Архив номеров


    Всероссийский рок-фестиваль «Нашествие» стал для меня событием очень противоречивым. За три дня произошла полная эволюция сознания: от полного неприятия шатающейся по полям публики до истинной национальной гордости, открывшейся на концерте героя русского рока Юрия Шевчука. Зато теперь я в полной мере, как и сотни достойных людей, могу заявить, что пережила «Нашествие». Хотя это было непросто.

Пятница: много грязи


    Первое, что бросилось в глаза, когда 601-я маршрутка привезла нас на конечную остановку поселка Эммаус - это сломанные березовые ветки и полупьяные юноши, выстроившиеся по обеим сторонам дороги и без стеснения справляющие малую нужду. Люди с гигантскими рюкзаками за спиной на ходу прихлебывали пиво и радостно матерились, предвкушая главное приключение лета. Пройдя через двойное оцепление (по слухам, на «Нашествии» готовился теракт и стражи порядка были созваны не только из Твери, но из области, Москвы и нескольких окрестных городов), мы с коллегой очутились на территории фестиваля - в первой, «обычной» его зоне. В нос ударил резкий запах навоза. Картина вокруг сильно напомнила скотный двор. До этого два дня шли ливни, поэтому Эммаусское поле превратилось в лужу отборнейшей грязи. По ней брели люди с мутными глазами, обмотанные замусоленными российскими флагами. На земле полулежали-полусидели сомнительные личности, рядом валялись пустые пивные бутылки. Издалека, со стороны сцен, раздавался дикий рык - кому из артистов он принадлежал, я не опознала. Собственно, было уже не до артистов - внимание сосредоточилось на том, чтобы хоть как-то выбраться из моря грязи. Оно казалось всесильным и бесконечным. Иные - случайно или намеренно - ныряли в эту грязь, а потом вылезали из нее, мотая коричневыми головами. В грязи лежали презервативы, застрявшие тапки, пустые пивные бутылки, куски хлеба. Из разбитых вокруг палаток торчали грязные пятки. Было как-то не по себе. Навстречу тянулся какой-то дьявол с заплывшим глазом, а панки в зеленых париках с красными бутафорскими рожками казались чуть ли не средоточием нечистой силы. У входа отборным матом ругалась толстая девушка - как потом выяснилось, она приехала из Санкт-Петербурга и уже успела разочароваться в тверском «Нашествии»: «За такую (...) тысячу рублей содрать! Я на этот (...) концерт больше не поеду! Лучше буду тусить в питерском рок-клубе! Ну они могли хотя бы песком посыпать?» Рядом ссорились две подруги, не желавшие брести «грязевой» километр до главной сцены. «Я не могу настроиться на позитив, когда тут такое...!» - плакала одна. Вторая утешала соратницу. Нетвердой походкой они-таки двинулись в сторону сцены. Я в начищенных сандалиях и с пухлой тетрадкой под мышкой среди этого буйства красок смотрелась по меньшей мере неуместно. «Перепись населения?» - неудачно пошутил один из панков. Отвечать не хотелось. Мы сделали попытку пройти к главной сцене, где ожидалось выступление «Алисы» и «Агаты Кристи», но в общей давке не смогли проникнуть в фан-зону, а «поклоняться экрану» не захотелось. На лаковых сандалиях была, кажется, уже целая тонна грязи. Мы повернули в сторону дома с единственным желанием выбраться из окружающей скверны. Похоже, это стремление разделяли десятки людей, суетливо бегущих к выходу. И это месиво, и вся окружающая обстановка для многих зрителей оказались непривычными. Говорят, что одна женщина не выдержала, разделась и на глазах у изумленной публики, помылась в луже. Мы народ шокировать не стали и дошли до эммаусской колонки, с твердой уверенностью: наше «главное приключение лета» на этом закончится.

Суббота: много светской жизни


    Тем не менее труба звала - во второй половине следующего дня я вновь прикатила в Эммаус. Правда, теперь я была умудренной опытом девушкой, прекрасно осознававшей, что ее ждет, и всеми силами старавшейся уберечься от грязи. Поэтому у каких-то малолетних барыг на входе были куплены гигантские черные мусорные пакеты, а из них сооружены импровизированные сапоги. Набравшись смелости, я опять шагнула в «Нашествие». Здесь стало явно повеселее. За ночь люди нашли спасение от вездесущей грязи. Кто-то, как я, ходил с пакетами на ногах, кто добыл калоши, кто умудрился достать медицинские бахилы, но они мало помогали. Кстати, на торговых прилавках тут же появились резиновые сапоги по 500 рублей за пару. О, прозорливый русский народ! Навстречу шли девушки в выпачканных разноцветных дождевиках. Пошатываясь от пива и хорошего настроения, они тянули песню недавно отвыступавшей группы «Сплин», адаптированную для Эммауса: «Скоро рассвет... Выхода нет... Грязь под ногами...По-ле-те-ли!» На этих словах веселые подруги действительно чуть было не полетели в грязь, но вовремя схватились за продуктовый лоток. Следом попалась делегация сияющих улыбкой бабушек. Непонятно было, что они здесь делали, но догнать и спросить не успела. В этот раз проход через все зоны до пресс-центра, журналистской обители, был менее экстремальным: сапоги из пакета, несмотря на отпугивающий вид, служили на славу. В пресс-центре кипела работа: один рок-исполнитель со скоростью света сменял другого. Темы обсуждались самые разные: от недавно отшумевшего футбола до марки любимого шампуня. Многие артисты рассказывали, что они застревали по дороге и потом толкали машину. Самым феерическим был приезд Шуры и Левы из группы «Би-2» - их доставили на заляпанном грязью «козле». Однако, несмотря на пережитые приключения, все звезды выглядели румяными и свежими. Представительницы «женского» рока не утруждали себя выбором элегантной одежды. Светлана Сурганова пришла навстречу в невзрачной спортивной толстовке, а босая Диана Арбенина - в мешковатых широких штанах с лампасами, купленных в Калифорнии в мальчиковом отделе местного «Детского мира». От мужеподобных рок-див отличалась изящная Юта - молодая мать, приехавшая на концерт в ярко-красном комбинезоне и безумно дорогих сапогах, которые она очень боялась испачкать. Не по погоде нарядными выглядели и многие мужчины. Сергей Мазаев в ослепительно белом костюме попал на фестиваль по инициативе своего друга и поклонника - губернатора Тверской области Дмитрия Зеленина. Третьим в этой блестящей компании стал актер и начинающий поэт (см. стр. 5) Гоша Куценко. По слухам, он лихо танцевал перед сценой под песни «Морального кодекса». Олег Скрипка из «Воплей Видоплясова» взошел в пресс-центр на костылях, заявив, что у него порвана «ахиллесова пята», и эта травма очень мешает ему жить. В толпе был замечен известный спортивный комментатор Виктор Гусев, показавшийся иным журналистам гораздо массивнее и шире, чем в телевизоре. К слову, все артисты (и этого, и следующего дня) считали прекратившийся на время дождь своей личной заслугой и не преминули сказать об этом на пресс-конференции.
    Олег Скрипка: «Эмоциональный опыт нашей связи с публикой позволил разогнать тучи».
    Группа «Ария»: «Мы привезли с собой солнце из Калининграда, и теперь там дождь».
    Вячеслав Бутусов: «Скорее хотелось приехать на «Нашествие», чтобы разогнать эти тучи».
«БИ-2» приехали с ОМОНом     Устав от свободно-роковой, но все же светской жизни, я отправилась на задворки Эммауса узнать, что думают о нашествии звезд и рок-поклонников местные жители. Рядом с облезло-желтым домом на краю Эммауса были замечены две почтенные женщины, прогуливающиеся с детьми. Их мнения по поводу «Нашествия» кардинально разошлись. Первая сказала: «Я не протестую. Фестивали устраивают здесь редко, перетерпеть можно». Вторая была настроена более воинственно: «Здесь третий день музыка громыхает до 4.15 утра, а закон о том, что после 23.00 должна наступать тишина, никто не отменял. А ведь в нашем доме живет много педагогов-пенсионеров, бывших преподавателей Эммаусского интерната. Когда мы в 1959-м сюда вселялись, тут был райский уголок: и лес чистейший, и Волга не загажена. А сейчас всюду очень много мусора, а с фестивалем получается еще больше. К тому же у нас газопровод расположен близко к поверхности земли, а по нему едут машины со стотонными грузами. Он может взорваться, и мы зимой останемся без газа. Нас не устраивает это скопище странных людей, шатающихся туда-сюда. Вчера подходили, самогонку спрашивали. А нам из-за них в магазин уже три дня не попасть, мы детей боимся отпускать на улицу. Я считаю, что такие мероприятия надо проводить в далеком поле, нам они не нужны. И в музыке этой ничего не понятно, один бум-бум-бум, лишь иногда слова матерные слышатся».
    - Это прогресс! - поправила одна.
    - Это регресс! - настаивала вторая.
    В чем сошлись обе жительницы, так это в том, что происходит моральное разложение молодежи. Как подтверждение этой мысли, два крохотных мальчугана рядом начали гонять пузатую пивную бутылку. Впрочем, говорят, что аборигены все же будут иметь определенные выводы от проведенного фестиваля. В частности, им будет предложено убрать оставшийся после «Нашествия» мусор за N-ю сумму денег.
    Обратный путь после второго дня «Нашествия» был насыщенным и несколько детективным. Дело в том, что на поклонниках рока хотели нажиться хитрые тверские водители. 601-я маршрутка собрала много тверской и иногородней публики. Когда «ПАЗик» двинулся с места, щербатый вдруг начал требовать со всех пассажиров 50 рублей за проезд. Иногородние сдавались без боя, тверские начали сопротивляться. Поднялся народный бунт, бессмысленный и беспощадный. Громче всех кричали мы с коллегой: «Внимание! В автобусе присутствует пресса!» В итоге проехали в злополучной маршрутке совершенно бесплатно. Каждый извлекает свои выгоды из «Нашествия».

Воскресение: много национальных идей


Бутусов - весь в черном     Целью третьего дня стало изучение разномастной публики, а также знакомство со сценами и коллективами. Уже привычно нацепив на ноги пакеты, я бродила по палаточному городку, приставая к наиболее ярким типажам. Люди шли на контакт с радостью. Добродушный Кирилл из Смоленска признался, что по приезде на «Нашествие» у него в кармане была только мятая десятка. Ее молодой человек потратил на полстакана кипятка, а по ночам кормился у соседних костров колбасой, спиртом и музыкой. Краснодарский парень Витя, отковыривая вилкой грязь с ботинка, сообщил, что все хорошо, только пива мало. Почтенная супружеская пара из города Малаховка Московской области согласились поговорить, но предупредили, что будут ругаться: «Мы бывшие рок-музыканты, поэтому выступаем за качественную и стильную музыку. Жаль, что многие музыканты ведут себя неэтично и ругаются матом со сцены. На главной сцене плохое техническое обслуживание: звук плавает, и колонки плохо работают. Вчера солист группы «Браво» даже швырнул микрофоном в техников. У нас много вопросов к организаторам мероприятия. От машины до VIP-зоны надо пробираться полтора километра, причем нет ни одного указателя. Так называемые «менеджеры» вьются около сцены, а не занимаются своими прямыми обязанностями. Вокруг полная антисанитария, а в прошлом году в Рязани ходили узбеки и сразу все убирали. Мы выступаем за идею, а фестиваль сделан для того, чтобы «бабла» срубить: «Пипл хавает» и ладно. Тем не менее набор групп хороший и настроение праздничное». Большинство опрошенных жаловалось на безмерную дороговизну фестиваля. Цены, действительно, зашкаливали - начиная с билетов, самые дешевые из которых в прошлом году стоили триста рублей, а в этом - семьсот, и то если приобрести заранее. Стакан пива стоил от 70 рублей, а стаканчик воды «Архыз» спонсора фестиваля тянул на полтинник. Пакетик чая тянул на 30 рэ, а стакан кипятка - на 20. Сухарики «3 корочки», красная цена которых семь рублей, здесь стоили все пятьдесят. Две венские сосиски - 120. Дешевле всего была некая пита (?!) - 20 рублей. Как потом выяснилось, это безвкусная лепешка из воды и муки. Однако сколько я ни искала, никакой питы на прилавках не обнаружилось. Вообще на «Нашествии» было много недоговорок и досадных противоречий. Так, многие группы вели со сцены пропаганду против алкоголя и наркотиков. Параллельно шла реклама пива «Пит», в которой встречалась нецензурная лексика.
    Мой путь до главной сцены, где должен был выступать «хэдлайнер» вечера Юрий Шевчук, лежал через две побочные площадки - позитивную и альтернативную, тоже, впрочем, собравшие массу поклонников. «Что такое позитивная сцена?» - спросила я у девушки в причудливой зеленой юбке-пачке. «Здесь есть регги, и этого достаточно для счастья», - плавно раскачиваясь, сообщила девушка, и больше от нее нельзя было добиться ни слова. У альтернативной сцены происходил активный слэм (битье головами и телами друг о друга). А панки Сергей и Роман просветили меня, что стиль жизни любого альтернативщика - «Бухать, валяться, домой не появляться».
Скрипка - весь на костылях     Если названия групп на главной сцене уже отливали звездным блеском, то две прилагающиеся площадки собрали артистов, широко известных в узких кругах. Зато их оригинальные имена достойны перечисления: «Кедрывыдры», «Михална», «Ышо? Ышо!», «Тролль Гнет Ель», «P.P.Ska», «Лампасы», «Полынья», «Яйцы Fаберже» и многие другие.
    На главной же сцене одна любимая группа приходила на смену другой. «Ляпис Трубецкой» вел конферанс в стихах, в которых проскальзывала даже античная лексика.
    Вячеслав Бутусов был, как всегда, спокоен и внутренне собран. «Крематорий» выступал удивительно позитивно, призывая народ больше мечтать и влюбляться. Солист группы «Ария» с наколками на руках, черным орлом на спине и в чистеньких белых кроссовках метался с микрофоном по сцене, неожиданно резко направляя этот предмет в толпу. В толпе развевались российские, пиратские и сугубо «городские» флаги. Мое внимание привлек триколор с надписью «Сахалин», которым размахивал загорелый парень в белой футболке. Я протиснулась к нему через всю толпу:
    - Скажите, а вы действительно с Сахалина? Сколько же вы ехали?
Юрий Шевчук. Многие приехали ради него     - С Сахалина! Девять часов летел до Москвы на самолете, потом ехал на машине с приятелем. Здесь нашел четырех своих земляков, они к флагу подошли.
    - Недорого вам в Твери?
    - На Сахалине все гораздо дороже. Деньги и километры никакого значения не имеют. Тут такой позитив! Я билеты покупал еще зимой.
    - На любимого артиста приехали посмотреть или на всех сразу?
    - На Шевчука посмотреть, скоро он уже выйдет.
    Действительно, Юрия Шевчука, не только музыканта, но современного философа и пророка, здесь ожидали с особым нетерпением. Зрители награждали должной порцией аплодисментов каждого выступающего артиста, но, как только тот скрывался за кулисами, вновь и вновь начинали скандировать: «Шев-чук! Шев-чук!»
    Перед выступлением всенародного любимца слой ОМОНа уплотнили в три раза. К сцене удалось проникнуть далеко не сразу. А там, на сцене, уже установилась удивительная энергетика и душевность. Шевчук бросал в толпу вечные вопросы, которые, может быть, и объединяли всю эту разношерстную публику: «Почему мы живем? Что за век на дворе?» Над огромным полем неслись искренние слова о свободе, «крепкой, но слепой» вере народа. Маэстро прыгал по сцене, грустил и улыбался. Прильнувшие к забору люди действительно относились к нему, как к пророку, и он свою миссию осознавал. «У меня в глотке есть редкий дар! - неслось со сцены. - Ну, как, ребята, нормально, не грустно?» Народ в ответ раскачивался и выкрикивал слова любимых песен со слезами на глазах, откликаясь на первые же аккорды. Уже стемнело, и народ начал доставать зажигалки и бенгальские огни. Люди из Твери, Краснодара, Нарьян-Мара и Волоколамска брались за руки и повторяли вслед за Шевчуком: «Ура, Россия!» И в этой восторженной и погрустневшей толпе чувствовалось нечто такое, чего я ни за что не смогла бы понять, шагая в лакированных сандалиях по Тверскому проспекту. Так стоило ли три дня месить грязь среди палаток, шататься по захламленному полю, знакомиться с подозрительными панками и сменить три пары пакетов на ногах, чтобы потом прикоснуться к чему-то настоящему и на какое-то мгновение понять душу своего народа? Я думаю, стоило.

Любовь КУКУШКИНА
Фото автора и Елены МУНИНОЙ

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru