Архив номеров


     11 апреля канал ТНТ проводил в Твери кастинг на одну из самых популярных телепрограмм отечественного телевидения - реалити-шоу «Дом-2». Наравне с остальными тверитянами журналистки «Каравана» тоже попытали счастья.
    ПРЕТЕНДЕНТ: АЛЕНА
    У входа в офис ТНТ толпилось приличное количество парней и девушек, одетых (как показалось) абсолютно одинаково и ничем друг от друга не отличавшихся. Внутри нас попросили заполнить анкету. Вместе с нами анкету заполняли юные девушки. «Вот как у нас не любят «Дом-2», - переговаривались они между собой. - Толпами на кастинг идут».
    На лестнице стояла какая-то женщина в темных очках. Она не тянула на кандидата, желавшего поучаствовать в отборе, но тем не менее наблюдала за всем очень пристально. Впоследствии оказалось, что дама - настоящая фанатка «Дома». Она постоянно говорила о том, как сильно жалеет, что в Тверь не привезли ее любимую Олечку Бузову, которую она так мечтала увидеть... Поняв, что своего кумира не дождется (кастинг проводили всего два участника телепроекта - Влад Кадони и Венцеслав Венгржановский), женщина в расстроенных чувствах ушла.
    Из новых участников «Дома» (все «старички» уже благополучно покинули телепроект), кроме Кадони и Венгржановского, я никого не знала, поэтому в своей анкете в графе «К кому вы идете» указала имя последнего. (Кадони пугал своей способностью к колдовству и возможностью разгадывать чужие коварные замыслы - в частности, мог угадать истинную причину моего появления на кастинге). У меня, плохо знавшей перипетии «Дома», сложилось впечатление, что Венцеслав - наиболее искренний участник телепроекта. Там он выглядел жертвой, которую хотелось просто пожалеть. Прошедший мимо, он такого впечатления не произвел, наоборот, выглядел весьма самоуверенным. Но мой ответ на вопрос все-таки произвел ожидаемый эффект: все были удивлены, почему я «выбрала» главного «неудачника» проекта...
    Долго ждать «вызова» мне не пришлось. В офис, где проходил кастинг, приглашали по два-три человека. Атмосфера была весьма натянутой. Влад Кадони с таким видом, будто ему все должны, презрительно поджимал губы. Казалось, он готов был накинуться с критикой на любого, кто сидел перед ним. Иногда он начинал противоречить сам себе, но было видно, что не замечал этого. Бедные девчонки, сидевшие рядом со мной, потерялись от натиска и перешли на шепот. За что немедленно были подвергнуты порицанию от Кадони. «Мой герой» Венцеслав предпочитал отмалчиваться - даже когда узнал, что на проект «я иду к нему». Однако его глаз все же иногда косил с любопытством в мою сторону, но как-то не очень заинтересованно. Кадони, напротив, ни разу за все время разговора не посмотрел в глаза. Напугав до полуобморока двух моих «конкуренток», он принялся за меня:
    - Что вы можете привнести на проект?
    - Себя, я самая большая драгоценность, - не моргнув глазом ответила я.
    - Чем вы лучше других? - лицо моего «экзаменатора» передернуло.
    - Всем! - не сдавалась я.
    - Чем именно? - Кадони стал потихоньку закипать. - Что вы умеете делать? К нам на проект люди приходят, чтобы раскрыть свои таланты (до меня он распек девушку, желавшую себя проявить, сказав, что главное - это не личностный рост, а построение отношений на проекте).
    - Я читаю стихи, могу петь и танцевать, - в лучших традициях героини Ирины Муравьевой из кинофильма «Карнавал» выпалила я.
    - Что же вы не пошли на «Фабрику звезд»? - съязвил Кадони.
    - Потому что я с детства люблю «Дом-2», смотрю все серии, «Фабрику звезд» терпеть не могу, кроме того, очень хочу построить любовь! - нашлась я.
    - А ты, такая маленькая, не боишься подружки Венцеслава Инны? Она же в четыре раза больше тебя! - мой собеседник неожиданно перешел «на ты».
    - Не боюсь, - я хотела еще добавить, что она ему и не подружка вовсе и вообще у них там довольно сложно понять, кто с кем, но удержалась.
    - Почему ты лучше Инны? - не унимался Влад.
    - Потому что я в четыре раза меньше ее, - парировала я.
    Не выдержав, Кадони решил первым закончить наш разговор, выдав нечто вроде «всем спасибо, все свободны», не добавив разве что «приходите еще».
    - А как я узнаю, что меня отобрали? - продолжала я.
    - Мы сообщим об этом в течение месяца.
    - По телефону, который я оставила в своей анкете? - решив быть максимально точной, осведомилась я.
    - Не «по телефону», а «благодаря нашему звонку», - отчитал мою безграмотность участник «Дома-2».
    - То есть мне сообщат посредством этого блага цивилизации? - все уточняла я.
    - Девушка, идите уже, а? - взмолился Кадони, чем несказанно удивил: до этого он явно пытался играть роль «злого гения».
    - Зовите следующих, если что, мы вам позвоним, - вмешалась представительница канала ТНТ, подводя таким образом итог нашей встрече.
    Поняв, что попасть в «Дом-2», видимо, мне не предначертано судьбой, я вышла из кабинета, где уже возмущались «несправедливостью жизни» мои недавние конкурентки. Следом за мной в офис вошла моя коллега...
    
    ПРЕТЕНДЕНТ: ЗОЯ
    В субботу у входа в здание томно курили знойные дамы, наряженные в мини и кожаные ботфорты, на лестнице вежливый охранник спрашивал: «На кастинг?», - и любезно распахивал дверь второго этажа. Анкеты лежали на столе. Чтобы вписать слова в заветные графы, девушки садились на подоконник, прислонялись к стене, клали листы на спины подруг. И беспрерывно переспрашивали одно и то же. «В чем мотивация? В чем моя мотивация?», - смотрели они друг на дружку. «Какой вы персонаж? В чем ваша история?». Чувствовались сплоченность и взаимовыручка. Охотно одалживали товаркам по возможной неудаче шариковые ручки. Помогали подыскать правильные слова.
    Время от времени кто-нибудь поднимал голову и говорил:
    - А вы знаете, что одного мальчика вроде взяли? Он стилист.
    «Стилист!» - восторженно и обреченно выдыхали остальные. Будто бы стилист не специальность вовсе, а особая печать избранничества. Некоторые уже побывали «наверху» - на третьем этаже (где, собственно, и проходил кастинг) и спустились к новичкам, чтобы поделиться опытом.
    - Ужас! Так давят, так давят, - пожаловалась девушка с челкой. - Говорит мне: «Покажите ваш талант». Я молчу. А некоторые даже частушки петь начинали...
    На третьем этаже мы приземлились на диван. Время до кастинга пролетело незаметно: общались с двумя потенциальными участниками. «С какой целью идете?», - спрашиваю. «Да просто так, - пожимает плечами Артем. - Силы попробовать. Не хочу упускать шанс». Сергей был более откровенен. Поделился, что хочет «срубить бабла и прославиться». В коридоре сидели парни-»отказники» и тоже делились впечатлениями.
    - А я говорю Кадони: «Да ты экстрасенс никакой», - раскинувшись в кресле, рассказывал молодой человек. - А он мне: «Да я в пятерке лучших экстрасенсов». А я ему: «А я скоро буду в пятерке лучших тверских стоматологов, ну и че».
    Желающих попасть в «Дом-2» принимали по три человека. Их приглашали в отдельную комнату. С «мясом» (именно так беззастенчиво называли новичков) общались директор по кастингу Марина и две так «звезды» из действующих участников.
    - Зачем ты пришла? - услышала я агрессивное. И онемела, будто проглотила язык. Действительно, зачем?
    - Что тебе надо? Кто ты на проекте? - не унималась Марина. Я пыталась сохранять невозмутимое выражение лица. Но все равно было неприятно. Мои бравые собеседники забыли про страстное желание «сшибить бабла» и оскорбленно стихли. Я напряженно думала: как ответить на последний вопрос? И еще: как бы на этот вопрос ответил кто-нибудь из моих филфаковских преподавателей. Из звезд отечественной эстрады. Из голливудских актеров. Захотелось съязвить: «Самая гламурная киса из всех курочек». Но зачем-то я рассказала, что хочу написать рассказы о каждом из участников. Влад Кадони покривился, что ему «это неинтересно». Но Марина дала мне еще один шанс. И пригласила в финал кастинга.
    Из 68 человек отобрали едва пару десятков.
    На следующий день перед входом в стеклянную комнату предложили заполнить еще одну анкету. В ней содержались гораздо более откровенные вопросы. Так, организаторов «Дома-2» интересовали объемы груди-талии-бедер. Размер одежды. Количество «мужчин/женщин в твоей жизни» и их адреса/телефоны. А так же: принимала ли я участие в эротических фото- и видеосъемках.
    Не успела я написать последний уклончивый ответ, как в «стеклянной комнате» послышался грохот. И сотрудники телецентра начали бегать по этажу в поисках веника.
    - Ты больная? - кричала Марина на одну из претенденток. - Зачем ты разбила горшок с цветком? Может, тебе психушку вызвать?
    - Вы сами попросили меня показать, как сильно я хочу попасть на проект! - кричала девушка в ответ. - А я ОЧЕНЬ сильно хочу на «Дом-2»!!!
    Но пол подмела безропотно и отправилась «думать дальше» в коридор.
    Я меланхолично рассказала о своей миссии на проекте. О том, что хочу поддержать неустанно падающий интеллектуальный уровень участников. Что собираюсь читать им по вечерам из Гете. Что собираюсь воспеть «Дом-2» в стихах и спасти от квасной критики псевдоинтеллектуалов. Но Кадони по-прежнему кривился и отворачивался. А по лицу Марины было видно, что мои нововведения ее не впечатляют. После того как я в пятый раз услышала вопрос «Так кто же ты все-таки на проекте?», - я внутренне раскаялась в том, что ежевечерне не врубала телевизор и не пыталась напряженно вслушиваться в истошные вопли участников «Дома-2». А после того как в стеклянную комнату ворвался стилист с чемоданчиком наготове, я осознала и бессилие своего интеллектуального багажа перед остро отточенными парикмахерскими ножницами. Испытывая мое терпение и терпение еще нескольких томящихся претендентов, вершители судеб предложили мне снова подумать «насколько тебе все это надо» и радостно отдались в руки румянощекого юноши.
    Когда я вошла, чтобы озвучить вежливый отказ от дальнейшего участия в кастинге, стилист колдовал над челкой Марины.
    Она выглядела совершенно счастливой. Возможно, от осознания факта, что наконец-то в Твери телепроект «Дом-2» обрел по-настоящему интересного персонажа.
    Алена СВЕТЛОВА, Зоя ГЛАЗАЧЁВА
    ОПРОВЕРЖЕНИЕ
    Решением Четырнадцатого арбитражного суда признаны:
    не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию индивидуального предпринимателя Дронова Олега Владимировича сведения, распространенные в № 14 (578) газеты «Караван+Я» от 04 апреля 2007 года в статье «История одного обогащения», следующего содержания: «Никаких мер по возвращению присвоенного Корнеевым Дронов не предпринимал, всячески отказываясь от проведения независимой проверки финансово-хозяйственной деятельности ДРСУ», «на баланс предприятия его (АБЗ) незаконно поставил конкурсный управляющий, а потом перепродал товарищу Корнееву за бесценок».



     Деревянная дверь, потемневшая от времени, ведет в полуподвальное помещение. На столе горит свеча, подрагивающая в просветах аромолампы. Вокруг - полумрак и воющие звуки метели, подобные тем, что можно услышать зимой в деревне морозной ночью. Только здесь этот вой приобретает новое звучание: то ли шипение, выдающее старую кассетную запись, то ли своеобразная атмосфера отрешенности позволяют различить в нем космические нотки... Так попадаешь в галерею «Двух», где с 6 марта работает выставка под названием «Мороз(Ь)».
    «Для нас важно, чтобы искусство было не просто картинкой на стене, а неким откровением», - отмечают авторы проекта Леша и Инга Аксеновы(е). Сами художники называют его ремейком «Больничного» проекта 2004 года (Москва), кукольные экспонаты которого представлены и здесь.
    «Мороз(Ь)», как и выставка «Домой через кладбище» (2008 г.), является продолжением так называемого «Проэкта Сакральная Тферь». Он задумывался как альтернатива традиционному искусству, стремление расширить заданные им границы. Данный проект - попытка доказать, что искусство может существовать без тотальной кураторской опеки и выглядеть при этом современным, оригинальным.
    Для Твери подобная выставка - явление, мягко говоря, необычное. Хотя бы тем, что относится к категории современного искусства. Здесь вы не увидите развешанных по стенам картин в позолоченных рамах и экскурсовода с указкой. «Мороз(Ь)»- проект-ощущение, проект-медитация, проект-погружение. Не каждому он придется по вкусу, как это часто и бывает с современным искусством. Однако существование таких проектов - свидетельство того, что и здесь, в Твери, художники ищут новые формы самовыражения, стремятся выйти за границы традиционного и посмотреть на мир «под другим углом».
    На Пушкинской, в галерее «Двух», мороз перестает быть явлением чисто природным, приобретая черты философские. Вдумайтесь: он заставляет нас любоваться и ужасаться, действовать и замирать... Мороз - это красота узора на окне и оживляющая бодрость, свежесть и чистота. Он закаляет, делая организм сильнее, и в то же время помогает перенести боль. Но, лишив нас чувствительности, может мягко и незаметно «высосать» жизнь. А в моменты ужаса он же буквально пронизывает все тело. И при этом не важно, что на дворе лето. «Что страшнее - холод внутри или снаружи?» - с этих слов, написанных на двери в мастерскую, и начинается погружение.
    Первое, на чем останавливается взгляд, - огромное больничное ложе, на котором мирно спят куклы с явными признаками обморожения. Эти два объекта изначально были частью другой инсталляции («Больница»). «Я сделала их года четыре назад, - говорит Инга, - тогда меня очень интересовала тема анатомии. Многие художники проходят через этот интерес... Ну а Леша придумал поместить их в такую среду, создав контраст между морозом, холодом и живым человеческим телом».
    Стены мастерской покрыты полиэтиленом, который создает эффект ледяной поверхности. Вокруг развешаны живописные фотографии, изображающие заснеженные пустыри, в них - сочетание пространства, глубины и какой-то космической холодности. Как отмечает Леша, эти снимки были сделаны несколько лет назад, во время прогулки в районе «Чайки». Тогда морозы достигали тридцатиградусной отметки, а красота местности, пустынной и заброшенной, будто возникшей из другой реальности, еще не была нарушена современными постройками.
    В качестве осветительных приборов художник использовал фильмоскопы, купленные на рынке. Получился такой эффект light-box’а в «домашних условиях». Каждый снимок выглядит как просвеченная насквозь пленка из старого фотоаппарата. А еще напоминает диафильмы, которые ассоциируются с детством, и от этого возникает ощущение «дежавю».
    «Не случайно работа выставки пришлась на межсезонье», - говорит Леша. Зима отчаянно борется за власть, не желая уступать свои права весне. И только в галерее «Двух» она царит беспрепятственно, полноправно и кажется вечной, абсолютной. Как поясняет художник, этот проект - попытка остановить время, создать иную реальность, погрузившись в которую, человек «выпадает» из привычного мира забот и суеты, поднимается над ним и застывает в состоянии невесомости, медитации. «Для кого-то это место, где он уснет и увидит сон, - отмечает Инга, - а кто-то, наоборот: придет сюда и проснется, вспомнив ощущение холода, такое наше, русское».
    Александра САФОНОВА



     Для многих тверитян предстоящее лето ассоциируется с отпуском, поездками на дачу, к морю, к родственникам и друзьям. Но не стоит забывать, что лето - лучшая пора и для квартирных воров. Тому, как уберечь свое имущество от непрошеных гостей, была посвящена очередная пресс-конференция в областном УВД.
    С начала года в области произошло более 350 квартирных краж. Как показывает милицейская статистика, от происков воров, как правило, страдают крупные города: Ржев, Конаково, Вышний Волочек, Кимры и, собственно, областной центр. Только по Твери зарегистрировано более 60 подобных преступлений.
    По словам начальника оперативно-сыскного отдела ОРЧ №1 при УВД по Тверской области Александра Воронежского, квартирные воры орудуют несколькими способами. Первый из них - свободный доступ в квартиру, в чем зачастую виноваты сами хозяева:
    - Достаточно в каком-либо баре выпить с неизвестным гражданином и с целью продолжения знакомства пригласить его в гости домой, а потом не досчитаться некоторых ценных вещей. Бывают и другие примеры: муж пошел в магазин, не запер дверь, думая, что жена все равно дома. А та, не зная о халатности благоверного, к примеру, отправилась в ванную. Этого вполне достаточно, чтобы злоумышленнику прихватить лежащие на виду вещи. Ведь многие воры просто ходят по подъездам, тыркаются в первые попавшиеся квартиры в поисках незапертой двери. Таким способом совершаются более половины (53%) всех квартирных краж.
    Взлом, выбивание входной двери - второй по популярности метод у квартирных воров. Убедившись, что хозяев нет дома, преступники проникают внутрь и забирают все, что можно продать: драгоценности, малогабаритную бытовую и компьютерную технику, женские шубы.
    Третья категория воров - профессионалы, работающие исключительно по наводке. Преступников интересуют лишь состоятельные «клиенты», точнее, их драгоценности, золотые ювелирные изделия. На бытовую технику, одежду и прочие мелочи не размениваются. К преступлению готовятся задолго, жертву могут выслеживать в течение нескольких дней и даже месяцев. За это время подбираются аналогичные хозяйским ключи.
    - За три последних месяца в областном центре совершены 11 подобных преступлений, самое крупное из которых - на 1,5 миллиона рублей, - говорит Александр Воронежский. - Но найти этих воров и, как показывает практика, доказать такого рода преступление зачастую не так-то просто. Ведь «профессионалы» всегда работают в перчатках, имеют прикрытие и свои каналы сбыта драгоценностей.
    На пресс-конференции также прозвучало, что раскрытию квартирных краж порой препятствует равнодушие соседей. Так, буквально на днях в одном из домов облцентра воришки выбили квартирную дверь, да так, что грохот был слышен аж на улице. Жилище обчистили полностью. И несмотря на то, что все соседи по лестничной площадке находились дома, никто не вышел посмотреть, что же все-таки происходит.
    - Случись нечто подобное в европейских странах, соседи сразу же вызвали бы сотрудников правоохранительных органов. Потому и уровень раскрываемости аналогичных преступлений там значительно выше. У нас же все наоборот. Соседи зачастую равнодушны к чужой беде, - подытожил Александр Воронежский.
    Вера ПАКИНА
    ЭТО ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ
    Анализ совершения квартирных краж по дням недели показывает, что больше всего воры орудуют по средам (22%), на втором месте - четверг и воскресенье (по 15,6%), понедельник и пятница набрали по 14 процентов, суббота - около 12,5%, и только по вторникам совершается лишь 6,3% данных преступлений.
    НАША СПРАВКА
    По данным пресс-службы УВД, достаточно помнить ряд нехитрых правил, чтобы вашу квартиру не обчистили. Вот некоторые из них:
    1. Не впускайте в квартиру незнакомых людей: спрашивайте удостоверение личности через закрытую на цепочку дверь, не открывая ее. В случае опасности звоните в милицию.
    2. Предупредите оставшихся дома детей, чтобы они не открывали незнакомым дверь и не отвечали на их вопросы, особенно на тему «где находятся родители и как скоро они будут дома». В данном случае лучше всего отвечать, что родители в магазине и вот-вот придут.
    3. При наличии в двери подъезда кодового устройства, не оставляйте дверь открытой и тем более не доверяйте незнакомцам, утверждающим, что пришли в гости к вашим соседям.
    4. Не говорите на каждом шагу о предстоящем отъезде на море, дачу и т.п.
    5. Если исчезли ключи, то лучше поменять дверные замки. Уходя, не оставляйте ключ под ковриком или в почтовом ящике.
    6. Уходя, уменьшите звук телефона, чтобы звонок в пустой квартире не был слышен снаружи. При этом по возможности оставляйте включенными радио и свет (хотя бы в одной комнате).
    7. Крупные наличные деньги правильней всего хранить в банке. Если такой вариант семье не подходит, желательно ставить в квартире сигнализацию и пользоваться услугами охраны.



     Почему мы равнодушны к чужой беде? Сейчас на телевидении частенько можно увидеть передачи, в которых «чернуха» подается под соусом некоего моралите. Так, модно говорить о равнодушии: на улице кого-то били, а прохожие не вызвали милицию. Или: в лесу лежал труп, все местные о нем знали, но никуда не сообщали. Или: человек умирал в транспорте, а все думали, что он просто напился до чертей и что «скорая» ему не нужна.
    Равнодушие возводится в ранг тяжелейшего греха, осуждается и порицается. Корреспонденты с болью в горле просят людей не оставлять без внимания чужие беды и проблемы.
    Признаться, поначалу я тоже всячески поддерживала идею о том, что равнодушие неизбежно, поскольку является побочным эффектом насаживаемой философии тотального потребления (и, как следствие, снижения уровня гражданского сознания населения). Но неожиданно выяснилось, что причина такой «несознанки» может быть гораздо более прозаичной.
    На прошлой неделе в разгар рабочего дня я зашла в квартиру своих друзей, чтобы полить цветы. И не задержалась бы в ней надолго, если бы не услышала вопли во дворе. Глянула в окно - и обомлела: подростки, хохоча, водружали на лесенку тело своего ровесника. Он был без сознания. Мягкий как тряпичная куколка и белый как мел. Мальчики брали его на руки, переворачивали лицом вниз, трясли. У ребенка задиралась футболка, сваливались штаны. Со стороны это выглядело как надругательство. Как типичный подростковый беспредел.
    Минут десять я надеялась на то, что кто-нибудь из жильцов дома выйдет, пшикнет на мальчишек и позвонит в «скорую». На худой конец, вызовет милицию из своей квартиры. Но когда стало понятно, что помощи ждать неоткуда, я сама набрала «02».
    - Во дворе дома по адресу... - затараторила я, - находится группа подростков, один из которых без сознания, не исключено, что он находится в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения...
    - Ваша фамилия? - грозно прерывает меня правоохранитель.
    - А что, фамилию обязательно называть? Ну, допустим, Иванова.
    Собеседник рассвирепел.
    - Что значит - «допустим, Иванова»? Какая у вас квартира?
    Напомню: я находилась не у себя дома. Более того: торопилась на работу. Становиться свидетелем и давать показания для протокола никак не входило в мои планы. Тем более не хотелось подставлять приятелей, с телефона которых я вызывала милицию (повестки бы начали приходить на их адрес).
    - Вы что, анонимные звонки не рассматриваете? - интересуюсь у милиционера.
    - Нет! - прорычал он. - Да мы вам сейчас выпишем административное нарушение за ложный вызов!
    Пререкания наши закончились тем, что я переспросила фамилию милиционера. Видимо, это показалось ему более чем вызывающим: буквально через пару минут во двор вошли сотрудники правопорядка и прицельно направились к моему подъезду. О, да - АОН пищал, пробить адрес по милицейской базе - вопрос нескольких секунд. Но вид мальчика, находящегося без сознания, отвлек внимание милиционеров. По рации они вызвали «скорую», ребенка увезли.
    Все, кому я впоследствии рассказывала об этой истории, в ужасе хватались руками за голову и вопрошали: «Зачем ты влезла в это дело?!» И тут же начинали рассказывать ужасные истории о правоохранительной системе. О том, как после одного такого звонка по «02» человека могут затаскать по участкам. О том, как часто свидетелей превращают в обвиняемых посредством «почечного массажа» и других неприятных приемчиков. Причем сомневаться в правдивости говорящих не приходилось: все они били себя кулаками в грудь и божились, что де подобное произошло с их знакомыми, родственниками, со знакомыми знакомых. Что поиски правды не дали никаких результатов, ведь «машина отечественного правопорядка работает страшно и бесперебойно».
    Буквально через несколько дней мы стояли на крыльце районного отдела милиции и разговаривали с тем самым милиционером N, который принял от меня тревожный сигнал о происходящем во дворе.
    - Вы поймите меня тоже, - говорила я. - Ведь я не из своей квартиры звонила. Торопилась. Неужели вы не рассматриваете анонимные вызовы?
    - Когда как, - терпеливо, но с вызовом отвечал N.
    - Вы понимаете, что из-за этого и боятся милицию? Из-за того, что дежурный может нагрубить в трубку? Из-за того, что звонящему придется называть свою фамилию и адрес? Конечно, легче пройти мимо дерущихся людей, мимо машины, в которую затаскивают девушку, мимо детишек, распивающих спиртное. Конечно, легче стиснуть зубы и придушить гражданское самосознание, чем допустить хотя бы малейшую вероятность того, что тебя «пришьют» к делу!
    - Таковы процессуальные нормы, - объяснял N. - Человек обязан назвать фамилию и номер квартиры. Очень много ложных вызовов.
    Процессуальные нормы - железобетонный аргумент в пользу системы правопорядка. Но существование подобных норм оправдано только в том случае, когда функционирование этой системы не вызывает ни сомнений, ни нареканий у добропорядочных граждан, причиной «равнодушия» которых в противном случае становится элементарный инстинкт самосохранения. На языке психологии, кстати, именуемый словом «страх».
    Впоследствии выяснилось, что у того подростка, который без сознания лежал во дворе, произошел сердечный приступ. Небольшое промедление - и спасти бы его уже не удалось.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru