Архив номеров


Алексей Пронин и его “альтер-эго”     Быть сельским жителем нынче не модно: если кого и угораздило родиться в глубинке, то он норовит скорее покинуть родные пенаты и как-нибудь “пригодиться” в городе. Потому и деревня, говорят, умирает, потому и некому представлять сельскую молодежь. Но бывают исключения. Алексей Пронин, двадцатипятилетний житель деревни Рачево Краснохолмского района, – пример человека, который смог найти себе достойное, творческое применение именно в родных местах. Его силами в деревне созданы кукольный театр, фольклорный ансамбль, краеведческий кружок. Да и вся культурная жизнь Рачева вертится именно вокруг этого веселого парня – как говорится, первого на деревне…

    – Алексей, как официально звучит твоя должность?
    – Я работаю педагогом дополнительного образования в Краснохолмском доме детского творчества. А свои кружки веду на базе Рачевской начальной школы. Я руковожу тремя творческими проектами: это кукольный театр “Лукоморье”, фольклорный ансамбль “Чернавушка” и краеведческий клуб “Истоки”. Являюсь также капитаном местной команды КВН “Дубинушки Russian”, которая три раза подряд становилась чемпионом района.
    – Что подвигло к занятиям именно творческой работой? Современная деревня не создает условий…
    – У меня с детства была тяга к творчеству: ни одно мероприятие на селе не обходилось без моего участия. Начиналось все с организации уличных концертов – мы с друзьями, как могли, развлекали честной народ. И еще в детстве зародилась идея своего кукольного театра: было в этом роде деятельности что-то манящее и загадочное! Первых “актеров” мы с подругой шили сами, из подручных материалов. Некоторые из кукол были хрестоматийными, вроде Петрушки, а некоторых героев мы придумывали сами, наделяя их неподражаемыми характерами и именами. Так, подруга сшила смешного человечка по имени “Мистер Банановые мозги”: он был глупым, важным и задиристым!
    – Как “просто” интерес перерос в профессиональное увлечение?
    – Я закончил девять классов Рачевской школы, затем краснохолмский сельскохозяйственный техникум. И всегда дружил со сценой – на любом празднике выступал с большой охотой. Как-то заведующая нашим сельским клубом, Вера Суковатова, предложила мне съездить в районный отдел культуры, а также в дом школьников, чтобы “презентовать” свои способности. Я показал заведующей ДШ уже готовых кукол, рассказал о своих увлечениях. Мне тогда предложили либо шить кукол для города на заказ, либо организовать собственный кукольный театр в деревне. Второе мне показалось более стабильным и интересным. Я пошел в Рачевскую школу, набрал группу из двенадцати человек – мы начали заниматься. Сначала было немного страшно: мне самому семнадцать лет, ребята ненамного младше. И дети тоже меня боялись, некоторые даже стеснялись говорить... Мы с ними сразу начали шить кукол, готовить героев для первых представлений, сочинять сценарии. Постепенно привыкли друг к другу, подружились. Сейчас мои ребята здорово раскрепостились и с важным видом наставляют новеньких: “Ты должен так говорить, так двигать куклу…”.
    – А каков репертуар театра?
    – В основном это сказочные представления. Одно из последних – спектакль “Кукушечка”, написанный по мотивам сказок народов Севера. Ставим и хрестоматийные вещи, но в собственной интерпретации – сказки “Морозко” и “Глупый мышонок”. А на праздник Победы мы представили на суд зрителей солдатский клуб под названием “Фрицерубка”: показывали короткие зарисовки из военной жизни, распевали за ширмой сатирические куплеты и антифашистские частушки.
    – Сколько продолжаются ваши представления?
    – Недолго, минут 15–20. На кукол долго смотреть не станешь – все-таки лицо из папье-маше не передает чувств и эмоций… К тому же мы не профессионалы, и пока сложно создать полноценное развернутое действо.
    – Кто имеет возможность посмотреть ваши спектакли?
    – Мы выступаем в сельских и городских школах, участвуем в традиционных краснохолмских праздниках, таких как День района и Антониевская ярмарка. Зритель приходит разный, но чаще всего – отзывчивый и благодарный. Наши спектакли вызывают интерес, ведь подобного в нашей местности еще не было.
    – Еще одна сфера твоих увлечений – фольклор…
    – Да, фольклорное направление развивается параллельно с театральным. Начиная создавать в Рачеве народный ансамбль, я рассуждал так: за 90-е годы живая музыка почти вывелась из жизни, даже в деревне все концерты проходят под магнитофонные записи. Очень хотелось чего-то яркого и настоящего! Моя бабушка в свое время была известной балалаечницей, заводилой, участницей всех агитбригад, отец также слыл известным на деревне гармонистом. Поэтому интерес к фольклору был у меня всегда. Я выучился игре на балалайке, затем освоил гармонь и аккордеон. Свои умения и навыки с удовольствием передаю ребятам: сейчас в наш репертуар входят народные частушки и песни. Костюмы для выступлений нам ссудили из дома народного творчества. Многое пришлось дорабатывать: сам, освоив швейную машинку, “создавал” кокошники, передники, телогреи... Теперь ребята смотрятся со сцены вполне солидно!
    – А как реализуется краеведческое направление?
    – Краеведческий клуб “Истоки” работает в Рачеве первый год. Его цель – восстановить историю родных мест, чтобы ребята знали свои корни и не были Иванами, родства не помнящими. Очень многое сейчас забыто, многое нигде не зафиксировано. А ведь история нашего села – это частичка истории большой страны, которую мы все должны уважать. Я начал собирать исторические сведения в одиночку: разговаривал со старожилами, много работал в Краснохолмском архиве. Затем помогать стали ребята. История села Рачева и его окрестностей складывалась буквально по крупицам! Здесь было все – от легенд и преданий со времен татаро-монгольского ига до истории начала XX века, рассказанной очевидцами. Из собранного материала получилась книга “Село Рачево и его окрестности”, уникальный в своем роде проект. Совместными усилиями был проделан огромный труд: кто-то расспрашивал бабушек, кто-то печатал, кто-то помогал рисовать… Книга увидела свет в сентябре, это было очень радостное для нас событие!
    – Рачевский краведческий музей был также создан вашими силами?
    – Да, причем у нас не было проблем с поиском экспонатов. Вокруг Рачева очень много заброшенных деревень – люди уезжали оттуда, оставляя почти всю домашнюю утварь. К сожалению, до наших ребят там побывало немало “охотников за медью”, поэтому настоящий медный самовар у нас в коллекции только один. Самый дорогой для меня экспонат музея – осколок фарфоровой чашечки из когда-то бывшего в Рачеве барского имения. Это единственный след, оставшийся в деревне с тех времен…
    – Ребята охотно поддерживают все твои инициативы?
    – У них здесь небольшой выбор: либо смотреть телевизор, либо заниматься творчеством… Хотя телевизор, DVD, игровые приставки – очень сильные конкуренты, многие из ребят посещают кружки с радостью. У нас простые и добрые отношения. Но когда речь идет о работе, я становлюсь очень требовательным!
    – Ты требователен и к ребятам, и к себе?
    – Да, когда я берусь за какое-либо дело, мне нравится, что впереди ждут трудности. Причем для меня чем сложнее, тем интереснее! А когда план выполнен, хочется покорить следующую творческую вершину. Опять хочется трудностей!
    – Что следующее в списке “покорения”?
    – Мы хотим, чтобы городские власти обратили внимание на заброшенный Рачевский храм и поспособствовали его реставрации. Как недавно выяснилось, это памятник федерального значения. Летом мы планируем восстановление одного помещения храма и будем работать дальше.
    – Не жалеешь, что твой творческий потенциал расходуется в деревне? Не было желания бросить все и построить “городскую” карьеру?
    – Я просто не представляю свою жизнь в городе. Здесь я родился, здесь закончил школу, здесь начал работать – вся моя жизнь связана именно с этими местами. Вы посмотрите, какая сегодня красота на улице! (Когда мы приехали в Рачево, все деревья вокруг были снежные-снежные, как в зимней сказке. – Прим. авт.). К деревне со временем привязываешься очень сильно. Наверное, городскому этого не понять…

Любовь КУКУШКИНА.




    А “Джа Дивижн” – у Волги-реки

    В последний день осени, 30 ноября, у всех любителей позитивной музыки был повод порадоваться. Еще бы, в Тверь на фестиваль “Dub&Reggae народов севера” приехал гуру растафара-движения “Джа Дивижн” (Jah Division). Регги-исполнители такого ранга (а раста всего СНГ их почитают почти так же, как Боба Марли) в нашем городе выступали впервые.
    Удивительно, но еще несколько лет назад было почти невозможно встретить на тверских улицах человека с дредами. А на концерте, посвященном шестидесятилетию Боба Марли, играли все что угодно – кроме регги. И когда, наконец, 26 октября прошел первый фест “Reggae народов севера”, оказалось, что исполнителей этой музыки в нашем городе, богатом на панк, metal, альтернативу, очень и очень немного. Пока немного. Но при этом нашлись люди, которым близки вибрации регги, которым созвучны идеи и мелодии песен. Воодушевленные успехом концерта, организаторы решили продолжать концерты и (полюбить – так королеву, воровать – так миллион) пригласили в Тверь “Джа Дивижн”.
    Людей, желавших послушать мэтров русского регги, в большом зале “От заката до рассвета” собралось ровно столько, сколько нужно для хорошего сейшна. Атмосфера тоже “не подкачала”: в зале царил настоящий хиппово-растафарианский “peace & love”. Самым большим происшествием стало появление пьяного фаната – радостными выкриками “Ура! Джа Дивижн!” он мешал другим слушать и получать удовольствие.
    Некоторых зрителей неприятно удивили еще и рэперы “Мачете”, игравшие на разогреве. Музыканты вышли на сцену под шофе. Зато другие исполнители проявили больше уважения к своим поклонникам – и зажгли зал. Особенно порадовал “Юстус”, на прошлом фесте выступавший без вокалиста.
    Разогретые тверскими командами зрители на ура приняли гостей. Тем более что играли “Джа Дивижн” старые проверенные песни, среди которых были “Дождик”, “Амстердам”, “Сказка”, “День независимости”. Не обошлось и без “Джа научил растамана курить ганьжа” – композиции, можно сказать, программной. Как известно, главным раста-культом является “воскурение травы” (ганьжи, кайи или попросту конопли), которое и спасает растафари от соблазнов Вавилона (в их число попадают самые разные вещи: карьеризм, жалость к себе, синтетическая одежда, алкоголь, сигареты). Оттого-то в песни “Джа Дивижн” и попадают “конопляные” сюжеты: “трагическая” конфискация конопляного кустика, украшенного под новогоднюю елочку (“Статья 224 не права!”), регги-рефлексия над американской историей или требование немедленного и безоговорочного лигалайза (”Куба-куба-кубана!..”).
    Однако, как я полагаю, поклонников этой группы привлекает не столько содержание песен, сколько message, послание, рождающееся где-то на грани мелодии, голоса и слова. И рождается оно потому, что исполнители действительно верят в то, о чем поют. А это в последнее время встречается все реже и реже.
    Но все же встречается! И как знать, может быть, воодушевленные примером “Джа Дивижн”, в скором времени в Твери появятся новые команды, играющие регги или даб. Ведь если музыку играют и слушают, значит, это кому-нибудь нужно?

Марина ЯУРЕ.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru