Архив номеров


     Недавно мне мои тверские друзья из литературного объединения «Странник» подарили ксерокопию книги А. Бойникова «Каблуковские гримасы» и статью в газете «Вече Твери» «Ангелы с косами в окрестностях пупа» от 02.02.08 г. Я прочитал, и раз уж там упоминается мое имя, то хотелось бы ответить господину критику.
    Я встречался с А. Бойниковым на «Каблуковской радуге» в 2006 году, и он мне показался умным, образованным, уверенным в себе человеком. Почему он так круто поменял свое мнение о каблуковских встречах, мне не совсем понятно. Ведь это он в предисловии к четвертому альманаху каблуковских литературных встреч писал: «И сколько бы раз впредь (дай Бог, чтобы как можно больше!) ни собирались стихотворцы из ближних и дальних российских городов и весей под гостеприимным кровом Владимира Львова - души каблуковских встреч, этот феномен «взаимного притяжения» навсегда останется яркой приметой литературной жизни России начала XXI века». Или вот еще: «Наверное, поэтому в каблуковских поэтических сборниках практически нет стихотворений бездушных, написанных ради самих себя...», и «обрадовало при чтении сборников повышенное эстетическое качество публикуемых в них произведений». А в заключение А. Бойников пишет: «Участники Каблуковских литературных встреч не просто поэты, а выразители дум и чаяний глубинной России, не утратившей веру в себя, Добро и Красоту». Хорошо сказано, не правда ли? И вот спустя год выходят статьи и книжонка, где А. Бойников (далее - А. Б.) дает совсем другую оценку каблуковским встречам. По его мнению, теперь все плохо: В. Львов - узурпатор, «каблуковцы» - все графоманы и подхалимы, а его приглашали, но он не поехал в Каблуково, потому что к нему никто не пришел на мастер-класс в прошлый раз. Ведь «он горел желанием объяснить и показать молодым поэтам, как создают настоящие стихи, хотя при прочтении некоторых присланных на конкурс «творений» возникало стойкое желание плюнуть и забросить в угол» (А. Б.). Меня удивляет, как может критик показать, «как создают настоящие стихи», если он сам не написал ни одного стихотворения? И, ссылаясь на книгу В. Кожинова «Как пишут стихи», он прав в одном: поэт и стихотворец (беллетрист), по мнению В. Кожинова, - «это качественно и принципиально различные явления». Но он, видимо, не дочитал книгу до конца, где В. Кожинов пишет: «Слова «беллетрист» и «стихотворец» иногда употребляются у нас, но только в уничижительном, ироническом смысле. А это совершенно неправильно. Ведь не вкладываем же мы иронию в такие слова, как «эстрадный артист» или «композитор-песенник»? Как бы ни любил человек «серьезную» музыку, он не может обойтись без легкой музыки; оба этих музыкальных царства необходимы. И уж совсем нельзя оспорить того факта, что легкая музыка оказывает воздействие на гораздо более широкий круг людей. Но все это целиком относится и к тому, что можно назвать «легкой поэзией», стихотворной беллетристикой. Между прочим, Белинский считал, что в переходные периоды, во время быстрого развития литературы беллетристика подчас бывает важнее и нужнее «строгого» искусства. Стихотворец схватывает насущнейшие сегодняшние настроения и выражает их осязаемо для всех. Он говорит то, что в данный момент у каждого просится на уста. Критика в целом должна, призвана спокойно и трезво различать и оценивать поэтов и стихотворцев согласно законам их существенно разных, но равно необходимых видов деятельности. Критика просто не имеет эстетического права смешивать тех и других (кстати говоря, в каком-то смысле это означает неуважение и к авторам, и к читателям). Нельзя подходить к легкой поэзии с требованиями, предъявляемыми к поэзии серьезной. Стихотворец и поэт меряются разной меркой. Белинский прав, что Бенедиктов - великий стихотворец. Он настолько велик, что его всецело рассчитанные на временность стихи все же дошли до нас, и продолжают жить. А «небольших» поэтов подчас забывают». Из этого следует, что стихи Б. Зверева, М. Иванова, С. Большакова и других поэтов, которые А. Б. критикует в «Яйцах на морозе», это и есть беллетристика, т. е. «насущнейшие сегодняшние настроения», и не надо судить о них с точки зрения серьезной поэзии. Не надо стричь всех под одну гребенку. Я уверен, что заочные мастер-классы бессмысленны изначально, т. к. любое стихотворение можно трактовать как угодно, зная, что автор все равно не сможет ничего возразить. Разбирая стихотворение С. Большакова «Песня», А. Б. пишет: «Однако, как можно перед ними (лампадами) «мучиться»? Да очень просто, подавляющее большинство из живущих на земле людей грешат каждодневно, но лишь некоторые из них каются и просят прощения у Бога, и когда человек не первый раз приходит к лампадам, то ему, конечно же, стыдно перед Богом за свои слабости, и его мучает совесть, но он все равно идет и кается, зная, что Бог простит его, и надеясь, и веря, что больше такого с ним не повторится. Наверное, А. Б. живет очень праведно, никогда не грешит и никогда не кается, считая, что он всегда прав. Разбирая стихотворение М. Иванова, А. Б. пишет: «Тлеют бездари, вроде М. Иванова». У каждого человека в жизни бывают трудные минуты, когда все надоедает, ничего не хочется, наступает меланхолия, но отнюдь не каждый в такие минуты кончает самоубийством, и у М. Иванова, я уверен, до этого не дойдет. Я встречался с М. И. на «Каблуковской радуге», он пишет хорошие, душевные стихи, очень похожие на стихи С. Есенина, мне лично нравятся, просто у него сейчас проблемы в семейной жизни, оттого и стихи такие невеселые. Нельзя писать веселые стихи, когда на душе скребут кошки. Я не понимаю, почему критика так относится к стихам о смерти, всегда называя их сатанистскими? Есть жизнь, есть смерть, есть загробная жизнь. Так почему же об этом нельзя писать? А разбирая стихотворение А. Нерозникова, А. Б. пишет: «Разить» означает «пахнуть дурным сильным запахом», у А. Нерозникова написано: «Разит теплом от старого сарая, // Я тут сижу, полегче стало чтоб». Почему наш уважаемый филолог из множества значений слова «разит» выбрал только это? Ведь у того же Ушакова есть и другое значение этого слова - производить сильное впечатление, изумлять, восхищать. А у Даля написано так: «Поражать, дивить, озадачивать необычайностью, странностью, нечаянностью. Кто ни взглянет на Василия Блаженного, всякого разит эта красота своего рода». Почему-то критики всегда упрекают авторов в том, что они употребляют одни и те же рифмы и выражения: «любовь - кровь, трава - дрова», - а когда авторы находят что-то новое, говорят «о стилевом разделе с темой стихотворения» (А. Б.). Если вы, господин критик, не понимаете или не хотите понять смысл стихотворения, то это ваши трудности, ведь это каждому и дано. Далее А. Б. пишет: «Отец начинает мысленный разговор с умершим сыном совсем уж не по-христиански, не с успокоения души, предложения выпить, пусть и в фигуральном смысле: «Теперь я наливаю и тебе. // Сыночек мой, теперь, наверно, можно...» Может быть, у А. Б. какая-то своя христианская вера или он какой-то сектантской веры, но в настоящее время на Руси принято поминать усопших, ставя на могилу стопку водки и кладя сверху кусок хлеба, это традиция, так поступают все без исключения православные. И здесь же А. Б. сравнивает стихотворение А. Нерозникова со стихотворением русского поэта-самоучки Спиридона Дрожжина «На могиле сына» (1883 г.): «Будет время, как морозы // Пропадут». Как-то непонятно, ведь и зимой не всегда морозы бывают, можно было просто написать - «придет весна», например. // «Снова солнце золотое // заблестит». Почему снова? Зимой солнце тоже блестит, такое же золотое, даже ярче, чем летом, глаза режет, только не греет. Вспомним у Пушкина: «Мороз и солнце, день чудесный». В стихотворении А. Нерозникова отражено настроение человека, скорбь об умершем сыне, неизбежность судьбы, вера в Бога, оно на порядок выше, чем стихотворение С. Дрожжина, в котором просто набор рифмованных слов и никаких образов. А. Б. называет С. Дрожжина русским поэтом-самоучкой: разве в то время на поэтов еще учили где-то и выдавали удостоверение – «поэт» или как? Да и вообще, господин критик, вас просили участвовать в мастер-классах, вы отказались, так чего ж теперь-то лезете со своими нравоучениями, когда вас не просят, учите лучше дома жену щи варить, а мы уж как-нибудь без вас тут разберемся. А. Б. не может смириться с тем, что «о Львове-мудром, родном и любимом «хозяине Каблукова», такие душевные песни слагает народ! Он пишет в «Каблуковской радуге и подкаблучных стихотворцах», а его, Бойникова, никто не понимает и не ценит. А во «Взбаламученном круговороте тенденций» А. Б. прикидывается «чайником», не понимая якобы смысла выражения «Володя Львов, хозяин Каблукова», называет это «метафорой, но с гнилой начинкой величия», и утверждает, что хозяином Каблукова является по закону глава сельского поселения. По закону «хозяином Каблукова» является сход граждан села Каблуково, а глава лишь народный избранник на определенный срок, который действует от имени народа, а не от себя лично, а посему - он точно не «хозяин». Хотя любому понятно, что речь идет всего лишь о «хозяине Каблуковской радуги». Обвиняя меня и Б. Зверева в подхалимстве и возвеличивании В. Львова, А. Б. забывает сказать о своем подхалимстве, в котором он теперь (как он говорит) раскаивается. Ведь это он назвал В. Львова «душой каблуковских встреч». И когда В. Львов просил его на мастер-классе не ругать начинающих поэтов, он не ругал и написал о «Каблуковской радуге» хвалебную оду, а потом, когда понял, что его личные амбиции здесь никого не интересуют (а может, его не так приветили, чего-то не дали, на что он рассчитывал), он обиделся и стал писать о «Каблукове» гадости. Из чего можно сделать вывод, что А. Б. глубоко наплевать на истинные ценности, он во главу угла ставит свои личные интересы, сегодня он говорит, что это хорошо, завтра скажет, что это плохо, как ему будет выгодно, так и будет. Когда человек так часто меняет свои взгляды и всегда под кого-то подстраивается, то в народе таких людей называют просто - «шестерками». Ни один уважающий себя критик, да просто приличный человек, никогда не выставляет свой ум напоказ (если у него он действительно есть) и не унижает тем самым других. А в конце статьи «Каста неприкасаемых» А. Б. пишет: «Своим же непримиримым оппонентам, тем, кто считает меня «закусившим удила» гонителем молодых и пожилых дарований, отвечу словами И.А. Бунина: «Я не червонец, чтобы нравиться каждому». Я считаю, что уважаемый А. Б. не только «закусил удила», ему еще и «шлея под хвост попала», и он уже начинает давать советы не только каблуковским поэтам, но и комитету по делам культуры Тверской области.
    В статье «Графомания под личиной сермяжности» он пишет: «Комитету по делам культуры Тверской области впору задуматься над тем, насколько оправдана с его стороны поддержка такого сомнительного проекта, как «Каблуковская радуга» («Вече Твери» от 16.05.08 г.). Но дело в том, что эту поддержку, за которую весьма благодарны более шестисот поэтов и стихотворцев области, регионов и городов России, Законодательное Собрание, администрации области, города Твери, Калининского района, партия «Единая Россия» осуществляют не вслепую. Во-первых, попробовал бы сам А. Б. организовать и в течение пяти лет на добровольных началах, как В. Львов, проводить хоть какое-нибудь дело, полезное обществу. Во-вторых, на празднике поэзии не раз бывали и видели, что это такое, руководители самых высоких уровней власти нашего региона, в том числе губернатор Д.В. Зеленин дважды. И я не думаю, что они и мы все вместе взятые разбираемся в духовной жизни народа хуже, чем один сам себе господин критик. Да и критик ли тот, кто не движет, а, наоборот, тормозит развитие культуры и литературы как одной немаловажной ее составляющей. По моему понятию, волк не санитар леса, он хищник. И сколько его ни корми фактами надобности и пользы проводимого в Каблукове мероприятия, он найдет аргументы, примет меры во вред нам и на пользу себе. Неужели А. Б. думает, что если он является автором более 260 научных, литературно-критических и краеведческих статей (кто их читал, да и читали ли вообще?), то он вправе указывать администрации, что и как делать? Я считаю, что в любом ремесле есть таланты, гении и есть просто рядовые исполнители. Например, в спорте только один самый быстрый, самый сильный, самый выносливый, остальные будут вторые, десятые, сотые, тысячные. Они знают, что никогда не станут чемпионами, но все равно занимаются этим потому, что им это нравится, и никто им не говорит, что надо бросить занятия, что они плохие спортсмены. Наоборот, им говорят: «Давайте, ребята, у вас все получится, вы молодцы». Они увлеченные люди, честные, порядочные, они не будут хулиганить, не пойдут воровать, так пусть занимаются на здоровье, не надо им мешать, надо им помогать. В литературе то же самое: талантливых людей единицы, это всем понятно, остальные просто пишут, в основном для себя, а в Каблуково приезжают, чтобы пообщаться с единомышленниками, получить заряд энергии, поймать вдохновение. А то, что каждый считает себя талантом, - это нормальное явление, было бы странно, если бы автору не нравились свои произведения. Как говорил композитор Н. Богословский, «каждый талантливый человек всегда эгоист», и с этим нельзя спорить, потому что если автор не любит свои произведения, то зачем их писать? А всем, кто пишет стихи, я говорю: не принимайте близко к сердцу статьи А. Б., это просто его личное мнение и ничего больше, есть и другие мнения, мнения читателей. На Востоке говорят: «Собака лает, а караван идет». Наш караван «Каблуковской радуги» идет, будет идти, и дай Бог ему и его руководителю Владимиру Львову всех благ и удачи. Пишите стихи без оглядки на критику, особенно такую лживую и хамскую, пишите так, как считаете нужным, учась на лучших образцах русской и мировой поэзии, никто не вправе запрещать человеку делать то, что ему нравится, то, что по душе. А поэзия - это и есть душа человека, у каждого своя, неповторимая. Зная нездоровую неугомонность и слишком завышенное самомнение мастера дезинформации, хочется, чтобы он знал: у нас есть что и как ответить на его измышления, да времени жалко. Время делу, а час, потраченный мною на эту статью, пусть будет ему на потеху.
    Александр АНТОНОВ
    
    Р.S. На «Каблуковской радуге» в 2006 году, на второй день, после обеда мы сидели в саду у костра, общались, пели песни, с нами был и А. Б. На столе стояла бутылка с коньяком, закуска, много одноразовых стаканов и стопок, из которых все присутствующие и пили. А. Б. тоже предложили выпить, он сначала как-то замялся, но (на халяву, говорят, и уксус сладкий) потом достал из потайного кармана своего пиджака стограммовую стеклянную стопку, в которую ему и налили. А. Б. выпил и спрятал стопку обратно в карман. Вот так, понимаешь!?
    


     Пьеса «Ключ к морю Каспийскому» создана на основе исторического материала, связанного со строительством Вышневолоцкой водной системы, на протяжении почти двух столетий служившей транспортной магистралью России, 300-летие которой было отмечено в 2003 году.

Удивительно, что никого из местных писателей до Владимира Георгиева не заинтересовали события «давно минувших дней», связанных с неоднократным посещением Петром Великим города Вышнего Волочка.
    В 1703 году царь Петр I подписал указ о начале перекопной работы на месте древнего Волока. Сподвижником великого русского императора, одним из «птенцов гнезда Петрова» стал Михаил Иванович Сердюков (1678 - 1754), создатель первой в России искусственной водной системы. Сердюков - монгол (бурят) по происхождению, выдающийся гидротехник, самоучка, изобретатель, бывший крепостной купеческого приказчика Ивана Михайловича Сердюкова.
    Существует легенда о том, что своим освобождением М. Сердюков обязан Петру I. Царь обратил внимание на «расторопность, познание в торговле», «природную склонность к механике», велел «отпустить» его, «ибо де он мне надобен». Государь записал его в Новгородское купечество и стал поручать ему «казенные комиссии».
    Именно эта легенда легла в основу пьесы «Ключ к морю Каспийскому». Ярко выписан образ Петра I (артист Андрей Кардашов), который не думает о личном благе, а более всего его заботят интересы государства и строительство нового водного пути, обеспечивающего пропуск судов с грузами для новой столицы. Царь в пьесе - это личность, наделенная индивидуальными чертами, сложной внутренней жизнью, это сила, твердость и мудрость России. Режиссер и актер чутко улавливают индивидуальность великой личности, и поэтому слова, звучащие со сцены, игра артиста Кардашова не оставляют равнодушными зрителей. Выход на сцену Петра I встречается аплодисментами.
    Трогательны отношения Петра Великого с простолюдином Сердюковым (артист Руслан Бадозюк). Судьба Сердюкова не редкость в Петровскую эпоху. Из «ничтожества» он стал одним из богатейших и известных людей своего времени. Все это выражено в спектакле столь значительно по форме, столь ярко выражает гражданскую позицию по содержанию, что вызывает одобрительную реакцию зрителей. Режиссер Владимир Коломак сумел очень тонко связать гуманитарную суть поступков царя и бескорыстную преданность Сердюкова, который часть работ выполнял за собственные средства.
    Сценография Юрия Муравьева помогает ярче, эмоциональнее обозначить острые моменты спектакля, выводя главных героев на «подиум», там же разыгрываются массовые сцены с народными танцами и фольклорными песнями в исполнении слаженного актерского ансамбля. Зритель завороженно следит за сменой событий на сцене, аплодисменты после ярких сцен - это не только плата актерам, режиссеру и автору пьесы. Это выражение согласия с гражданской и человеческой позицией спектакля. «Ключ к морю Каспийскому» совершает необходимую духовную работу, давая пищу уму и сердцу, особенно молодому поколению. Заставляет «гордиться славой своих предков» (А.С. Пушкин), любить свою малую Родину.
    Вера КУТУЗОВА, театровед, заслуженный работник культуры России



     В Главное управление Банка России по Тверской области все чаще стали обращаться граждане с вопросами по поводу обмена имеющихся у них поврежденных банкнот.

    В этой связи хочется проинформировать читателей, что в январе 2007 года Банк России определил новые признаки платежеспособности и правила обмена российских банкнот и монет. Прежние признаки платежеспособности действовали в виде приложений к двум нормативным актам, которые регламентируют порядок совершения кассовых операций в учреждениях Банка России и кредитных организациях. Введение в действие Указания Банка России от 26 декабря 2006 г. №1778-У «О признаках платежеспособности и правилах обмена банкнот и монеты Банка России» позволило сделать правила и критерии обмена поврежденных денежных знаков доступными для широких слоев населения. При подготовке нового, самостоятельного нормативного акта Банк России руководствовался принципом более полного понимания гражданами своих прав и обязанностей при обмене поврежденных денежных знаков. По существу, критерии платежеспособности во многом сохранили преемственность прежнему нормативному документу, раскрывавшему достаточно широкие возможности для обмена поврежденных банкнот.
    Принципиальные новшества, закрепленные в Указании №1778-У, заключаются в разграничении денежных знаков по их физическому состоянию на три категории:
    - платежеспособные - способные участвовать во всех платежах между всеми физическими и юридическими лицами (допустимы легкие повреждения: потертости, загрязнения, небольшие отверстия, проколы, посторонние надписи, утраченные углы и края, надрывы, оттиски штампов, небольшие красочные или масляные пятна);
    - обмениваемые только банковскими учреждениями (существенные повреждения, брак);
    - неплатежеспособные - не принимаемые в платежи и не обмениваемые (выведенные из обращения; содержащие признаки подделки; сохранившие менее 55% первоначальной площади; залитые спецсредствами против хищения; расслоенные; имеющие недопустимые повреждения; содержащие отпечатанное или перфорированное слово «ОБРАЗЕЦ»).
    Вторым важным нововведением стало разрешение обмена банкнот, которые состоят из двух смежных фрагментов (например, правого и левого), принадлежащих разным банкнотам, если площадь каждого из фрагментов не меньше половины первоначальной площади билета. Такая норма позволяет обменивать банкноты, которые прежде считались неплатежеспособными и составляли в этой категории денежных знаков значительный объем.
    Таким образом, установлены следующие критерии обмена банкнот:
    - денежный билет должен являться законным средством платежа, т.е. соответствовать образцу, объявленному законным средством наличного платежа согласно решению Совета директоров Банка России;
    - на банкноте должны отсутствовать признаки подделки (как полной, так и частичной переделки);
    - банкнота должна сохранить не менее 55% от первоначальной площади (один фрагмент банкноты, совокупность склеенных фрагментов, безусловно принадлежащих одной банкноте, обожженные, допускаются изменение окраски, свечение в УФ-лучах, любые надписи и оттиски штампов, пятна краски);
    - банкнота может состоять из двух смежных фрагментов, каждый из которых занимает не менее 50% площади (два склеенных между собой смежных по оформлению фрагмента (например, правый и левый) разных банкнот одного номинала, засчитываются как одна банкнота, если площадь каждого из фрагментов составляет не менее 50% от первоначальной площади банкноты, год образца (модификации) не учитывается).
    В Указании Банка России №1778-У введено ограничение на обмен банкнот, залитых краской. Не подлежат обмену денежные билеты, которые помечены специальными красящими веществами, предназначенными для предотвращения хищений банкнот.
    Указание Банка России №1778-У уточняет порядок обмена поврежденных денежных знаков в кредитных организациях. За кассиром кредитной организации закреплено право выбора между проведением обмена сразу по предъявлении поврежденных банкнот и монет и направлением их на экспертизу в учреждение Банка России.
    В кредитной организации сумма обмена наличными может быть выдана физическому лицу или зачислена на счет, открытый физическому лицу, сразу после приема поврежденных денежных знаков. Если кассир кредитной организации не может принять самостоятельного решения об обмене поврежденных денежных знаков, они подлежат отправке на экспертизу в учреждение Банка России. Сумма обмена в этом случае будет выдана физическому лицу или зачислена на его счет после получения ее от Банка России. За проведение обмена плата не взимается, сумма обмена не ограничена.
    Подробнее с Указанием Банка России от 26 декабря 2006 года №1778-У «О признаках платежеспособности и правилах обмена банкнот и монеты Банка России» можно ознакомиться на интернет-странице Банка России по адресу www.cbr.ru/bank-notes_coins/PriznPlat/, а также прочитав информационный буклет Банка России «Платежеспособные или неплатежеспособные», распространявшийся среди населения через кредитные организации и предприятия почтовой связи.
    Для получения консультаций по вопросам платежеспособности поврежденных денежных знаков Банка России граждане могут обращаться в кредитные организации Твери и области и в Главное управление Банка России по Тверской области.
    
    Главное управление
    Банка России по Тверской области


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru