одного современного здания - все старые, все топятся углём и дровами. Если мы там построим одну нормальнуюшколу, закроем 4 соседние и будем возить детей - это будет эффективное решение со всех точек зрения. Мы не будем переживать за детей, которые учатся в здании 200-летней постройки. Мы снизим расходы и значительно повысим качество образовательной услуги.
    За счёт привлекаемых средств надо вкладываться в инфраструктуру, нужно заниматься ЖКХ, газификацией, дорогами…
    Г. КЛИМОВ:
    - Тут бы я с вами поспорил. Потому что если нет школы в деревне, нет самой деревни. Сначала женщинам-учителям негде работать, они уезжают, за ними уезжают их мужья-механизаторы. Содержание школьного автобуса не менее дорого, чем целая школа. Если мы посчитаем все последствия от закрытия школы, то выяснится, что выгоднее содержать самую малокомплектную школу. Пока есть школа, есть надежда на возрождение округи. Завтра приедут пять молодых семей, и снова на селе зародится жизнь.
    А. КАСПРЖАК:
    - Я тоже готов поспорить. Считаю, что реструктуризацию сельского образования в Тверской области уже не повернуть в обратную сторону.
    Г. КЛИМОВ:
    - Давайте поговорим об этом как-нибудь отдельно. Какие ещё существуют бюджетные стимулы для муниципалитетов?
    А. КАСПРЖАК:
    - Ещё один из инструментов стимулирования - это заложенный при балансировке местных бюджетов норматив доходов, который, мы считаем, может быть достигнут за счёт реализации имущества, при условии эффективной работы с собственным имуществом. Так что стимулов в новой системе достаточно много, чтобы муниципалы не сидели на месте и не рассчитывали только на дотацию.
    Последняя важная идея новой системы межбюджетных отношений. Мы пытаемся через них сформировать эффективную структуру бюджетов муниципальных районов. Что я имею в виду? Если муниципалитет планирует строить дороги, заниматься развитием инфраструктуры, реформой образования, здравоохранения и так далее, то мы предлагаем определённые условия получения субсидий на эти муниципальные программы. Бюджет муниципального района должен быть направлен на рост эффективности местной экономики. Бюджет должен развивать инвестиционную составляющую. Сегодня нельзя расходовать средства просто так, не задумываясь о том, что через два-три года такого объёма трансфертов может не быть, не вкладываясь в развитие собственной территории. Мы заложили в бюджет субсидию на обеспечение условий предоставления муниципальных услуг на территории района. Смысл этой субсидии - дать муниципалам средства на инвестиции в инфраструктуру.
    Г. КЛИМОВ:
    - Не многовато ли разных субсидий? За счёт них сегодня некоторые районы превратились в настоящие собесы.
    А. КАСПРЖАК:
    - Да, есть такие, например, Оленино. Мы подсчитали, там 87 процентов доходов - либо субсидии, либо прямые трансферты.
    Г. КЛИМОВ:
    - Согласен. Глава Олег Дубов построил социализм в отдельно взятом районе. Население в своём большинстве этому радо.
    А. КАСПРЖАК:
    - Добавлю ещё один новый момент межбюджетных отношений, согласованный с главами муниципальных районов. Мы передаём в районы полномочие по расчёту и предоставлению дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности поселений. То есть, создаются условия для развития межбюджетных отношений на местном уровне, между районом и поселениями.
    В целом мы готовы передавать районам полномочия вместе с деньгами. Мы должны обеспечить возможность спрашивать с главы района за всё, что происходит на его территории. А что можно спросить с человека, который не имеет ресурсов для выполнения своих полномочий?
    Г. КЛИМОВ:
    - Но часто на местах мы видим откровенное кумовство. Бюджеты тратятся не на развитие территории в интересах всего населения, а на интересы узкой группы лиц, захватившей власть в районе.
    А. КАСПРЖАК:
    - Мы будем передавать субсидии на определённых условиях. Первое. Каждый глава будет обязан согласовать с областными департаментами и утвердить местную программу по образованию, спорту, культуре, здравоохранению. Второе. Аналогичные программы по развитию ЖКХ, дорог, села. Это будет своеобразным инструментом по борьбе с кумовством. Когда они сами разработают и примут программу, они уже не смогут сказать, что чего-то не могут выполнить.
    Г. КЛИМОВ:
    - Я знаю как это будет происходить на местах. Многие главы просто не в состоянии генерировать новые идеи - то ли уровень образования не позволяет, то ли что ещё. У многих вообще упаднический настрой. Нужна система, которая бы их обучала и подавала бы какой-то пример. Подход к бюджету должен быть ещё и проектным. Иногда надо концентрировать ресурсы и усилия в точках роста. К разработке проектов следует подключать специалистов из области. Бессмысленно, что такие проекты смогут массово разрабатывать в районах. У них нет для этого достаточных знаний, да и банальной воли к переменам. А вот после реализации проекта в одном месте, и соседние районы начали бы подтягиваться. А когда везде всё убого и всё плохо, они в этом состоянии неверия и апатии и находятся. Дело даже не в деньгах, а в воле. Надо, допустим, сконцентрироваться на Старице или Максатихе, сделать там переработку, инфраструктуру, а потом этот опыт начнёт расходиться по соседним территориям. А так мы только ресурсы распыляем, не решая проблем.
    А. КАСПРЖАК:
    - У нас не везде всё плохо. Есть немало хорошего, которое обычно не замечают.
    Г. КЛИМОВ:
    - Я и не говорил, что у нас всё совсем плохо. Возьмите Конаковский район. Там такие дороги прокладывают, каких я никогда и не видел. Та же Максатиха - думаю, что там фермерское движение лучшее в России. Ферм там хоть и 15 - 20, но их на квадратный километр больше, чем где-либо. А нужно, чтобы их было 300 - 500. Тогда Максатиха будет краше Финляндии.
    А. КАСПРЖАК:
    - Уже есть хороший опыт создания таких программ развития территорий, их можно взять и посмотреть. Я согласен с вами, что надо учить муниципалов, и мы готовы дать форму программы, мы разработаем инструменты оценки.
    Г. КЛИМОВ:
    - Я всё же хочу настоять, что областная власть должна быть ещё и организатором. Приведу пример. В Твери народ спивается. Среди молодёжи развит пивной алкоголизм. В других городах, по крайней мере, под окнами мэрии открыто не распивают алкоголь, как у нас. Инициатором борьбы с этим злом стала депутат городской Думы Светлана Вержбицкая. Надо было скоординировать работу милиции, чиновников, психологов, людей, которые будут заниматься агитацией. Появился всего один неравнодушный человек - и дело стало двигаться.
    А. КАСПРЖАК:
    - Хотите, я вам расскажу свой рецепт? Нам надо научиться самим что-то менять - хотя бы, для начала, в пределах своего двора. Я у себя во дворе, а живу я в Центральном районе Твери, сначала боролся с тем, чтобы там в туалет не ходили. Сделал палисадник, попросил жену посадить цветы. Наверное, даже самый отъявленный безобразник воздержится справлять нужду на подобную красоту. После этого мы занялись освещением во дворе, вкрутили лампочки по периметру дома. При освещении пить в нашем дворе перестали.
    Я очень люблю свой двор, свой район. Люблю с работы и на работу ходить пешком. Когда работал в столице, о таком счастье даже и мечтать не мог. По образу жизни я уже почти полностью стал тверским, и мне это нравится.
    Г. КЛИМОВ:
    - Я недавно с депутатом Государственной Думы, лидером Тверского регионального отделения партии «Единая Россия» Владимиром Васильевым ездил в Максатиху, где он встречался с местным партактивом. Собрались максатихинские активисты партии власти и начали просить деньги у депутата, по 300 тысяч на деревню. - Зачем? - спрашивает Васильев. - Надо траву косить вокруг деревень, а то горит, получаются пожары, - отвечают активисты. А он им: «А вы сами-то не пробовали взять косы, выйти, и покосить?» Партийцы все здоровые мужики и бабы, но вот иждивенческие настроения совсем лишили людей всякой воли.
    А. КАСПРЖАК:
    - Чтобы всем жить хорошо, надо заботиться хотя бы о том месте, где живёшь. Кто-то цветы посадил, кто-то подъезд подмёл. К сожалению, пока один делает дело, другой подойдёт и скажет: «Ты это делаешь не так, надо по-другому».
    Возвращаясь к иждивенческим настроениям. Мы вчера опять обсуждали вопрос, как наиболее эффективно израсходовать бюджетные деньги на поддержку села. Нет способа, который был бы адекватен задаче, потому что по факту средства поступили в бюджет только сейчас, и мы распределяем их в соответствии со старой методикой. Получается, что мы должны поощрить не тех, кто реально чего-то достиг, а тех, кто достиг среднего результата, ниже прошлогоднего. И все требуют: «Дайте, дайте!» Объясняем: если мы даём субсидию, допустим, на молоко, перекупщики ровно на эту же сумму снижают закупочные цены.
    Г. КЛИМОВ:
    - Проблема в том числе и в вашей администрации. У вас левая рука не знает, что делает правая. Вы рассматриваете вопрос о молоке. Люди должны пить молоко ни какое-нибудь, а наше, тверское. Но сделаны некоторые глупости. Позволили разорить нашу молочную отрасль. Был свой тверской бренд - «Настенька». Зачем-то позволили иногородним монополистам купить этот завод, чтобы потом закрыть. От «Вимм-Билль-Данна» деньги уходят куда-то в другое место, а от «Настеньки» оставались бы у нас в регионе. Мы должны производить молоко - наше, чтобы деньги оставались у нас. И тогда начинает выстраиваться система. А мы разрушили эту отрасль, так давайте восстанавливать. Сейчас строятся в Тверской области четыре завода-молокоприёмника. Давайте двигаться дальше, сконцентрируем ресурсы в той же Максатихе.
    А. КАСПРЖАК:
    - Двигаться нужно, но результат будет не моментально. От ситуации «один» до ситуации «два» должно пройти определённое время. Приведу пример со школой: пока школа перестраивается, дети должны по-прежнему ходить на занятия. Так же и в других сферах. Пока мы перестраиваем экономические отношения, люди живут и продолжают делать своё дело. И мы должны об этом помнить.
    Марина ГАВРИШЕНКО


К списку новостей
Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru