Архив номеров


    Термин “ипотека” вошел в нашу жизнь сравнительно недавно, но для большинства российских семей эта форма кредитования стала главной, а порой и единственной возможностью улучшить свои жилищные условия. Тем не менее даже сегодня далеко не все нуждающиеся в жилье стремятся поскорее взять ипотечный кредит и стать собственником квартиры или дома. Надеемся, что беседа нашего корреспондента Светланы Авдеевой с генеральным директором Тверского областного фонда ипотечного жилищного кредитования Михаилом Захаровым поможет восполнить этот пробел и прояснит многие нюансы ипотеки, сделав ее понятной и доступной для многих жителей нашей области.

    – Михаил Иванович, какие категории граждан могут стать участниками ипотечной программы и есть ли здесь какие-либо ограничения, к примеру, возрастные?
    – Давайте сразу договоримся о терминах: наш фонд занимается двумя направлениями деятельности. Это непосредственно ипотечное кредитование и реализация областной целевой программы “Ипотечное жилищное кредитование в Тверской области на 2007–2009 годы”. Приобрести или построить жилье, получив ипотечный кредит, может практически каждая семья, без каких-либо особых ограничений. К примеру, Сбербанк России может заключить договор с заемщиком, которому на этот момент исполнилось 60 лет, сроком на 15 лет. То есть предельный возраст погашения кредита для него получается 75 лет. Главное, правильно рассчитать свои финансовые возможности на перспективу. А вот по целевой программе получить субсидию из областного бюджета по полученному ипотечному кредиту могут не все. Здесь преимущество отдается молодым семьям, работникам бюджетной сферы, офицерам-фермерам, переселенцам и семьям, в одночасье ставшим многодетными, то есть тем, где родилась тройня.
    – Бытует мнение, что ипотека доступна лишь обеспеченным семьям, чей совокупный доход намного превышает среднестатистический. Так ли это?
    – Уже нет. К примеру, средний суммарный доход семьи, которая в этом году взяла ипотечный кредит, составляет 21650 рублей, или 7903 рубля на одного человека, – это в городе. А в районах, где жилье, как известно, дешевое, участниками программы становятся семьи с доходом в 7250 рублей, или 2550 рублей на одного ее члена. Но в среднем по региону доход на одного члена семьи составляет порядка 10 тысяч рублей. Пожалуй, самое сложное для тех, кто решился взять ипотечный кредит, – это собрать деньги на первоначальный взнос, размер которого в среднем составил 19,7% от стоимости будущего жилья. Платить затем ежемесячные взносы уже проще.
    – А если за это время произошли какие-то форс-мажорные обстоятельства, которые привели к задержке платежей?
    – Своевременность платежей строго контролируется Федеральным агентством по ипотечному жилищному кредитованию. Существует установленный стандартами АИЖК порядок работы по контролю над просрочками аннуитетных платежей. На шестой день с момента возникновения просрочки мы отправляем заемщику уведомление. Если в течение 30 дней задолженность не погашена, то уведомление направляется повторно. Звоним людям, уточняем причины возникновения задолженности и находим варианты решения ситуации. Но хочется попросить всех заемщиков еще раз внимательно прочитать кредитный договор, в котором перечислены все условия возникновения дефолта закладной. Требование о полном гашении всего долга залогодержатель может предъявить не только при длительных неплатежах, но и в случае допущения заемщиком просрочки более трех раз в год , также в случае неоплаты ежегодного страхового платежа и т.д. Обращение в суд с иском о взыскании долга в судебном порядке происходит уже в том случае, когда заемщик сам не ищет пути выхода из сложившейся ситуации и отказывается взаимодействовать с сотрудниками фонда. Проблемы с выплатами могут возникнуть и в случае развода супругов, но, как свидетельствует статистика, наличие общего долга и перспектива получения нового жилья только укрепляют семью.
    – Какие социальные группы населения преобладают в получении ипотечных кредитов?
    – Это представители рабочих профессий (391) и коммерческих структур (262), затем идут работники правоохранительных органов и военные, сферы образования и дошкольных учреждений, научно-технические работники, сферы здравоохранения, государственные служащие и работники администраций городов и областей.
    Что касается категорий заявителей, предусмотренных областной ипотечной программой, то с каждым годом среди них становится все больше молодых семей. Меньше, чем хотелось бы, охвачены бюджетники, а вот новые категории, включенные в программу, – переселенцы, офицеры-фермеры и семьи, где рождаются одновременно трое и более детей, пока никак не проявились. Что касается переселенцев, здесь все понятно: массовый “заезд” наших соотечественников в рамках пилотного проекта по их добровольному переселению начнется только в ближайшие месяцы. Для них так же, как и для участников программы “Офицер – фермер”, размер субсидий равняется 30 процентам от стоимости приобретенного или построенного жилья. И, хотя в Тверской области уже есть фермеры из числа бывших офицеров, участвовать в областной ипотечной программе они почему-то не торопятся. Что касается семей, где родилась тройня, то при покупке квартиры им выплачивается один миллион рублей из средств областного бюджета. Это еще раз подтверждает старую истину о том, что дети – самое выгодное вложение средств.
    Первоначально на реализацию программы ипотечного кредитования на 2007 год было заложено 113 миллионов рублей. Но на днях к этому объему финансирования по решению депутатов нашего Законодательного Собрания было добавлено еще 50 миллионов рублей из областного бюджета. Таким образом, в 2007 году на реализацию программы по субсидированию ипотечных кредитов из областного бюджета выделено 163 миллиона рублей. Максимальный размер субсидии по программе составляет 150 тысяч рублей, а в среднем на одну семью – по итогам реализации программы за 9 месяцев – размер субсидии составил 100 тысяч рублей. Программой предусмотрено приобретение жилья на условиях софинансирования предприятием. Активно выдает ипотечные займы своим работникам Тверской вагоностроительный завод. Другие предприятия и организации только начали подключаться к процессу. Так, в настоящий момент фонд ведет переговоры о сотрудничестве с торгово-производственной компанией “Феликс” и с ФКЖКК “Росэнергоатом” в г. Удомле.
    – А кому вы были вынуждены отказать в получении жилищных субсидий?
    – Прежде всего тем, кто приобрел квартиру или дом, где стоимость 1 кв. метра общей площади превышает 40 тысяч рублей, эта предельная стоимость регулируется постановлением администрации Тверской области, в случае если заявитель ранее уже принимал участие в нашей областной целевой программе или запрашиваемый кредит составляет менее 30% от общей стоимости жилья. Есть и ряд других ограничений. Тем не менее число участников ипотечного кредитования с каждым годом растет, но не такими быстрыми темпами, как этого нам бы хотелось. Если за 9 месяцев 2006 г. жителями Тверского региона был заключен 3621 договор на получение ипотечного кредита, то за аналогичный период текущего года – 3852 договора. Как это ни парадоксально, на эту динамику повлияла относительная стабилизация цен на жилье. Поэтому некоторые семьи не торопятся покупать квартиры в надежде на то, что они еще несколько подешевеют. К 2009 году финансово-кредитные организации Тверской области планируют ежегодно выдавать около 3 тысяч ипотечных кредитов. Думаю, что для нас выйти на этот рубеж вполне реально.

    А тем временем в мире сейчас разворачивается ипотечный кризис. Вот занятная публикация из истории вопроса.
    Из журнала “Русская жизнь”: “Итак, что произошло в США? Много лет подряд ипотека была привилегией среднего класса за 30. Еще в начале 1990-х годов семья обращалась в банк за ипотекой, лишь дойдя до того уровня благосостояния, когда сбережения достигали нескольких десятков тысяч долларов, а средний доход — нескольких тысяч долларов. Сбережения формировали взнос на 30% стоимости дома, 70% в кредит по 7-8% на 30 лет вынимали из семейного бюджета, 25-30% чистого дохода, не больше. И банк, и семья были спокойны: семья знала, что даже если одному из пары случится лишиться работы, дохода второго ее члена хватит на продолжение платежей, а банк получал надежный источник платежей, который можно было перепродать почти без дисконта.
    Затем положение вещей изменилось. Исходно виноват во всем был кризис на фондовом рынке. Глава Федеральной резервной системы (Центрального банка США) Алан Гринспен резко опустил процентную ставку почти до нуля — так она не снижалась едва ли не с Великой депрессии. В начале 2000 года ставка составляла 9,5%. В июне 2003 года ставка была опущена уже до 4% — это был абсолютный минимум, едва-едва над уровнем инфляции.
    Сложилась ситуация, когда инвестировать в Америке стало не во что: акции осыпались, облигации не приносят дохода. Осталась недвижимость, которая стала не только намного желаннее, но и намного доступнее, поскольку падение процентных ставок сильно сократило ежемесячные платежи по кредиту, а значит, снизило планку ежемесячного дохода.
    А дальше началась цепная реакция. Американцы стали все более массово покупать дома. Рост цен на недвижимость со временем вывел кредитный бум на новый уровень. Банки-кредиторы были заинтересованы во все большем расширении своих кредитных портфелей, а застройщики хотели строить еще и еще — деньги-то поступают из почти бездонной кубышки. Многие ранние покупатели, купив дом по закладной, через два-три года досрочно погасили кредиты, воспользовавшись тем, что рыночная цена их недвижимости возросла так, что та доля собственности в доме, что служила обеспечением кредита, давно перекрыла сам кредит. Под залог подорожавшей недвижимости брались новые кредиты, все более дешевые, старые возвращались, на разницу покупался более дорогой дом или второй дом — уже на продажу через год-два. Миллионы делались сами собой, люди переезжали во все более роскошное жилье, не затратив ни копейки. Эта операция называется “рефинансирование закладной”, и возможной ее делал все тот же дешевый кредит.
    Через несколько лет дешевый кредит достиг в основном всего среднего класса США: все, кто хотели, купили дом, перепродали дом, купили еще больший дом… Но предложение кредита не прекращалось, экономика США не росла, и учетная ставка оставалась низкой. В поисках новых покупателей банки и застройщики стали снижать требования к заемщикам: сокращать первоначальный взнос и повышать долю дохода, который можно было бы обратить на погашение кредита. Этому способствовало и то, что цены на жилье росли быстрее доходов, а значит, абсолютная стоимость “входного билета” менялась несильно. В итоге за несколько лет единственными не охваченными ипотекой слоями населения остались беднейшие — те, у кого не было средств и на первоначальный взнос, а часто и минимально необходимого дохода. Для бедных была придумана ипотека без первоначального взноса — 70% стоимости дома проходили по обычной ипотеке, а 30% — в кредит по повышенной ставке, выше (иногда значительно выше) ипотечной.
    Чтобы недисциплинированные и малообеспеченные заемщики не попали в дефолт на первом же платеже, для них придумали еще одну льготу: кредит, по которому первые несколько лет, обычно три, платежи были снижены или же их не было вовсе. Ссудные брокеры, которые во множестве завелись по стране (бизнес, хорошо знакомый и нам — по спаму, который некоторые такие брокеры рассылали десятками миллионов), убеждали клиентуру: “Бери-бери, на самом деле тебе вообще платить не придется ни гроша! Через три года цена так вырастет, что перефинансируешься, погасишь эти тридцать процентов и будешь платить, как белый, по чуть-чуть. Смотри, так другие уже сделали — и теперь со своими домами”. Что значит “перефинансироваться”, большинство заемщиков толком не понимали, но кредиты брали охотно.
    Теперь эти персонажи живут в своих домах и не думают платить по займу. Теоретически, конечно, за долги дом всегда можно продать. Но уже сейчас появились множественные случаи, когда покупателей нет, вообще нет, ни по какой цене. Снижай цену, не снижай — просто нет покупателей.
    Американские власти, памятуя, что скоро выборы, предложили реструктурировать (по сути, списать) просроченные ипотеки “новым домовладельцам”. Мол, раз крайними оказались спекулянты-фонды, пусть они и страдают.
    У нас горе-инвесторы, взгревшие рынок недвижимости в последние несколько лет, еще верят в сказку о вечно растущем рынке и пока не продают жилье. Но стоит значительной их части потерять терпение, как рынок тоже окажется завален предложением уже не совсем новых квартир.
    А дальше — смотри американские события. Вы не купили квартиру на ипотеку в Подмосковье? Нет? Ну и правильно сделали.
    Потом купите — на первоначальный взнос. И в Москве”
.

Светлана АВДЕЕВА.




    Он один из немногих тверских актеров, лицо которого известно и узнаваемо далеко за пределами глубинки. Яркая внешность, актерская харизма и желание пробовать себя в новом качестве позволили Андрею ИВАНОВУ засветиться во многих современных кинокартинах и даже рекламе. Увидев его портрет в фойе ТЮЗа, многие искренне удивляются, узнав, что он наш местный актер. Перед интервью многие убеждали меня, что Андрей Иванов – человек закрытый, не очень общительный. Но прогнозы не оправдались. Наша беседа оказалась на редкость приятной, информативной и непринужденной.

    – Андрей, как вам удалось из простого театрального монтировщика стать одним из самых востребованных актеров тверского ТЮЗа?
    – На самом деле в этом театре я с детства. Он мне как дом родной, и меня здесь помнят еще пацаном. Во времена, когда главным режиссером в ТЮЗе был Сергей Кузьмин, здесь часто привлекались к работе всяческие молодые театральные студии: “Жираф”, “Интромир”. Вот я относился как раз ко второй из них. Сначала мы были независимой студией. У нас не было традиционных театральных постановок, мы делали какие-то своеобразные, экспериментальные, в чем-то созвучные Полунину, странные вещи. Но со временем стали работать при Театре юного зрителя и участвовать в его репертуаре. Сейчас два выходца из этой студии работают в ТЮЗе – я и Ольга Лепоринская. Окончив школу и отслужив в армии, я вернулся и устроился в театр монтировщиком, потом работал радистом. Но я всегда знал, чего хочу, и постепенно стал вливаться в актерскую жизнь, участвовать в постановках. Потом поступил в Ярославский театральный институт, поработал в тамошнем театре драмы, но снова вернулся в Тверь. Я считаю, что актер имеет больше возможностей раскрыться именно в ТЮЗе. Здесь и диапазон спектаклей шире – от детских до вечерних,– а соответственно, и ролей.

    – Если говорить о ролях, то какие из них явились для вас наиболее значимыми и знаковыми?
    – В судьбе любого актера есть работы, на которые он опирается всю жизнь. Для меня это, в первую очередь, Раскольников в “Преступлении и наказании”. Это был своего рода прорыв, после которого я стал легче ощущать себя в профессии. Затем Рисположенский в пьесе “Свои люди – сочтемся” по Островскому. Вообще, мне часто приходится играть людей, которые существуют на грани. Раскольников, Васька Пепел в спектакле “На дне”, Герострат. Очень интересно работать над такими персонажами, пытаться наполнить их эмоционально, передать их состояние на грани между жизнью и смертью.
    Пока мне везет с ролями. Главное, что есть желание работать и развиваться. Никогда нельзя останавливаться на достигнутом, надо всегда ставить себе новую планку, достигать ее и идти дальше.
    – Очередную планку в новом спектакле “Забыть Герострата” вы осилили превосходно. Сами-то как оцениваете эту работу?
    – Я расцениваю эту работу как большой этап в своей творческой биографии и понимаю, что за последние лет семь Герострат – это одна из самых серьезных моих ролей. В этом, конечно, огромная заслуга режиссера Эдуарда Терехова из Ульяновска. Он просто невероятную энергию привнес в театр и заразил ею всех нас. Я благодаря этой работе влюбился в своих партнеров по сцене! Понял, что у нас, оказывается, есть классные актеры. Мы давно друг друга знаем, но здесь все открылись совершенно по-новому. Теперь я стал просто обожать своих коллег по этому спектаклю. Директор ТЮЗа Александр Бахарев сейчас продолжает вести политику приглашенных режиссеров. И я считаю, что это здорово. Новые идеи, новая энергия всегда идут на пользу театру. Актеры ведь – это как кровожадная стая, которой необходима свежая кровь.
    – Ради роли Герострата вам пришлось даже пойти на некоторые жертвы. Постричься налысо, например.
    – Я легко на это согласился, тем более что давно хотел поменять что-то в своей внешности. Более сложным оказалось усовершенствовать себя физически. Режиссер поставил задачу подкачаться, нарастить мышцы. Я раньше никогда спортом особо не занимался, а тут пришлось поднапрячься. И это не говоря о творческой стороне работы.
    Со временем у каждого актера возникают некоторые штампы. Нужно было постоянно от них уходить, ломать себя, искать в себе новые краски. Это тяжело делать, но когда это происходит и получается, то это невероятные ощущения. Открывается такая бездна, что ты сам удивляешься: “Неужели я это могу?”.
    – Однако работой в театре вы не ограничились. Как вы пришли в кино?
    – Скорее, кино пришло ко мне. Это естественная история для актера, работающего в театре. Сейчас снимаются множество фильмов, сериалов, в том числе и в нашем городе. А началось все в 2003 году. Тогда я впервые снялся, причем сразу у очень хорошего известного режиссера Валерия Ахадова. Он снимал в Торжке сериал “Свободная женщина-2”, где я сыграл небольшую роль следователя. После этого мне предложили отвезти свои фотографии на Мосфильм. И вот с тех пор периодически звонят, приглашают. Очень мне повезло сняться у Говорухина в картине “Не хлебом единым”. Сыграть даже небольшой эпизод в его картине – это просто подарок судьбы.
    – Андрей, как случилось, что вашей партнершей по съемкам однажды оказалась даже певица Алена Апина?
В образе Герострата-поджигателя (слева), 2007 г.     – Года три или четыре назад в Твери снимали детективный сериал “Провинциальные страсти”. Продюсером картины был муж Алены Апиной Александр Иратов. Половина шоу-бизнеса переснималась в этом фильме, но его почему-то так и не показали по центральным каналам. В сериале было три части, каждая – по нескольку серий. Апина играла актрису провинциального театра, я тоже был выходец оттуда, но уже весь такой матерый столичный артист, приехавший навестить своих бывших коллег. В общем, в конце первой части меня по сценарию убивают. Когда стали снимать вторую часть, Иратов предложил мне сыграть и там. Пришлось наклеивать усы, создавать “небритость”, чтобы сыграть уже нового персонажа, какого-то оператора, которого потом тоже убивают. Самое интересное было, когда Иратов предложил мне сняться еще и в третьей части. Там мне уже пришлось наклеивать бороду – в общем, капитально маскироваться. Такая вот была история. А вообще я люблю всякий “экшн”. Смотреть его невозможно, а сниматься там здорово. Это такой драйв!
    – У вас и в “Кадетстве” получилась довольно заметная и выразительная роль. Как вы чувствовали себя в качестве суворовского учителя информатики?
    – До сих пор не могу забыть, как мучился с запоминанием компьютерных терминов. Одно дело выучить текст, но это… Я ничего в этом не понимаю, сидел зубрил эти термины, в кадре ведь нужно было без запинки все это проговаривать. А вообще, конечно, я счастлив, что снимался там. Роль действительно была не эпизодическая, и я много над ней думал, выстраивал этот образ. Сначала герой выглядел немного пижонистым, мне это не очень нравилось. Но в результате, как сказал режиссер Сергей Арланов, получился интересный образ негодяя с человеческим лицом. У этого же режиссера я снимаюсь еще в “Солдатах”. Но они то возникают, то пропадают. Я уже снялся в “Солдатах-20”, хотя идут еще только “Солдаты-13”. Там у меня небольшая роль бывшего военного, который ушел в бизнес.
    – Никогда не задумывались перебраться в Москву? Все-таки связи и возможности позволяют.
    – Был такой период. Но совсем не из-за кино. Я человек театральный. Какое-то время была тоска по хорошим большим работам, и я очень часто ездил в Москву, смотрел спектакли известных режиссеров. Но со временем это желание остыло.
    – Многие помнят вас по многочисленным рекламным роликам, причем общероссийского масштаба. Каково это – быть лицом товаров народного потребления?
    – Я много снимался в рекламе и сейчас продолжаю это делать. “Веселый молочник”, магазины “Иkea”, зубная паста “Колгейт”. Реклама – это тоже работа и интересный опыт. Опыт работы с камерой прежде всего. Там есть свои тонкости, которые в кино не всегда удается отработать, крупные планы, например. Часто работаю просто голосом, озвучивая рекламные ролики. Но не буду скрывать, что это, конечно, и неплохие деньги. Семью ведь кормить тоже надо.
    – Кстати, о семье. Давно ли вы ею обзавелись?
    – С женой мы вместе уже 12 лет. Она окончила ГИТИС, театровед по профессии, работает у нас в ТЮЗе осветителем. У нас ребенок, мальчик, ему сейчас 4,7.
    – Вам сейчас 33 года. Говорят, что для мужчины это особый возраст. На себе это как-то ощущаете?
    – Да нет… А чего в нем особенного? Ну, возраст Христа, да. Но жизнь ведь продолжается.

Елена МУНИНА.



    Выходные на прошлой неделе выдались тяжелые. Еще бы, три интереснейших концерта в клубе “От заката до рассвета” подряд. Причем на двух из них – концерте Synyata (альтернатива) в пятницу и metal-фесте (black– и pagan-metal) в субботу – презентовывались новые программы и новые альбомы. Вечер воскресенья был полностью отдан на откуп панк-командам. Нам довелось побывать на субботнем празднике тяжелой музыки.

    О том, что в “От заката до рассвета” намечается нечто грандиозное, можно было догадаться уже на подступах к клубу. Количество длинноволосых юношей в кожаных клепаных куртках на квадратный метр превышало все мыслимые пределы.
    Что же заставило их выйти из подполья? Сборное выступление трех известнейших metal-групп: “Калевалы”, “Rossomahaar” и “Арконы”. На разогреве этих команд играл ржевский проект “Nakka”. Миссия нашим музыкантам досталась почетная, но неблагодарная, ведь основная масса зрителей потянулась в зал только на выступлении “Калевалы”.
    Для проекта “Калевала”, жанр которого в афишах значился как финно-угорский pagan-metal, это было второе концертное выступление. Группа, состоящая из бывших музыкантов “Butterfly Temple”, “Рарога” и “Невиди”, появилась только в этом году. Как многие другие коллективы “языческого” направления, “Калевала” весьма удачно сочетала народный женский вокал с жесткими агрессивными гитарными партиями. Больше всего воодушевило зал появление на сцене аккордеониста. Однако в целом выступление группы не нашло сильного отклика в зале. Может быть, оттого, что программа “Калевалы” только еще “обкатывалась”. А может быть, зрители берегли силы для “Арконы”.
    После небольшого перерыва на сцене появилась команда “Rossomahaar”, приехавшая в Тверь уже в четвертый раз. И во все приезды наши металлисты горячо встречали эту группу. Вероятнее всего, харизматичная внешность вокалиста (Лазаря), жесткий ритм и брутальный вокал сделали свое дело. В самом центре танц-пола начался слэм. Кто хоть раз бывал на metal-фестах, прекрасно помнит это броуновское движение молодых тел: разгоряченные музыкой и алкоголем юноши с разбега сталкиваются друг с другом, отбрасывают соседей, сами отлетают в стороны... Но вот завершилось и выступление “Rossomahaar”.
    Двадцать минут перерыва. На сцене настраивается долгожданная “Аркона”, коллектив старый и популярный. По сути своей это нечто среднее между сольным проектом Маши “Scream” Архиповой и полноценной группой. Ведь в выступлениях и студийных записях участвовали и участвуют музыканты “Rossomahaar”, “Butterfly Temple” и просто фрилансеры.
    Буквально с первой песни группе удалось наладить контакт с залом, в первую очередь благодаря мощной энергетике вокалистки. Маша “Scream”, хрупкая девушка в псевдославянском костюме, с волчьей шкурой на плечах, как настоящая шаманка, управляла зрителями, то заставляя подпевать, то поднимать руки к небу. При этом она ни на минуту не останавливалась сама. В результате в зале просто не осталось равнодушных: в центре танц-пола закружился дикий хоровод, вовлекающий в себя все и вся. Он распадался только в перерывах между песнями – на несколько секунд, перевести дух. Оставалось только удивляться энергии музыкантов и мощным голосовым данным Маши “Scream”, с ужасающей легкостью переходящей от народного вокала к брутальному скримингу и обратно.
    Да, это были тяжелые выходные. Многим о них будет напоминать больная шея (кажется, это профессиональное заболевание всех металлистов). А ведь сезон еще в самом разгаре – и впереди новые концерты.

Марина ЯУРЕ.


Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru