Архив номеров


     Учитель - профессия самая благородная, почитаемая и нелёгкая. Учитель в колонии - сложно и почётно вдвойне. Педагоги несут за колючую проволоку не только знания, но и добро, милосердие и веру в лучшее. Мы побывали в исправительной колонии №4 города Торжка, чтобы встретиться с работающими там учителями и узнать секреты их стойкости и мастерства. К тому же, был и официальный повод - в октябре школе исполняется ровно полвека

Далеко ли до медали?

    На краю Торжка, ограждённая высоким забором, кипит жизнь - со своим чётким укладом и незыблемыми законами. На осенних грядках растёт капуста и пожухлые розы. В центре двора осуждённые роют яму для фонтана, который планируют открыть следующим летом. Рядом школа - небольшое тёмное здание. Над перилами натянута колючая проволока. К празднику она покрашена в голубой цвет.
    Школа - важный элемент исправительно-трудовой системы. Её задача - не столько дать знания, сколько поднять моральный и нравственный уровень осуждённых. Учитель здесь не «предметник», а психолог, добрый советчик и всепрощающий друг. А ученики для него - обычные, хотя и «трудные» ребята. Здесь выдаются стандартные школьные аттестаты, без особых пометок. Даже экзамены в прошлом году - математику и сочинение - оценивала независимая городская комиссия. Все, кому нет тридцати, обязаны учиться в школе по закону. Остальные - по желанию. Но таких немного, два-три человека на всю колонию. В Торжке отбывают срок, в основном, молодые ребята. Средний возраст учащихся - 20 - 25 лет.
    - Почти все они здесь «первоходы», - объясняет начальник воспитательного отдела ИК-4 Андрей Шмелёв, проводя нас по школьным коридорам, старательно украшенным плакатами, картами и стенгазетами. - Воришки, хулиганы, торговцы наркотиками. Многие перешли из колоний для несовершеннолетних. Большинство из них - «недоученные» на воле. Число неграмотных осуждённых с каждым годом растёт.
    - В этом году у нас 150 учеников, - подтверждает директор школы Тамара Мельникова. - Раньше едва набирали 100 - 120.
    … С этим трудно поспорить. В Бежецкой колонии несколько лет назад был уникальный случай. Осуждённый Сергей Айштетер окончил школу с золотой медалью. Это удивительное событие подняло шумиху на всю страну. Однако больше подобных прецедентов не намечается. Да и в целом, по признанию сотрудников колонии, культурный уровень осуждённых за последние годы резко снизился.
    - Зона - это кривое зеркало нашего общества, - объясняет Андрей Геннадьевич. - И зона сейчас деградирует. У наших подопечных нет тяги к знаниям. Да её и у обычных-то школьников нет… Сейчас не знаешь, где лучше: в «вольной» школе или здесь. Уж очень стали своенравные дети! В колонии с дисциплиной проще. Случись что - идут к начальнику отряда. Здесь один папа на сто человек. Он наведёт порядок.
    На самом деле, образование за колючей проволокой - тема весьма пикантная и приковывающая к себе множество любопытных взглядов. К тому же, это благодатная почва для разных авантюрных проектов.
    - Лет шесть назад тверской филиал МЭСИ открыл в колонии заочное отделение, - вспоминает Андрей Шмелёв. - Осуждённых учили, как ни парадоксально, на юристов. Стоимость занятий была 200 рублей на человека. Половину денег вкладывал общественный фонд, и мы справлялись. Ребята ходили гордые. Хвастались студенческими билетами и зачётками. Сессию вовремя сдавали. А институт, сделав себе рекламу и получив необходимый грант, быстренько свернул весь проект. Цену взвинтили до 800 рублей. А ребят, которые, выйдя на волю, попробовали пойти в МЭСИ, заставили заново пересдавать все предметы.

Читают «Maxim» и смотрят «мыло»

    На уроке самая заслуженная учительница школы Нина Михайловна Сукрутова в строгом бордовом костюме учит «ребят» географии:
    - Наша тема - атмосфера. Кто знает, что это такое?
    Осуждённый с вихром на голове, притулившийся рядом с большим потёртым глобусом, бурчит:
    - Это безбрежный воздушный океан…
    За первой партой двое хихикают, развалившись. Рядом лежат чёрные зэковские кепки.
    Манеры учеников колонии во многом напоминают поведение шаловливых детей. Они нетерпеливо барабанят пальцами по столу, с любопытством вертят головами и смеются над словом «предохраняет». И педагогические приёмы здесь такие же, как в среднем звене школы:
    - А ну-ка, Витя, почитай нам вслух! Ты хорошо читаешь.
    Витя, обрадованный комплиментом, читает плавно и с выражением, лишь немного спотыкаясь на незнакомых словах.
    - Они действительно похожи на детей, - после урока Нина Михайловна подтверждает наши мысли. - Я работаю в школе 36 лет. До 1988 года здесь была колония строгого режима. Люди, у которых большие сроки и много судимостей, гораздо серьёзней относились к учёбе. Сейчас контингент омолодился и стал более пассивным. Из десяти человек в лучшем случае трое имеют профессию. Раньше абсолютно неграмотными приходили только цыгане, а теперь среди невежд много русских. Ни работать, ни учиться они не хотят. Только ждут, когда мама с папой с баулами придут… Это поколение потребителей. К тому же, на государственном уровне не стимулируется интерес к учёбе.
    Начальник воспитательного отдела Андрей Геннадьевич добавляет:
    - Да, они всё ещё держатся за мамину юбку: «Мама, дай! Мама, принеси!» Просят завезти в ларьки мороженое и лимонад. Из журналов выписывают, в основном, «Maxim» и «XXL». По телевизору смотрят мыльные оперы…

На зоне есть «ботаники»

    Тем не менее педагоги верны своему призванию: они несут за колючую проволоку добро, понимание и веру в лучшее. В учительской светло и уютно. На столе - журнал с непривычной надписью «Контингент учащихся». Рассказывает директор школы Тамара Мельникова:
    - Мы не видим в них преступников, хотя перед работой тщательно изучаем «этапные тетрадки». С ними надо быть искренними. Они очень ценят человеческое отношение. А у нас здесь занавесочки, цветочки, отношение материнское… И ученики нас ценят и уважают.
    - Хотя для некоторых школа - наказание, - честно признаются педагоги. - Они отказываются учиться, мол, «деньги я считать умею!». А те, кто поразвитее, наоборот, признаются: «Школа - наша отдушина!» Некоторые старательные ученики приходят на уроки каждый день, независимо от расписания. Есть на зоне и свои «ботаники». Хотя чаще осуждённые не любят выделяться, культивируя лёгкое презрение к отличникам. Одно время грамоты давали за хорошую учёбу, так многие отказывались получать - стыдно было.

Раскольников меняет взгляды

    В школе действует неофициальный дресс-код. Это строгие закрытые костюмы и платья неброских цветов. Все педагоги - женщины довольно зрелого возраста. Молодая учительница в колонии будет воспринята как провокация. Тем более, случаи были:
    - В 10-ю колонию как-то пришла молодая преподавательница. Дисциплины сразу не стало. Осуждённые ей в любви признавались, стихи читали... Она и размякла... Пришлось уволить.
    - У нас работает молодой бухгалтер Светлана Александровна, - делятся в учительской. - Конечно, она замужем, ребёнка воспитывает... Но всё равно каждую перемену кто-нибудь из ребят заглядывает в учительскую и говорит: «Здрасьте!» - а сам на Светлану смотрит. А потом у педагогов спрашивают, сколько ей лет и замужем ли она. Главное в нашем деле - умение держать дистанцию. Тогда с порядком проблем не будет.
    Наталья Сосновская, учитель литературы, хвалит творческие способности своих подопечных:
    - Многие ученики пишут стихи. Приносят нам на бумажке, мы их потом тихонько редактируем. Ничего, что нескладно, главное - желание. В стихах природа, тоска, любовь, измена... Любимая книга у них - «Преступление и наказание» Достоевского. После неё многие задумываются и хотят изменить свою жизнь.

Бывшие плотники и шофёры

    Нам предоставили возможность побеседовать с учениками. Старшеклассник Роман поделился:
    - Тут я второй год… Сам родом из Андреаполя. Нас пятеро в семье. Сестра и брат сейчас в Америке, их усыновили из интерната. Они шлют сюда письма. Я тоже был в интернате до 2001 года. Учился всегда внатяжку. 10-й класс заканчивал уже в вечерней школе. В детстве хотел стать дальнобойщиком. Хотелось мир посмотреть. Но это всё мечты, мечты…
    Поразил мальчик в очках самого «ботанического» вида, что рисует для школы плакаты и стенгазеты. Из положительного образа выбивались только пальцы - все синие, в наколках - да хриплый голос с отстранённой интонацией:
    - Раньше я учился на плотника. После колонии хочу пойти в ПТУ. Планирую, чтобы всё нормально сложилось, чтобы сюда больше не попадать.
    - По какой статье сидишь? - спросил Андрей Геннадьевич.
    Парень назвал статью.
    Когда он ушёл, наш сопровождающий покачал головой:
    - Нелегко ему тут. Он мальчика изнасиловал. Такие на зоне относятся к самой низшей касте.
    P.S. Напоследок Нина Михайловна Сукрутова поделилась секретами педагогического мастерства за колючей проволокой:
    - Терпение, выдержка, умение обходить острые углы. С ними нельзя идти на прямой конфликт. Они все прошли суды. Они очень сложные. Если ученик сказал: «Я не буду!» - он не будет. Тем более, у большинства психика нарушена. Озлоблены многие. Они детства не видели. Для них важны только искренность - и понимание.
Любовь Кукушкина      Фото пресс-службы уфсин по Тверской области

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru