Архив номеров


    Российское образование штормит. Каждый новый «школьный» сезон является со своим сюрпризом: то с ЕГЭ, то с отменой сочинения, но с неоднозначными предметами вроде «Основ православной культуры». Перед наступающим учебным годом пронесся слух о новой системе учительской зарплаты: якобы теперь она всецело зависит от успехов подопечных. Впрочем, пока вся эта «ломка» не дает позитивных результатов: юных учителей в школу калачом не заманишь, а сами школьники все больше запутываются в сети Интернет. Ситуацию комментирует Вячеслав Ершов - историк, кандидат педагогических наук, преподаватель лицея ТВГУ.

    - Вячеслав Алексеевич, какой период сейчас переживает наша школа? И что из этого следует?
    - В системе образования сейчас идут активные реформы. В Европе они начались в 70-80-е годы, к нам пришли в середине 90-х, а наиболее активно развернулись уже в XXI веке. Мы все еще находимся в состоянии поиска.
    - Есть ли у образовательных реформ в России конечная цель или школа «перекраивается» вслепую?
    - Если изменения происходят так часто, видимо, цель реформ не совсем ясна руководству страны. Модель будущего выпускника непрозрачна. Мы знаем, что это должен быть другой выпускник - более деловой и практичный, умеющий переходить от теории к практике. Но мне кажется, что многие из тех, кто сегодня переделывает школу, слишком далеки от сохи.
     - К слову, о большей практичности. В 2007 году специалисты международного образовательного центра PISA тестировали учеников на нетипичность мышления. У русских школьников были самые худшие показатели...
    - Консервативность мышления - это беда советской школы, перешедшая в российскую. У нас всегда были фундаментальные знания, часто оторванные от реальных жизненных проблем. Ученику нужно прививать самость: пусть он осознает себя полноценной личностью.
    - Какими методами этого можно достичь?
    - Например, когда школьник вместо учителя проводит урок, самостоятельность и собранность резко повышаются. Но подобные эксперименты требуют времени, которым не располагает программа. Мы, наоборот, постоянно увеличиваем объем знаний. Это тоже неправильно, ведь все изучить невозможно. Педагог в первую очередь должен формировать мировоззрение ребенка.
    - Существует расхожее понятие «учитель советской закалки». Сейчас оно произносится уже с иронией. В чем особенность «старого» поколения учителей?
    - Иногда советскую школу рассматривают как синоним авторитарной. Мол, тогда царила безоговорочная власть учителя над детьми. Но педагогический авторитаризм встречается и сейчас. Как и теневая экономика, он будет во все времена.
    - Можно ли этого избежать или хотя бы сократить?
    - Я считаю, что учителей надо тестировать на «профпригодность», как космонавтов. Для нашей профессии необходимо крепкое психическое и нравственное здоровье. Ведь жесткость встречается и со стороны учеников, причем некоторые из них сами не ведают, что творят...
    - Тем не менее уже сформировалось новое поколение учителей? И как у них с нравственностью?
    - Сейчас появляются ростки новой школы. Современные учителя более предприимчивы и мобильны. Они ушли от вязкости и консервативности и более гибко используют средства ведения занятий.
    - А себя вы к какой школе относите?
    - Я пришел работать в школу в лихие 90-е, когда это заведение многие обходили стороной. У меня было много энергии, но отсутствовал опыт. Однако мне повезло: я попал в СШ №17, школу с мощными традициями и сильным педагогическим составом. Я очень благодарен коллегам - они многому меня научили. Это была «старая советская школа» в лучшем смысле этого слова. Она много лет после распада Советского Союза продолжала учить детей и пала только тогда, когда ушло поколение, работавшее до перестройки. На смену им почти никто не появился. Поэтому сейчас мы испытываем такой острый кадровый голод.
    - И как его утолить?
    - Сложный вопрос. Современные глобальные проекты вроде «Образования» делают акцент на интерактивные доски и компьютеры. Но все это мертво без людей, а на них пока деньги не тратятся. Статус учителя по-прежнему низок, несмотря на усилия со стороны государства.
    - Наставников нужно «приманивать» деньгами?
    - Дело не только в зарплате. Вкладывать финансы следует в переподготовку кадров, в курсы для учителей... Вот я бы с удовольствием вернулся в обычную «СШ», но сейчас это непозволительная роскошь. За плечами родные, которым нужно помогать. Поэтому в современной школе мужчина редкость.
    - «Женская школа» влияет на характер современных юношей?
    - Да, сейчас много инфантильных, женоподобных мужчин. Они перенимают «мамин» образец поведения, начиная с детского сада. Это началось после Великой Отечественной войны, когда ушли старые учительские кадры. А сейчас на зарплату педагога прожить нельзя: в школе начальная ставка - около 3000 рублей. Мужчине надо кормить семью - этот стереотип в нашем сознании остается.
    - Но ведь женщины тоже не идут в школу! С нашего выпуска филфака у доски стоят только двое или трое.
    - Новое поколение женщин тоже стремится хорошо зарабатывать. Если бы состоятельных мужчин было достаточно, дамы могли бы поработать в школе «для души». А так - нет.
    - Если государственные школы опустеют, дело остается за частными...
    - А что в этом плохого? «Массовая» школа занимается коллективной подготовкой учащихся. Частная школа готовит «штучный продукт». Если родители готовы вкладывать деньги в своего ребенка, они получат результат. Я был готов заплатить за обучение своего сына в старших классах лицея. Это тяжело, зато с ним работали учителя высокой квалификации. В целом в частных школах более комфортно учиться.
    - Но ребенок, за которого платят деньги, может возомнить, что ему все позволено...
    - Все зависит от позиции руководителя. Мы отчисляем учеников за неуспеваемость и плохое поведение. Тем не менее желающих учиться в лицее с каждым годом становится больше.
    - Также строги будете при новой системе оплаты? Ведь от каждой «двойки» заработанная сумма будет таять...
    - В новой системе много подводных камней. Ее суть: чем выше результаты учеников, тем больше зар-плата педагога. Здесь очень многое зависит от директора школы. Экономя денежный фонд, он может быть чрезмерно строг. С другой стороны, оберегая своих подопечных, может разделить все деньги поровну. Естественно, будут разработаны критерии, которые помогут снять этот субъективизм. Но пока их нет, да и сроки введения новой системы мне неизвестны.
    - Многие жалуются, что идет деградация учеников: мол, от поколения к поколению уровень интеллекта понижается... С чем это связано?
    - Деградация - это сильно сказано. Но инфантилизация поколения есть. Дети лишены самостоятельности. Как я люблю повторять, в наше время главное - довести ребенка до пенсии. Растет информированность, зато ослабевает интеллектуальная активность учеников. Школьники научились легко добывать информацию. Скачать с Интернета или выполнить работу самому - где больше развитие?
    - Может, стоит вообще отказаться от Интернета?
    - Нет, но он не должен быть панацеей. Ученик сам должен создавать интеллектуальный продукт.
    - Как вы думаете, государство сейчас делает ставку на физиков или на лириков? Можно ли говорить о кризисе гуманитарного образования?
    - Безусловно, у государства акцент делается на физиков. Нам необходимы рабочие специальности, инженеры - страну без них не вытащишь. Но отсутствие сочинения в литературе я не принимаю. Ученики должны научиться мыслить.
    - Тем не менее в прошлом году в политехе на машиностроительный факультет брали с «двойками»... Получается, что инженерами молодые люди тоже не спешат становиться.
    - Пока перелом в нашем сознании не наступил, хотя государство делает для этого все возможное. Посмотрите любую газету объявлений: зарплата рабочего гораздо выше, чем того же учителя.
    - Мы копируем образовательные реформы с Европы?
    - Мы долгое время приравнивали свою систему к европейской, чтобы наши «образовательные» документы котировались на мировом рынке труда, чтобы наши выпускники могли более широко применять свои возможности. И в этом есть рациональное зерно.
    - А может, стоит что-то перенять с Востока? Все-таки китайцы выиграли Олимпиаду, да и развиваются они очень бурно...
    - Китай - страна контрастов. Секрет их успеха - максимальное вложение денег в человека. Но у них людские ресурсы очень велики, им есть из чего выбрать. А Россия всегда находилась между Западом и Востоком. С точки зрения цикличности истории, скоро Восток войдет в стадию кризиса, и тогда Европа снова будет на подъеме. Впрочем, одна моя ученица поступила в китайский университет и ничуть об этом не жалеет.

    Что вы думаете о реформах в русском образовании? Каким видите будущего выпускника?
    Эти вопросы мы задали нескольким сведущим респондентам
    Татьяна АФАНАСЬЕВА, глава Славковского сельского поселения Кашинского района:
    - В нашем поселении все школы закрылись. Дети ездят в Троицу, за 15 километров от дома. К тому же автобусы ходят плохо и постоянно задерживаются. У нас сейчас около двадцати маленьких детишек. Было бы проще, если хотя бы начальные школы на селе оставляли. Но все только считают деньги и говорят: «Это невыгодно». А мы просто хотим, чтобы наши дети вписались в современное общество, чтобы они знали компьютер, изучали английский язык. Пока все это дается им с большим трудом.

    Ирина ТАРАКАНОВА, заведующая отделом загса Краснохолмского района, бывший учитель русского языка и литературы Краснохолмской СШ №1:
    - Я проработала учителем 17 лет. За это время школа очень изменилась, стала более технологичной и «требовательной» как к педагогам, так и к ученикам. Нанотехнологии дают больше перспектив развития, но они не должны заменять высокую духовность, свойственную русскому менталитету. Новое всегда воспринимается с опаской, тем не менее постоянный поиск необходим. В этом году моя дочь по результатам ЕГЭ поступила сразу на восемь факультетов университета. И сейчас я отношусь к образовательным реформам более лояльно.

    Наталья ХАРИНА, заместитель директора частной школы Animus Liber:
    - Я считаю, что современный выпускник должен быть хорошо образован и социально адаптирован. В связи с этим у частной школы большие преимущества. Почти все наши выпускники поступают на бюджетные отделения университетов. Но государство не дает нам развиваться и постоянно ставит препоны. Нам не выделяют ни копейки бюджетных средств, хотя мы учим государственных детей. А все реформы в системе образования - глупость, заимствованная у американцев. Они не подходят для русского менталитета.


Материал подготовила Любовь КУКУШКИНА



    Алексей, юноша из танцевального коллектива «Оптимисты», сейчас режиссер нескольких хореографических проектов, танцор и модель. В свои 37 лет успел поработать с 35 разными артистами и не только российскими. На данный момент он колесит по миру вместе с певицей Анжеликой Агурбаш. Во время символического перерыва между гастролями Алексей встретился с нами.

    - Алексей, вы начали заниматься танцами по желанию родителей?
    - Мама с папой с раннего детства старались приобщить меня к музыке, но быстро поняли, что это бесполезно, а в 4 года отвели в танцевальную школу. Я хорошо помню, как меня поставили к станку в белых колготочках и заставили дрыгать ногами, мне жутко не приглянулось это занятие, и я отказался их посещать. К танцам вернулся только в 10-м классе, когда записался в студию брейк-данса во Дворце пионеров и стал ее посещать, параллельно обучаясь бальным танцам. В этой секции я танцевал три года в составе коллектива «Оптимисты». Потом наш союз распался на части, и я создал свою группу из четырех человек. В 1991 году на фестивале в Сочи мы заняли три призовых места. Этим же составом работали с концертной программой в тверских ресторанах.
    - Как судьба увела вас из родного города?
    - С нашей группой мы занимались в ДК «Железнодорожник», где в то время размещалась звукозаписывающая студия «Салам». На тот момент в этой студии писались все звезды нашей эстрады: Филипп Киркоров, Татьяна Овсиенко, Леонид Агутин, Лайма Вайкуле и многие другие. На одну из наших репетиций неожиданно зашла Лайма. Она с удовольствием посмотрела наши номера, после чего пригласила меня работать к себе в балет. Я согласился ехать только при условии, что возьму с собой друга, и уже через месяц мы были в Москве.
    - С какими людьми вам приходилось работать? Как вы оцениваете их характер?
    - Лайма доброжелательная, но жесткая женщина, настоящая бизнесвумен. Она неимоверно умная и опытная, несказанно многому меня научила на первоначальном этапе карьеры, тому, что эстрада и отдельный номер - совершенно разные вещи. Ее основные черты характера - целеустремленность и профессионализм. Она по тем временам была европейской звездой по сравнению с тем колхозом, который творился на эстраде. Лайма профессионально подходила ко всем мелочам, начиная от причесок танцоров, до костюмов. У нас были весьма стильные наряды, не броские, но дорогие. Те костюмы, которые мы тогда носили, и сейчас было бы не стыдно надеть, несмотря на то, что прошло уже 17 лет. Еще Лайма научила работать и отличать работу за интерес и работу за деньги.
    - Вы работаете за интерес?
    - За интерес я работал в Твери и был на хорошем счету.
    - Как Лайма относится к танцорам своего балета?
    - Деловито и в то же время уважительно. Были моменты, когда она ругалась, но всегда за дело, по существу.
    - Если работа с этой певицей приносила радость, то почему тогда вы от нее ушли?
    - Во-первых, хотелось расти дальше, а у Вайкуле приходилось работать по нескольку лет под одни и те же песни, а во-вторых, появилась такая звезда, как Маша Варум (нам она известна как Анжелика Варум). Я увидел ее в первый раз на сцене и подумал, что ей нужен балет. С таким предложением пришел к ее папе, он согласился. Я набрал свой балет и стал работать у Анжелики как хореограф и одновременно танцор. Поначалу она очень плохо двигалась, так как была еще совсем юной и не умела танцевать. Я работал с ней полтора года, и было видно, как она растет. Славная девочка, до сих пор у нас сохранились дружеские отношения. Спустя какое-то время она танцевала с нами программу на достойном уровне. Анжелика не боялась учиться и быстро достигла высот.
    С Алсу получилась точно такая же ситуация, как и с Варум. На момент моего предложения сделать балет, у Алсу работали англичане. Я сделал несколько номеров, ей понравилось, так протанцевали около 5 лет.
    - По какой причине распался творческий союз?
    - У нее появилась семья, и она уже не могла работать в прежнем темпе.
    - Если по той или иной причине покидаешь артиста и уходишь к другому, обида остается?
    - Да, безусловно. Например, сейчас при встрече с Лаймой мы мило и приветливо общаемся, но я чувствую, что момент моего ухода был ей не очень приятен. Хотя я за месяц предупредил ее о своем намерении, так что все по-честному.
    - Есть разница, танцевать под шансон или под эстрадную музыку?
    - Конечно, приятнее и легче танцевать под современную эстрадную музыку. Но это не значит, что я не могу танцевать и другие жанры: от балета, джаза до фольклора.
    - Как в кулуарах относятся к затухающим звездам эстрады, которых превозносят за их прошлые заслуги?
    - Для меня на сцене артистом является тот человек, который может петь живьем. Тогда я его уважаю. Но если под фонограмму, то почему бы тогда танцорам не работать под голограмму? Каждый должен оправдывать свой статус. У Алсу и Агурбаш полностью живой звук.
    - Если бы не стали танцором, чем занимались бы сейчас?
    - Вообще-то я учился на инженера-технолога, мог работать сейчас на заводе. Шучу, конечно. Я нашел бы работу творческую, например в театре с детьми.
    - Чем планируете заниматься лет через 20?
    - Буду режиссером сцены, может, стану продюсером. Но пока лет 10 собираюсь еще потанцевать.
    - Как молодому талантливому человеку из провинции пробиться на большую сцену? Для этого нужно трудолюбие или счастливый случай?
    - В первую очередь необходимы умения и навыки танцевать, в меньшей степени везение. Если человек умеет танцевать, у него сценическая фактура - хороший шанс попасть к артистам. Я знаю, что спрос на хороших танцоров есть всегда. Тверь не далекий от Москвы город, поэтому не сложно попасть на какой-нибудь кастинг. Нужно создавать свои коллективы и учиться танцевать все. Даже если тебе представится идеальный случай, а ты оплошаешь, то это хуже, чем если ты хорошо танцуешь, но счастливая случайность так и не подвернулась.

Ольга СМИРНОВА



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru