Архив номеров


     Иерей Сергий Дмитриев - один из наиболее известных священников Твери. Он не замыкается в пределах своего храма, своего прихода, его знают и любят и православные, и неправославные жители города. Отец Сергий - бывший депутат Тверской гордумы, судьба которого сложилась наиболее необычно. И надо сказать, наиболее благополучно. О пути из депутата в священники - наша сегодняшняя беседа.
    - Отец Сергий, как вы решили стать депутатом Тверской гордумы?
    - Мне это было интересно. В начале 90-х я пробовал заниматься бизнесом, но без особого энтузиазма - у меня не было того жгучего желания зарабатывать деньги, которое необходимо предпринимателям. Потом я стал чиновником: был завотдела по экономике в администрации Центрального района, затем - замглавы Пролетарского района. Но меня больше влекла социальная деятельность. Работая в администрации, мне много приходилось встречаться с ветеранами, инвалидами, многодетными матерями, и хотелось получить ещё большую возможность помогать людям.
    Когда я в 1996 году пошёл на выборы депутатов Гордумы, мне даже не пришлось проводить какую-то особую предвыборную кампанию - во всяком случае, в том виде, в каком они проводятся сейчас. Попав в Думу, я уже имел опыт административной работы, и меня выбрали председателем комиссии по социальным вопросам, потом - заместителем председателя.
    - Какие впечатления оставила у вас работа в Думе?
    - В целом, очень позитивные. У меня была возможность заниматься тем, чем я считал нужным. Был создан Тверской союз православных мирян, мы добились возвращения церкви Рождества Христова в Рыбаках, буквально отвоевали её, начали издавать газету «Тверской мирянин». Была возможность воплощать в жизнь общественные инициативы - по нравственному воспитанию, возвращению исторической памяти. Удалось оказать содействие в получении помещения православной школе и детскому саду, Русской школе, студии «Светлица».
    - Что вам дало пребывание в Гордуме? Помог ли опыт депутатства в последующем служении священника?
    - Мне пребывание в Думе дало много. Самое главное, что был контакт с людьми. Особенно, когда шёл общегородской приём - на своём-то округе многих знаешь, а тут все разные, и проблемы тоже разные. Помню, как-то помог одному бывшему зэку социально адаптироваться, и ко мне потянулись другие зэки - видимо, прошёл слух по их «радио».
    Мой округ был очень проблемный - район фабрики Вагжанова и бульвара Профсоюзов, и часто я даже становился крёстным у детей из, если можно так выразиться, асоциальных семей.
    Постоянное общение с людьми, знание их проблем очень помогло мне, когда я стал священником. По-моему, любого человека, который претендует на то, чтобы быть руководителем, надо прежде всего отправлять в глубинку - вести приём населения.
    - Вы ушли из депутатов накануне того, как в Думе произошёл печально знаменитый коррупционный скандал. Как вы думаете, почему это случилось?
    - Человеческие отношения в городской Думе долгое время были очень ровные. До определённого момента. Хорошо помню этот момент - я как раз был исполняющим обязанности председателя. Мы принимали бюджет, и вдруг начались какие-то несвойственные Думе чудеса. Появилась групповщина, некие подпольные сговоры. До этого тоже бывали и столкновения интересов, и противоречия - но тут это приняло просто нездоровый оборот. Пошла не защита интересов избирателей, а какая-то своя игра. Видимо, та система дележа власти, которая сформировалась в стране, дошла и до тверского местного самоуправления - вот и началось в Думе загнивание.
    Я ни в какие группировки не вступал, у меня своя стезя, мои вопросы редко вызывали сопротивлениие, тем более, они были не очень деньгоёмкие. Потом, когда я уже не был депутатом, меня очень удивило, когда наш Союз православных мирян дважды выходил на Думу с предложением о переименовании тверских улиц, носящих имена террористов, и Дума резко была против, даже не желая слушать наши доводы.
    - Вы общаетесь с депутатами, которые были после вас?
    - Когда выбрали ту Думу, депутаты которой впоследствии оказались в тюрьме, меня попросили сказать им напутственное слово. Я посоветовал им чаще вспоминать Евангелие, например, заповедь Христову «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Думаю, те депутаты об этом быстро забыли. Но многие потом вспомнили. Сейчас некоторые там, на зоне, исповедуются, причащаются, кто-то повенчался со своими жёнами и мужьями, некрещёные покрестились.
    Да, та коррупционная история очень больно ударила по престижу местного самоуправления. Депутат - публичная фигура, люди внимательно следят даже за тем, как он живёт: преображается ли к лучшему его улица, его район, или, положим, его пьяного каждый вечер привозят. Богат же не тот, у кого всего много, а тот, кому хватает того, что у него есть.
    - Вы пошли бы снова в Думу, если бы священникам можно было баллотироваться в депутаты?
    - В ту Думу, какой она стала в начале 2000-х, многие просто не захотели баллотироваться.
    А по поводу того, что священникам нельзя избираться, я когда-то говорил с отцом Всеволодом Чаплиным, возглавившим сейчас в Патриархии отдел по связям Церкви и общества. Да, духовенство не должно заниматься политикой, но местное самоуправление, на мой взгляд, не должно быть вовлечено в политическую борьбу. Я бывал в Европе, в США - там на уровне местного самоуправления голосуют просто за достойных людей, за тех, кого знают.
    В сельской местности порой есть всего три достойных человека - священник, учитель и врач. За кого тут голосовать?
    Возможно, если бы в той, посаженной Думе был священник, всё могло бы обернуться по-другому. Не зря же преподобный Серафим Саровский говорил: «Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся».
    Ещё до моего рукоположения депутаты, как бы в шутку, спрашивали: - «А что скажет отец Сергий?»
    - Вроде как «голос совести»?
    - Скорее мнение верующего человека.
    - Что вы думаете о новом политическом устройстве Твери, о новом Уставе?
    - Изменения в устройстве местного самоуправления связаны с выстраиванием вертикали власти в стране. Но местное самоуправление не входит в вертикаль, оно горизонтально по своей сути, оно действует по своему закону.
    А по поводу нового Устава хочу высказать своё личное пожелание - чтобы хотя бы убрали из него это странное слово «сити-менеджер», а то как-то «оккупационно» получается. Неужели нельзя сказать по-русски, например, городской управляющий?
    - Надеюсь, к вам прислушаются.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru