Архив номеров


    В квартире у гвардии полковника Ивана Васильевича Украинцева по-военному чисто, ни пылинки. Мы пьем кофе с баранками, и по кухне разносятся привычные для хозяина и диковинные для меня слова: «эшелоны», «контрнаступление», «ВЛКСМ»… А когда Иван Васильевич выносит свой пиджак, увешанный боевыми орденами и медалями (самая дорогая из которых орден Красной Звезды, полученный за взятие в плен «языка»), в кухне становится в несколько раз светлее. Должностей и званий у Ивана Украинцева так же много, как медалей на пиджаке. Комиссар областного совета Союза советских офицеров. Ударник коммунистического труда. Участник Парада Победы. С Иваном Васильевичем мы беседуем об истории, о войне и о жизни: былой и нынешней.

Иван Украинцев. Брянский фронт, 1943 год     Красный день, начало войны и «топорик»
    - Я родился в Черниговской губернии, в семье партизана-щорсовца, беднейшего батрака-крестьянина. Наш род идет с петровских времен. После войны с Мазепой Петр I по-своему наградил братьев Украинцевых, которые сражались на его стороне: Емельяна отправил послом в Турцию, Дмитрия - на Урал лить фузеи, а Михаила поставил старшим над сотней казаков в городе Стародуб, где располагалась одна из первых пограничных застав. Наша семья началась с Мишки, третьего брата. Жили бедно: четвертый класс я еще в лаптях заканчивал. Но всегда тянулся к знаниям: с помощью дедушки выучился читать по Евангелию, а в пять лет знал назубок таблицу умножения. И до сих пор помню стихотворение Маршака, что читал на вступительном экзамене в школе (Иван Васильевич начинает декламировать: «День Седьмого ноября - красный день календаря!»). Семь классов сельской школы закончил с отличием, в 1940 году поступил в Московский архитектурно-строительный техникум. А тут первые дни войны… Московский ГК ВЛКСМ бросил призыв: «Заменим у станков ушедших на фронт отцов и старших братьев!». Я пошел учеником токаря на Московский тормозной завод. Мне попался чудесный наставник: за полтора года я стал токарем-универсалом пятого разряда и получил личное клеймо №7 - «топорик» (улыбается).

    Звезду на курицу не променяю
    - 22 декабря 1942 года я ушел добровольцем на фронт и был направлен в Первое московское пулеметное училище. В июне 1943-го нас по тревоге повезли на фронт, за Калугу, по направлению к Сухиничам. По пути эшелон разбомбили, мы рассыпались по полю... Командиры собрали нас, привезли оружие, боеприпасы и повели в сторону фронта. Дни и ночи мы оборудовали окопы, рыли траншеи и ходы сообщения. Бои были очень жестокими, но мы все атаки сумели отразить и освободить Сухиничи и Брянск. Нас вернули в училище. А в марте 43-го это заведение передали полякам... Меня и многих наших ребят долго уговаривали остаться, лично писательница Ванда Василевская приезжала - Польше нужны были «обстрелянные» солдаты. А я в обмотках весь, пилотку свою со звездочкой в руках сжимаю и разглядываю польские фуражки, где орел изображен. А потом заявляю польскому генералу-королю: «Нет, я свою звездочку на эту курицу не променяю!». Ванда Василевская молча улыбнулась, меня отпустили.

    Вену брали музыкой
    - В апреле 1945 года я оказался в направлении Вены. Фашисты за нее бились в каком-то диком исступлении, осознавая, что конец близок. А Вена - это красивейший город, настоящая архитектурная колыбель Европы. Очень не хотелось разрушать эту гармонию. Поэтому, когда Советской армией был взят первый мост, от начальства поступила команда: «Собрать всех солдат, которые умеют играть на музыкальных инструментах!». Кто с трубой пришел, кто с гармонью, кто с гитарой. И советские солдаты заиграли у венского моста Моцарта, Штрауса, Листа - музыку, понятную и любимую австрийцами. Люди стали потихоньку собираться вокруг: кто робко из-за забора выглядывал, кто, осмелев, поближе подходил. А немцы, которые были у нас в плену во время Первой мировой войны, стали вспоминать какие-то слова по-русски. Народ понял, что бояться нечего, что мы огонь не откроем, если не будет оказано сопротивление. Вскоре местные жители начали приводить фашистов. Мы расставили полевые кухни, организовали пленным немцам питание. Город взяли почти бескровно. Так музыка помогла спасти Вену и сохранить для потомков ее памятники. А потом австрийцы нам показывали, где похоронены Штраус и другие композиторы. Многие могилы были в жутком, заброшенном состоянии. Наши солдаты и офицеры приводили их в порядок.

Гвардии полковник Иван Украинцев. 2007 год     У немцев не было Маресьева…
    - Мы воевали по принципу «сам погибай, а товарища выручай». У нас был свой солдатский суд, мы после боя спрашивали друг друга: а что ты сделал, чтобы прикрыть товарища? Если выяснялось, что оставил друга на поле боя, наказание было суровым: «Завтра поднимаешься первым в атаку»! Так как солдатское снаряжение весит килограмм тридцать, быстро подняться очень сложно. На первого сразу было направлено стволов десять. Редко этот человек оставался цел… У немцев не было тех, кто идет в бой за други своя. У них не было Николая Гастелло, Алексея Маресьева, Александра Матросова. В этой войне индивидуалисты сражались против патриотов и заведомо были обречены на провал.

    …а у нас - был
    - С Алексеем Маресьевым я познакомился через моего дядю - Александра Федоровича Бардадына, в войну командира партизанского движения, а впоследствии заместителя начальника центра Байконур. Алексей очень обрадовался, что я служу в Калинине, на родине писателя Бориса Полевого. Маресьев был чудесный человек с несокрушимой внутренней силой. Немец, если палец ранило, постарается выйти из боя. А Маресьев без двух ног воевал, он только под Курском сбил семь самолетов. Фашист, летчик-полковник, когда увидел, кто его сбил, не поверил. А потом пожал Маресьеву руку и низко поклонился.

    68 трудолет
    - Я служил во многих гарнизонах в России, Румынии, Венгрии. Закончил службу начальником политотдела КСВУ, гвардии полковником и с этой должности ушел в запас. Двадцать один год в СШ №14 преподавал историю, обществознание, НВП и ОБЖ. Трудовой стаж у меня идет с 1934 по 2002 год. Всего получается 68 лет. В 10-й, 12-й и 25-й школах я сейчас часто провожу уроки мужества. Стараюсь рассказывать современным ребятам правду о войне. Они часто спрашивают: «А какими были фашисты? А почему в Бресте на стене написано: «Умираю, но не сдаюсь»?» Приходится объяснять, что немцы готовили для русских не баварское пиво и прусский шпик, а виселицы, смерть и разрушение. Ребятам уроки мужества идут на пользу.

Любовь КУКУШКИНА


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru