Архив номеров


     Для Галины это ежедневный труд. То есть экстремальное велоралли по грязи и бездорожью, по селам и весям превращается в рутинную работу. Да еще и низкооплачиваемую. Сама Галя живет в селе Песогоры. В буквальном переводе - «песчаные горы», «горы песка». Дороги в Песогорах и их окрестностях действительно напоминают песчаные горы. Это значит, что в дожди здесь колеса утопают в грязи, а в сухую погоду - застревают в по-деревенски «зыбучих» песках. Особенно такие тонкие колеса, как у Галиного велосипеда.
    Велосипед ей выдали на почте всего год назад. Новенький, синий, блестящий, похожий на игрушку. Может, он и впрямь игрушечный - потому что до взрослого велосипеда он не дотягивает со своей одной скоростью и педальным тормозом. Но почтальон рада и этому. Раньше все расстояния приходилось преодолевать пешком, правда, и почтальонов тогда было двое на ту же территорию.
    Поехали. С ловкостью, которую трудно ожидать от женщины бальзаковского возраста, Галя прыгает на своего двухколесного коня, увешенного сумками и пакетами с почтой и прессой, и мчится в хорошо знакомые ей дали.
    
    «Хи-хи, ха-ха-ха». Так звонит Галин телефон. Он разражается время от времени по-детски беззаботным хихиканьем, и Галя отвечает в трубку тем же задорным смехом.
    Звонят Гале все. Звонят спросить, когда принесут пенсию. Почему в этот раз начислили больше обычного за телефон? Как подписаться на местную газету? Когда будет работать почта? Но больше всего звонков - от поклонников. Галя едет и разговаривает на ходу. За телефонным разговором кладет корреспонденцию в почтовые ящики, приколоченные к заборам. С телефоном, прижатым к уху, заходит в магазин, идет за дровами в сарай, варит обед. И все это время чему-то весело посмеивается.
    
    ТРЕСТНА
    Так называется сельское поселение, которое объединило вокруг себя остальные деревни. Именно здесь находится единственная в округе почта, да и та сейчас закрыта: ее работница лежит в тверской больнице на операции. Об этом знают во всей округе и периодически справляются у Гали о ее здоровье.
    Галя проезжает по улице, запихивает почту в ящики почти на ходу, даже не слезая с велосипеда. Все ящики прикреплены к досчатым хлипким заборам. Некоторые из них самодельные и довольно оригинальные. Один, например, сделан из бывшего школьного портфеля. Так счастливый выпускник решил расквитаться с надоевшими школьными буднями.
    В основном люди по старинке выписывают газеты; несмотря на то, что есть и телевизор, и даже Интернет на почте, работающий раз в неделю на допотопных компьютерах, которыми и сами работники почты пользоваться не умеют.
    Исправно приходят квитки об оплате за телефон и электричество.
    - А как же письма? - удивляюсь я.
    - Письма уже давно никто не шлет. И телеграммы тоже. У всех есть сотовые телефоны, и можно звонить, и эсэмэски писать в любую точку страны.
    Мне стало немоножко грустно и обидно за письма, которые незаслуженно канули в прошлое. А почтальону приходится разносить совершенно безликие квиточки - и иногда деньги.
    
    ЧУГУН
    - Как поживаешь, Галь? - с порога спрашивает продавщица. Думаю, на спор она сможет назвать имя каждого пришедшего сюда - за покупками или по любому другому поводу.
    - Да ничего, вот пенсию принесла.
    Это пенсия отцу продавщицы, который парализован и уже совсем не ходит.
    - Насчет Чугуна что-нибудь слышно? - спрашивает продавщица. Почтальон - это «разносчик» не только газет, но еще и устных новостей, как это было в древние времена, когда существовали специальные гонцы.
    - Говорят, скорее всего, в лесу пьяный заблудился да и помер там.
    - А я слышала: волки съели, - отвечает продавщица. Ей тоже профессионально важно поддерживать уровень осведомленности. Так магазин будет более конкурентоспособен по отношению к соседней убогой лавочке-вагончику. - Один сейчас ко мне приходил и говорил, что следы волчьи видел, - сказала она для пущей убедительности, как бы закидывая удочку, чтобы по-настоящему что-то разузнать.
    Но почтальонша на этот крючок не попалась:
    - Ой, чего они только не расскажут! Мне тут говорили, что около Вышки медведицу с медвежатами видели. Ха-ха! Да тут медведей лет 20 как не было.
    Чугун - это прозвище одного пьяницы из деревни Вышка. Прозвали так, потому что фамилия - Чистяков. Совпадает одна буква - чем не повод для прозвища? А за Вышкой начинается настоящий лес - и даже кое-где непроходимые топи. Местные жители часто наведываются туда за ягодами или грибами, только предпочитают ходить не по одному, а группками - мало ли что. Так вот, Чугун неделю назад ушел туда за грибами и до сих пор не вернулся. Надежды найти его живым уже почти не осталось, да и искать его не больно-то стремятся: он жил один, родни никакой не было. Просто был человек, а теперь нет.
    
    ЖИЖИНО
    Здесь мы встречаем Колю Липатьева, 50-летнего ухажера Галины. Он небрит и довольно пьян, гонит прутом коров в сторону дома. Меня он очень стесняется и с Галей держится как посторонний.
    - Это в эсэмэсках он мачо, - комментирует Галя. - А на деле... Крышу его попросить починить или хотя бы дров наколоть - это он в стороне. Да и вообще - где здесь женихов-то взять на селе? Одна пьянь да неучи остались, остальные все в города поехали.
    - А как же работать? - говорю я. - Здесь же можно горы свернуть, если грамотно подойти к вопросу.
    - А какие здесь горы сворачивать? Здесь и гор-то нет. Гор нет, зато леса навалом. Вот и ворочают лес. Половину уже спилили. Раньше так красиво было гулять - сосенки да осины: хошь по грибы, хошь по ягоды, хошь - по любовным делам каким. А теперь не погуляешь даже - одни пеньки остались, и насквозь тебя видно.
    - Зато, - говорю, - лесное богатство при рациональном использовании...
    Она только машет на меня рукой:
    - Да какое там рациональное использование?! Частных лесопилок понастроили, мужики наши на них работают, гроши получают. Или возьми фанерный завод - там все вообще забесплатно работают.
    - Как это - забесплатно?! - удивляюсь я.
    - А так. Мужик выпьет один раз, или с бутылкой пива его на работе увидят - сразу штраф такой, что ты еще и заводу должен остаешься, целый месяц вкалываешь бесплатно, а на третий раз увольняют. От такой жизни еще больше пить захочется. И мужиков увольняют, а они снова приходят устраиваться, потому что деваться тут больше некуда, и так по кругу - до бесконечности. А работодателю выгодно, чтобы они пили, очень дешевая рабочая сила получается. Несправедливо все это. Не по закону.
    Заговорившись, она сует газету в руки своему ухажеру-пастуху и уезжает. Он растерянно смотрит ей вслед.
    
    КЛАД
    Мы заходим в дом, где на стене между окон висит сильно выгоревший портрет «Прекрасной незнакомки». Где-то в одной из предыдущих деревень я видела на этом же месте такой же бледно-желтый портрет Ленина.
    Это дом пенсионерки Татьяны, 1921 года рождения, но еще бодрой женщины. Она показывает нам свои документы, среди которых - два удостоверения ударника коммунистического труда. Говорит, всю жизнь свою трудились в этом колхозе за палочки-трудодни, и ведь весело жили, хорошо жили - и ни разу она не пожалела своей почти даровой работы на благо государства. Только, говорит, жаль, что не исполнила за всю жизнь две свои главные мечты. Мне стало интересно:
    - Какие?
    - Да вот, всю жизнь мечтала иметь машину да гармонь. Всю жизнь прожила, проработала, но так и не купила ни того, ни другого.
    - Ну я понимаю: машину в советское время мало кто из простых тружеников мог себе позволить, но гармонь-то уж не такое дорогое удовольствие...
    - Да, и я все мечтала: когда же у меня будет своя гармонь и я буду на ней играть... И вот до пенсии дожила, уже помирать скоро, а на гармони играть - поздно уже... Я так любила музыку, всегда на вечера ходила, до сих пор слезы текут, когда слушаю по телевизору или по радио...
    Почтальонше было некогда слушать старческие речи, ведь тогда бы пришлось разносить почту до утра. А мне было интересно, и бабушка попросила меня остаться.
    - Знаешь, я раньше на хуторе неподалеку жила. Там барский пруд был. Я была совсем маленькая, лет семь мне было, когда я там играла и нашла вот такую посудину. - Она достает из шкафа предмет церковной утвари, похожий на кадило, из голубого стекла, на вид очень старый. - У нас на селе все время легенды ходили, что во времена Литовской войны, не знаю, в каком это было году, но очень давно, люди боялись вражеских набегов, а там раньше церковь стояла, и они решили спасти церковную утварь и закопали все это в землю, засыпав прогоревшим углем, чтобы сохранилось. А потом страшный голод был, как рассказывают: в августе снег выпал, и все эти люди, которые клад-то закапывали, умерли от голода, а клад так и остался в земле. Теперь я перед тем, как умирать, хочу, чтобы ты написала, где клад этот зарыт, я тебе точное место укажу.
    Все происходящее напоминало мне комическую пародию то ли на «12 стульев», то ли на «Пиковую даму».
    - А что же вы сами этот клад не откопали, если так хотели машину, не говоря уж про гармонь?
    - Так для этого же специальное оборудование нужно: металлоискатель там и прочее. Я все думала: потом как-нибудь, когда время придет. Вот уже время умирать приходит, а видно, не мне этот клад предназначен был, чтобы я его нашла. Я спрашивала в городе: металлоискатель 10 тысяч стоит, мне такие расходы не по карману...
    Да, какая-то нелепая и печальная судьба получается, если человек всю жизнь трудился за палочки и звания, теперь получает мизерную пенсию, не смог исполнить ничтожнейшую мечту о материальных благах, а все это время знал, где спрятан клад со времен Ивана Грозного. А может быть, бабушке просто сейчас требовалось внимание, которое уже сложно привлечь званиями Героя труда...
    
    ДЕРЕВНЯ АНТОНИДОВО
    Галя везет газеты местного значения - «Вести Максатихи», которые по старинке все называют «Призывкой» - «Призыв Ильича».
    Две женщины рубят дрова из огромной кучи березовых поленьев. С радостью отрываются от этого занятия, чтобы пообщаться с почтальоншей.
    - Что это вы дрова сами рубите? А мужики ваши где?
    Одна махнула рукой:
    - А мужики наши книжки читают.
    Я удивленно смотрю на нее: книжки?!
    - Да, - говорит. - Когда водка кончается, и денег уже занимать не у кого, они за книжки берутся. Детективы в основном.
    А дрова рубить, значит, женщинам приходится. Вот недавно еще за ягодами ходили. 12 км в одну сторону, 12 - в другую. По лесам и болотам. Все для того, чтобы потом по дешевке продать соседям. Другого заработка пока нет.
    Я говорю: ну как же, можно же объединиться, организовать ферму, сельхозпроизводство и все такое...
    Одна женщина прервала мою пламенную и наивную речь:
    - Это возможно, но не в нашем государстве. Мы вот сдуру решили в службу занятости записаться, они нам пособие по безработице обещали и даже по теленку дать. Обещание свое сдержали, только с нас стали такие налоги высчитывать, что мы побежали скорее сниматься с учета и телят своих продали: хлопот много, а толку мало...
    Вот и остались - веселые безработные женщины перед грудой дров треплют за ухо песика Муху и обмениваются безжалостными комментариями по поводу своих мужей, правительства и всего мира.
    Приехав, я свалилась от усталости. А Галя принялась растапливать дома печку, готовить ужин для своей дочки и маленького внука, успевая болтать по вечно неутомимому телефону. А вечером еще собралась на свидание.
    Ирина ПОПОВА

     Начало декабря прошло в Твери под знаком проведения различных круглых столов, работа которых так или иначе была связана с проблемами, вызванными мировым финансовым кризисом. Особенно это касалось строительного сектора, который одним из первых ощутил на себе его последствия.
    На недавнем расширенном заседании совета Тверского саморегулируемого союза строителей его участники обсуждали меры, необходимые для реализации жилищной программы в кризисных условиях и сохранения рабочих мест на предприятиях строительного комплекса. Они предложили обеспечить гарантии областного бюджета под выделяемые банками кредиты на жилищное строительство. Сделать так, чтобы средства, выделенные на поддержку реального сектора экономики, дошли сначала до регионов, а затем и до их строительных площадок.
    Эта и другие проблемы стали темами обсуждения и участников круглого стола «Малый и средний бизнес в строительстве: от лицензирования к саморегулированию. Практика, проблемы и перспективы развития в условиях сложившейся экономической ситуации». Его организаторы - некоммерческое партнерство «Региональное отраслевое объединение строителей» и тверское региональное отделение общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ».
    По мнению выступавших на круглом столе представителей строительного бизнеса, несмотря на целевые ассигнования из федерального бюджета, состояние строительного сектора российской экономики можно охарактеризовать двумя словами: рынок замер. Со всеми вытекающими отсюда последствиями для его участников.
    Многие объекты, особенно в сфере жилищного строительства, оказались замороженными, а строительные компании вынуждены подсчитывать нанесенные кризисом убытки и готовиться к новым. Если учесть, что на территории Тверского региона из 930 строительных компаний 830 представляют интересы малого бизнеса, а 65 - среднего, то становится понятным, насколько важно сегодня нашим предпринимателям определиться с правилами игры на этом рынке. В этих условиях, «чтоб не пропасть поодиночке», необходимо объединяться.
    Как? Частично ответ на этот вопрос дает закон, отменяющий с 1 января 2009 года лицензирование и определяющий правила допуска компаний на рынок строительных услуг. По сути и устанавливающий те самые правила игры, о которых собравшимся рассказал президент НП «Региональное отраслевое объединение строителей» Игорь Хлебников. Главное из них - переход к саморегулированию в рамках Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства.
    Что же касается разговоров о том, что одной из главных причин застоя на строительном рынке стали сбои в ипотечном кредитовании, которое в Тверской области составляет всего 10%, то начальник департамента экономики Тверской области Сергей Аристов сообщил, что готовятся документы, которые предусматривают увеличить компенсацию тем, кто приобретает ипотечное жилье на первичном рынке, до 200 тыс. рублей.
    Участники круглого стола поднимали в своих выступлениях такие вопросы, как условия вступления в саморегулируемую организацию, подготовка местных строительных кадров, которые смогли бы составить достойную конкуренцию гастарбайтерам, формирование заработной платы рабочих и специалистов отрасли.
    Строительное сообщество должно выработать единую политику по этим вопросам и соблюдать корпоративную солидарность.
    Подводя итоги работы круглого стола, депутат Государственной думы РФ Владимир Васильев, говоря о последствиях кризиса для строительной отрасли, заметил, что «на болезнь не обижаются, ее - лечат». И обратил внимание всех его участников на то, что в условиях кризиса нужно использовать элементы планирования, регулирующего ситуацию на рынке.


     Дмитрий Соколов, генеральный директор строительной организации ООО «Новый стиль»:
    - В рамках саморегулируемой организации нам, строителям, будет легче решать многие вопросы, такие, к примеру, как подготовка кадров, ценообразование на наши услуги и многие другие. На сегодняшний день рынок, конечно, ощутил на себе влияние кризиса, и для того чтобы предупредить его более серьезные последствия для малого и среднего бизнеса, нужно объединяться. Главное - решить проблемы, которые стоят на этом пути, и определиться, как мы сможем использовать свои возможности в новых условиях. Пока вопросов больше, чем ответов, и я надеюсь, что рабочая группа, которую мы создали, поможет нам на них ответить.
    
    Вячеслав СТЕПАНОВ, генеральный директор ООО «СТК - Тверь»:
    - Если государство не отменит сумму взноса в компенсационный фонд будущей саморегулируемой организации, то кто в нее сможет вступить? А для малого бизнеса 1 млн рублей - огромные деньги, которые в одночасье нельзя изъять из оборота без серьезных последствий для бизнеса. Помимо этого у меня есть и другие вопросы: к примеру, какие гарантии получит предприниматель, вкладывающий свои деньги в обучение персонала? Как мы должны отвечать за своих недобросовестных коллег по бизнесу? Возможно, имеет смысл создать свой сайт в Интернете и на нем - своего рода «черный список» организаций и фирм, с которыми члены организации не рекомендуют иметь дело. В общем, надо все продумать и взвесить, кричать «ура» по поводу отмены системы лицензирования пока рано.

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru