Архив номеров


     10 июля в Центральном районном суде г. Твери под председательством судьи Елены Зайцевой начался судебный процесс, призванный поставить точку в скандальном и печальном для нашего города деле о депутатской коррупции. На сей раз на «черной» скамье подсудимых рядышком оказались экс-спикер ТГД Андрей Борисенко и руководитель Тверского продовольственного союза и советник главы города Олега Лебедева на общественных началах Игорь Массарский.
    И Борисенко, и Массарскому вменяется в вину участие в коррупционной сделке по одному из эпизодов «депутатского дела». Речь идет о передаче в аренду на 25 лет городской канализации и водопровода. Практически бесплатно городское имущество получила фирма «Росводоканал», которая входит в структуру «Альфа-групп», владельцем которой является Михаил Фридман. Об опасности подобных сделок в свое время информировало Министерство иностранных дел России. Оно предупреждало, что такие сделки могут быть законспирированными аферами по захвату российских стратегических объектов иностранными (прежде всего американскими) трастовыми компаниями. Несмотря на предупреждение, Олег Лебедев пошел на эту сделку. А депутаты Гордумы утвердили это решение. Таким образом, стратегический объект в Твери, который можно оценить в несколько миллиардов долларов, за грошовую взятку практически сменил собственника (если арендополучатель зарегистрируется в штате Нью-Йорк, то там долгосрочная аренда практически приравнивается к собственности). На прошлой неделе, 7 и 8 августа, состоялось очередное судебное заседание, где судья Елена Зайцева провела допрос свидетелей. В четверг специально для этой цели в суд из тюрьмы доставили осужденных экс-депутатов Виктора Почтарева, Игоря Макарова, Алексея Садова, Александра Жгутова и Татьяну Казаишвили. А в пятницу показания давала «надежда и опора» обвинения экс-депутат Елена Лебедева.
    Всем им задавались вопросы относительно причастности Массарского и Борисенко к передаче денег депутатам за «правильное» голосование. Самым словоохотливым свидетелем оказался Виктор Почтарев. Именно он показал в суде, что у него состоялся разговор с Борисенко тет-а-тет о том, чтобы Почтарев - тогда еще рядовой (но весьма авторитетный) депутат - переговорил с другими депутатами о «правильном» голосовании. Данное обещание было исполнено. Но большинство из депутатов, с кем говорил Почтарев, рассказывали, что от Борисенко к ним такое предложение уже поступало и помимо Почтарева. Им обещали по $1 тысяче, но этого депутатам показалось мало. Надо бы по две. А то, мол, сам Борисенко уже якобы получил $1 миллион, так что не обеднеет.
    Рассказал Почтарев, что разговоры «про это» по Думе уже некоторое время ходили. А потом Борисенко связался с Почтаревым вновь и, узнав результат переговоров, легко согласился. Буквально перед началом пленарного заседания, на котором депутатам предстояло голосовать «как надо», деньги в сумме $22 тысяч были переданы от Борисенко к Почтареву. Тот, ни от кого не скрываясь (а чего - дело-то обычное), у себя в кабинете вместе с покойным ныне Журавлевым эти деньги поделил поровну на 11 депутатов. Причастность же Массарского к этим деньгам Почтарев категорически отмел.
    Депутат Игорь Макаров выглядел явно подавленным и заявил, что «все произошедшее давно выбросил из головы». Поэтому он лишь подтвердил правильность своих показаний, данных еще во время следствия, что за несколько дней до заседания Думы у него, Макарова, состоялась 5-минутная встреча с Борисенко в кафе «Терентьев», где и зашел разговор про «правильное» голосование за $1 тысячу. Разговор этот потом был передан Почтареву. Кстати, Макаров тоже не дал никаких показаний относительно Массарского - о причастности его к делу о взятках.
    Депутат Алексей Садов, напротив, выглядел молодцом и, сославшись на давность произошедших событий, попросил гособвинителя поставить перед ним более конкретные вопросы, чем просто воспоминания об обстоятельствах получения им денег. Но ничего нового и он не рассказал. А на вопрос о роли Массарского расстроился, что ничем не сумел помочь следствию.
    Александр Жгутов, внешне выглядевший совсем неплохо, вел себя как-то странно. Он настолько «достал» судью подробнейшим изложением деталей своей депутатской деятельности и рассказом о том, кто и как получал деньги от Почтарева, что та вынуждена была не раз прерывать жгутовский поток слов. Но при этом Жгутов умудрился почти ничего не рассказать о непосредственном участии Борисенко в передаче денег Почтареву. Ничего конкретного не сказал Жгутов и про Массарского: «Мы, депутаты, вообще понимали друг друга с полуслова… Как-то во время обеда в кафе «Молодежное» кто-то, кажется, Неверов, поинтересовался у Почтарева, кто же все-таки дал ему деньги для их раздачи депутатам. На что Почтарев ответил весьма туманно: это, говорит, был человек, у которого в глазах вселенская скорбь. После таких слов в моем мозгу и возник образ Массарского». Судье даже пришлось уточнять, не отказывается ли тем самым Жгутов от своих прежних показаний?
    Татьяну Казаишвили не смогла испортить даже тюрьма. Как и прежде, она выглядела просто великолепно и держалась мужественно. Заявив судье, что ничего из прошлого не помнит, а к Борисенко у нее личные неприязненные отношения, она просто попросила судью зачитать ее прежние показания. А там ни слова о Борисенко и Массарском (в смысле их причастности к депутатским взяткам) не было.
    На следующий день «гвоздем программы» должны были стать показания Елены Лебедевой - главного свидетеля обвинения. Гособвинитель Алексей Королев поставил перед ней тот же вопрос, что и перед другими свидетелями: рассказать в подробностях об обстоятельствах получения депутатами взяток за передачу «Водоконала». Она тоже попыталась поначалу рассказать про свою депутатскую борьбу во благо народа. Но судья вовремя спохватилась и направила речь Лебедевой в нужное русло. И, наверное, напрасно. Потому что краткость лебедевских рассказов привела к тому, что она что-то от кого-то слышала, но сама лично ничего такого не видела. Про $1 тысячу за голосование слышала от своего коллеги Куликова. С самим Борисенко у Лебедевой прекрасные рабочие отношения. А Массарского она даже не знает.
    
    * * *
    Пока слушанья по делу Борисенко - Массарского у присутствующих в зале суда журналистов вызывают только недоумение. Возникает невольный вопрос: кому именно посредничал Борисенко перед сидящими ныне в узилище депутатами? Ведь даже речи не было о том, чьи это были $22 тысячи? Если самого Борисенко, то о каком посредничестве может идти речь вообще? Если того самого «неустановленного лица», то кто оно? Странно и то, что про упомянутый Почтаревым $1 миллион больше никто ни разу не вспомнил. Как будто это такие пустяки, о которых и говорить-то не стоит. А о Массарском - тут вообще непонятно, что тот делает в суде?



     Обыватель Западной Европы и Америки до прошлой недели, когда началась война на Кавказе между этими народами, вряд ли что-то слышал о грузинах и осетинах
    . А между тем грузины - это прямые родственники евреев, а осетины - прародители французов и испанцев. Русские войска пытаются развести по углам враждующие стороны, война между которыми длится уже более 1000 лет.



     Вот как расценивают произошедшее тверские представители национальных диаспор, люди, родину которых после развала Советского Союза тоже опалила война.
    Фаяз Пашаев, председатель Национально-культурной автономии азербайджанцев Тверской области:
    - Ситуация в Цхинвали вызвана прежде всего безответственными действиями грузинского руководства, которому придется держать ответ и перед своим народом, и перед мировым сообществом. И, конечно, наблюдать со стороны, как гибнут люди, многие из которых являются российскими гражданами, наша страна просто не имела права: ни по закону, так как выполняла в этом регионе миротворческую миссию, ни по совести. Трагедия в Южной Осетии в какой-то степени стала возможной благодаря политике двойных стандартов США и ряда западных стран, которые даже сегодня не могут дать правовую оценку развязанной Грузией войне и ставят под сомнение адекватные меры, предпринятые Россией. Создав прецедент с Косово, мировое сообщество должно быть последовательно и в оценке действий грузинских военных, воюющих не столько с вооруженными силами Южной Осетии, сколько с ее мирным населением. Хочется верить, что истинные виновники этой трагедии будут названы и понесут суровое наказание в соответствии с нормами международного права.
    
    Председатель тверского регионального отделения «Союза армян России» Сейран Кочканян:
    - Думаю, на сегодняшний день оценка событий, происходящих сегодня в Южной Осетии, может быть только отрицательной. Все войны начинаются тогда, когда политики не могут между собой договориться. Руководством и грузинской, и осетинской стороны в свое время было допущено немало ошибок, за которые сейчас расплачиваются ни в чем не повинные люди. Стремление России прийти на помощь народу маленькой Южной Осетии, защитить ее мирных жителей абсолютно оправдано.
    Но тут есть тонкая грань, за которую нам не следует переходить, в юриспруденции она называется превышение допустимой обороны. И нельзя допустить, чтобы от российских снарядов пострадали мирные жители Грузии, проживающие в зоне конфликта. На мой взгляд, необходимо прежде всего остановить кровопролитие, объявить мораторий на все военные действия и с помощью международных посредников усадить враждующие стороны за стол переговоров. Хотя прийти к согласию после того, как погибли тысячи людей, будет, конечно, сложно. Но другого пути нет, потому что мы видим, к чему привело оттягивание решения накопившихся проблем. В этой ситуации Россия должна до конца выполнить свою миссию и способствовать мирному урегулированию конфликта, который, если не предпринять сегодня самых действенных мер, может перекинуться и на Абхазию.
    
    Муким Майбалиев, первый заместитель председателя «Союза таджикистанцев России», председатель ТООО «Общество таджикской культуры»:
    - То, что происходит сегодня на территории Южной Осетии, иначе как варварством не назовешь. Трудно поверить, что такое происходит в XXI веке. Народ Таджикистана в период развала Советского Союза тоже немало пережил, и на его земле лилась кровь, но всем нам казалось, что межнациональные конфликты на территории бывшего СССР остались в прошлом и больше не будут решаться военными методами. Оказалось, что ошибались. Руководство Грузии, руководствуясь интересами других стран, спровоцировало бойню своих ближайших соседей, с которыми грузины веками жили бок о бок. И этой военной авантюре, повлекшей за собой трагедию целого народа, нет оправдания. В сложившейся ситуации Россия просто обязана была вмешаться и остановить бессмысленное кровопролитие.
    В то же время меня возмущает заявление лидера ЛДПР Владимира Жириновского о том, что Россия должна перейти к бомбежкам Тбилиси. Россияне не должны уподобляться грузинскому руководству, наоборот, России следует защитить от его безответственных решений сам грузинский народ. Многие простые люди в Тбилиси тоже страдают от необходимости отправлять на войну своих сыновей, особенно семьи со смешанными браками, где, предположим, глава семьи грузин, а жена осетинка. Как им быть в такой ситуации? Поэтому выход один: немедленно прекращать военные действия. Конечно, в ближайшее время Грузии и Южной Осетии вряд ли удастся договориться, но многое будет зависеть от мудрости самих народов и, конечно, от той позиции, которую займет мировое сообщество.



     Заключение мэра Твери Олега Лебедева под стражу - тема весьма обсуждаемая в самых различных слоях тверского сообщества. В том числе и среди тех, кто прежде проходил службу в спецчастях. Один из них в частном разговоре как-то проговорился, что произошедшее с Лебедевым сильно смахивает на спецоперацию. Кто конкретно мог ее организовать и в чьих интересах она проводилась, мой собеседник деликатно промолчал. Намекнул он лишь на то, что вряд ли тут речь может идти о действующих спецслужбах. Скорее всего, речь может идти о ком-то из «бывших». А значит, все случившееся с тверским градоначальником следует воспринимать как сигнал. Всем ныне правящим. Как Чубайсу…
    Заключение мэра Твери Олега Лебедева под стражу - тема весьма обсуждаемая в самых различных слоях тверского сообщества. В том числе и среди тех, кто прежде проходил службу в спецчастях. Один из них в частном разговоре как-то проговорился, что произошедшее с Лебедевым сильно смахивает на спецоперацию. Кто конкретно мог ее организовать и в чьих интересах она проводилась, мой собеседник деликатно промолчал. Намекнул он лишь на то, что вряд ли тут речь может идти о действующих спецслужбах. Скорее всего, речь может идти о ком-то из «бывших». А значит, все случившееся с тверским градоначальником следует воспринимать как сигнал. Всем ныне правящим. Как Чубайсу…
    
    И в самом деле, если повнимательней приглядеться к событиям начиная с конца апреля текущего года, то создается впечатление, что Лебедева, а главное - его помощников, словно кто-то постоянно подталкивал к совершению действий, итогом которых стало появление документальных доказательств его правового нигилизма. Причем не только по отношению к прокуратуре и милиции, как это было в начале лебедевского правления. Кто-то словно постоянно подталкивал Лебедева к демонстративному неуважению судебной ветви власти, с которой всегда любые шутки были плохи, а теперь уж и подавно. Что и выразилось в решении федерального судьи Владимира Андреева, предоставившего тому возможность изучать материалы собственного уголовного дела в узилище Кашинского СИЗО.
    Поначалу, когда решением Центрального райсуда было в первый раз вынесено решение об отстранении Лебедева от должности, тот как-то еще опасался публично выражать свое несогласие. А лебедевское окружение подчеркнуто не называло его ни главой города, ни главой администрации. Просто - Олег Станиславович. Все начало меняться с первомайской демонстрации и митинга на пл. Славы. Именно в то время и началась та самая спецоперация, выразившаяся в возвеличивании личности мэра: демонстративный сбор подписей в его защиту, транспаранты с надписями о том, что мэр - всенародно избранный. Чуть ли не помазанник…
    Дальше - больше. 9 мая Лебедев вместе с губернатором при возложении венков на пл. Ленина и на публичном шествовании во главе колонн. А возле обелиска подчеркнутое величание Лебедева «мэром Твери». После повторного решения Центрального райсуда от 3 июня об отстранении Лебедева от должности тот, похоже, уже окончательно уверился в собственной исключительности. Тому весьма способствовал целый ряд якобы одержанных побед на общественном фронте. Например, устроенный им и верным Русланом Дзюбой разнос старикам в помещении городского Совета ветеранов, смещение полковника Петра Кожухова с поста председателя Городского совета ветеранов, и выборы «верного лебедевца» - генерала Руденко. Немало способствовали тому и старания того же Дзюбы с его группой старушек из ветеранской организации «Дети-сироты войны». Петр Кожухов скончался в конце июля. Кто знает, не ускорили ли его кончину эти события? Если на открытии памятника Михаилу Тверскому, состоявшемся в конце мая, в начале Дней славянской письменности и культуры, Лебедев был мрачнее тучи, то уже через месяц - во время Дня города - Лебедева было не узнать. Он был в гуще народа, веселился и плясал. Похоже, тогда мэр и сам поверил в собственное величие. Видя такое, ближнее окружение тверского градоначальника вместе с общественницами из «фан-клуба», с утроенной энергией продолжило «накачку» своего кумира. И, как это водится, «вещуньина с похвал вскружилась голова, от радости в зобу дыханье сперло»: Лебедев окончательно потерял всякую осторожность. Во время июльских заседаний Городской думы он не просто восседал на привычном месте возле председателя г-жи Полосиной. Он солировал, комментируя едва ли не каждое выступление депутатов. Те, в свою очередь, лишь робко помалкивали, потворствуя тем самым дельнейшему росту лебедевской самооценки. Немало способствовала этому и прокуратура Центрального района. Ее представитель г-н Бурше сидел себе на думских заседаниях в уголке и помалкивал. Хотя, убежден, ясно видел и понимал, что Лебедев нарушает закон - не исполняет решение суда. Как такое стало возможным, если на то не было «сигнала свыше»? А кто давал его туда - «наверх»? Все это полная загадка.
    Крах наступил 25 июля во время предварительных слушаний дела «Прокуратура против Лебедева» в облсуде. Надо было видеть растерянное лицо Олега Станиславовича, когда тот во время перерыва (судья Андреев в это время предавался размышлениям в совещательной комнате) выходил из здания Тверского облсуда попить воды. С явным волнением и нехарактерными для него интонациями в голосе он сказал своим поклонницам, тут же взявшим своего любимца в кольцо: «Меня скоро отсюда в наручниках выведут».
     Что это было: излишняя ретивость и недальновидность административной челяди и старушек-общественниц, оказавших в итоге Лебедеву медвежью услугу? Наверное, элементы случайных совпадений, выстраивающихся в единую цепь событий, имеются, но уж больно все выглядит скоординировано. И совершенно непохоже, чтобы это исходило от правоохранителей. Потому что вряд ли там есть люди, способные организовать все подобным образом. Обитателей «Зеленого дома» - областной администрации - тоже нельзя включить в число организаторов спецоперации: для них все произошедшее с Лебедевым было полной неожиданностью.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru