Архив номеров


    Евгений Антонов – удивительнейший человек. Он не только скульптор и председатель Тверского отделения Союза художников России, но и настоятель православной церкви во Власьеве. Это поистине уникальное сочетание двух призваний – творца и священника – не могло не отразиться на творчестве Антонова, которое пронизано духовным величием. Горожанам хорошо знакомы работы скульптора. Антонов – автор памятника героям-чернобыльцам в сквере на Смоленском переулке, а также композиции “Договор тысяч” на “Пролетарке”. Он также создал памятник хранительнице Старицы. Об искусстве и своих учителях, о непростой судьбе современных художников мы беседуем с Евгением Антоновым в его творческой мастерской.

О творчестве...


    – Евгений Андреевич, расскажите, как вы стали скульптором?
    – Я учился в детской художественной школе в Твери, куда меня привела матушка, чтобы я получил академическое образование. Она внутренним чутьем верила, что именно эта школа сделает меня художником. Так оно и случилось.
    Я учился у известных мастеров того времени, и особое влияние на меня оказал известный у нас скульптор Анатолий Михайлович Сперанский. О ваянии тогда я не думал. Большое впечатление оказал на меня еще молодой Николай Викторович Дочкин: он много с нами возился. Но в конце концов Анатолий Михайлович Сперанский со своей глиной, с его рассказами о мастерстве скульптора в моем сознании одержал победу.
    По окончании художественной школы я поступил в Смоленский государственный пединститут на художественно-графический факультет. Там я встретил большого мастера, народного художника Альберта Георгиевича Сергеева. Он воспитывал меня и как человека, и как будущего мастера. Я факультативно занимался скульптурой у Сергеева, и практически все его ученики стали мастерами.
    По окончании пединститута я поступил в Московский художественный институт Сурикова. Затем я вернулся в Смоленск, потому что в Твери меня не очень приняли. Там я работал три года, и потом меня пригласил бывший председатель Союза художников Василий Волков, чтобы я создал памятник “Договор тысяч”. Это был мой первый памятник в Твери. Я уехал из Смоленска не потому, что мне там было плохо, а потому, что мне захотелось домой, в родную Тверь.
    – Чтобы стать художником, человек должен учиться или должен быть дар?
    – Учеба – это всего лишь достижение мастерства, и чем лучше школа, тем большего мастерства достигает человек. Можно идти совершенно другим путем, но главное – иметь дар, иметь желание стать художником. Как художникам, как поэтам, как артистам, в общем, как всем творцам – это дар свыше.
    – Значит, если у человека нет врожденного дара, он не станет художником?
    – Он станет не творцом, а будет просто исполнителем. Творец, который творит что-то необычное, чего до него не было, стремится к какой-то новой форме. Искусство – это всегда эксперимент, это всегда поиск, открытие. Если этого не происходит, то художник превращается в ремесленника, в исполнителя, который копирует уже заранее кем-то придуманные формы или стили.

О современности...


    – Как вы относитесь к современному искусству?
    – Любопытно. Я вообще к эксперименту в искусстве всегда отношусь положительно, потому что эксперимент дает новый толчок, дает новый импульс для творчества. Но при всем этом я все-таки традиционалист. И наш Союз художников стоит на трех столпах – на мастерстве, традиции и духовности. Среди разнообразия художественных форм и исканий мы как раз призваны сохранить то культурное наследие, которое передали нам предки. Если мы не будем верны традициям, мастерству, которое сейчас падает, то перестанем быть тем союзом художников, которым сейчас являемся. Наша организация самая крупная среди художников: у нас 118 филиалов, в том числе и в Твери. У нас высокая численность, попасть в союз очень сложно: художники должны подтвердить свой профессиональный статус участием в выставках.
    – Что вы никогда не назовете искусством?
    – Я стараюсь себя ограничить от этого. Я никогда не назову искусством пошлость, “клубничку”, какую-нибудь “чернуху”, которая сейчас процветает, востребованный китч. Сегодня настоящее профессиональное искусство, как правило, мало востребовано. Во-первых, по цене это значимо, во-вторых, профессиональное искусство нужно еще понимать. Люди привыкли к ярким, броским вещам, которые не являются произведением искусства в моем понимании. Они покупают то, что по их интеллекту, по их развитию. Я всегда ценю высокий профессионализм, он меня всегда поражает, и я всегда перед этим преклоняюсь. Если этого нет, то нет и искусства.
    – А искусство, вообще, может быть бизнесом?
    – Предметом торговли. Это вопрос уже к тем людям, которые этим занимаются. В принципе, наше дело работать, а уже продавцы скупают картины у художников. Для них это товар, а для нас – работа. Каких-то художников среда рынка особенно раскручивает. Бывает так, что художник получает высокое коммерческое признание, поэтому он и стоит дорого. Но это не означает, что дарование художника, который рядом, которого не знают, ниже. Мы, художники, ценим друг друга не по раскрутке, а за вклад в искусство, за мастерство, за творческое горение. Для нас важно именно это, потому что от критической оценки своих товарищей не спасешься званием, деньгами, признанием чиновников. Всегда товарищи тебя оценят так, чего ты стоишь.

О памяти...


    – Как вы относитесь к тому, что Михаилу Кругу был установлен памятник, а другому нашему известному земляку, Сергею Лемешеву, – нет?
    – Памятником Кругу это не назовешь, скорее городской скульптурой. И этот вопрос в первую очередь надо задать администрации. Сейчас город принял на себя обязательство поставить небольшой бюст Сергею Лемешеву. Но Михаила Круга я тоже очень уважаю и думаю, что он достоин большего, как бы мы ни относились к его творчеству. Он пел о Твери, создал произведения, которые трогают нас как тверитян. И я считаю, что Михаил Круг более достоин памятника, нежели маленькой городской скульптурки. Он там не композитор, не певец, а просто толстый мужик с гитарой сидит на скамейке. Но он же не такой был: он певец, он композитор, он поэт. Эта вещь не отражает истинной значимости человека. Он знаменит на всю страну, и умалять эти достоинства – значит, умалять его общественное признание.
    – Сейчас много споров вокруг памятника Михаилу Тверскому. Одни видят его великим князем, другие – святым. Как вы считаете, каким должен быть памятник Михаилу Тверскому?
    – Здесь для меня вопрос в принципе однозначный. Памятник этот будет олицетворением подвига человеческого. Достойных князей на тверской земле и до Михаила Ярославича, и после него было много. Но никто из них не совершил подвига, а Михаил Ярославич совершил подвиг: он отдал свою жизнь за тверитян. Он поехал в Орду положить себя на заклание, чтобы карательная экспедиция хана Узбека не пришла к нам в Тверь. Он отдал себя за наших предков. Эта жертвенность для нас очень высока.
    Я думаю, что именно за это мы должны его ценить, это пример для наших политиков. На коне или без коня – не имеет значения. Главное – это человек, который совершил евангельский подвиг.

О работе...


    – Евгений Андреевич, как вы возглавили тверское отделение Союза художников России?
    – У нас демократическая форма выборов, которая, правда, бывает порой жесткой. Я выиграл эти выборы, несмотря на большую конкуренцию, и возглавил тверское отделение.
    – А какие функции у Союза художников?
    – Наша первая задача – это средства, которые у нас есть от аренды наших зданий (других доходов у нас нет), направить на организацию выставок, на помощь художникам. Раньше мы были монополистами в сфере искусства, но когда система художественного рынка изменилась, притом не в нашу пользу, нам пришлось привыкать, что мы не единственные. Если раньше был соцзаказ от государства, то сейчас этого нет: художники вынуждены ориентироваться на своих будущих заказчиков, которые их “кормят”.
    Для нас основное – выставочная деятельность. Мы на свои деньги арендуем помещения и выставляем картины на обозрение. Если мы не будем общаться с народом через выставки, то зачем мы вообще нужны? Потом мы проводим пленэрную практику в других городах области. Нас часто приглашают в провинцию для создания произведений.
    – Сколько сейчас человек числится в тверском отделении союза?
    – 126 человек из Твери и районов области. У нас в провинции очень много замечательных художников, о которых мы ничего не слышали. Наши районы очень богаты на таланты, я не ожидал, что в провинции столько людей профессионально занимаются искусством. Они живут в сложных условиях, но желание творить, быть художником неистребимо в нашем народе. Другие области вряд ли могут похвастаться таким количеством художников в районных центрах. Это уникальный случай, и мы даже издадим книгу “Тверская провинция”.
    – Вы как руководитель как-то воспитываете художников, помогаете им в творческом плане?
    – Воспитывать вряд ли: художника воспитывает жизнь, он сам себя делает. Мы помогаем им выставиться, содержать мастерскую, помогаем в беде, если заболеет. Наша задача в социальной помощи, потому что государство от нас отказалось. Понятие “деятель культуры” неопределенно, нам говорят, что мы только общественная организация. Но мы учреждение культуры, которое не признается государством. До сих пор нет закона о творческих работниках. У многих профессиональных художников, если они не занимаются еще преподавательской деятельностью, нет никаких социальных гарантий.

Елена БОРИСОВА.




    Третьего декабря в рок-кафе “От заката до рассвета” праздновал свой день рождения “Натянутый канат”.

    День рождения – это маленький индивидуальный Новый год. А его, как говорится, как встретишь, так и проведешь. Группа “Натянутый канат”, уже упоминавшаяся на наших страницах, не мудрствуя лукаво, решила отметить свое двухлетие большим концертом-презентацией. Презентовывали ни много ни мало новую концертную программу – и первый настоящий альбом “Начни сначала”.
    Поддержать “Натянутый канат” и поздравить с праздником пришли такие команды, как “Сезон”, “Ака-Мана” и победительница “Кто круче-2007” “Вертиго”.
    Группе “Сезон”, выступавшей первой, не повезло. Любителей рок-н-ролла собралось столько, что ни фейс-контроль, ни раздевалка не справлялись с их потоком. Так что многие прорвались в зал только к середине выступления “Сезона”. Однако, надо отдать должное, сыграли музыканты неплохо. Особенно воодушевился зал на песне “Анна Николавна”.
    Следом за “Сезоном” на сцену вышла “Ака-мана”. На протяжении первых трех-четырех песен команда эта радовала скорее глаз, нежели слух. На моей памяти это первая стильно одетая тверская рок-группа. Что же касается исполнения, дело было не в его качестве – здесь к музыкантам больших претензий не было, а в чрезмерной слащавости мелодий и текстов. Однако на песнях “Я дурак” и “Волга-Тверь” вокалист сбросил с себя маску этакого мальчика-мажора. Тексты песен тут же стали брутальней и проще, музыка живее. И зал зажегся.
    И тут его, тепленького, подхватила “Вертиго”. Эксцентричная пластика вокалиста вкупе с музыкой покорила слушателей. В проходах между столиками рок-кафе, где банке пивной некуда было упасть, начали танцевать!
    Когда же на сцену вышли виновники торжества, “Натянутый канат”, в тот день отмечавший еще и день рожденья Ильи (Карася) Веселкина, бессменного идеолога, вокалиста и гитариста группы, танцы продолжились с удвоенным рвением. Во время концерта “обкатывалась” новая программа, созданная по принципу джазовой композиции: у каждого музыканта была возможность показать себя. Сергий, человек без стыда и фамилии, представил на суд публики свои стихи, приятно разнообразившие выступление. Окруженный толпой фанаток соло-гитарист Тема исполнил “Растаманскую”. А Алексей Лютый, замечательный новый участник команды, свой “Романс” посвятил всем девушкам в зале. В ответ одна расчувствовавшаяся слушательница, как в старые добрые времена, вскинула вверх зажигалку.
    Стоит сказать, что, делая все как в старые добрые времена, “Натянутый канат” при этом стремится к новому качеству звучания. Если еще полгода назад их можно было упрекнуть в некотором однообразии мелодий и аранжировок, то с приходом бас-гитариста и звукорежиссера Алексея Лютого часть этих упреков отпала сама собой. А на нынешнем концерте команда уже играла с “тяжелым” ударником. И получилось, как говорится, очень и даже.
    Если верить, что “как отметишь день рожденья, так его проведешь весь год”, то “Натянутому канату”, да и всем выступавшим вместе с ним группам, предстоит светлое будущее с полными залами и живой публикой.

Марина ЯУРЕ.



    В Твери, в любительском театре-студии “Ориент 32А”, прошла премьера спектакля по пьесе А.Н. Островского “Красавец мужчина” – бизнес-комедии – так опредилили жанр своего детища актеры.

    Чтобы удовлетворить жену в смысле снятия с нее многочисленных стрессов, один из самых надежных способов – это вывести ее на премьеру в театр. Правда, есть большая опасность угодить в темное царство пошлых постановок и галиматьи, которые преобладают порою на театральных сценах. Но, кто не рискует... сами знаете. И вот мы, достав два билетика, отважились отправиться субботним вечером на новый спектакль. Пьесы Островского – замоскворецкого Шекспира, разгуливавшего когда-то и по тверским улицам, – хорошо знакомы зрителю в нашем городе, а “Ориент 32А” известен как коллектив, использующий в своей работе методы театра провокации. Что удалось им в этот раз?
    Пьесу “Красавец мужчина” еще в Твери никто ставить не пытался. Кто-то, возможно, видел кинофильм, снятый в 1978 году и воспринимавшийся как назидательная мелодрама, клеймящая пороки капитализма. В фильме снимались такие великолепные актеры, как Олег Табаков, Людмила Гурченко, Александр Абдулов, Лев Дуров и другие. Так что “Ориент 32А”, замахнувшись на эту пьесу, бросил сразу двойной вызов: надо было не только показать свежее прочтение и видение Островского, но и попытаться сломать стереотипы, созданные мастерами кино, не поддаться им, а сделать по-своему.
    Во время спектакля в небольшом, но оригинально оформленном зале мы слушали реплики актеров, фразы, написанные великим драматургом, многие из которых настолько содержательны и афористичны, что их можно помнить и переосмысливать многократно. Перед нами были представлены картины купеческого быта позапрошлого века, конфликт, разворачивающийся в семье Окоемовых в некоем абстрактном городке Бряхимове. Мы увидели безграничную любовь, готовую на любую жертву, и прагматичный расчет, продажность и предательство ради денег. Колорит действу придавали костюмы актеров, одетых в строгие черные и белые фраки, цилиндры и лихо размахивавших тросточками, и актрис в длинных пышных платьях с кринолинами.
    Спектакль готовил к постановке руководитель театра-студии, режиссер Владимир Филимонов. В своих работах Филимонов продолжает и развивает традиции и школу известного московского режиссера Евгения Вандалковского, на курсе которого он учился в театральном вузе. Это школа площадного концептуального театра провокации, делающего зрителя не пассивным наблюдателем, а одним из участников событий, происходящих в зале. Но хороший театр – это всегда “езда в незнаемое”. И Филимонову удалось объединить в Твери группу единомышленников-любителей, которые под его руководством в студии освоили теорию и практику театрального искусства. Благодаря чему в Твери теперь существует этот своеобразный и оригинальный театр. Собственно, диплом об окончании профессионального театрального вуза есть только у самого Филимонова, и театр “Ориент 32А” относится к разряду самодеятельных. Но это не означает, что профессиональный уровень его актеров ниже, чем у выпускников какого-нибудь театрального училища. Ведь мы с вами наверняка не один раз убеждались, что в любом деле главное вовсе не в наличии “корочек”, а в получении знаний и опыта у талантливого учителя. В актерской же профессии это прежде всего и способности, данные человеку от рождения. Не случайно, что практически все актеры “Ориента 32А” участвовали в съемках популярного сериала “Кадетство”. Кто смотрел фильм, безусловно, не задавался вопросом: есть ли дипломы у полюбившихся ему исполнителей? Многие снялись в известных рекламных роликах, которые идут на тверских телеканалах.
    В спектакле “Красавец...” нам довелось стать участниками новых постановочных находок. Актеры бродили по залу и с протянутой рукой просили взаймы. Никто не давал. “Вот видите, милочка, – вопрошал один из главных героев, – все сейчас жадные, вы меня в этом грехе уличаете. А я не жаднее других!” Другой актер, засучив брюки, залезал в реку и начинал ловить там раков и лягушек, а затем кидал их (тряпичных, разумеется) в зал, вызывая визг у женской половины. Всего в спектакле были задействованы 15 актеров. Причем актерский ансамбль играл так, что ни одна роль не воспринималась как маленькая или большая, все дополняли друг друга, поочередно переключая зрительское внимание. Актеры в порыве эмоций сворачивали вилки в узел, ломали трости, угрожали друг другу и зрителям пистолетом. В спектакле было много музыки, актеры вытанцовывали зажигательные танцы, приглашая зрителей тоже закружиться в хороводах. Моя супруга не выдержала и покинула меня, откликнувшись на предложение стройного симпатичного актера, стала приплясывать вместе с ним, подпрыгивая и размахивая ногами, стараясь не отставать от молодых актрис. “У меня уже не тот возраст, чтобы ревновать, – подумал я, – не уведут!” И был прав. Через минуту актер, вежливо поддерживая под руку, возвратил мое сокровище на место рядом со мной. В одном из эпизодов очень колоритная актерская пара, вначале подчеркнуто официально одетая, принялась играть в карты на раздевание. Они постепенно обнажались, а все с замиранием ждали: до какой же степени стриптиз нам продемонстрируют.
    Конечно, в таком спектакле, где идет речь о любви, изменах и разврате, нельзя обойти вопрос и о сексе, изображение коего нам в нынешние времена приходится смотреть во многих театрах с использованием различных сценических приемов. Восприятие подобных моментов всегда неоднозначно и индивидуально у каждого зрителя. Можно ли это сделать красиво, изящно и деликатно? Оказывается, можно. Моей жене понравилось. А мне особенно понравилось, как, сняв свой цилиндр и фрак, один из актеров удобно расположился за маленьким столиком и начал так вкусно закусывать, похрустывая солеными огурчиками, и опрокидывал стопку за стопкой, наливая водочку из графина. Что же, думается, что это вполне в духе Островского, который, как известно, сам не дурак был погулять и, получив солидный гонорар, порой неделями кутил с друзьями в трактирах в Марьиной роще или у Калужских ворот. “Распутства с гением слепое сочетание”, – так охарактеризовал драматурга его друг, поэт Аполлон Григорьев.
    От души нахлопавшись в ладоши на финальных минутах спектакля, мы вышли из театра в состоянии приподнятого воодушевления. Хотелось продолжения праздника. Что же можно предпринять, насмотревшись сцен с любовью и культурным употреблением алкоголя? Первым делом заглянули в ближайшее кафе, где супруга позволила мне влить в организм не сто граммов, а целых двести и не ворчала при этом, что говорило о ее хорошем настроении и достигнутой цели нашего посещения театра. Ну а вторым делом, когда вернулись домой... Сами догадываетесь – и подробности здесь уже неуместны.

Александр МОШНИН.



    В минувшее воскресенье в Твери прошел V городской фестиваль восточного танца “Магия Востока”. Три часа зрители наслаждались красочным шоу и загадочными мелодиями.

    Сегодня увлечение восточными танцами стало повальным. Дух Индии, Египта, Турции, вообще ориентация на Восток сейчас мегапопулярны. В городе открылось множество клубов, где все женщины, независимо от возраста и телосложения, могут освоить притягательный танец живота. Поэтому и неудивительно, что в ТЮЗе, где и проходил фестиваль, был аншлаг: ни одного свободного места не осталось.
    В фестивале принимали участие коллективы не только из Твери, но и из области. Всего на сцене выступили более 70 участниц, притом среди них был замечен даже один юноша восточного типа, который так же лихо отплясывал босиком, как и остальные танцовщицы.
    Фестиваль проходит в пятый раз, и у него есть своя история. Его главным организатором и идейным вдохновителем стала Екатерина Ильина из клуба “Анчарэ”.
    – Сначала это было практически домашним мероприятием, которое проходило в фойе кинотеатра “Мир”. Мы приглашали и профессиональные коллективы, и всех желающих, в общем, всех, кого знали. Тогда фестиваль был более уютным, но потом народу прибавилось, и мест стало не хватать. И мы решили, что надо переходить на более масштабный уровень. Кате пришла идея провести фестиваль в ТЮЗе.
    Раньше он и фестивалем-то не назывался, это просто было собрание для любителей восточного танца. В прошлый раз, в феврале, в ТЮЗе тоже был аншлаг. Мы и не ожидали, что этот праздник так популярен, – рассказывают об истории “Магии Востока” организаторы Лидия Смородова и Ирина Тихомирова.
    Что же до участников праздника, то они самые разные. “Людей в коллективах занимается много, разной комплекции, разного возраста: от 15 до 40 с небольшим. Никогда не поздно начинать, пусть женщины не боятся”, – отмечает Лидия Смородова.
    Различен и уровень подготовки танцовщиц. Кто-то два года занимается, кто-то пять лет. Но публика настолько доброжелательна, что выступать хотели все: и профессионалы, и любители. “Восточные танцы безапелляционно любят дети, мужчины и мудрые женщины”, – отмечают организаторы.
    Стоит отметить, что этот праздник восточного танца является именно фестивалем и никаких конкурсных оценок участники не получают. “Здесь нет строгого стиля: у кого модерн, джаз, кто-то пытается ставить исконно народные танцы. Поэтому никто не выставляет оценок. Спонсоры хотели кого-то выделить, но мы были против этого: все танцуют, все готовятся, волнуются. Все стараются, и нельзя кого-то одного выделять”, – замечает Ирина Тихомирова.
    Многие, кто выступал, поначалу занимались восточными танцами для развлечения. Например, Ольга Бекчурина, участница клуба “Лейла”, занимается уже 2 года, а попала на танцы совершенно случайно. Но после первого занятия просто влюбилась в них. “Восточные танцы дают полную уверенность в себе, делают женственной”, – отметила Ольга. И в этом никак нельзя сомневаться: на сцену выходили девушки самой разной комплекции, и никто не стеснялся исполнить перед полным залом самые замысловатые па. При этом пухленьким танцовщицам, а именно такими и должны быть настоящие исполнительницы танца живота, аплодировали особенно сильно.
    Поражало зрителей и буйство красок, ведь свои наряды все участницы тщательно подготовили к празднику. “Обычно мы заказываем костюмы, а потом сами расшиваем их на свой вкус”, – говорит Ольга.
    Что же до распространенного мнения, что восточные танцы помогают похудеть, то это не всегда так. “Все индивидуально. Кто-то сильно худеет, кто-то нет. Но танцы все же “вылепливают” фигуру, делают ее действительно женственной”, – замечает Ольга Бекчурина.
    Несмотря на то, что все танцы были зажигательными и красочными, “гвоздем” программы все-таки стал танец живота, исполненный под аккомпанемент национального барабана. Зал разразился овациями танцовщице.
    Зрителей радовали не только прекрасными танцами, но и вокалом. Под занавес фестиваля выступила Елена Грант, спевшая финальную песню, во время которой все участницы вышли на сцену поблагодарить зрителей за теплый прием.

Елена БОРИСОВА.



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru