Архив номеров


     Наверняка Тверская городская дума в своем изначальном варианте (Городской совет образца 1991 года, затем Собрание депутатов образца 1993 года и даже ТГД в 1996 году) была далека от совершенства. Хотя и претендовала на близость к идеалам Тверского земства, которое до «эпохи исторического материализма» считалось в России весьма развитым (о нем, кстати, упоминал в работе «Государство и революция» вождь мирового пролетариата В.И. Ленин).

     Помнится, был в начале 90-х годов такой министр МВД по фамилии Мурашов. Из числа записных демократов. Считается, что это при нем и началось особо активное избиение милиционерами демонстрантов (в то время в большинстве своем состоящих из стариков). Естественно, простые люди его ненавидели. Но «прославился» он не этим, а совсем другим. Однажды Мурашов участвовал в какой-то торжественной церемонии. И когда он проходил сквозь толпу, люди на него плевали. В лицо и в спину. Все это снималось телевидением. И потом в телевизоре не раз крупным планом показывали его лицо, головной убор и одежду, покрытую плевками. Потом Мурашова скоренько убрали. И теперь о нем, когда-то могущественном и важном, ни слуху, ни духу.
    Сегодня все обстоит по-другому. Нынче речи об активности народных масс, направленной на решение вопросов местного значения, даже не идет. Сплошной пассив. А нашу Думу вполне можно считать образцом приспособленчества, когда отдельные ее депутаты, еще вчера с упоением «лизавшие сапог своего хозяина», сегодня норовят побольнее пнуть «мертвого льва». В той же Думе можно наблюдать, как те, кого вчера считали «плохими парнями» из группы верных сторонников мэра Лебедева, сегодня примеряют на себя роль «хороших парней», грудью вставших на защиту интересов «простого народа».
    По новой редакции Устава Твери, вынесенной на рассмотрение 12 депутатами ТГД, на первый взгляд кажется, что мы вернулись к ситуации 1991-1993 годов, когда лозунг «Вся власть Советам!» был реальностью. В те годы Тверской совет народных депутатов обладал всеми правами и возможностями, чтобы «нагибать» тогдашнего главу администрации города Александра Белоусова. Получилось ли тогда из этого что-то хорошее для Твери? Это как посмотреть. Но для страны подобное всевластие Советов закончилось в октябре 1993 года весьма плачевно.
    Если взглянуть повнимательнее, сегодня ситуация совсем другая - выборы депутатов по партийным спискам и избрание председателя Думы из числа депутатов победившей партии (в этом сомнений нет) не может не привести к присвоению всей полноты власти в отдельно взятом городе узкой группой партийных граждан. А при таком положении дел разделение функций управления города на представительную (избранного из числа депутатов главы города) и исполнительную (назначенный по конкурсу глава администрации) теряет смысл. Потому что сомнений в том, что так называемым «сити-менеджером» станет человек от «партии власти», нет ни у кого. И о каком местном самоуправлении тогда может идти речь? Скорее это будет еще одна бездушная «вертикаль», направленная на дальнейшее подавление конкуренции в виде каких-либо народных инициатив.
    Скорее всего, интуитивное понимание сути дела населением и стало причиной поистине «горячей недели», которую пришлось пережить депутатам ТГД. Когда проект нового Устава сначала рассматривался депутатской комиссией по законности (28 октября), а потом на пленарном заседании Думы (30 октября). Потому что оба заседания сопровождались небывалой активностью городской общественности. А в день обсуждения законопроекта в Думе против депутатов, представляющих интересы «Единой России», объединились как враждовавшие прежде представители «фан-клуба» Олега Лебедева, так и его непримиримые критики. И такая взрывоопасная людская смесь до отказа заполнила думский зал заседаний, затрудняя порой даже проход депутатов к своим местам. Ситуация усугубилась еще и тем, что какому-то «умнику» пришло в голову организовать молодежный пикет в поддержку нового Устава.
    Непростая миссия представлять Думе проект нового Устава города досталась председателю комиссии по законности Александру Комиссарову. Произносимые им слова вызывали в зале то негодующий ропот, то откровенные насмешки.
    «Назначенный депутатами глава администрации будет выведен за рамки политического популизма и сможет беспрепятственно заниматься хозяйственной деятельностью». «Пропорциональная система выборов (по партийным спискам. - Прим. авт.) усилит ответственность депутатов перед избирателями путем влияния на партии, их выдвинувшие». «Проведение выборов по пропорциональной системе исключит «черный пиар» в период проведения избирательной кампании».
    Не обошлось, как это бывает в подобных ситуациях, без ляпсусов. Отвечая на многочисленные ехидные вопросы оппонентов, откуда, мол, так скоропостижно у него появился новый проект Устава, г-н Комиссаров сказал: «Его мы достали из-под полы…»
    Суть выступлений оппонентов внесенного на обсуждение документа (депутаты Гончаров, Рогозин, Полишко, Деревянко и др.) сводилась к тому, что документ этот внесен в Думу с нарушением процедуры, предусмотренной действующим Уставом. А еще-де он ущемляет права граждан избирать и быть избранными и т.д. и т.п. Но главное - ничего такого особенно хорошего от новой системы управления городом ждать не придется. И вообще нет никакой необходимости менять основной закон городской жизни под новоизбранных депутатов.
    Но самый, пожалуй, содержательный аргумент против принятия нового Устава присутствовал в выступлении и.о. главы администрации Твери Олега Кудряшова.
    - Новый проект Устава города удаляет власть от народа, - сказал он. – Не менее 98% граждан нашего города не состоят ни в каких партиях, что напрочь отстраняет их от участия в выборах органов местного самоуправления. А депутаты, избранные по пропорциональной системе, не несут перед ними никакой ответственности. Они отвечают только перед 2% населения, являющимися членами той или иной партии…
    Основными аргументами сторонников обсуждаемого документа (депутаты Делаков, Вержбицкая, Глебова и др.) стали необходимость приведения Устава города в соответствие с руководящими документами, необходимость повышения ответственности исполнительной власти перед депутатами и т.д. и т.п. А нашим дорогим и любимым гражданам совсем не надо волноваться. Ведь предстоит всенародное обсуждение Устава. И тогда у каждого желающего будет возможность вносить свои предложения и поправки. А они, депутаты, будут учитывать их при принятии окончательного решения.
    Итог голосования за принятие проекта Устава в первом чтении: 19 - «за», 2 - «против», один воздержался, и 8 депутатов отказались голосовать.

    Виктор БОГДАНОВ



    Пострадала от политических репрессий и известная детская писательница, «тверская Агния Барто» Гайда Лагздынь. «Мой папа, Рейнгольд Янович, проходил по самой тяжкой 58-й статье («Саботаж на производстве»), - рассказывает Гайда Рейнгольдовна. - Мы жили тогда в Ленинграде, отец был уроженцем Риги (балтийским моряком), ну и, конечно, он разговаривал иногда с латышскими коллегами на родном языке. Это ему и поставили в вину. В 1937 году маму с детьми выслали из Ленинграда в Калинин. Трое суток мы жили на вокзале, потом долго скитались с другими высланными латышами, пока нас не приютили добрые люди, рабочие вагонзавода - тетя Сима и дядя Коля. НКВД нас в покое не оставлял - постоянно нужно было ходить «отмечаться» в управлении, куда посылали симпатичную черноглазую девочку – меня, и всегда отпускали. Потом началась война - для кого-то горе, а для нас как избавление: наконец-то оставили в покое! Но «клеймо» дочери врага народа так и осталось - репрессии, уже моральные, продолжались вплоть до 60-х годов. Я, например, после окончания института не смогла остаться в аспирантуре и продолжить заниматься наукой. Меня, получившую диплом с отличием, по распределению направили не в город, как других отличников, а в глушь, в Кимрский район. Как я считаю, еще раз расправились. А полностью реабилитировали только в 1998 году. Дома у нас хранится много архивных материалов, я написала автобиографическую книгу «Тетрадь в клеенчатом переплете», вышедшую тиражом всего в 200 экземпляров. В одной из ее глав рассказывается правда о репрессиях. Нам сообщили, что отец умер от брюшного тифа в дальневосточных лагерях. Мой брат установил, что на самом деле он был убит на пятые сутки после ареста в стенах НКВД, не покидая Ленинграда».
    Интересная судьба сложилась и у дочери преподавательницы ТвГУ Лидии Брадис Лизы. Она училась в МГУ в одной группе с сыном «врага народа» и вместе с подругами отказалась подписать против него какую-то бумагу. Казалось бы, что тут особенного: всего лишь поставить подпись против уже «оступившегося» человека, но Лиза не захотела его добивать и ту бумагу так и не подписала. Ей это припомнили. Университет она закончила с «определенной характеристикой» и, как и Гайда Лагздынь, не смогла продолжать заниматься наукой, хотя и была очень одаренной. Всю жизнь честная дочь крупного математика проработала в конструкторском бюро. И никогда у нее не было ни тени озлобления на тех, кто, по сути, сломал ее жизнь (и, возможно, отнял у страны еще одного большого ученого). Когда Лиза заболела раком и уже умирала, последними ее словами были «Спасибо всем...»
    Недавно музей-мемориал в Медном, посвященный репрессированным, пополнился еще одним экземпляром - тетрадью стихов ржевитянина Александра Ерохина, ставшего политзаключенным в 17 лет. Мальчик по наивности своей написал письмо «самому Иосифу Виссарионовичу», в котором открыл вождю свои мысли, что ему не нравится внешняя и внутренняя политика страны, несправедливое налогообложение... Конечно, до самого Сталина письмо ржевского мальчика не дошло, но отправителя выявили. Дома у него при обыске нашли стихи, в которых также прослеживалось недовольство. В итоге инвалид детства Ерохин пробыл в Сибири 8 лет, а «компрометирующая» тетрадка на днях стала достоянием музея.
    Много было рассказов о том, что «суровые» энкавэдэшники, опустив глаза, отпускали несчастных на волю или проявляли к ним сочувствие, давая узникам выспаться, «когда никто не видит» (ведь излюбленной пыткой палачей было не давать людям спать). По этим расказам создавалось впечатление, что единственное, что помогло преодолеть то страшное время и выжить, - это взаимопомощь и соблюдение христианских законов, несмотря на этот восторжествовавший «воинствующий атеизм». И тем более приобретает смысл День памяти жертв политических репрессий, который идет в календаре перед Днем народного единства.
    Алена СВЕТЛОВА


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru