Архив номеров


     Нынче модно говорить о спорте. Приоритетные национальные программы и весенне-летние успехи российской сборной сделали свое дело. Однако, славя спортсменов-победителей, мы часто забываем о тех, кто стоит за них стеной, радостно ревет от каждого гола, кричит ободряющее «Оле-оле!», а при случае и лупит команду соперников. Если столичных спортивных фанатов еще можно увидеть в скандальных репортажах, то тверские болельщики до сих пор оставались в тени. Меж тем местное «боление» - это особая культура со своими устоями, традициями и вожаками. Именно это заставило меня, ничего не понимающую в футболе, потащиться в промозглый осенний день на стадион «Химик».
    Это была последняя игра сезона. «Волга», которую недавно чествовали в драмтеатре на 100-летии тверского футбола, состязалась с питерским «Зенитом-2», аутсайдером чемпионата. Но народу пришло на удивление мало. Ни тебе разукрашенных лиц, ни флагов, ни дудок и барабанов, ни прочих атрибутов активного «боления». «Пластиковые» сине-желтые трибуны остались полупустыми. Почему так вышло, растолковали мне соседи по ряду Виталий Васильевич и Валерий Николаевич - оба Морозовы, в прошлом заядлые футболисты. От них я узнала, что тверской фанатский «клуб» переживает сейчас период спада и раздробленности. Это связано и с глобальными переменами в стране, и с ситуацией в команде: «Раньше за «Волгу» играли свои ребята, а не нанятые профессионалы. В этом сезоне Тверь борется за пятое место в группе «Запад», а когда-то сражалась за Кубок Союза!» Малую наполняемость стадиона соседи объяснили также ранним проведением матча: «В 17 часов многие люди еще на работе. Это мы сбежали под шумок - не могли пропустить игру». Собеседники с удовольствием вспоминали о золотых советских временах, когда стадион трещал от наплыва зрителей, и сделали весьма печальные выводы: «В городе исчезла культура спортивного болельщика. Раньше предприятия сами покупали абонементы для своих работников. «Болели», были все вместе: и молодежь, и женщины, и старики. Сейчас набирается лишь несколько активных «кучек».
    Действительно, болельщики были скудно рассыпаны по трибуне. Вот дедушка в очках и вязаном берете. Вот две малолетние девицы с сигаретами и нарисованными флагами на щеках. Вот парень с голыми мускулистыми ногами и огромным рюкзаком за спиной. Попутно мне указали на главного тверского болельщика - мужчину средних лет с усами щеточкой: «Это Вованыч! Он первым начинает кричать!» Действительно, сразу после стартового свистка судьи усач стал прыгать и трубить практически на срыве: «Волга чемпиён!» Кто-то сзади робко подтянул: «Оле-оле-оле!» Главный фанат постепенно заводился. Из его угла доносился перепев известной советской песни «Москва майская»:
    «Кипучая, могучая,
    Никем не победимая!
    «Волга-Тверь», родной наш клуб,
    Ты самая любимая!»
    Наверное, «Волга» просто из благодарности забила первый гол. Стадион зашелся в дружном реве. Вованыч достал из-за пазухи маленький пакетик и запустил фиолетовый фейерверк. Холодало. Меня грел только подаренный на мероприятии шарф с надписью «100 лет тверскому футболу». Остальных грела просто любовь к футболу. Со стороны Вованыча раздавались топот и раскатистое: «ЭЭЭЭЭЭ!»
    Когда закончился первый тайм, было уже 2:0. Главный болельщик прыгал по сектору и жал всем руки. А вот в личной беседе он оказался весьма застенчивым: «Я не был бы таким активным без поддержки моих коллег. Главное, чтобы кричалка, придуманная мной, пришлась всем по вкусу!» Постепенно я прониклась всеми проблемами тверских фанатов: «Раньше в городе существовал клуб по интересам. Потом его закрыли, и теперь народ собирается на трибунах. Хочется иметь постоянное место для встреч, но нас нигде не поддерживают».
    - А много в Твери «профессиональных» болельщиков?
    - Нас много! Но нам мало! - сострил Вованыч, и все засмеялись.
    - А как вы сочиняете кричалки?
    - Я в детстве писал стихи. А сейчас хлобыстнул - и пошло! - снова пошутил Вованыч.
    По моей просьбе болельщики, многие из которых были нетрезвы, прокричали еще несколько оптимистических стишков. Из них стало ясно, что будущее принадлежит тверскому футболу:
    «В Испании есть Барселона,
    А в Чехии есть «Яблонец»,
    Зато есть в России тверской клуб,
    Придет и «Реалу» (Вованыч замялся) трындец!»
    Самого юного, пятилетнего, болельщика «Волги» зовут Кирилл Пучков. Он всегда ходит с дедом на хоккей и футбол. За преданность футболисты даже подарили мальчику тверскую «розу». «У него энергии много!» - похвастался Вованыч. Словно подтверждая это, ребенок тоненько крикнул: «Зенит» - отстой!»
    В самый разгар беседы герою вдруг позвонила супруга, но разговор был короток. «Отключилась! О, паразитка!» - смущенно сказал главный фанат и продолжил вопить свои кричалки. Я поняла, что спортивный болельщик - занятие увлекательное, но, кажется, опасное для жизни. Как минимум для семейной.
    Потоптавшись, я отправилась ко второй активной фанатской группе, состоявшей преимущественно из старших школьников. По внешнему виду и буйному поведению эти ребята сильно напоминали скинхедов. Под руководством толстого кудрявого парня в черно-синей куртке они нацистски вздымали руки вверх и орали нечеловеческим голосом:
    Да-вай, Вол-га!
    Да-ви вра-га!
    В их исполнении поддержка стала актом непонятной борьбы и способом подросткового самовыражения:
    - У нас самые активные кричалки! Мы самые лучшие болельщики!
    - А почему у вас фашистские жесты?
    - Потому что Адольф Гитлер был фанатом «Волги»!
    Но, в принципе, и эти зрители оказались довольно отзывчивы. Специально для меня они исполнили фирменную кричалку: «Все равно мы будем курить и пить вино... (далее неприлично).
    На последних словах ребята вдруг начали драться. Меня отбросило взрывной волной. «Девушка, а вот это записывать не надо!» - процедил сзади жидковолосый парень в сером свитере. Я улыбалась, но болельщики уже смотрели грозно. Пришлось позорно удирать по ограде стадиона. Теперь боюсь ходить по улицам в желтой куртке, в которой я была на матче. Все-таки футбольный болельщик - профессия непредсказуемая. Хотя, несомненно, нужная.



     Россия активно потребляет западные праздники. Но если один из них, день любви, пришелся ко двору, то вокруг другого - Хэллоуина - по сей день ведутся жаркие споры. Многие принимают «темный» иностранный обычай в штыки и иначе, как «бесовщиной», не называют. Хэллоуин - причудливая смесь языческих традиций и христианского праздника День всех святых. В ночь с 31 октября на 1 ноября вся западная молодежь бродит по улицам в костюмах призраков, чертей, скелетов и пугает прохожих. Вся российская старательно ее копирует. А вот как воспринимают «страшный» праздник тверитяне, решено было проверить на себе.
    Упыри и вурдалаки на тверских улицах
    Нарядившись в уже привычный для меня костюм козы и нанеся на лицо страшный грим, я отправилась в путешествие по тверским улицам. Присоединились друзья: злобная кошка и хирург-убийца в окровавленном халате. Люди в маршрутке на нашу колоритную компанию реагировали по-разному. Кто-то косился, кто-то улыбался, кто-то сразу вступал в контакт. Мужчина в джинсе начал подбивать клинья: «А роди мне козленка!» Я отреагировала холодно: «Вы совсем не похожи на козла…» В магазине, куда мы забрели по пути, оказались на редкость осведомленные продавщицы. Глядя на размалеванную козу в парике, задумчиво выбирающую сосиски, пышная тетя сообщила своим товаркам: «Ха! Сегодня же Хэллоуин! Эх вы, деревня!» Первым делом решено было посетить мормонов - американскую секту, гнездящуюся на проспекте Чайковского. На удивление американцы отмечали «свой» праздник достаточно скромно. Они назвали мероприятие «Осенний карнавал» и ограничились листьями, пришитыми к подолу, и тряпичными куклами на пальцах, так что наши костюмы оказались самыми «натуральными». Сначала мормоны запустили проповедь на DVD, потом провели пару конкурсов, потом женщина в бархатном желтом платье из занавески проскрипела три романса. Кульминацией вечера был поход в «комнату мертвого Джо», где гости в темноте натыкались на разбросанные повсюду «человеческие» внутренности. Вот и все. Зато у дверей тверских клубов толпились гигантские очереди. Людей в костюмах пропускали бесплатно. На танцполе «Принц-клаба» в «Южном» резвились вампиры, ведьмы, забинтованный мальчик, Карлсон с зашитым ртом и пухлый юноша в костюме Мэрлин Монро. Официанты преобразились в вампиров, со стен свисали скелеты, из-под лестницы неожиданно выскакивали мертвецы… По всему было видно, что молодежь воспринимает происходящее как карнавал. А вот может ли она «заиграться» и попасть в лапы заграничной «бесовщины»? Этот вопрос мы адресовали авторитетным экспертам.
    Дмитрий Мамонов, сопредседатель союза православных педагогов «Запад сеет зло»:
    - Отступление от истинного христианства, начавшееся в эпоху Возрождения, в конечном счете привело к воинствующему атеизму, который особо остро почувствовала Россия в эпоху большевистского богоборчества. Сейчас несколько иное время: не взрывают храмы и не расстреливают священников. Но те же темные силы предлагают нам отступить от Христа, от спасительной веры в некую игру, где мы заблудимся и в конце концов попадем в демонические когти. Современный человек, хотя уже и не спорит с тем, что Бог существует, но поскольку просвещения настоящего он не получает, то легкомысленно относится к существованию демонического мира и не верит в опасность, вытекающую из нашего общения с бесами (оккультизм). Хэллоуин - древний языческий праздник, в США он связан с общением с темной силой: люди вешают на стенах скелеты, изображения смерти, и все это подается как нечто веселое. Но это веселье радует бесов, потому что силы зла захватили нас. А так как у нас до сих пор многие думают, что Запад нас во всем обогнал, то и подражают Западу именно в том, в чем он нас действительно обогнал - в разврате и безбожии. Но Россия, в отличие от Запада, опускающегося в отхожую яму антикультуры, теперь возвращается к Богу, и темные силы этому мешают. Практика показывает, что в семьях, которые празднуют Хэллоуин, возникают проблемы с психикой, особенно у детей. Православная церковь категорически против этого антихристианского праздника.
    Ефим Беренштейн, доцент кафедры теории и истории культуры ТвГУ: «Молодые должны веселиться»:
    - Я хорошо отношусь к Хэллоуину в силу моей безграничной либеральности. Все мы немного язычники. В России с размахом отмечают Масленицу, во Франции в средние века был праздник Осла… Гуляния «темной силы» всегда устраивались перед постом, когда на один день разрешалось забыть обо всех духовных ценностях. Многих сейчас пугает молодежь на улицах города, разодетая в костюмы ведьм и привидений. Но ведь студенты на то и существуют, чтобы учиться и развлекаться. Другое дело, что в России Хэллоуин несколько искусственен. То, что для Америки органично, для нас в лучшем случае экзотично. Все западные традиции пробуждают у нас страшную фантазию. Как говорится, русский шансон - это не шансон, русский рок - не рок, а «русский» Хэллоуин не праздник.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru