Архив номеров


Геннадий Климов     В пятницу, 8 февраля, в информационном агентстве eTver состоялся круглый стол, посвященный итогам эпохи Владимира Путина. Участие в нем приняли ведущие политологи Твери, политические журналисты и представители политических партий.
    Вступительное слово произнес Геннадий Климов, главный редактор еженедельника «Караван+Я»:
    - С этой недели информационное агентство eТver начинает проводить серию круглых столов, посвященных актуальным проблемам современной жизни. Темами сегодняшнего круглого стола мы выбрали:
    1) подведение итогов и обсуждение экспертным сообществом Путинской восьмилетки;
    2) составление прогноза: что ждет государство после президентских выборов 2008 года?
    Смысл нашего собрания - вернуть публичность в жизнь региона. В последнее время в регионе стал вырождаться класс политических журналистов и политических аналитиков. Общество и СМИ начинают впадать в провинциальность. Задача нашего круглого стола - изменить ситуацию, побороть в элитах страх выражения своего мнения и своей политической позиции.

    Часть первая - итоги правления Путина

Виктор БОГДАНОВ     Виктор БОГДАНОВ, обозреватель «Тверской газеты»: Главным итогом восьмилетки стали два существенных момента: первое - всеобщая паранойя, связанная с тем, что нас окружают внешние и внутренние враги. Как пример приведу цитаты из газеты, близкой к мэрии Твери, направленной против Геннадия Климова. Все общество разделено на «своих» и «чужих». Примером этому служит и небезызвестная, появившаяся в Твери после выборов в городскую Думу растяжка, где наш мэр мнит себя маленьким Путиным и на опыте города вершит то, что происходит в стране.
    Второе - в большинстве современных школ и вузов преподают общественные науки. Мы понимаем, что жизнь общества отражает законы природы. Мы же не можем отменить закон земного тяготения! Но почему же мы пытаемся изменить законы общества: например, заморозить цены. Мы пытаемся изменить законы экономики. Я недавно описал в газете, что хлеб в Твери плохой, так потом выслушал нотацию от представителя хлебозавода Нины Болговой. Свобода слова у нас является весьма условной, и это опасная тенденция.
    Главный итог Путинской восьмилетки - удалось создать общество потребления. Мы живем, покупаем вещи и недвижимость в кредит, но и это может плохо закончиться.
Андрей ЧЕРНЫШОВ     Андрей ЧЕРНЫШОВ, политолог, ведущий «ТВЦ-Тверь»: Первое, от чего, на мой взгляд, надо уходить в нашем разговоре, так это от фамилий. И дело не в том, что, как мне кажется, роль действующего президента в формате этой дискуссии сильно преувеличена, как и роль его преемника. Дело не в этом. Просто на протяжении последних 30 лет, где-то с 1975-1977 годов, сначала советский, а потом и российский политический класс действует во все более сужающемся коридоре возможностей. По многим причинам. И тот диапазон, в котором можно осуществлять выбор тех или иных вариантов развития, для политиков на самом деле совсем невелик. И поэтому роль личностного фактора с каждым десятилетием все более сужается. Поэтому я бы хотел уйти от фамилий и имен. И говорить о том, что я называю длинными трендами, устойчивыми тенденциями, причем в политике объективно обусловленными.
    С этой точки зрения, последние 8 лет, которые мы прожили, можно оценить под двумя углами зрения: осмысленным - то, что делалось осознанно, и то, что осмысливалось в меньшей степени и происходило в основном стихийно.
    Вот это стремление вернуться в ту точку, откуда еще можно «отруливать», - это стремление было очевидным, и, на мой взгляд, это стремление было реализовано. И это скорее плюс, чем минус.
    Геннадий КЛИМОВ: А вам не кажется, что эту точку перескочили?
    Андрей ЧЕРНЫШОВ: Это интересный вопрос. И здесь важна степень, вполне возможно, что со стабилизацией, как происходящее называет сейчас пресса, немного переборщили. На самом деле это называется восстановлением частичной управляемости. Управляемости обществом, политическими процессами. Это - несомненное достоинство. Все прекрасно понимают, что любой вопрос имеет цену. И здесь мы подступаем к осознанию, какой ценой эта стабилизация была достигнута и обеспечена. У журналистского сообщества, у людей, которые ведут себя ответственно, должно быть четкое понимание, что при таких быстрых темпах стабилизации и цена должна быть достаточно высокой. Если говорить о самых серьезных вещах относительно цены вопроса, то там выделяются два момента. Первое - это утрата и без того ограниченной способности элит к консенсусу. В этом смысле показательны ситуация 1999 года с назначением преемника и ситуация конца 2007 года. В те времена вопрос с преемником был решен в результате консенсуса элит, хотя и не такого широкого, как, может быть, хотелось бы. Мы видим, как решается этот вопрос сейчас. Никакого консенсуса элит нет, и это очень важная характеристика любого общества. Это так или иначе придется восстанавливать новым властям.
    Второй момент цены вопроса - это частичная утрата управляемости, особенно на микроуровне, я имею в виду муниципальные образования. Об этом отваживаются сказать некоторые главы МО. У меня в программе недавно был Марк Жанович Хасаинов, мэр Вышнего Волочка. И на прямой вопрос об управляемости муниципального образования 10 лет назад и сейчас откровенно ответил, что она снизилась. Я не буду приводить его объяснения, чтобы не пересказывать. Однако стоит отметить, что власть - это тот фермент, который, выражаясь биологическими терминами, вырабатывает общество. Фермент в больших или меньших объемах. И в девяностые годы разочарованием было то, что общество не в состоянии вырабатывать фермент власти в тех объемах, которые потребны для нормального функционирования ее институтов. Этого фермента, как выяснилось, мы вырабатываем намного меньше, чем необходимо. И сжатие политического поля с 2000 года - это результат осознания этой ситуации.
    А по логике, где властного ресурса мало - он сжимается. И вот эта проблема со сжатием политического поля и с недостаточностью фермента власти - очень серьезная проблема. Она, может быть, выглядела не так страшно, если бы мы не жили в рыночном обществе. В обществе с регулируемой экономикой позволено предельное сжатие политического поля. А в обществе со свободной экономикой такое положение долго терпеть никто не будет.
    А насчет тех проблем, перед которыми встанет новая российская власть, так это проблема консенсуса элит и проблема управляемости муниципальных образований - есть разные пути решения этих проблем. Консенсус элит проще всего решается восстановлением партийных структур. Потому что в западных странах партийная парламентская демократия больше является инфраструктурой для вовлечения в процедуру консенсуса широких слоев населения, а не только партийных элит. Насчет муниципальных образований я бы добавил еще вот что: сжатие политического поля имеет еще один плачевный результат - деэлитизация региональных верхов. Эти верхи перестают себя чувствовать участниками политического процесса. Их ресурс деполитизируется, то есть вовлекается в другие сферы, неполитические, я не имею в виду чисто финансовую сферу. Поэтому какие-то формы восстановления региональных элит, возвращения им элитного статуса тоже неизбежны. А о том, в каких формах это будет конкретно осуществляться, в виде регенерации партийной структуры или в восстановлении элитного статуса региональных верхних групп, это не столь принципиальный вопрос.
    Геннадий КЛИМОВ: Оценить итоги «эпохи Путина» однозначно нельзя. Вспомним, в каком состоянии Путин принял страну. Процессы демократизации, начатые еще президентом Михаилом Горбачевым, и которых жаждало общество, к концу срока правления Бориса Ельцина начали принимать уродливые формы. После развала республиканскими элитами во главе с Ельциным Советского Союза, на грани распада стояла уже Россия. При Ельцине начала складывать экономическая система, которая носила все признаки рынка, но рынка бюрократического. Возникшее высшее олигархическое сословие считало себя выше верховной власти России и было ориентировано на интересы зарубежных государств.
    Владимир Путин вынужден был решать проблему прекращения дезинтеграции страны. Не затрагивая суть экономической системы, сложившейся при Ельцине, он начал реформы политической системы. Целью реформы было укрепление властной вертикали. В конце концов, он показал олигархам «кто в доме хозяин», а те правила игры приняли, тем более что миллиардеров стало при Путине в несколько раз больше. И хотя разрыв между богатыми и бедными продолжал увеличиваться, простому народу стало жить полегче. Помогло то, что цены на нефть взлетели до небес и хлынувший в страну поток долларов со временем стал попадать и в кошельки некоторых простых россиян.
    Одержав победу над сепаратистами в Чечне, президент проявил личную волю. Этим он отодвинул угрозу распада новой России. Рубль стал практически конвертируемой валютой. Умеренно агрессивная политика на внешних энергетических рынках привела к частичному возвращению стране статуса влиятельного мирового игрока.
    Однако промышленной политики по-прежнему практически не было - страна продолжала развиваться по заложенной при Ельцине парадигме, то есть превращалась во влиятельную, но сырьевую державу, своеобразный отсталый придаток западного мира.
    И все это на фоне агрессивной риторики, которая производила впечатление только на российских старушек. А правящим классом из страны продолжали вывозиться огромные капиталы. В конце концов, и государственная казна в виде Стабилизационного фонда была переправлена за океан в банки США. На фоне отсутствия отечественных банков, способных выдавать «длинные кредиты» на развитие промышленности, этот факт является наиболее показательным.
    Но об этом и элита, и простой народ были мало осведомлены, так как усилиями кремлевской администрации были практически «зачищены» СМИ, и свобода слова осталась в очень узких сегментах медиа-индустрии - Интернете и некоторых газетах.
    Несмотря на заявления президента, многопартийная система, которая только начала было складываться, была заменена доминированием одной «Единой России», а публичная политика - самым примитивным пиаром и пропагандой.
    Все это привело к деградации правящего класса, нарастанию коррупции во всех эшелонах государственной и муниципальной власти, разрушению морали общества и замене его суррогатами общественных идей, базирующихся на невежестве и цинизме.
    Полностью контролируемые из Кремля центральные каналы телевидения стали пропагандистами самых низменных человеческих инстинктов. Это новая «циничная» мораль стала разъедать Россию изнутри, вновь остро встал вопрос о ее дезинтеграции, теперь уже как человеческого сообщества.
    Приведу пример, как мне кажется, показательный: ситуация в городе Твери, где группа предпринимателей, захвативших муниципальную власть, цинично проводит «прихватизацию» имущества горожан. Дошло до того, что мэр Твери и депутаты, как я понимаю, передали олигархам городской водопровод. Депутатов арестовали и дали серьезные сроки заключения, а мэра с помпой приняли в партию «Единая Россия». При этом удостоверение ему вручал лично Борис Грызлов. Это пример двуличности и лицемерия сегодняшней политической системы. Пример, как вполне нормальные теоретические построения о «суверенной демократии» главного кремлевского идеолога Владислава Суркова на практике превращаются в нечто совсем не похожее на оригинал.
    Таким образом, к концу срока президентства Путина Россия вновь стоит перед выбором «быть или не быть».
    И самое последнее. Путин действительно патриот страны. И он ее интересы ставит выше собственных интересов. В самый ответственный момент, когда в конце 2007 года партноменклатура достигла высшей степени дебилизма и от животного страха потерять привилегии и капиталы при новом президенте готова была полностью лишить страну гражданских свобод, готова была переписать Конституцию и ввести пожизненное президентство, - Путин сказал нет. И этим уже он обеспечил свое место в истории России как один из самых выдающихся ее сынов.
    Максим НОВИКОВ, лидер коалиции «Другая Россия»:
    Удивлен, что люди еще собирают подобные дискуссионные площадки. Буду поддерживать любую вашу инициативу.
    За период правления Путина у меня возник ряд вопросов. Налицо многие положительные моменты: это ликвидация внешнего долга и создание общества потребления. Позитивные сдвиги есть, но меня волнует «похолодание политического климата» в нашей стране. Политическая система сводится к формуле «Кто не с нами, тот против нас». Это доказали декабрьские выборы. Умнее было бы пропустить в Думу СПС и «Яблоко», которые все равно не повлияли бы на общий политический курс, однако этого не было сделано. Умнее было бы позволить Касьянову зарегистрироваться на пост президента - его рейтинг все равно невысок. Можно было его зарегистрировать и показать Западу и населению, что в России жива демократия. Вместо этого регистрируется какой-то мутный господин Богданов, к Виктору Вадимовичу это не имеет никакого отношения. У нас на носу выборы президента, а в стране тишь да гладь. Все фиктивно и имитационно. В связи с этим возникает вопрос: а нужны ли выборы нашей стране? Сейчас нужно бороться с несправедливостью. Мы готовимся организовать пикет, чтобы показать народу, что выборы - это фарс.
    Еще одна проблема: за восемь лет активное поколение, которое выросло в неспокойные 90-е годы, как-то прикормилось. Сергей Аксенов, Владимир Пашедко. Люди остепенились. Наиболее активные ребята стали чиновниками, бандитами или ушли в бизнес. Даже на наш «Марш несогласных» приходят «те, кому за», это напоминает коммунистические митинги. А молодежь довольна, что можно брать вещи в кредит, покупать дорогие сотовые телефоны. Это действительно страшно. Между мной (мне скоро исполнится двадцать восемь лет) и поколением восемнадцатилетних уже зияет пропасть. Молодежь развивается не в том направлении. Всеобщее спокойствие и снижение общественной активности - это один из основных минусов политики Путина.
Сергей РОГОЗИН     Сергей РОГОЗИН, секретарь горкома КПРФ, депутат ТГД:
    Ограничусь выдержкой из статьи Владимира Соловьева, представителя фракции коммунистов в Государственной Думе. «При Путине Россия заняла первое место по смертности и числу курящих детей», «65-е место по уровню жизни, 136-е место по продолжительности жизни». В СССР данные были куда более позитивными. В данном случае цифры говорят красноречивее слов. Но самое интересное, что газету с этими данными отказалась печатать областная типография. При Путине появилась новая технология выборов.
    Интересный пример - ситуация в Ингушетии. Более половины жителей недавно заявили, что они не принимали участия в голосовании, которое, по словам властей, прошло с «максимальной явкой избирателей» в 98%.
    Что касается Медведева. Он так «прекрасно» управлял Газпромом, что в итоге стоимость газа увеличилась на 25%. Таким образом, все можно выразить в цифрах.
    Сейчас многие боятся высказываться. Наша задача - вернуть обществу политическую активность. Потому что сейчас даже дети понимают, что грядущие выборы - это фарс.
    Валерий КАРАСЕВ, член общественного совета Тверской области: Я около сорока лет вращаюсь в общественно-политической сфере. Был и в партийной номенклатуре, и в бизнесе, и в администрации. Наши граждане да и все наше общество живет по принципу перефразированных стихов Розенбаума: «Хвалить - так хвалить, ругать - так ругать». Нам вообще свойственны крайности. Масло в огонь добавляют активно разрабатываемые сегодня политтехнологии. Это было и раньше, сейчас получается перебор: и в оценке достижений, и в прогнозах на будущее. В обществе происходит процесс демократизации, которого все мы так давно ждали. Но нельзя форсировать и подгонять его вызревание. Мы видим лишь зачатки формирования гражданского общества, идет начальный этап его вызревания.
    Есть такое понятие, как «коэффициент цивилизованности», который условно дает представление о зрелости и развитости общества. Кто-то из наших современников уже сейчас живет по самым высоким стандартам цивилизации, а значительная часть отстает от них на несколько порядков. А в среднем получается, что по многим показателям мы отстаем от большинства развитых стран. Стремясь догнать их, мы должны отдавать себе отчет, что этот процесс вызревания будет весьма длительным и чтобы его приблизить, нужно просто засучить рукава и потихонечку вылезать из ямы. Мне кажется, что путин это понял восемь лет назад. Как мужик едет на лошади? Его руки, держащие поводья, расслаблены, но в любую секунду он готов их напрячь, чтобы не свалиться в кювет. Так же и Путин правит страной. Я ему полностью доверяю. Сейчас президент обсуждает перспективы развития России. Путин уверен в своем преемнике Медведеве, значит, и я в нем уверен. Это взгляд в будущее. Нам дали нужное направление, и мы должны старательно разрабатывать его и настраиваться не на охаивание, а на конструктивную работу.
    Александр РОМАНОВ, руководитель тверского отделения «Народно-демократический союз»: Я думаю, что этот товарищ, Путин, изучил «класс инакомыслящих» и запретил его. Это доказали последние выборы. Также он создал «класс пресмыкающихся» и руководит им. Лично я, когда собирал подписи за Касьянова, испытал на своей шкуре очень большое давление. Мне больше нечего сказать.
    Валентин ТУРБАЕВСКИЙ, представитель тверского регионального отделения политической партии «Яблоко»: Я приветствую подобные форумы. Контакты со СМИ дают оценку существующей власти. Наша партия выдвигала лозунги: «Хватит лжи на госканалах!», «Исключение главы «Против всех» - грубое нарушение демократической нормы». Однако нам не давали слова, наши агитационные материалы опубликованы не были. Я даю негативную оценку существующей власти. Авторитарная система в нашей стране постепенно переходит в тоталитарную. Я призываю к бойкотированию выборов президента.
    Николай КОКОТКИН, кандидат философских наук, доцент кафедры социологических и экономических дисциплин: Легче оценить этот период с чисто идеологической партийной позиции. Что не совпадает с партийной идеологией, то неправильно.
    Я могу объективно оценить близкую мне военную систему. В армии признали заслуги Путина. Произошло некоторое повышение социального статуса офицера, повысилось благосостояние военнослужащих. Положительно воспринимается нормальная организация президентом учебно-боевой деятельности. Офицеры готовы серьезно работать в армии и служить Отечеству.
    Но все-таки до конца не преодолено недоверие к властям. А по сравнению с 90-ми еще больше устарели оружие и военная техника. У нас немасштабный процесс модернизации, новой техники поступает очень мало. Слишком долгосрочные планы по перевооружению. Сейчас проблемы государственной идеологии, патриотизма отошли на задний план. Офицеры свыклись и больше не вдаются в философские глубины и рассуждения.
    Но в дискуссии мы слишком абсолютизируем влияние Путина. Фактически он не затронул основы рыночных отношений, сложившихся при Ельцине. Ошибка Путина - резкое выступление против гайдаровский реформ, критика 90-х годов, хоть это и декларации. Между тем тот механизм, который тогда закладывался, действует и по сей день. Так что критиковал он зря. А вот политико-идеологическая ситуация у нас сейчас ненормальная. Медведев и Путин должны победить на выборах с 51-м процентом голосов. Но это при условии, что кандидаты имеют равные возможности. На Западе претенденты часто отстают друг от друга на 0,1%! У нас политическое поле сужено, так как слишком широка платформа для нынешней власти.
    Другие партии идеологически и социально вошли в платформу партии власти. 7% - это ненормальный избирательный порог. Использование административных ресурсов и излишнее участие Путина в партийных мероприятиях - это грубая ошибка.
    С другой стороны, и наши претензии ненормальны. Зачем апеллировать к государству, если мы сами выбрали систему, в которой правит рынок. Значит, государство не ответственно за многие события, которые происходят в стране.
    Игорь МАНГАЗЕЕВ, обозреватель «Вече Твери»: Произошло большое «огосударствлевание» всего общества. Даже с церковью государство сейчас взаимодействует очень активно. Хотя церковь - единственный институт, пока сохраняющий свою независимость от официальной власти. Она остается свободной. Если государство впитает в себя и церковь, то это будет совсем страшно. Но уже и сегодня основным вопросом является дилемма «государство и церковь», а не «государство и гражданское общество».

    Второй вопрос - ваш прогноз: политика нового президента сохранит преемственность?

    Геннадий КЛИМОВ: Когда просят дать оценку произошедшему, то это проще. Это всегда субъективно. Прогноз - это серьезней. Особенно если его делать профессионально, а не так, как это делают приписанные к Кремлю политологи вроде Глеба Павловского. У них политология превратилась в особый жанр литературной демагогии. Что бы делать профессиональный прогноз, необходимо иметь рабочую модель общественного развития, проще говоря, знать историю вне идеологических догм. В последнее время появилась группа ученых, которые стали использовать синкретический подход в изучении истории, то есть они стали соединять методологию разных наук: астрономии, теплотехники, географии, климатологии, языкознания, истории религии. В результате начала вырисовываться совершенно иная картина мира, которую уже можно использовать в прогностике социально-экономических систем. Самое простое - сделать краткосрочный прогноз. Суть его заключается в ответе на вопрос, что делать? Исходя из логики исторических процессов, этот прогноз говорит о том, что инерция реформ Путина еще какое-то время сохранится. Скорее всего, до осени этого года. После этого новый президент должен будет слегка изменить галс движения России в сторону больших свобод: создать реальную двухпартийную систему, вернуть свободу слова и т.п. При этом на первую роль выйдет правовая культура и борьба с коррупцией. Возникнет тяга к преодолению цинизма и аморальности общественных институтов. У древних ариев было истина: «Любое нарушение симметрии ведет к движению, а оно ведет к смерти». Ничего не должно быть слишком много. Порядок нужен, но его нужно в меру. В 2007 году в российском обществе его стало слишком много, и это стало вредить обществу. Поэтому необходима перемена курса, и поэтому преемственности, в обывательском понимании, не должно быть и не будет.
    Другая проблема, которую должен будет решать новый президент, - это создание политической системы, позволяющей развиваться России без потрясений вне зависимости от личности президента. Почему все страны Европы такую систему имеют, а в России если демократия - до развала страны, а если диктатура - то до гулага?
    Ответ на этот вопрос тоже есть в истории. Россия чрезвычайно инерционная страна. Ее очень трудно подвигнуть на что-либо, но не менее трудно остановить. Причина этого не только в огромных размерах, но и в прошлом. Дело в том, что первоначально человек современного типа образовался именно на территории России. Все самые древние стоянки человека располагаются на территориях Воронежской, Липецкой, Калужской, Тульской, Московской, Орловской и Тверской областей. Здесь человечество жило довольно изолировано на протяжении 45-47 тысяч лет. А остальной мир, включая Европу и Китай, был заселен 10-7 тысяч лет назад. Исторический груз делает российское общество столь инерционным, и поэтому здесь необходимы более совершенные системы управления обществом. В таких случаях в автомобилях форсируют двигатели и оборудуют дополнительными системами торможения. А Путин управлял страной вручную. Новому президенту придется создать систему автопилота на базе принципа саморегулирования.
    В социальных системах эту роль выполняет конструктивная оппозиция. Причем не просто оппозиция, а влиятельная и экономически независимая оппозиция. В Древнем Риме это был нобилитет, в России - дворянство и земство. Политтехнологические фокусы вроде создания понарошку оппозиционной псевдопартии здесь не пройдут. Функция такой оппозиции - тормозить, когда общество чересчур разгоняется, и разгоняться, когда оно чересчур тормозит. Она должна быть по своей сути в оппозиции к власти всегда, несмотря на то, кто ее реально возглавляет (коммунисты или либералы). Это и есть механизм общественного саморегулирования, позволяющий преодолевать излишнюю инерционность системы.
    Необходимо создание среды, в которой могла произрастать конструктивная оппозиция. Это три института гражданского общества: СМИ, некоммерческие организации и самоуправление. И здесь во взаимоотношениях «власть - институты гражданского общества» возникает проблема поиска оптимального уровня взаимопроникновения и взаимного антагонизма. Это есть ключевая проблема. Если удается решить эту проблему и проблему финансового обеспечения гражданских институтов, то милости просим - вы в современной Европе. Если нет, то вы по-прежнему в Азиопе. Это не очень хорошее место для жизни. В конце концов, в современном мире всегда есть выбор, где жить. Поэтому у нового президента этого выбора как раз и нет. Или он сделает настройку политической системы, или он лишится страны - очередной волны бегства активного населения Россия просто не выдержит.
    Что касается прогноза на среднюю перспективу, то здесь все сложнее. Дело в том, что цивилизация развивается под воздействием целой системы циклов. Последовательное чередование консервативных и демократических установок власти и общества - это самые быстрые циклы. Их период от 4 до 13 лет. Поэтому уже 30-40 тысяч лет назад в арийском обществе были выработаны механизмы смены вождя. Сегодняшняя система демократии происходит собственно из тех времен. Правда, она сегодня более гуманна - раньше вождя приносили в жертву богам, а особо уважаемых и съедали.
    Однако примерно в 1100-970 году до н.э. настала так называемая осевая эпоха, когда на земле появились пророки. Я сейчас заканчиваю новую книгу из серии «История Европы» и пытаюсь реконструировать именно ту эпоху. Я пока не уверен, но у меня зреет убеждение, что пророки (еврейский Моисей, иранский Заратуштра и скандинавский Один) жили в одно и то же время. И ушли они с одного места, после встречи с Богом. Моисей - в Палестину, Заратуштра - в Иран, а вождь азов по имени Один - в Скандинавию. После этого начинается эпоха гуманизации. Человечество отказывается от жертвоприношений людей, а потом и животных. Появляется понятие гражданских свобод. Возникает вольница Боспор в Азовском море, а следом из нее - античная цивилизация. Возникают четыре мировых религии и современная Европа. Современность началась три тысячи лет назад, когда три пророка встретились с Богом. В какой это было форме: откровения или решения всемирного совета жрецов, мы пока не знаем. Но каков временной отрезок этого цикла? В Европе мы наблюдаем рождение новой «религии» под названием «толерантность». И мы видим, к каким последствиям эта «вера» привела на примере арабских погромов в Париже.
    У меня была беседа по этому поводу с членом Совета мудрецов мира, хранителем тайной доктрины евреев каббала Михаэлем Лайтманом. Он уверен, что мы входим в эпоху, итогом которой будет создание политической системы, близкой к фашизму. В принципе, это не исключено, я думаю, что тотальный контроль будет нарастать. Но, во-первых, этот цикл очень длинный, как минимум 3 тысячи лет, поэтому изменения будут не так заметны, а во вторых, мы стоим на пороге качественного перерождения человечества и начала эры заселения планет солнечной системы.
    Но это уже из арсенала очень узкого круга ученых. Тем, кто хочет с этим всем разобраться, то скоро в продажу поступит первая книга из серии «История Европы». Называется она «Ось времени». Это введение в синкретическую историю.
    Что же касается нашей темы, то развитие ситуации внутри России при новом президенте не будет выходить за рамки цивилизованных норм. Но над страной по-прежнему висят внешние угрозы. И первая из них - это грядущий экономический мировой кризис. Поэтому расслабляться ни российскому народу, ни его руководству не следует. В конце концов, многое зависит и от воли нации.

    Андрей ЧЕРНЫШОВ: Меня, честно говоря, тревожит столь обильное употребление слова «демократия» и тот смысл, который в него вкладывают участники. Что конкретно подразумевается, кроме буквальной кальки, - народовластие? В этом смысле я не совсем согласен с Геннадием Андреевичем насчет того, что частичное восстановление демократии неизбежно. Я так не считаю и думаю, что проблему надо формулировать в гораздо более точных терминах. Поэтому скажу пару слов о том, что я подразумеваю под демократией, сняв с нее все популистские мифы. Демократия - это способ управления, при котором принцип репрезентативности элит возведен в абсолют. Что такое репрезентативность элит? Это когда население готово передоверить элитам решение части своих актуальных вопросов. При этом репрезентативность может быть тотальной, когда население настолько доверяет, что готово все вопросы отдать - решайте все за нас. И частичной. Я не беру случай «непосредственной демократии», когда люди сами за все голосуют. Потому что прямая демократия при всех ее достоинствах требует высокой информированности избирателя. Каждый избиратель, чтобы голосовать без посредников, должен во всем разбираться. Так было в Древней Греции, когда голосовали все горожане, но их перед голосованием готовили, погружали в проблему в течение 4-5 часов профессиональные ораторы. То есть та функция, которая сейчас у газет и других СМИ, была у ораторов. Так вот высокая степень репрезентативности элит страшно дорога. Она не висит в воздухе. Если мы хотим управлять страной через репрезентативные элиты, то должны понимать, какая инфраструктура требуется для этого управления. Речь идет и о качественных СМИ, и о правоохранительных системах, и о качестве самих репрезентантов, и о многом другом. Но в настоящее время страна на это не способна, не тянет. Не готова наша страна вкладывать столько денег в инфраструктуры. Поэтому речь идет не о восстановлении принципов демократии, а о частичном восстановлении репрезентативности элит, особенно на региональном уровне. Вот этот процесс, на мой взгляд, будет запущен в самое ближайшее время. А спорить и называть этот процесс регенерацией, или восстановлением демократии, я бы не рискнул. Это очень сложный вопрос.

    Мария ОРЛОВА: Мы забываем об управленческом кризисе. Представители власти мельчают. Талантливым людям не предоставляется возможности взять бразды правления в свои руки. Наши управленческие кадры явно оскудели. Поэтому деньги стабилизационного фонда (инвестиции в будущие поколения) некому осваивать. Тотальная коррупция и измельчание людей, которые скакнули из грязи в князи, - вот основные характеристики сегодняшней политической системы. Но ведь с кем-то нужно работать.

    Свободная дискуссия:

    Максим НОВИКОВ: Следующий правитель должен быть лучше предыдущего? Это известный народный миф.
    Геннадий КЛИМОВ: Следующий - «другой» по определению. Новый строй будет демократичнее и гуманнее в стратегическом плане.
    Максим НОВИКОВ: У Медведева будут проблемы с легитимизацией на Западе, так как его приход к власти очень условен. Это все понимают. Нет даже ротации. Система власти в нашей стране - это как преемственность корпораций на Западе. Возможно, в стране произойдет потепление политического климата. Людям, которые сейчас находятся в политической системе, очень удобно: у них есть деньги, и они больше ни к чему не стремятся. У российских элит нет привычки искать что-то новое - они довольны существующим ходом вещей.

    Валерий КАРАСЕВ: У всех у нас есть серьезная слабость - завышенные ожидания. В особенности у некоторых нетерпеливых журналистов, политических деятелей, у многих, кто называет себя патриотами. Казалось бы, в этом нет ничего плохого. Однако завышенные ожидания нередко приводят к радикальным действиям, к огульной критике. Как можно требовать глобальных изменений в экономике, в социальной среде, если цивилизованный рынок в нашей стране только-только начинает складываться, если федерализм, провозглашенный 15 лет назад, так и не сформировался и не «заработал» по-настоящему, если современное эффективное государственное управление находится лишь в начале пути.
    До сих пор слабая экономика не позволяет нам выстроить четкую конкретную социальную политику, существенно поднять планку пенсионных выплат, достаточно обеспечить ветеранов и инвалидов. На все потребуется время. Меня радует, что на смену «старожилам» политики наверху и на местах приходят молодые, энергичные, образованные, «продвинутые» руководители. Завидный пример в этом отношении и тверской губернатор Дмитрий Зеленин.
    Я уверен, что сообща, взяв все лучшее, что накоплено российским опытом созидания, без конфронтации и упреков мы обязательно придем к лучшей жизни. Я утверждаю, что есть надежда.



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru