Архив номеров


    На прошедшей неделе возобновилось судебное разбирательство в отношении депутата Станислава Барковского, выделенное в отдельный процесс в рамках скандального дела о коррупции в Тверской городской Думе из-за состояния здоровья этого бывшего депутата.
    После сенсационного признания экс-спикера ТГД Виктора Почтарева был арестован депутат Андрей Борисенко, и все стали гадать: какие даст показания еще один бывший председатель Думы. На фоне этого дело Барковского - еще один ключ к разгадке депутатских тайн.
    Главной темой стали свидетельские показания подсудимых депутатов Александра Жгутова и Виктора Почтарева, которые указали на виновность Барковского в получении незаконного денежного вознаграждения. Однако, по версии защиты, эти показания неверны: Жгутов оклеветал Барковского из-за личной неприязни, а Почтарев признался, чтобы ему скостили срок.

Протоколы и вещдоки


    Во вторник заседание началось с представления нового прокурора Артура Шамкина, который на пару с Виталием Ворониным будет поддерживать обвинение. Так как коллегия присяжных новая, прокурорам предстояло ввести их в курс дела. Практически весь вторник был посвящен зачитыванию собранных по уголовному делу документов, среди которых было немало протоколов допросов, обысков, выемок, а также аудиозаписи, которые были сделаны во время следствия.
    Прокурор Шамкин долго копался в многочисленных томах уголовного дела, зачитывал бесконечные документы, в то время как подсудимый что-то нервно записывал. Помимо скучных документов присяжные смогли «пощупать» сданные депутатами доллары и рубли. После обвинение принялось зачитывать расшифровку аудиозаписей, где были зафиксированы разговоры думцев. Политики болтали о деньгах, о своих коллегах и голосованиях. Однако их разговор, изобилующий «лохами», «кусками», «придурками», «мордами» и «крысятниками», а также понятиями «украл - поделись с товарищем», «обуют», «опускают», «сливают» и «кинут», больше был бы уместен в местах не столь отдаленных, а не в коридорах ТГД. Хотя, с другой стороны, бывшие депутаты в новых условиях быстро найдут общий язык с «коллегами».

Позвони мне, позвони...


    В среду, 14 ноября, в облсуде появился прихрамывающий подсудимый Андрей Доманин, который сильно повредил ногу. Он первым давал показания на этом процессе. Доманин подтвердил наличие неформальной группы Почтарева, однако входил ли в нее Барковский, Доманин не знает. Получал ли Барковский взятку, Доманин лично не видел, однако при дележе денег за голосование за неснижение нормативов теплопотребления и списание дома по Жигарева, 21, Барковский присутствовал и видел, как пересчитывалась мзда.
    После перерыва показания давал подсудимый депутат Игорь Макаров. В отличие от уверенной речи Доманина, его рассказ был сбивчивым: видимо, он боялся сдать закадычных друзей по Думе. Получение денежного вознаграждения депутатами Макаров не отрицает, однако причастность Барковского ему неизвестна: по мнению самих думцев, в ТГД деньги мог взять любой избранник народа.
    По четвертому эпизоду Макаров пояснил, что Барковский присутствовал в кабинете, когда делили деньги, и даже просил поменять рубли на доллары. Понимали ли депутаты за что были получены деньги? «Те, кто близко общался, знали точно», - заявил Макаров. Затем прокурор Воронин представил присяжным список, согласно которому распределялись деньги за списание дома: там фамилия Барковского указана.

Изгнание


    В обеденный перерыв в облсуде появился подсудимый депутат Жгутов, которого, несмотря на этот громкий процесс, до сих пор можно встретить в думских коридорах, где он продолжает трудиться народным избранником. Его признательные показания являются одним из основных козырей обвинения, в том числе и в отношении Барковского.
    Жгутов рассказал, что Барковский состоял в той же группе, что и Почтарев, отношения у них были дружеские: депутаты вместе обедали, ездили на отдых. «У нас с ним особые отношения», - так говорил Почтарев Жгутову.
    По предположению свидетеля, на голосовании по «Водоканалу» Барковский был, но как передавали ему деньги за это решение, Жгутов не видел. Не уверен он и в присутствии подсудимого на голосовании по «ТКС», а также в том, что Барковский получил за это деньги.
    После избрания Почтарева председателем Жгутов зашел в кабинет, где стояли их рабочие столы. Среди собравшихся депутатов был и Барковский: он стоял рядом с Жгутовым.
    - Почтарев из пиджака достал свертки и сказал: «Разбирайте!» Но не сказал, за что. Я взял один из пакетов и передал лично в руки Барковскому, - заявил свидетель Жгутов.
    При принятии решения за списание дома на Жигарева, 21, Барковский, по словам Жгутова, на заседании был, голосовавших против не было. После этого решения депутаты получили деньги:
    - Публика «перетекла» в кабинет №234. Барковский там был, сидел на моем рабочем месте... Разговаривали о вознаграждении за голосование. Ржеутский привез пакет с деньгами, Макаров разделил по 60 000 рублей. Кого нет, тому - доллары.
    По словам Жгутова, в середине дележа Барковский выразил желание взять доллары, но он этого не сделал. А когда стали расходиться, Барковский заметил: «Все правильно сделали? Никого не забыли?» Список, согласно которому распределяли деньги, оказался в руках прокуратуры: фамилия Барковского там была указана.
    - Не все депутаты получили деньги в комнате. Деньги вызвался передать Барковский, но ему не доверили, - заметил Жгутов.
    Затем адвокат Воронин показал присяжным банковские упаковки от пачек денег на 50 тысяч рублей. «Я вообще редко что выбрасываю», - попытался развеять удивление в зале Жгутов.
    Потом адвокат Цыганов начал зачитывать показания Жгутова и указывать на то, что они не сходятся.
    Барковский еще раз попытался указать на нестыковки в показаниях, но не сдержался и воскликнул: «Из-за его показаний меня арестовали!» Судья Андреев предупредил, что если еще раз такое повторится (на суде присяжных нельзя говорить об обстоятельствах задержания), то он удалит Барковского из зала суда. Но, несмотря на предупреждения, подсудимый все не мог успокоиться. Судье пришлось осуществить свою угрозу.

Кто сказал неправду?


    Первым свидетелем в четверг, 15 ноября, был Алексей Садов, депутат, которого присяжные признали участником организованной преступной группы (ОПГ) и виновным в получении взяток. Согласно его показаниям, Барковский периодически входил в круг влияния Почтарева, отношения его с экс-спикером в основном были нормальными и только в конце 2005 года стали натянутыми. Это охлаждение было связано с прениями по поводу того, кто возглавит фракцию «Единой России» в Думе после того, как Почтарев стал спикером. Барковский хотел занять это место, но Жгутов был против. Избрание же Жгутова зампредом инициировал Почтарев: ему было удобно работать вместе с ним.
    По словам Садова, в кафе «Молодежное», где накануне голосования по «Водоканалу» обедали депутаты, возможно, обсуждался этот вопрос, и вроде заходил Барковский. На вопрос адвоката Цыганова, часто ли ходил в «Молодежное» Барковский, Садов задумался и ответил, что иногда бывал. Обстоятельства получения денег по первому эпизоду Садов помнит плохо, но, на его взгляд, в думский кабинет №234, когда делили деньги, Барковский тоже заходил.
    Следующей слово перед присяжными держала депутат Елена Лебедева. Напомним, что в «депутатском» деле Лебедева - главный свидетель обвинения. Именно на основе ее показаний были начаты следствие и проверка в ТГД. Лебедева держалась уверенно и недоумевала, как депутаты посмели брать деньги, в том числе и за нее.
    По ее словам, Барковский в Думе был старожилом, и отношения с другими депутатами, в том числе и Почтаревым, у него не всегда были однозначными.
    - У Почтарева круг влияния большой. Барковский когда входил в него, когда - нет. Смотря по каким вопросам, - поведала Лебедева присяжным.
    А вот отношения подсудимого с Жгутовым были напряженными: они постоянно ругались.
    - Странная личность, неоднозначная. То он поддерживал интересы горожан, то интересы администрации. Мне непонятно, чему он может научить. Преподаватель должен быть кристально чистым, - отозвалась Лебедева о Жгутове.

Слеза Виктора Почтарева


    Все ждали Почтарева, который должен был давать показания. «Привезли», - сказал судья, и все оживились. Пока Почтарева вели по коридору, один фотограф попытался сделать кадр, однако защитник экс-спикера не позволила ему это сделать: она заслонила объектив папарацци.
    Когда в зал завели Почтарева, там было полно приставов: согласно вердикту присяжных, он является главой ОПГ, поэтому и охранять его надо усиленно.
    В отсутствие присяжных Цыганов расспросил Почтарева об обстоятельствах написания им признательного заявления:
    - Вашей рукой написано заявление?
    - Нет, адвоката, - ответил экс-спикер.
    - Почему? - недоумевал Цыганов.
    - Я плохо вижу, - пожаловался Почтарев суду.
    - А как заявление попало в суд? - не унимался защитник.
    - Откуда я знаю!
    - Я снимаю ваш вопрос, - заметил Владимир Андреев. - Мне его передал адвокат Почтарева.
    После этих вопросов Цыганов заявил ходатайство о том, что данное заявление нельзя приобщать к доказательствам, так как оно получено незаконно: Почтарев его сам не писал, а подписи адвоката на документе нет. Однако прокурор Воронин отметил, что на заявлении имеется подпись Почтарева и оснований признать документ недопустимым не имеется.
    Затем прокурор Воронин зачитал перед присяжными признание Виктора Почтарева, в котором говорится, что за голосование по «Водоканалу» Барковский вместе с другими депутатами получил деньги. По второму эпизоду с «ТКС» Барковскому Почтарев передал деньги после 24 ноября в здании ТГД. По двум другим эпизодам бывший спикер не знает, брал ли подсудимый деньги или нет. Следует отметить, что до этого момента Виктор Анатольевич был не особо разговорчивым и существенных показаний в суде не давал.
    - Существовал ли круг, который поддерживал вас? - начал допрос прокурор Воронин.
    - Конечно. Садов, Ржеутский, Макаров, Барковский, Журавлев, Неверов были мне более близкими. Но я старался поддерживать отношения со всеми.
    - Знал ли Барковский перед голосованием по «Водоканалу» о деньгах?
    - Я перед заседанием ему сказал. Барковский получил две тысячи долларов 3 ноября.
    По второму эпизоду деньги делили в горбольнице №6, где работают Садов и Ржеутский. Деньги туда привез Макаров, после чего их разделили. Для Барковского, Семенова, Потаповой деньги были завернуты в свертки, и на них были написаны фамилии, - разъяснил Почтарев. - Через два-три дня, не помню число, я передал Барковскому эти деньги в помещении Думы.
    - В связи с чем передали деньги Барковскому? - поинтересовался прокурор.
    - Распределили на него, я и передал.
    - Озвучивалось, за что давали деньги?
    - Нет. Сказал, что премия за работу в округе. Но люди знали, за принятие какого решения.
    После перерыва допрос продолжил прокурор Шамкин.
    - Вы на следствии давали показания?
    - Непризнательные. Я защищался... Подумал и потом сказал правду.
    - Если ли смысл оглашать эти показания?
    - Нет, я их не поддерживаю.
    Но адвоката Цыганова не устроил такой поворот событий: он несколько раз переспросил Почтарева, отказывается ли тот от своих показаний полностью или частично. Но адвокату этого было недостаточно, и он начал зачитывать показания Почтарева, данные им на следствии: в них бывший председатель сообщал, что никаких незаконных действий не совершал, а в Думе раздавал свои личные деньги.
    - Я от всего этого отказываюсь, - еще раз повторил Почтарев.
    И после этого судья Владимир Андреев задал Почтареву всего один вопрос, который волнует всех с самого начала этого коррупционного скандала:
    - Вы зрелый, состоятельный человек с харизмой. Зачем вам это нужно было?
    Почтарев потупил взгляд, помолчал, тяжело вздохнул и еле выдавил из себя: «Не знаю». И на его глазах блеснула скупая мужская слеза...

«Все проблемы - от Борисенко...»


    В пятницу, 16 ноября, были допрошены последние свидетели, вызванные для дачи показаний стороной гособвинения.
    Первым в пятницу выступил в роли свидетеля бывший депутат Алексей Куликов, который также замешан в коррупционном скандале. Куликов прибыл в зал под конвоем, после чего его пустили к трибуне. Сначала Владимир Андреев поинтересовался состоянием здоровья Куликова, после чего прокурор Виталий Воронин перешел к допросу.
    По сравнению с показаниями Жгутова и Почтарева показания Куликова были незначительными. Он рассказал присяжным о том, что входил в оппозиционную «Единой России» фракцию «Социальная справедливость». Барковский же входил во фракцию «единороссов», которую возглавлял Почтарев.
    Отношения Барковского и Почтарева Куликов охарактеризовал как «никакие», однако в подробности вдаваться не стал. В остальном его рассказ повторил свидетельские показания остальных депутатов: в Думу приносили деньги за принятие решений, потом их делили и раздавали депутатам, голосовавшим за «нужные» проекты.
    Куликов пояснил, что когда получал деньги в кабинете №234 за голосование по списанию дома на Жигарева, 21, там находился Станислав Францевич: он стоял в дверях и ругался с пьяным депутатом Ржеутским. Что же до отношений Барковского со Жгутовым, то они, по мнению Куликова, были отвратительные: «С Жгутовым у большинства депутатов были плохие отношения».
    То, что оппозиционер оказался в числе взяточников, Куликов объяснил предельно просто: «Не было бы Борисенко, не было б проблем». Видимо, по мнению Куликова, тот мог оказывать влияние даже на честных депутатов, которые пытались отстаивать права горожан.

Правосудие не для всех


    Затем перед присяжными выступили Сергей Коровин, который выполнял «посреднические услуги» при передаче денег за голосование по «ТКС», и Игорь Савин, впервые появившийся в облсуде. Савин является директором ООО «Квартал» - фирмы, которая занимается строительством домов. Именно он был заинтересован в принятии решения о списании с бухгалтерского учета дома по Жигарева, 21, и его последующем сносе. Савин пояснил, как общался с депутатами и как он передал им деньги за голосование в сумме 40 тысяч долларов.
    Каким же образом предполагаемые взяткодатели Роман Боев (управляющий директор ОАО «ТКС») и Федор Онохов (директор «Тверьлазурьстрой») оказались на скамье подсудимых, а Игорь Савин, передавший депутатам деньги, - нет? Оказывается, что после того как в Думе проголосовали за списание «памятника архитектуры», Савин отправился в прокуратуру, где заявил, что депутаты ТГД вымогали у него деньги за принятие этого решения. После чего предприниматель благополучно выехал за границу на неопределенный срок. С другой стороны, по утверждению некоторых думцев, Савин сам ходил по Думе и искал того, кто за вознаграждение лоббировал бы его интересы.

* * *
    В понедельник, 19 ноября, процесс по делу Станислава Барковского продолжился. Как нам рассказал адвокат подсудимого Анатолий Цыганов, линия защиты будет строиться на доказательстве того, что Станислав Францевич не входил в организованную преступную группу, созданную экс-спикером ТГД Виктором Почтаревым. Также защитник будет настаивать на том, что Барковский не голосовал за обещанное денежное вознаграждение, и факта передачи денег не было. По предположениям, вердикт присяжных будет вынесен уже в эту пятницу, 23 ноября.

Елена Борисова


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru