Архив номеров



    Американские журналисты чуть не остались жить в Тверской губернии.

    К нам в редакцию часто заглядывают иностранные журналисты. Настоящее нашествие западных коллег мы переживали в далеком 99-м, когда на пост мэра Твери выдвигался друг нашей газеты, афророссиянин из Камеруна Тафен Ванджи Марсель Клебер, а попросту Марсель - капитан сборной КВН медицинской академии. Кто к нам тогда не приезжал! И финское телевидение, и французское радио, а газеты «Индепендент», «Санди Таймс» и «Сан» как на настоящем аукционе торговались, чтобы иметь эксклюзивное право публиковать материалы о Марселе в британской прессе. С тех пор к нам приезжали и представители «Бизнес Уик», и телекомпания Си-Эн-Эн. Очередная партия заморских акул пера прибыла к нам в гости в конце сентября.

    Но сначала в редакции раздался телефонный звонок. Неизвестный довольно располагающим голосом представился, сказал, что он журналист, а потом почти час расспрашивал об интересных местах и людях Твери и области. Только в конце беседы, когда уже договорились о встрече завтра утром, когда я уже дал Юрию, так звали моего коллегу, номер сотового телефона, я переспросил, какое издание представляет мой новый знакомый. Оказалось - журнал «Тайм», известнейший и старейший журнал Америки. Юрий Козырев приехал в Тверь не один. С ним прибыл настоящий американец из Манхеттена Натан Торнбург. Он немного говорил по-русски, неплохо понимал русский язык и более того, хорошо знал русскую литературу. Его репортаж должен был стать римейком «Путешествия из Петербурга в Москву» Александра Радищева. Он захотел проехать по классическому маршруту, сделать остановки в тех же местах, описать местные нравы. Идея для иностранного журналиста была, конечно же, благородной. Но откуда Натан знал Радищева, для меня до сих пор остается загадкой. Во время поездки, а мне довелось сопровождать наших русско-американских друзей, Натан неоднократно доставал из рюкзака книгу Радищева на английском языке, изданную в гарвардском университете аж в 1969 году. По внешнему виду книги у меня сложилось впечатление, что Натан оказался вторым или третьим человеком, который за сорок лет брал в руки это издание. А когда я узнал, что скорее всего, это единственное издание Радищева в Америке я подумал, что имею дело с какими-то ненормальными американцами.

Шпионские страсти


    Так как глава «Тверь» у Радищева была довольно пространной, пришлось первый день посвятить областному центру. Исторические достопримечательности мало интересовали моих коллег. Их интересовали живые люди и особенно необычные истории и судьбы.
    Человека, интересного во всех отношениях, найти оказалось не так уж просто. На роль такого уникального россиянина, на мой взгляд, оптимально подходил известный меценат Эдвард Човушян. И мы отправились к нему.
    Эдвард Човушян приходу такой делегации не удивился и сказал, что первый раз давал интервью журналистам «Тайм» еще 17 лет назад. Тогда нынешний меценат находился в стадии первоначального накопления капитала - возил икру и красную рыбу с Камчатки и Сахалина по воздуху, самолетами военно-транспортной авиации СССР. Фотограф американского журнала в том далеком 90-м году попросил Човушяна позировать, сидя на крыле самолета, желательно свесив ноги и опираясь на кейс, в котором предполагались пачки долларов. Снимки решили делать в Мигалове, тогда закрытом военном аэродроме. Мигаловское начальство сначала разрешило, а после волосы рвало на голове. Ведь американцы потратили на фотосессию 4 часа, отсняв на военном объекте все, что только можно.
    Эти удивительные истории так понравились американским журналистам, что они целый день ни на шаг не отходили от Човушяна. А он возил их по старым усадьбам Чукавино, Сахарово, возрождением которых сейчас занимается.
    На следующий день нам предстояла поездка по радищевскому маршруту в Медное и Торжок. Солнечный теплый день настраивал на лирический лад, и, выехав из города, все участники экспедиции, включая водителя, стали вспоминать радищевско-пушкинские времена, стихи и прочие обрывки высокой культуры прошлого, накрепко засевшие в наших головах. Натан достал знаменитый гарвардский перевод Радищева и начал читать главы «Медное» и «Торжок». Там говорилось о покосившихся избах, которые, впрочем, и сейчас кое-где попадались на нашем пути. Также в книге был удивительный по страсти кусок о цензуре, царившей в литературном обществе екатерининской России. «Наверно, и сейчас у вас цензура?», - не то спросил, не то констатировал Натан. Видимо, покосившиеся избы окончательно уверили его, что со времен Радищева в России мало что изменилось.
    «В каждом времени и у каждого - своя цензура», - пришлось как-то философски отвечать на этот вопрос. Не хотелось влезать в эту полемику и напоминать американскому гостю, что во времена рассуждений Радищева о цензуре на родине Натана жили в основном индейцы, которые с удовольствием снимали скальпы с белых людей, в основном преступников, сбежавших из Старого света. Белые же в свою очередь под корень истребляли целые индейские племена. И ни каких дебатов о цензуре не было ни с одной стороны.

Я - козяин!


Пьетро и Жанна, хозяева итальянского ресторана в Медном     Тем не менее, мы прибыли в Медное, и первым делом посетили итальянский ресторан. Водитель Володя начал кормить местных собак, которые вели себя как отставные цирковые. Они как по команде вставали на задние лапки и выпрашивали свою порцию сушек с маком. Фотограф Юра Козырев немного пощелкал внешний облик заведения, а Натан пошел искать хозяина. Навстречу ему вышел небритый мужчина в рабочей телогрейке. «Как найти хозяин?», - спросил уроженец Манхэттена. «Я козяин», - именно через «к» ответил представитель солнечной Италии. «А где хозяин?», - не унимался американец. Видимо, внешний вид фермера сбил его с толку. «Я - козяин!», - с нажимом в голосе произнес итальянец и в этот день отказался с нами беседовать. Дескать, и по-русски он плохо говорит, и по-английски не умеет. Вот приедет жена, тогда милости просим. Мы действительно через два дня снова побывали у Пьетро и познакомились с его очаровательной женой Жанной. Они нас угощали сырами и другой снедью собственного производства. Все было прекрасно. А напоследок они извинились, что уделили нам мало времени. К ним в гости уже ехала группа Первого канала. С таким информационным обеспечением, как журнал «Тайм» и Первый канал, наверно, их агротуризм не зачахнет.

В поисках цензуры


Настя Буланкина, юная золотошвея     Прибыв Торжок, мы сразу были очень благожелательно встречены местными представительницами власти. Помощник мэра Торжка по имени Татьяна выступила в роли нашего гида по историческим местам, храмам и монастырям. Мы конечно же не преминули заглянуть в золотошвейное училище. Там в качестве интервьюера нам была предоставлена образцовая девочка Настя. Она очень доходчиво объяснила, чем ручная вышивка отличается от машинной и в какой из них лучше строчка и завиток. Только американцам это было как-то не очень интересно. Они искали что-то более живое, конфликтное. На худой конец пригодился бы признак цензуры.
    И что самое удивительное, этот признак цензуры сам нашел журналистов «Тайм».
    Уже на выходе из училища к нашему гиду Татьяне вдруг подскочила довольно бойкая девушка и стала выяснять, почему ее статью о вреде курения не поставили в последний номер молодежной газеты. Американцам это показалось прямым попаданием в цензуру. И хотя нам еще предстояла экскурсия по обувной фабрике и встреча с мэром, мысль написать историю о девушке, которой не дают бороться с курением, не покидала моего коллегу Натана.
    Девушку мы искали весь вечер. Почти что подняли с постели ее наставников, выяснили номера целых двух ее сотовых, но девушка не брала трубку.

Ботинок нам не дали


Натан изучает производство рабочей обуви в Торжке под руководством директора Алексея Голованова     На обувной фабрике нас вроде как ждали. Молодой директор Алексей Голованов с гордостью повел всех в новый цех. Как оказалось, его открыли всего неделю назад. Еще блестела свежей краской конвеерная линия «Десма». Линия может делать до 1 тысячи пар рабочей обуви за смену. Натан долго рассматривал компьютер, управляющий этой линией, будто собирался на ней работать. Потом стал изучать рабочие ботинки, которые сначала он принял за армейские. Ботинки были симпатичные, на редкость прочные и мы уже подумывали, как бы нам выпросить по паре своего размера. Но потом почему-то застеснялись. Ну как мы попремся с этими ботинками, пахнущими горячей наплавленной подошвой к мэру города? - видимо, подумали американцы. Я, во всяком случае, так подумал.
    У мэра Евгения Игнатова, генерала, ранее командовавшего Центром армейской авиации, базирующимся в Торжке, на лацкане пиджака поблескивал золотой вертолет. Мэр был уставшим. Целый день провел на заседании городской думы. А тут еще эти иностранцы. Тем не менее, он сразу же встал горой за небольшие провинциальные города.
    - Не бывает городов малых и больших, - сказал он и в чем-то был прав. Город есть город, тем более такой как Торжок. Ему уже более 1000 лет. Вот недавно хирург к нам приезжал из ФРГ, - говорит Игнатов. Хотел нам продемонстрировать, как управлять новейшим медицинским оборудованием. А наши врачи ему и говорят, что его самого могут научить нескольким методикам, как это оборудование использовать. В Германии такая медицина только в городах - миллионниках, а у нас и в Торжке есть.
    Окончательно расцвел Игнатов, когда начал вспоминать свое военное прошлое. Фильм о пилотажной вертолетной группе «Беркуты» на компьютере показывал почти час. Натан потом долго удивлялся, как боевой генерал стал мэром города. А у нас всякое бывает.

    В Торжке американских репортеров остановить было невозможно. Охота к перемене мест гнала их дальше. Искать новых приключений мы поехали в Осташков. И прибыли туда в половине двенадцатого ночи. О том, каким предстал Селигер американским коллегам - в следующих номерах «Каравана».

Борис АНТРОПЬЕВ
(Продолжение следует.)

Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru