Архив номеров


     Когда все ринулись подводить итоги минувшего года, среди которых тромбоном звучит слово «кризис», хочется тихо-мирно побеседовать о культурной жизни, причем непременно тверской. Что посеяли мы в этом году? Что пожали?
    Конечно, тверское культурное бытие изрядно портит один факт. Именно тот, что мы живем на пороге столицы, с ее профессионализмом, оригинальностью и вечным поиском новых решений. По иронии судьбы, нам (через 167 километров) достались вторичность, статичность и тихая провинциальность, сквозящая почти в каждом проекте. Конечно, ваша покорная слуга не претендует на всесторонний анализ: для этого она слишком ветрена и субъективна. Тем не менее она может заметить кое-что по ряду прошедших в городе событий.
    Например, то, что все тверские культурные опусы можно разложить по трем пачкам.
    1. МЕСТНАЯ, ОКОЛОПАРТИЙНАЯ
    Тверской драмтеатр, согласно госплану, сдает три премьеры в год. Как призналась главреж Вера Ефремова в одной телепередаче, «удивлять мы не любим». Потому опять все постановки до боли предсказуемы. Вспоминается тусклый, жеваный «Маскарад», после премьеры которого меланхоличный Лермонтов, наверное, помрачнел бы еще больше. Или комедия «Гарнир по-французски» в постановке Бориса Михни, с которого большинство зрителей ушли «голодными». Конечно, незадрапированная классичность - это изюминка тверского «драма». Но ведь если постоянно бежать на месте, прогресса не будет ни у актеров, ни у зрителей?..
    В ТЮЗ в 2009-м пришел новый главный режиссер - Евгений Зайд. К тому же были сданы три детских спектакля и один «взрослый» - «Культурный слой» - с налетом постмодерна. Филармония со своей классической программой и заезжими музыкантами, как всегда, отработала программу максимум. У второго дома Боярского давно сформировался устойчивый круг почитателей. Жаль только, что иные зрители ходят туда престижа ради и не очень умеют себя вести. Помню, как на одном из представлений с экранными «картинами на песке» меломаны «с камчатки» жевали, шушукались и шумно вытягивали шеи.
    2. ПРИВОЗНАЯ, ЭПАТАЖНАЯ
    Приезжают в Тверь многие, привозят разное. Театралы - то, что удобнее всего доставить. В основном это антрепризы. Звездные имена на афишах подкупают, но само действо обычно сляпано на скорую руку, как, например, убаюкивающий спектакль с Ефимом Шифриным в главной роли. Посещают город и одиночные отпрыски культуры: например, маргинальный питерский поэт Леха Никонов, лающий со сцены отборным матом.
    Арена тверского цирка почти не пустовала. Именно там сказка про Щелкунчика превратилась в феерический блокбастер «Кракатук», Мстислав Запашный катался с тиграми на зеркальных шарах, купались в лучах славы братья Запашные, сияли эстрадные звезды разной величины: от возвышенной Жанны Бичевской до писклявых «Ранеток».
    Не миновали город и крупные всероссийские события: например, юбилей Андрея Дементьева, отмечавшийся на большом волжском понтоне, «Дни славянской письменности», размытые дождем и под конец чуть не смывшие в Волгу весь тверской бомонд во время прямой трансляции по телеканалу «Культура». А самым массовым событием года стал, пожалуй, рок-фестиваль «Нашествие» на поле за Эммаусом. Хотя там было грязно и дорого, зато под песни Юрия Шевчука зрители слились в искреннем патриотическом порыве.
    3. МЕСТНАЯ, САМОДЕЯТЕЛЬНАЯ
    Это нечто вроде пародийно-литературной премии «Золотая тыква», где каждый год одни и те же зрители и номинанты, или самодеятельного театра Ориент-32 А, щедрого на эксперименты, или мрачно-любопытной инсталляции «Галерея смерти» на Пушкинской, 6.
    Что же было самого нового и неожиданного? Ах, да: в Литвинках с шиком открылся Музей козла. Этот рогатый и серенький сразу стал брендом Тверской области и привлек всеобщие внимание. Московские операторы, пусть иронически ухмыляясь, увлеченно снимали церемонию открытия.
    А теперь пожелание. Хотя наступивший год будет короче предыдущего на целый день, пусть в нем окажется больше ярких находок, успешных творческих дерзновений и самостоятельных культурных шагов.



     Новый год для артистов - самое хлебное время. С первых чисел декабря они натягивают красную шубу, берут в руки посох и отправляются «дедморозить» на детские утренники, корпоративы и тихие семейные торжества. Но кроме профессионалов по городу бродит масса самодеятельных актеров: они тоже хотят нажиться на празднике и глотнуть свежих впечатлений. На сей раз в число доморощенных Снегурок попала и ваша покорная слуга.
    Дело в том, что у меня есть приятель Макс, склонный к авантюризму, а у него - знакомый дяденька В.В. со своей маленькой фирмой. Третьей на борт взяли меня, прошедшую испытание школьным драмкружком. В общем, у нашей юной команды почти не было опыта, зато был сильный запал и желание отличиться. Новогодняя машина заработала на всю мощь. Макс, оббивая пороги тверских офисов, методически собирал заказы. В.В. на своей «девятке» готовился лично возить нас по адресам. А Дедов Морозов отыскалось целых два: оба плечистые, с приятным баском и ростом - метр девяносто. Работать было сложно: душила конкуренция. Только в газете «Из рук в руки» насчитывалось 40 объявлений, подобных нашему! Тем не менее кое-что набралось, хоть и по крупицам.
    Первый звонок поступил еще 20 декабря. В деревне Носово, за 30 км от города, надо было повеселить шесть детей разного возраста. За час креатива сулили по тысяче рублей.
    На выезд собирались весело и спонтанно. Поношенный костюм Снегурочки выпросила у знакомых, залепила пятна искусственными снежинками, нацепила ажурные белые колготы и остроносые черевики на каблуке. Дедов посох получился из оконного карниза, обмотанного мишурой, а мешок - из старого халата. Скачали с Интернета пару новогодних сценариев, наугад подобрали конкурсы, приклеили шпаргалки к открытке. Из библиотеки Герцена захватили Деда Мороза №1 - бравого белокурого поэта Г.
    Плутая в темноте, мы долго пытались найти деревню Носово и в итоге опоздали на час.
    Тут случилась первая неожиданность: оказывается, выступать нам с Морозом придется... на морозе. Прямо во дворе стояла нарядная елка, вокруг которой с визгом носились дети, рядом родители жарили шашлычок... Эх вы, белые колготы! Эх, осенние черевики! Я поняла, что неминуемо застыну, но отступать было поздно.
    - Где тут Дед Мороз? - встретил меня насупившийся мальчик лет пяти. - Я ему бороду выдерну!
    Но мой Г., вышедший на зов, сумел обаять даже этого гордого анику-воина. Г. очень уверен в себе и может красиво говорить даже полную чушь. Чем мы, собственно, и занимались. Так как шпаргалку в темноте было не разглядеть, пришлось импровизировать. Невыученные стишки заменялись путаной прозой. «Комнатные» конкурсы срочно превращались в подвижные. «Заморожууу!!!»» - кричал Г., стуча посохом из карниза, и дети бросались врассыпную по огороду. Когда забавы кончились, я затянула «В лесу родилась елочка» (единственное, что знала наизусть). Не пела я с той поры, как меня выгнали из школьного хора, но веселые дети и подвыпившие родители спасли ситуацию. Вовремя вспомнилась и игра «У тети Моти четыре сына», где нужно трясти всеми часами тела поочередно. Дети трясли и радовались, Г. раздавал подарки, а я, спасаясь от стресса и холода, мигом опрокинула предложенные две стопки водки, чтобы не заболеть. И через пару дней была готова ехать на второе задание!
    Вторым стал корпоратив в офисном здании у Горбатки. Директриса маленькой фирмы, занимающейся сетевым маркетингом, «заказала» нас для своих подчиненных, женщин средних лет. Я смекнула, что для этой миссии больше подходит Дед Мороз №2 - краснощекий спортсмен П., здоровенный, статный, похожий на древнегреческого атланта. И была права!
    Одиннадцать почтенных, захмелевших матрон собрались в крохотной комнатушке. Увидев мощного П., они издали радостный вопль и кинулись с ним фотографироваться, пытаясь прижаться как можно крепче. Никакой программы не требовалось. Сотрудницы сами влезали на стул и читали стихи, кричали задорные частушки и плясали «Цыганочку» с выходом. «Как тебя зовут?» - басил красавец П. - «Тамарочка!» - отвечала плотно сбитая женщина лет пятидесяти, расплываясь в улыбке. Под занавес все хором прокричали нам «Спасибо!» и даже завернули в узелок гостинцы: конфеты, домашние пирожки и кусок жареной курицы.
    Третий вызов оказался самым неудачным, хотя готовились мы к нему загодя. Поэт Г. даже надел под костюм какой-то сказочный наряд, я выпросила у приятеля валенки, а у подруги - русую накладную косу. Вызов был семейный: в поселке Вагонников требовалось поздравить девочку Лизу пяти лет. Перед выходом Дед Мороз говорил: «Не переживай, я буду задавать ей разные вопросы, и время пролетит незаметно». В итоге он в растерянности задавал только один вопрос, зато настойчиво: «Ну, как ты себя вела в этом году?» Девочка, видать, тоже от растерянности, никак не могла на него ответить. В итоге всю программу заклинило, время стало катастрофически нечем заполнить. Все конкурсы вылетели из головы. Бедная Лиза стояла у елки и тонким голосом читала стишки. Я понимала, что мы катимся в тартарары и даже коронная «Елочка» не спасет. Пришлось, улыбаясь, говорить очередную чушь и вяло плестись домой. На этом праздничный сезон был закрыт. Мы было, в порыве отчаяния, хотели сменить имена на «Дед Позор» и «Снегодурочка», а потом решили не сдаваться и в следующем году подготовиться на порядок выше: как минимум выучить еще пару новогодних песен. Все-таки роль сказочных героев - довольно благодарное занятие. На тебя хоть и косятся, а все-таки - верят!
    
    Любовь КУКУШКИНА



     ин из главных православных праздников. Правда, он не имеет для православных христиан такого большого смыслового значения, как Пасха, зато имеет большой народный размах. Потому что вслед за ним наступает время святочных гаданий, игр, колядок - словом, время всенародного веселья и забав.
    Православная церковь, конечно, не принимает ворожбу и магию ни в каком виде, считая их тяжелым грехом, но снисходительно относится к народным гуляньям, доставшимся нам в наследство от языческих времен. Так, она вполне благосклонно относится к всеми любимой Масленице и к рождественским колядкам, длящимся 12 дней (с 7 января до 19 января - Крещения Господня). Слово «святки» (когда девушки да и парни тоже гадают на «вторую половинку») подчеркивает святость дней, в которые происходят такие важные для каждого христианина события, как Рождество Спасителя и Его Крещение. Само «славление», то есть хождение детей, а иногда и взрослых со звездой, вертепом и тому подобными предметами непосредственно с христианскими традициями ничего общего не имеет, но на Руси это было весьма доброе время, ведь основной целью колядования у русских всегда было пожелание счастья, здоровья и хорошего урожая ближним.
    В Православной церкви в дни святок, как и во время поста, не совершается бракосочетаний, но поскольку к этому времени пост уже завершился, традиционно устраивались так называемые «ярмарки невест», причем во всех слоях русского общества. Святки - это время молодых (особенно уместно это отметить в нынешний год, объявленный Годом молодежи). Для потешных и забавных игр парни и девушки загодя готовили маски зверей и птиц, шутовские одеяния. В масках с шутками-прибаутками обходили дома, исполняли величальные, обрядовые песни. Каждая хозяйка в свою очередь щедро одаривала гостей, угощая выпеченными из теста фигурками птиц и зверей, конфетами и другими сладостями, проявляя таким образом милосердие к ближним. Среди ряженых были персонажи русских сказок: Баба-Яга, Кощей Бессмертный, а также всевозможные звероподобные, барыня, нищий, цыгане, черт, смерть с косой и т.д. Человек под маской на время был как бы не подвластен обычным нормам поведения. «Цыганки», с картами в руках, отыскивали желающих узнать свою судьбу, предсказывали будущее, «знахарки» предлагали врачебные услуги, обещая к больному месту приставить пиявки. Доверчивых «пациентов» при этом обливали водой, которую приносили с собой в бутылках - якобы с пиявками. Все, кто «рядился» в маски, должны были потом, в конце второй святочной недели - на Крещение, искупаться в проруби, чтобы смыть с себя грех. Вторая неделя, кстати, называется в народе Страшными вечерами, потому что, согласно поверьям, именно на это время приходится разгул нечистой силы. Люди ставили мелом кресты на окнах и дверях, чтобы не вошла в жилище нечистая сила или недобрый человек. В разные дни святок, начиная с XIX века, православные посещали больных, сирот, а также заключенных (считалось, что рождественской радости достойны все, даже преступники).
    Кстати, святочные традиции в России в настоящее время весьма актуальны. Наиболее популярным, пожалуй, является так называемое «вертепное действо» - традиционное кукольное представление, посвященное рождению Христа. Как рассказала председатель тверской областной общественной организации «Центр духовного развития детей и молодежи «Гармония» Галина Кошкарова, тверским православным театром «Раек» к святочным дням поставлено два представления «Сказание о Рождестве Христовом» - кукольное и костюмированное. Первое разыгрывается для самых маленьких зрителей, второе - для детей постарше. Возраст самих актеров колеблется от 6 до 16 лет. В каждом представлении задействовано по 22 юных артиста. («Мы хотели, чтобы каждый ребенок получил какую-нибудь роль», - говорит Галина Кошкарова, являющаяся одновременно и художественным руководителем «Райка».) Они показывают все события Святой ночи, когда восходит первая звезда, появляются ангелы, пастухи и волхвы, чтобы поклониться Божественному Младенцу. Первое представление было дано на первой неделе святок в детском музыкальном центре для детей с ограниченными возможностями, второе - в Вознесенском соборе Твери, третье - в Старице, а четвертое - в некоммерческой православной организации «Русская школа» для детей дошкольного и младшего школьного возраста.
    А дети из православных школ хорового пения (например, образцового детского хора «Аллилуйя») буквально с первых дней нового года одеваются в костюмы «как положено» и начинают колядовать. Они ходят по организациям, где читают стихи и поют рождественские песни, в частности, были в этом году в одном кафе, что соответствует старинной русской традиции щедрого угощения на святки. (Кстати, дети под руководством Галины Кошкаровой оформляли еще и «настоящий» вертеп с фигурками в Вознесенском соборе.)
    Многие, наверное, заметят, что русские гулянья во многом созвучны пришедшему к нам с Запада празднику «Канун Дня всех святых» («Хэллоуин»), однако по духу они противоположно разные. Взращенный на христианской почве праздник, длящийся по широте русской души две недели, в основе своей имеет только добрые семена, а «Хэллоуин», кроме откровенного зла и беснования, ничего с собой не несет. Да и глупо как-то равняться на чужеродные обычаи в то время, когда есть свои, не только ничем не хуже, но даже и гораздо лучше.
    Алена СВЕТЛОВА



     Начало нового года для тверского театра драмы ознаменовалось премьерой. Спектакль по пьесе испанского драматурга Лопе де Вега «Собака на сене» в постановке народного артиста РФ Александра Чуйкова был традиционен для тверских подмостков. Театр опять продемонстрировал свою верность классике, и постановка получилась яркой и помпезной.
    Премьера состоялась в самый разгар праздничных дней, поэтому аншлаг был предсказуем. В храм Мельпомены ринулись не только заядлые театралы и разные культурные деятели, но даже представители власти. Партер, балкон, бельэтаж были наводнены интеллигентной публикой. Даже места на приставных деревянных стульях зрителям приходилось отвоевывать.
    Сюжет комедии незатейлив, но весьма мил. Знатная, богатая и овдовевшая графиня Диана воспылала страстью к своему секретарю Теодоро. Любовь к простолюдину возникла у нее сначала из ревности (тот питал нежные чувства к служанке Марселе). Но постепенно игра перерастает в сильное чувство. А главной преградой на пути к счастью для Дианы становятся сословные предрассудки. Любить красивого, умного, смелого, но безродного юношу для благородной дворянки оказывается недопустимо. Однако отпустить его от себя она тоже не в силах. Словом, она ведет себя как собака на сене, не решающаяся ни «съесть самой», ни отдать Теодоро другой. Впрочем, в финале страсти улеглись, и любящие сердца соединились.
    Роль Дианы исполнила любимица театрального руководства Дарья Плавинская. Но у многих зрителей ее появление вызвало, скорее, разочарование, чем восторг. Театралы перешептывались, что уже изрядно пресытились ее игрой. Но так уж в театре сложилось, что в последнее время ведущие роли достаются именно Плавинской. Внешне актриса вполне соответствовала образу героини - рослая, статная и величая. Однако играла она достаточно монотонно. Возможно, ей не хватало экспрессии и страсти. Не слишком выразителен был и ее партнер по сцене и муж по жизни - Александр Павлишин, исполнивший роль Теодоро (мы помним, как блистательно сыграл его в кино молодой Михаил Боярский). Зато был необычайно хорош и экспрессивен восходящая звезда тверской сцены Тарас Кузьмин. Он очень органично вжился в образ балагуристого лакея Тристана, который в финале ловко устраивает счастье господ.
    Соперницу Дианы - служанку Марселу - играла рыжеволосая дородная актриса Ирина Погодина. Она, в отличие от своей хозяйки, была импульсивна и напориста. Едва появившись на сцене, она сразу же лихо завалила на пол своего возлюбленного, после чего неистово сжимала его в объятьях.
    Отрадно, что в спектакле был задействован почти весь молодой актерский состав театра. Это значительно преобразило и взбодрило постановку.
    Из маститых актеров были только Алексей Великотный и заслуженный артист РФ Георгий Пономарев. Первый, кстати, своей резвостью и игривостью, не уступал молодому актерскому племени. Облаченный в атласные фиолетовые брюки и расшитую люрексом блузу, он с задором исполнил роль влюбленного маркиза.
    Вообще костюмы в спектакле заслуживают отдельного внимания. Они поражали своей роскошью. На сцене шуршали пышные юбки с кринолином, пестрели цветные рюши и широкополые шляпы с большими перьями.
    Не менее нарядно и красочно выглядели декорации. Главной конструкцией стала обитая малиновым ковролином лестница. Она была сооружена неспроста. Большую часть действия на ней возвышалась главная героиня, что подчеркивало ее превосходство над остальными участниками спектакля. Прочими элементами антуража были композиции из искусственных цветов и пальм. Новшеством стали две ямы по краю сцены, из которых то и дело выпрыгивали актеры. Это привнесло элемент неожиданности и пикантности.
    Благодаря музыкальному и танцевальному оформлению статичную пьесу удалось сделать весьма нескучной. Многим из актеров удалось выступить в несвойственной для себя роли певцов. Правда, в основном все пели под фонограмму. И только Тарас Кузьмин смог вживую похвастаться хорошо поставленным голосом и умением играть на гитаре.
    В целом постановка удалась. Позитивная, легкая и романтичная, в праздничные дни она пришлась как нельзя кстати.
    Елена МУНИНА


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru