Архив номеров


    Те, кто в России еще сохранил способность думать, понимают, что страна стоит на пороге каких-то кардинальных изменений. Особенно это заметно в Москве и ее окрестностях. В столицу, кажется, устремилось все трудоспособное население страны, безуспешно пытаясь хоть как-то разумно организовать жизнь на пятачке диаметром 100 километров. А вся остальная бескрайняя Россия стремительно деградирует. Такие города, как Тверь и Калуга, которые расположены всего в сотне с небольшим километров от окружной дороги, балансируют на грани, будто не могут решить, развиваться или исчезнуть. О том, что нас ждет, мы решили поговорить с Геннадием КЛИМОВЫМ, который много лет изучает законы развития социально-экономических систем.
    - Геннадий Андреевич, уж очень тревожно. Что происходит?
    - Человеческое общество переживает период, который некоторые называют «концом истории». Мир входит в некое новое состояние, которое получило название глобализация. И само общество, как коктейль, разделяется. Большинство «ворот в новый глобальный мир» расположены в ядрах старых промышленных регионов. Это - Лондон, Франкфурт, Милан, Нью-Йорк, Бостон, Токио, Шанхай и Гонконг.
    Москва также стремится встать в первую шеренгу таких мировых центров.
    Новая экономика знаний, развитие которой приводит к становлению «ворот в глобальный мир», предъявляет совсем другие требования к качеству людей. Экономика знаний нуждается в труде уникальном и плохо поддающемся регламентации. Такой труд вследствие его сверхвысокой квалификации может быть только очень высокооплачиваемым, что влечет за собой общее удорожание жизни в окрестности «ворот», а тем самым - необходимость повышения оплаты труда и работников более низкой квалификации. Это, как магнит, притягивает в окрестности Москвы огромное количество мигрантов.
    Сколько бы этажные дороги ни строил мэр Москвы Юрий Лужков, транспортный коллапс в столице будет только нарастать. Дорогая рабочая сила делает экономику такого региона неконкурентоспособной, а скученность делает жизнь некомфортной. Это вызывает процессы иного порядка - бегство из столицы традиционной экономики и части населения, ищущего более комфортные условия жизни.
    Эти процессы оказывают огромное влияние на города, граничащие с Москвой, такие как Владимир, Иваново или Тверь. Без учета этих процессов нельзя серьезно заниматься планированием развития этих городов.
    Эволюция окрестностей «глобальных ворот» может иметь несколько сценариев.
    Пара близко расположенных «ворот» формирует ось, и весь регион этой оси постепенно входит в состав «широких ворот» (как это произошло с Силиконовой долиной и Монтерреем, оказавшимися на оси Сан-Франциско - Лос-Анджелес). Это же может произойти на оси Москва - Санкт-Петербург. В этом случае города Тверь и Великий Новгород, которые лежат в центре этой оси, по существу станут выполнять столичные функции. Это зависит от того, сможет ли Северная столица реализовать свои возможности и стать новым глобальным европейским центром.
    По второму сценарию регионы, примыкающие к «воротам», превращаются в их сервисную зону и сохраняют обычную экономику, как правило, связанную с высокотехнологичным гражданским или военным машино- и приборостроением. Во всех подмосковных регионах в советский период развивались высокотехнологичные производства, связанные с ВПК. Так, в Великом Новгороде помимо телевизоров «Садко» производились радиобуи для спутникового наблюдения за подводной активностью в Мировом океане; в Тверской - программное обеспечение для всего Советского Союза, а также искусственные волокна для космической и оборонной отраслей, превосходившие по характеристикам кевлар и его новейшие аналоги. Поскольку подобные производства нуждались в кадрах, здесь были созданы образовательные и научно-исследовательские центры. Калуга, Владимир, Новгород, Тверь пополняли свой кадровый потенциал, в том числе и за счет выпускников столичных вузов и переселения талантливых инженеров из других регионов СССР.
    Не всем высокотехнологичным производствам удалось пережить кризис 1990-х годов. Так, в Новгородской области радиоэлектроника практически исчезла. Едва ли удастся восстановить и производство искусственных волокон в Твери. В то же время в Нижегородском регионе производство экранопланов не утрачено, а производство специальных стекол и пьезоэлементов во Владимирской области даже выросло. Потенциал ВПК в значительной мере сохранен. Тенденции к сворачиванию традиционной экономики заметны лишь в Ивановской и Тверской областях.
    В регионах вокруг Москвы формируются новые сектора экономики, ориентированные на обслуживание столицы, складывается туристско-рекреационная инфраструктура. Однако развитие этих трудоемких секторов сдерживают уменьшение численности и деградация местного населения, а также отсутствие в них системы подготовки соответствующих кадров. Инвестиционный потенциал этих территорий остается довольно низким. Это связано в том числе и с отсутствием содержательной политики регионального развития со стороны администраций и муниципалитетов.
    Как известно, разруха начинается в головах. Почти все сегодняшние проблемы подмосковных регионов имеют причину в невежестве многих областных чиновников и мэров городов. Относится это и к Тверской области, где губернатор Дмитрий Зеленин считается прогрессивным и современным руководителем, но его команда зачастую не соответствует сложности поставленных задач.
    В 1990-е годы возможности привлечения инвестиций в регион во многом определялись степенью консолидации региональных элит. Так называемые «Пакты элит» повышали предсказуемость экономической политики региона. Естественно, что такие регионы обладали большей инвестиционной привлекательностью.
    Именно в эти годы авторы, группирующиеся вокруг газеты «Караван+Я», говорили о вреде для Твери деятельности некоторых региональных политиков, таких как Валерий Нехаев, Сергей Потапов, Николай Карпов, которые подталкивали тогдашнего главу областного центра Александра Белоусова к конфликту с губернатором Владимиром Платовым. Сегодня в Твери, наконец, стали заметны усилия по консолидации. Жаль, что этот процесс запоздал лет на пять-десять.
    Сегодня это уже мало актуально. Появился более мощный аппарат социально-экономического конструирования региональной политики, основанный на технологии «управления конфликтами». Там, где главам регионов или мэрам больших городов удается найти на должность куратора внутренней политики специалиста, понимающего суть этого метода, можно наблюдать пиковый рост деловой активности и значительное снижение коррупции на всех этажах власти, становление институтов гражданского общества и рост глобальной конкурентоспособности региона.
    Другим фактором, влиявшим на объем инвестиций в экономику региона, является включенность региональной элиты в федеральные и международные процессы. Так, Новгород, несмотря на значительный приток иностранных инвестиций в пищевую и химическую промышленность, практически полностью утратил свои позиции в сфере высокотехнологичного производства, тогда как в Брянске, Владимире, Калуге оно не только сохранилось, но и активно развивается. И причину следует искать в личности тогдашнего новгородского губернатора Прусака, который подменил собой все институты гражданского общества.
    Между Москвой и периферией происходит активный обмен людьми. В силу острейшей конкурентной борьбы в Москве некоторые специалисты вынуждены ехать в провинцию. К сожалению, помимо опыта и связей они несут с собой «дурную мораль» и, в отличие от региональной элиты, не склонны даже делать вид, что учитывают интересы местных жителей и что хотя бы озабочены судьбой нации и государства.
    Но гораздо большие масштабы имеет обратный процесс миграции. Провинциальные города в окрестностях Москвы стремительно пустеют и глупеют. Стимулируют этот процесс прежде всего местные власти. Контроль над всеми проявлениями свободы слова, монополизация почти всех секторов бизнеса коррумпированным чиновничеством, кумовство при комплектации органов власти «выталкивают» молодых и инициативных в Москву, где возможности для открытия бизнеса и карьерного роста существенно выше. Качество человеческого «ресурса» вокруг Москвы неуклонно падает, и со временем этот процесс может приобрести необратимый характер. Уже сегодня в Твери индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) значительно ниже среднероссийского, а ведь недавно это была столица программистов Советского Союза, где, например, разрабатывалось программное обеспечение знаменитых российских систем ПВО.
    В регионах с промосковски настроенным губернатором (Нижний Новгород, Тверь, Иваново) характер инвестирования определяется не потребностями регионального развития и не федеральной политикой (ввиду отсутствия таковой), а интересами политических и деловых кругов Москвы. В Москве остается все меньше промышленных предприятий, особенно экологически «грязных». Быстрому вытеснению на периферию промышленных производств и даже складов способствует высокая стоимость земли. Вокруг Москвы возникает новая рекреационная экономика: дачи, туристические маршруты, дома отдыха и т.д., - ориентированная на обслуживание только москвичей.
    Потребность Москвы в рабочей силе привела к появлению специфической (не имеющей аналогов в мире) экономики «спальных регионов», ежедневно поставляющей в Москву рабочие руки.
    Эти изнурительные для человека миграции выгодны московской экономике, а следовательно - контролирующему ее крупному капиталу, переплетенному с властью. Это приводит к расточительному использованию трудового потенциала страны, сокращению жизни и окончательной деградации таких городов, как Тверь, но особенно страшны последствия такой политики в малых городах типа Кимр или Конакова.
    - Вы нарисовали нерадостную картину. Но есть ли все же перспектива у таких городов, как Тверь или Иваново?
    - В каждом конкретном случае судьба таких городов будет зависеть от таланта двух-трех человек - смогут ли они придумать «фишки», которые обеспечат устойчивый рост города. Многое определяет интеллектуальная элита городов. Как ни странно, но успех города зависит не от финансовых возможностей, месторасположения или других факторов. Успех города зависит исключительно от того, что творится в головах его жителей. Поэтому чрезвычайно важна роль СМИ и сети распространения знаний.
    Одна мысль, одна статья может поменять Тверь и Москву местами. Помните: «сначала было Слово» - это закон развития социальных систем. Но пока доминирующее положение Москвы в информационной сфере не смогло поколебать даже развитие Интернета: «информационную погоду» делают сайты и авторы, имеющие отношение к Москве.
    Поэтому если Тверь намерена заявить свои претензии на сохранение себя в новом глобальном мире как значимого места, она должна предложить миру совершенно грандиозный по своим мировоззренческим последствиям проект, который не смогла бы спрятать в своей тени превосходящая Москва. Хотя в современной России функции площадки для обмена идеями - причем не только внутри самой страны, но и между ней и миром - выполняет именно Москва, и, таким образом, научная школа Твери находится в изначально более сложном положении.
    Чтобы изменить судьбу Твери, нужны титанические усилия и помощь всего городского сообщества. Есть ли для этого в городе достаточно просвещенных людей и достаточно ли для этого окажется знаний и воли у главы города, покажет время. Последние дни мы наблюдаем поразительные перемены Олега Лебедева, главы Твери. Мы не хотели бы разочаровываться, но происходящее вселяет надежды.
    - Так что, Твери остается надеяться лишь на чудо?
    - Если Тверь не найдет прорывного решения, она будет развиваться в парадигме дальнего пригорода Москвы.
    Допустим, что нынешние тенденции сохранятся. В этом случае Санкт-Петербургу в обозримой перспективе не удастся превратиться во второй российский мировой центр. Отсутствие агрессивной промышленной и научно-образовательной политики со стороны федерального центра приведет к дальнейшему упадку высокотехнологичных отраслей, к отставанию Москвы от Лондона, Нью-Йорка и Франкфурта по рыночной силе и финансовой мощи. В результате в течение ближайших 15-20 лет под угрозой может оказаться сам статус Москвы как «ворот в новый глобальный мир». Это приведет к тому, что наблюдаемая сегодня в таких городах, как Тверь, умеренная позитивная динамика сменится жесточайшей стагнацией.
    Предположим, что федеральный центр взял курс на межрегиональное выравнивание в масштабах страны. В этом случае темпы отставания Москвы от других центров глобального мира окажутся еще выше. Но Тверская область получит некоторый стимул для развития. Однако в среднесрочной перспективе (15-20 лет) этот фактор развития Твери будет опять утрачен вследствие общей деградации Московского региона. Так что в традиционной парадигме развития у Твери нет будущего. Это звучит жестоко, но это правда - и ее лучше знать заранее. Либо Тверь должна найти прорывное решение, либо следует надеяться на усиление Санкт-Петербурга при продолжающемся росте Москвы. В этом случае Тверь приобретает неформальный статус столицы России со всеми вытекающими последствиями.
    Подобный сценарий способствует упрочению позиций Москвы и Санкт-Петербурга как «ворот в глобальный мир» и восстановлению статуса России как передовой индустриальной державы. Но это обернется ростом территориального неравенства в РФ, выкачиванием всех ресурсов и жизненных сил из остальных регионов страны. Существует еще один сценарий. До этого мы исходили из посыла неизменности современного миропорядка. Однако все меняется. Сегодня наблюдается разрыв в качестве жизни между старыми и новыми членами ЕС. Последние будут добиваться выравнивания регионов. Эти тенденции усилятся в случае приема в Евросоюз Украины и Грузии. Такой сценарий может привести к частичной переориентации экономических потоков из Франкфурта и Ранштадта в Москву, что превратит Россию чуть ли не в доминирующего игрока Европы. Разумеется, это станет возможным лишь при условии наращивания мощи российской финансовой и биржевой системы, усиления судебной системы, обретения арбитражным комитетом торгово-промышленной палаты международного статуса, создания новых научных и образовательных центров вокруг Москвы и т.д. Необходимы также меры по снижению прямого государственного вмешательства в экономику и повышению общественного доверия, в том числе меры по неукоснительному соблюдению личных свобод и свобод журналистов.
    - Все же, что будет с Тверью?
    - Бог не сентиментален. Пропуск в новую жизнь следует заслужить трудом и умом. В равной мере это относится и к судьбе городов.

Подготовила Мария ОРЛОВА

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru