Архив номеров



     Недавно супружеская пара из Твери отпраздновала «благодатную» свадьбу. Иван и Александра Кравченко рассказали корреспонденту «Каравана» историю своей семьи

     Познакомились молодые в городе Днепропетровске. Оба учились на зоотехников. Ивану тогда было всего 18 лет, Александре - 17. Но влюблённые не спешили: прежде чем подать заявление в загс, они встречались три года.
    - Надо было и чувства свои проверить, и профессию получить, чтобы семью обеспечить, - поясняет Иван Иванович.
    Александра Ивановна согласно кивает:
    - Ранние, тем более студенческие браки - это баловство, никакой серьёзности. А надо, чтобы у семьи основа была, а не только общая кровать.
    Но свой настоящий дом, а точнее, двухкомнатная квартира, у семьи Кравченко появился только много лет спустя. Свои коррективы в их семейные планы внесла война. Сначала - Финская, куда молодого зоотехника Ивана Кравченко отправили воевать, затем - Великая Отечественная. Её начало он встретил курсантом Ленинградского военного училища связи, успев перед этим лишь ненадолго повидаться со своей молодой женой. Она всё ещё работала зоотехником в украинском посёлке Коммуна Ильича.
    Иван Кравченко попал в батальон, где готовили первых в стране специалистов в области радиолокации. Училище он окончил досрочно, и в августе 1941 года на его петлицах появились два ромбика, что соответствовало званию воентехника второго ранга. Позже их сменили лейтенантские звёздочки. В это время для защиты Ленинграда по приказу К. Ворошилова было решено создать Лужский рубеж обороны, куда направлялись народные ополченцы и курсанты Ленинградских военных училищ. Почти никто из них не вернулся домой. От смерти Ивана спасло неожиданное назначение: его направили служить на радиолокационную станцию.

ТРИЖДЫ ИЗБЕЖАЛ СМЕРТИ

    - Душа у меня болела тогда не за себя, а за страну и мою Александру, - вспоминает Иван Иванович. - Я понимал, каково ей там одной, на Украине, половина которой уже захвачена немцами. Написал ей письмо, чтобы она немедленно эвакуировалась за Урал. И переживал, дойдёт ли оно? Война ведь.
    - Я каким-то чудом получила это его письмо и успела эвакуироваться вместе с колхозными коровами, - подхватывает нить его воспоминаний Александра Ивановна. - Шли мы пешком, а над нами пролетали немецкие самолёты, обстреливая колонну. Страшно вспомнить: коровы мычат, бегут в разные стороны, люди кричат, пытаясь спрятаться от пуль. Один снаряд разорвался неподалёку от меня. Знакомые, решив, что меня убили, потом сообщили об этом моим родителям. Может, поэтому я прожила 90 годков? Говорят, те, кого один раз похоронили, живут долго. Так вот, идём по дороге, а немцы на нас листовки бросают. Да такие дурацкие - одну как сейчас помню: «Бей жида, политрука, морда просит кирпича!». Как же, послушались мы их! Каким-то чудом, то на товарном поезде среди угля, то «зайцем» на теплоходе, где у меня украли все документы, оставалась только справка о том, что я сдала паспорт для какой-то там регистрации, добрались я до Калмыкии. Работала с утра до ночи, голодала, но всё лучше, чем под пулями, как мой Иван на войне.
    Ивана Кравченко судьба трижды спасала от верной смерти. Первый раз на Карельском перешейке, когда немецкий лётчик начал охоту с воздуха за советскими солдатами, среди которых был и лейтенант Кравченко. Ему удалось укрыться за большие валуны, и вместо верной смерти он получил всего лишь контузию.
    Второй случай произошёл на одной из дорог Прибалтики, зимой 1944-го. Их машину занесло на замёрзшем шоссе, и она повисла над пропастью. Каким-то чудом, только благодаря тому, что в кузове находились дрова, им удалось подложить поленья под колеса и вытащить машину. Позже они узнали, что шоссе это было заминировано немцами, и их дорогу водители называли «дорогой смерти».
    Третий раз он избежал верной гибели в Риге, к тому времени уже освобождённой советскими войсками от фашистов. На одной из улочек этого, казалось бы, уже мирного города в спину советского офицера выстрелил затаившийся враг: пуля просвистела у самого уха Ивана Кравченко. От второй пули он укрылся в ближайшем проходном дворе, и потом ещё долго приходил в себя.
    - Обидно погибнуть за несколько недель до Победы, да ещё в освобождённом нами городе. А теперь таких, как я, называют в Прибалтике «оккупантами», - с горечью говорит полковник в отставке Иван Кравченко. - Как же можно так перевирать историю!
    День Победы он встретил в Риге и как сейчас помнит всеобщее ликование людей самых разных национальностей, в том числе и латышей.

«ОН У МЕНЯ БЫЛ ЧИСТО АНГЕЛ»

    …После окончания войны к своей первой мирной профессии зоотехника Иван Иванович Кравченко так и не вернулся. Поступил в Харьковскую военную радиотехническую академию, а после её окончания работал главным инженером, первым заместителем командира зенитного ракетного полка особого назначения под Москвой. И рядом всегда была его Александра. Жили они то в казённых, то в съёмных квартирах. В семье уже подрастали две дочки, когда Иван Кравченко получил новое назначение. В 1955 г. его направили на казахстанский полигон в районе г. Балхаш начальником отдела испытаний радиолокационных средств дальнего обнаружения и наведения противоракет. Что такое испытательный полигон, жене офицера-локаторщика объяснять не надо. И Александра Ивановна первый и единственный раз за всю их долгую семейную жизнь отказалась сопровождать мужа. Не потому, что она испугалась трудностей неустроенной жизни, а потому, что берегла маленьких детей. Так и получилось, что два года, пока Иван Иванович служил на полигоне в Казахстане, его семья оставалась жить в Подмосковье.
    Подруги говорили ей: «Ты что делаешь, такого видного мужика оставляешь одного. Неужто не боишься, что он там себе другую найдёт?» На что Александра Ивановна с женской мудростью отвечала: «Если захочет другую найти, то и рядом со мной может это сделать. А если ему семья дорога, то никуда он от неё не денется».
    Ревности в их совместной жизни не было места.
    - Что касается измен, то если они и были, я об этом не знала. А чего не знаешь, того вроде бы и нет, - говорит Александра Ивановна, ласково глядя на мужа. - Он когда в Тверь вернулся, у нас появилось много друзей, и все - дружные семейные пары. И поводов для ревности муж мне не давал, хоть и был душой любой компании. Ваня с детства музыкальный был: и на скрипке играл, и на контрабасе, а в последние годы - на аккордеоне. Я, глядя на него, научилась играть на гитаре. Мы такие музыкальные вечера устраивали! Возьмём кусок от рулона обоев и на обратной его стороне пишем тексты наших любимых песен, чтобы гости тоже подпевали. Весело было и всем нравилось.
    Помолчав, добавила:
    - Ангел он у меня был, чисто ангел. После войны как курить бросил, так к сигаретам и не прикасался. Не пил, все деньги в дом приносил и по хозяйству помогал. А сколько мы с ним деревьев за всю жизнь посадили - не счесть. Где жили, там и сажали. Если собрать их вместе, целый лес получится. В отпуске мы с ним дома не сидели. Все курорты советские объездили, в каких только городах не побывали! Особенно когда он машину купил, «копейку», как её сейчас называют. Он на ней до 85 лет ездил. Только когда его язва прихватила, перестал садиться за руль.

ЛЮБОВЬ - ЛУЧШЕЕ СРЕДСТВО ОТ СТАРЕНИЯ

    В 1972 г. Иван Иванович Кравченко был уволен в запас в звании полковника, но и после этого продолжал работать в родном институте, где и встретил свой 70-летний юбилей.
    Муж признаётся, что разногласия с супругой бывали. В основном, они касались воспитания детей. Но мыслей о разводе в семье не было никогда.
    - Люди нашего поколения, которые прошли через войну, бытовых трудностей не боятся, - считает Иван Иванович. - И если каждый в семье будет помнить не только о своих правах, но и обязанностях, то поводов для развода не будет. Думаю, что дожить до 91 года мне помогла именно моя семья. Любовь и нежность - лучшее средство от старения. Порой, когда меня ругала жена, я ей отвечал словами из песни: «Будет всё, как ты захочешь!» И скандал затихал сам собой.
    В том, что семье Кравченко возраст не помеха, сомневаться не приходится. Иван Иванович всегда бодр, подтянут и до сих пор сохранил военную выправку. В прошлом году написал и выпустил книгу, точнее брошюру, под названием «Мои воспоминания на девяностом году жизни», где рассказал о главных этапах своего жизненного пути. И, хотя здоровье у него уже требует медицинской помощи, о своих «болячках» говорить не любит.
    Не так давно Александра Ивановна перенесла операцию на ноге. Теперь она передвигается по квартире в инвалидной коляске, поэтому домашние хлопоты супруги разделили пополам. Помогает родителям и младшая дочь Татьяна, которая живёт по соседству. А старшая дочь Светлана вот уже много лет живёт в Москве.
    У Ивана Ивановича и Александры Ивановны растут два внука и два правнука.
    Свою «благодатную свадьбу» они отметили скромно, в узком семейном кругу. И долго молча смотрели в глаза друг другу, вспоминая своё такое порой трудное счастье.

Светлана АВДЕЕВА
Фото автора и из семейного альбома семьи Кравченко

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru