Архив номеров


     Открытие сезона в Тверском театре юного зрителя этой осенью ознаменовалось приходом нового режиссера, а вместе с ним и свежего ветра смелых идей и увлекательных премьер.

    Евгений Зайд родился в Санкт-Петербурге, окончил Петербургскую академию театрального искусства, где учился по специальности «Режиссура театра драмы» у Вадима Голикова. Сразу по окончании учебы отправился покорять просторы Сибири. Работал режиссером в Улан-Удэ, в Прокопьевске. В Тверь Евгений приехал с новыми творческими замыслами и смелыми идеями, чтобы работать поближе к родному городу.
    - Евгений Иванович, чем запомнилась работа в сибирских городах?
    - Морозами. А театральная жизнь друг от друга практически ничем не отличается. Театр - замкнутый мир, к которому со временем актер привыкает, и ему кажется, что все хорошо. Тогда он перестает расти. А для театра обязательны постоянный поиск и обучение.
    - Не считаете ли вы, что нововведения в ТЮЗе отпугнут зрителя?
    - ТЮЗ всегда был в авангарде искусства, мог экспериментировать и ставить неожиданные спектакли. Если нет изменений - нет развития. Мне хочется, чтобы люди стали внутренне свободными. Все мы живем на Земле, а не в России. Нужно шире смотреть на мир, где есть Америка, Япония, Франция и так далее. Везде своя культура.
    - В чем заключается несвобода зрителя?
    - В привычности. То, что привычно, то легче. Отсюда идет деградация души. Душа должна трудиться, принимая что-то новое. Театр призван будоражить, он не должен быть спокойным.
    - При подборе репертуара обращаетесь больше к современным авторам?
    - Сейчас очень трудно найти хорошую современную драматургию. Я в основном обращаюсь к современным, хорошим и проверенным авторам, таким как Александр Володин.
    
    ДЛЯ МЕНЯ НЕТ
    НИ ЛЮБИМЧИКОВ, НИ ИЗГОЕВ
    - У актеров тверского ТЮЗа до вашего появления в театре складывались своеобразные отношения с режиссерами. Не боитесь, что столкнетесь с непониманием?
    - Меня совершенно не интересуют движения внутри театра, я стараюсь держаться от них подальше. Я только хочу заниматься работой. А то, что там кто-то против кого-то дружит, меня не волнует. Я ко всем людям отношусь ровно, всех люблю и уважаю. Для меня нет ни любимчиков, ни изгоев. Я людей оцениваю только по профессиональным качествам.
    - Какой метод работы с актерами вы предпочитаете? Кнут или пряник?
    - Педагогический метод работы выбираю в зависимости от человека. К каждому актеру необходима своя пристройка. Для меня на первом месте уважение к профессии.
    
    ТЮЗ - ЛУЧШИЙ ТЕАТР МИРА
    - Что хотите видеть в театре?
    - Что я хочу видеть и что в действительности получится - две большие разницы. В идеале ТЮЗ превратится в лучший театр мира.
    - Всегда перед собой ставите максимальные задачи?
    - Я не люблю замыкаться на театре. Во всех городах, в которых я работаю, стараюсь создавать некое культурное пространство. Затем расширяю его границы. Я за то, чтобы театр совмещал в себе несколько видов искусств. Нужно приглашать художников, музыкантов, танцоров и так далее. Тогда в театре и городе возникает культурный слой. Если театр существует сам по себе - это самолюбование и боязнь нового.
    - На какую аудиторию в основном рассчитаны ваши спектакли?
    - Поскольку следующий год объявлен Годом молодежи, то в первую очередь на молодое поколение. Но есть спектакли, рассчитанные на старшее поколение зрителей и актеров. Сложность в том, что у нас в театре только одна сцена.
    
    ДЕТЯМ В ТЕАТРЕ
    ВСЕ ПОЗВОЛЕНО
    - Как планируете работать со школьниками? Ведь многих водят в театр принудительно, чем отбивают желание посещать его во взрослой жизни.
    - Большая работа с детьми должна проводиться в семье. Воспитание нельзя полностью взваливать на школу. Я за то, чтобы родители приходили в театр вместе со своими детьми. Нужно отрешаться от массовости сознания. Если один ребенок из двадцати захочет посмотреть спектакль, остальные дети не дадут ему это сделать. Я против группового посещения театра.
    - На открытии сезона вы упомянули о родительских днях в ТЮЗе. В чем они будут заключаться?
    - Мы планируем проводить экскурсии по театру, встречи с актерами, работниками цехов. Хочется, чтобы дети знали больше о театре. Тогда он станет ближе.
    - Что разрешено детям в театре? Неужели позволительно бегать, кричать и громко смеяться?
    - Я не могу им этого запретить. Детям можно все. При условии, что это не массовое явление. Если они пришли с родителями - пожалуйста. А коли им спектакль не нравится - пусть встают и уходят. Тогда мы будем знать, что поставили не очень хороший спектакль. Пускай дети сопереживают героям, плачут, смеются, кричат.
    
    В ТЮЗ ПРИЕДЕТ МОНИАК
    - Расскажите, пожалуйста, о ваших планах на театральный год.
    - В настоящий момент в работе две сказки. Я работаю над сказкой «Крошка Гном», параллельно со мной режиссер из Рязани Урсула Макарова ставит «Питера Пена». Зрители смогут их увидеть до нового года. Затем в работе театра наступит небольшой перерыв на время замены светового оборудования. На Новый год мы разрабатываем две программы: гастрольную и елочную. В январе к нам приедет режиссер Ансар Халилулин со спектаклем «Недоросль», затем я приступлю к работе над пьесой «С любимыми не расставайтесь». Весной нас посетит режиссер из Германии Госвин Мониак. Он поставит «Гензель и Гретель». А летом с нами будет работать Филипп Лось. Премьера пьесы «Море» намечена на открытие сезона следующей осенью.
    - Есть ли у вас театральный талисман?
    - Бегемот по имени Подорожник. Он путешествует со мной по миру на протяжении 15 лет. А купил я его во время гастролей в Германии за одну марку. С тех пор ни одни дальние гастроли без него не обходятся. За то, что беру его с собой, - он всегда приносит удачу.
    Ольга САФОНОВА



     На днях около 500 студентов тверского филиала Российского государственного социального университета в одночасье оказались выброшенными на улицу. Одним росчерком пера ректора головного московского института «о прекращении образовательной деятельности» тверской филиал вуза был закрыт.
    Формальным поводом для такого решения послужило «несоответствие площади филиала количеству студентов». И хотя этот вопрос был урегулирован, московских хозяев это обстоятельство не остановило. В этой истории много странного. Посудите сами: в конце сентября ректор Российского государственного социального университета подписывает документы, регламентирующие работу тверского филиала на 2008-2009 учебный год, а спустя месяц вдруг появляется подписанный им же приказ о его закрытии, датированный к тому же... 17 июля. Прибывшая в Тверь комиссия не смогла дать внятных объяснений по этому поводу и только ссылалась на указания своего начальства и решение правительства РФ закрыть все иногородние филиалы высших учебных заведений, если в них обучается менее 500 человек. Хотя действительно имевший место недобор 30-40 студентов до контрольной цифры также был спровоцирован московским начальством, запретившим нынешним летом тверскому филиалу производить набор на первые курсы.
    Стало очевидно: кампания по закрытию многочисленных филиалов московских вузов, многие из которых, чего греха таить, стали обыкновенной кормушкой для предприимчивых дельцов от науки и не отвечали современным стандартам высшей школы, докатилась и до нас. Но даже если предположить, что к их числу относится тверской филиал РГСУ, который готовил специалистов по трем востребованным специальностям: государственное и муниципальное управление; социальная работа; финансы и кредит, - закрывать его в разгар семестра, не дав доучиться даже студентам-старшекурсникам, это уже слишком. Впрочем, формально у них есть выход: молодым людям предложили продолжить образование в филиалах РГСУ, которые есть в Клину и Рузе. Можно даже перевестись в Московский головной вуз. Теоретически. Потому что на практике тверским студентам в этом случае придется не только в пять раз больше платить за учебу (стоимость обучения в Москве составляет 150 тыс. рублей в год, тогда как в Твери от 22 до 30 тысяч), но и снимать в столице квартиру. Вуз места в общежитии нашим ребятам не обещает. Спрашивается, много ли в Твери наберется семей, которым это по карману?
    Остаются Клин и Руза. Выяснилось, что и там тверских студентов никто не ждет, клинский филиал и без того задыхается от притока 700 студентов, которых сюда перевели после закрытия ряда филиалов в других городах. Руза, где плата за обучение также выше, для проживания может предоставить базу отдыха. Но какое количество молодых людей там смогут разместиться, насколько далеко она расположена от вуза и сколько придется платить ребятам, а точнее, их родителям за этот временный приют, никто не знает.
    Никто не понимает, почему, коль скоро вопрос о закрытии тверского филиала РГСУ был решен, нельзя было провести эту процедуру цивилизованно. То есть прекратить прием новых студентов и дать доучиться тем, кто уже потратил время и деньги для того, чтобы получить высшее образование по избранной специальности?
    Директор филиала РГСУ в Твери Вера Орлова, по ее собственному признанию, «находится в подвешенном состоянии» и ждет помощи от региональных властей. И, как удалось выяснить корреспонденту «Каравана», напрасно. Вот как прокомментировала ему сложившуюся ситуацию начальник отдела профессионального образования областного департамента образования Любовь Романова.
    «В последние дни к нам поступает много обращений по поводу закрытия тверского филиала Российского государственного социального университета. К сожалению, в данном случае мы ничем не можем помочь ребятам и их родителям, так как не являемся учредителями этого вуза и потому не уполномочены принимать управленческие решения. В наши функции входит только координация действий. Поэтому совет такой: обращаться за помощью в Рособрнадзор - орган, призванный регулировать подобные ситуации, а если и это не поможет, отстаивать свои интересы в суде».
    Скорее всего, именно суд станет арбитром в сложившейся ситуации, потому что студенты убеждены в незаконности действий московского руководства РГСУ. Они хотят добиться элементарного: доучиться до конца года, а затем перевестись на профильные факультеты других тверских вузов. В противном случае многим из них придется сменить студенческую аудиторию на армейскую казарму и остаться студентом-недоучкой.
    
    Светлана АВДЕЕВА


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru