Архив номеров


     Эта история шокировала страну. Она облетела все центральные телеканалы, просочилась в газеты, вызвала горячие дебаты на интернет-форумах. Двухлетняя Вика Осташко - кимрская девочка, проживающая в соседней Дубне, - была жестоко избита своими приемными родителями. 3 мая в кимрскую районную больницу истощенную, полуживую малышку доставил сам опекун. На теле ребенка обнаружились многочисленные синяки, ссадины и кровоподтеки. У девочки были клоками выдраны волосы, на спине виднелись рубцы от побоев веревками. На вопрос, кто ее бил, путаясь, отвечает то «мама и папа», то «дядя и тетя». К сожалению, случай с Викой не единичен. Насилие над приемными детьми становится грустной тенденцией, которая кричит о зашкаливающем в стране уровне агрессивности.

    ТОЧКА ЗРЕНИЯ «ОПЕКИ»
    Сегодня модно оформлять опекунство. Помимо чувства милосердия людьми движет и то, что на содержание приемного дитяти государство выплачивает кругленькую сумму. Впрочем, это не наш случай. Опекунша избитой Вики - Татьяна Евдокимова, 38 лет отроду, - дама вполне обеспеченная, с доходом 30000 рублей в месяц. К тому же психолог по образованию и дальняя родственница Викиной мамы - 20-летней кимрской наркоманки Оксаны. Наверное, все эти «положительные» факты и убаюкали местные органы опеки и попечительства. Документы на «передачу» Вики новым родителям они оформили не по правилам. По версии Генпрокуратуры, кимрский отдел соцзащиты не сообщил своим коллегам из Дубны о прибытии ребенка по месту жительства. А те, соответственно, не смогли проследить, исправно ли Викины опекуны исполняют свои обязанности.
    Елена Куликова, начальник территориального отдела защиты населения г. Кимры, сообщает о тех фактах, которые всех успокаивали:
    - Татьяна Евдокимова и ее сожитель Геннадий Барышев привозили в опекунский совет фото- и видеоматериалы, доказывающие, что с малышом все в порядке. Вот он играет, вот читает книжки, вот мы вместе проводим праздники...
    Но оказалось, что одних фотографий мало. За состоянием ребенка надо следить лично, чего сделано не было. К слову, в Америке приемных детей обязаны навещать три раза в неделю. Но наша страна всегда отличалась редкой халатностью.
    Наверное, поэтому сотрудники кимрской соцзащиты не щедры на комментарии. Прикрываясь предлогом: «У нас переезд!» и размахивая упакованными пакетами, они отказались общаться с корреспондентом «Каравана».
    Лишь та же Елена Куликова сообщила скупо:
    - Действительно, одного документа Дубна не получала. Сотруднице, допустившей промашку, объявлен выговор. Сейчас ведется служебное расследование. Но серьезных нарушений нет. Звоните в тверской департамент соцзащиты - там вам ясно все расскажут.

    ТОЧКА ЗРЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ
    Межрайонный отдел следственных дел стал следующим пунктом нашего визита в Кимры. Его руководитель Андрей Лайков, сыпя юридическими терминами, объяснил суть дела весьма обстоятельно:
    - 3 мая девочку доставили в больницу с телесными повреждениями. Сотрудники ОВД Кимрского района провели проверку в порядке статей 144-145. Материал проверки был направлен в ОВД Дубны. 7 мая наш отдел начал проводить проверку на наличие в органах опеки и попечительства состава преступления, предусмотренного частью 1 ст. 93 - халатность. По результатам расследования будет принято решение о возбуждении или невозбуждении уголовного дела.
    - А что грозит сотруднику, допустившему ошибку?
    - Штраф в размере 120000 рублей, исправительные работы или арест до трех месяцев. Но арестантских домов сейчас в России нет. Значит, этот пункт исключается. Но помните, что надо учитывать и судьбу того человека, которого коснется наказание. Пока суд не примет решение, сотрудника нельзя считать виновным.
    Видно, что случай всколыхнул кимрские следственные органы и город прилагает все средства, чтобы найти виноватых.
    - Мне руководство звонит постоянно. А я говорю: дайте мне положенные 10 дней срока, тогда все станет ясно. На мне еще 10 нераскрытых убийств висят! - сетует Андрей Лайков.
    - В вашей практике были случаи, подобные Викиному?
    - Были. Они отличаются лишь тем, что о некоторых раструбят журналисты. Все остальное совершается втихомолку.
    По последним данным, сожитель Викиной опекунши Геннадий Барышев помещен в изолятор временного содержания. В избиении девочки он признался. В ближайшее время ему будет предъявлено обвинение в истязании заведомо несовершеннолетнего.

    ТОЧКА ЗРЕНИЯ МЕДИКОВ
    На здании кимрской районной больницы развевается российский флаг. В детском отделении светло, чисто и аккуратно. По коридору тихонько прогуливаются мамы с детьми. Побеленные стены украшают яркие «сказочные» плакаты.
    Меня встречает женщина с честным и усталым лицом - Галина Ерошевская, врач детского отделения кимрской ЦРБ. Сначала она отказывается комментировать ситуацию (как и многих свидетелей этого дела, Галину Ивановну атаковали журналисты), но потом все-таки сообщает:
    - Вика поступила в нашу больницу 8 мая прошлого года, когда ей был 1 год и 8 месяцев. Забрали ее 30 октября. И вот сейчас она снова здесь.
    - Говорят, за это время объявилась мать Вики...
    - А мать никуда и не пропадала! Она как пила и принимала наркотики, так и сейчас продолжает. А внешне симпатичная, нормальная женщина. Я с ней воспитательные беседы проводила много раз, но результатов нет.
    - Много в больнице отказников, подобных Вике?
    - 23 ребенка поступили к нам в прошлом году. Не всех оставляют прямо в роддоме. Некоторые уже потом отказываются от ребенка. В кимрский интернат «Родничок» детишки поступают с трех лет и старше. А до этого возраста они живут в больнице.
    У нас есть одна мать - ей 26 лет. Рожает уже третьего и сразу же оставляет. Конечно, таких нужно принудительно стерилизовать. Ох, эти матери! Ни закона на них нет, ни управы!
    Безусловно, подобные жестокие случаи происходят неспроста. В обществе гигантскими темпами возрастают агрессивность и разнузданность нравов.
    - А что вы хотите? - возмущается Галина Ерошевская. - 20 лет назад нас с дочкой-подростком не пустили в кинотеатр на фильм «Анжелика». Хотя там нет откровенных постельных сцен - герои просто лежат и целуются. А сейчас эту «Анжелику» показывают в 18.00 по телевизору. Смотри кто хочет. Извините, но газеты и Интернет - это рассадник зла и разврата. Сейчас даже мои внучки знают на «эту» тему гораздо больше, чем я.
    - А раньше подобные происшествия были?
    - И в советское время такое было, но в меньших объемах и тщательно скрывалось. А сейчас мы катимся в пропасть. В стране нет идеологии. Общество разлагается - в нем царит культ «вседозволенности». Ладно, опекуны - а вот что происходит в «родных» семьях, вообще никто не знает! В нашей стране очень странные законы. Знаете, в прокуратуре говорят: в лучшем случае этим опекунам грозит два года заключения. А если адвокат хороший попадется - два года условно. Разве это наказание за подобные зверства?
    Самый волнительный из вопросов в этой истории о том, как дальше сложится Викина судьба.
    «Если потом Вика попадет в надлежащие условия, в хорошую семью, этот случай забудется», - говорят врачи.
    Желающих удочерить Вику - море.
    - На телефон поступает масса звонков из Москвы, Подмосковья, Тольятти, - сообщает Галина Ерошевская. - Но подозреваю, что это просто спонтанный порыв жалости. Скоро 90% из них отсеются. Я не имею права показывать ребенка без разрешения местных органов опеки. Все звонки я адресую туда.
    Вот и получается замкнутый круг. Бездушные матери не наказываются, легкомысленные органы опеки ошибаются, а страдают за все это - дети.
    * * *
    Сейчас малышка Виктория чувствует себя удовлетворительно. Ей поставлен диагноз «синдром побитого ребенка». Это новый медицинский термин, возникший в конце 80-х. От самого его звучания становится зябко и страшно.
    С Викой по индивидуальному плану работает детский психолог из интерната «Родничок», который приходит несколько раз в неделю. Никаких страшных отклонений в психике ребенка не обнаружено. К тому же с девочкой постоянно возится нянечка из больницы - добрая женщина с педагогическим образованием. Она играет с Викой в куклы и читает ей сказки. Пусть то, что произошло, останется для Вики лишь страшной сказкой, перевернутой страницей. И пусть впереди будут - счастливые...
     Любовь КУКУШКИНА



     ЛИПА КАК ГЛАВНОЕ ДЕРЕВО НАШЕЙ ЖИЗНИ
    Еще совсем недавно в московских переходах метро можно было купить дипломы о высшем и среднем образовании на любой вкус и кошелек. Наша страна по числу дипломированных специалистов вновь стала «впереди планеты всей». Сейчас их не продают так открыто, но это не означает, что диплом нельзя купить. Просто предложения такого рода переместились в Интернет. И риск того, что вас будет лечить врач, и дня не посещавший лекции, а учить педагог, никогда не слышавший о Сухомлинском, по- прежнему остается.
    Те, кому часто приходится ездить в электричках, наверняка видели расклеенные там многочисленные объявления. В них предлагаются санитарно-медицинские книжки, больничные листы, регистрационные карты для приезжих и прочее, прочее, необходимое для устройства на работу или для обмана своего работодателя. И не только его, но и всех нас, тех, кто отдает своего ребенка в детский садик, покупает продукты в магазинах, приходит в поликлинику за медицинской помощью. Организаторы «липы», они же - производители многотонной лапши на наших ушах, - отнюдь не засекречены. К каждому такого рода объявлению прилагается телефончик. По вагонам периодически проходит наряд милиции. Как-то, завидев его издалека, я попыталась ненавязчиво обратить внимание стражей порядка на расклеенные объявления. Увы, безуспешно, видимо моя попытка была уж слишком ненавязчивой. Проанализировав ситуацию, я попыталась проследить цепочку лиц, заинтересованных в том, чтобы эти объявления дошли до адресата. Логика подсказывает, что подобные «рекламные акции» невозможны без молчаливого согласия на то работников Октябрьской железной дороги, в ведении которых находятся электрички Москва - Тверь, и обслуживающего их персонала. Включая и наряды транспортной милиции, периодически проверяющих порядок во вверенных им вагонах. Впрочем, людей в погонах понять можно, у них другие служебные функции, и отслеживать мошенников различных мастей не входит в их прямые должностные обязанности. В чьи входит? А неизвестно. По номерам сотовых телефонов трудно определить, на какой территории проживает их абонент. То ли в Твери, то ли в Москве, а может, в одном из городов Московской области? У каждого региона своя милиция, со своими проблемами и заботами. И зачем им совать нос на чужую территорию? Вот и оккупировали нейтральную полосу электричек мошенники всех мастей, уверенные, и не без оснований, в своей безнаказанности.
    Ожидая на автобусных или троллейбусных остановках общественный транспорт, обратите внимание на «дикие» объявления, заполонившие афишные тумбы. Уверена, в них вы найдете предложения самого широкого профиля. Вот только не торопитесь ими воспользоваться. Вдруг милиция вспомнит про свои прямые должностные обязанности и объявит какой-нибудь месячник по борьбе с «липой»? И вы станете соучастником преступления, почти узаконенного на сегодняшний день. Впрочем, мечтать не вредно. Пользуйтесь, если конечно, вам не противно подкармливать мошенников и прибегать к их услугам. Кризис все спишет?
    Светлана АВДЕЕВА



     МОЛИТВА ДЛЯ ГАЛОЧКИ
    XXI век тонет в формализме. Примитивные законы «общества потребления» расползаются по всей шкуре бытия, затрагивая даже такую трепетную и неприкосновенную тему как религия. С начала 90-х, когда были сняты церковные табу и двери храмов распахнулись для всех желающих, верить стало модным и даже необходимым. Однако, к сожалению, религия поселилась не в душах, а в формальных действиях большинства людей. Они верят «на показ», не задумываясь над сутью христианства и не вслушиваясь в слова молитв. Грехи замаливаются не сердечным покаянием, а количеством поставленных свечек. На Пасху в церковь несут освящать не только яйца, но и жареную курицу, и салаты «Оливье», думая, что от этого еда станет вкуснее, а на душе полегчает.
    Особенно страдает формализмом глубинка, до которой все «городские» процессы доходят в значительно искаженном и подточенном виде.
    …Я отчетливо осознала это, побывав на Крестном ходе и Пасхальной службе в родном Красном Холме. Последний раз я посещала это мероприятие, учась в 11-м классе: к стыду своему, тоже из интереса и «для галочки», но с тех пор многое успела понять и осмыслить.
    В церковь набилось много пьяного люда, из-за этого благоговейной тишины не наблюдалось: слышались громкие смешки и борзый шепоток. Кругом кипело много молодежи: они пришли сюда после субботней дискотеки, очевидно, восприняв крестный ход как редкую и оригинальную форму тусовки.
    При входе один пьяный лоб спросил другого:
    - А деньги за вход платить надо?
    - Не надо! - некрасиво заржал другой. - Церковь же!
    Во время торжественной пасхальной службы очередной нетрезвый мужик шел, держась за стену, и бодался с иконами - очевидно, намереваясь поцеловать каждую из них. Стало страшно: показалось, что полностью сбиты все моральные рамки и извращены представления.
    …Сзади нас стоял другой мужичок - одутловатый, с заплывшими от спирта глазами.
    - Христос воскрес! - поздравлял свою паству батюшка.
    - Воистину воскрес! - заорал на всю церковь мужик, очень довольный тем, что делает это громче всех. Я оглянулась. Лицо мужика не выражало ничего, кроме пьяного удовлетворения и самонадеянности. Грохочущее «Воистину Воскрес!» он вопил после каждого пасхального приветствия. Впрочем, замечаний ему никто не делал.
    …Мы пошли обратно. У дверей церкви караулила целая группировка какого-то полукриминального вида. Честно говоря, в эту светлую пасхальную ночь проходить мимо них было жутковато.
    - Да мы своих не трогаем! - раздался в след хриплый надсаженный голос. - А вот не своим придется хуже…
    Я сжалась в комочек: очень не хотелось чувствовать себя среди них «своей». Но, похоже, кому-то в эту ночь все-таки досталось...
    Подобное поведение - неуважение не только к религии (если сам не веришь, хотя бы не задевай чувства верующих), но и неуважение к себе, и к миру, который тебя окружает. Форма ясна: наступает большой праздник, его надо отметить. А вот божественная суть остается за рамками.
    Настоящими, а не формальными, в ту ночь были только крупные блестящие звезды над головой (за городом они всегда виднее!), и теплое радостное чувство, которое все-таки сумело зародиться внутри: «Христос Воскресе!»
    Со страшной силой захотелось, чтобы он воскресил и очистил души всех нас, недостойных, утонувших в формализме…
    Любовь КУКУШКИНА


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru