Архив номеров


    Согласно последним данным Минэкономразвития России, по качеству подготовки рабочих и их возрасту Россия быстро “стареет”: на большинстве предприятий средний возраст рабочих – 53-55 лет. Только 20% выпускников 9-х и 11-х классов намерены впоследствии получить начальное профтехобразование. Дефицит профессиональных кадров ныне охватывает едва ли не все производственные отрасли.

    В Тверской области ситуация еще более катастрофическая. К проблеме “старения” добавляется массовая трудовая миграция. Уж слишком силен соблазн оказаться в сытой, пухнущей от денег Москве. Тут уж не до поднятия промышленности в родном регионе, не до псевдопатриотизма. В итоге – возрождать тверскую экономику очень хочется (как следует из всевозможных официальных документов про привлечение инвестиций и так далее), но не кому. Работа – есть, рабочих рук – нет!
Я б в рабочие пошел...


    Этот лозунг советской эпохи превратился в полнейший анахронизм не только по дате своего сочинительства, но и по актуальности.
    Чтобы представить себе портрет героя нашего времени, достаточно просто включить телевизор. Фильмы типа “Сталевары”, “Весна на заречной улице”, “Большая перемена” и так далее, где основным персонажем был рабочий класс и все, что с ним связано: работа, жизнь, быт, учеба и в итоге – престиж, сменились совсем другим кино. Современный персонаж – банкир (фабрикант, президент крупной компании), начавший свою трудовую деятельность из мелкого джинсового бизнеса или с папиного наследства, живущий в красивом доме, куда добирается на сверхмодном авто и так далее. И ведь действительно хочется жить именно так! Профессия рабочего полностью утратила престиж и стала вроде синонима к слову “неудачник”. Пропаганду заменила реклама, где тоже в той или иной степени зачастую показана жизнь класса “люкс”.
    Та же ситуация и в средствах массовой информации. На первых полосах газет, в прам-таймовских новостях – либо криминал, либо богач. Газеты пишут об успешных (эти же самые успешные и проплачивают печатные оды про себя). На моей памяти лишь тверской завод “Хэппиленд” заказал ряд публикаций о своих рабочих. В статьях не было ни слова о том, какую замечательную продукцию выпускает завод, но много рассказано о том, как хорошо тут работать. Это, что называется, приперло. Производство расширяется, современное оборудование закупается, а работать на нем некому.

...пусть меня научат!


    И ведь учат! Система профессиональных училищ, колледжей сохранилась, и в некоторые даже есть приличные конкурсы. Как, например, в машиностроительный, который поддерживается финансово не только со стороны государства, но и прямым работодателем – Тверским вагоностроительным заводом. Увы, это хоть и отрадное, но исключение из общей картины. Подростки идут в училища, но на выходе трудоустраиваются куда-то не туда, не по полученной специальности. Конечно, работать у станка не так весело, как, допустим, в ларьке с сигаретами. На производстве хоть и зарплата стала вполне достойной, и все соцгарантии прилагаются, но уж слишком жесткий (по меркам нашей молодежи) график работы. В ларьке можно и с друзьями поболтать, и на людей из окошечка поглазеть. О том же, что сулит нормальная работа на нормальном предприятии в плане будущего, никто не знает. Возможность дополнительного обучения, карьера, гарантии и стабильность – это остается за рамками той массовой пропагандистской машины, о которой мы говорили выше.
    Да и что там греха таить, зачастую и уровень подготовки будущих специалистов совершенно не соответствует возросшим требованиям прогресса. Станки, оборудование, технологии усовершенствуются, а преподаватели остаются прежними, еще с советских времен. Новых уж тем более не найти.

Задача государственной важности


    Сегодня уже, пожалуй, все сходятся во мнении: эту проблему надо решать не на местечковом, а на государственном уровне. Что толку от того, что, к примеру, тверской губернатор Дмитрий Зеленин постоянно привлекает в регион крупных инвесторов, планирует строительство новых предприятий, причем не только в Твери. Кадров-то Дмитрию Зеленину все равно не найти, хоть он и губернатор. При этом рабочие нужны не абы какие, а подготовленные – современному высокотехнологичному производству необходимы и кадры соответствующие. Всевозможные гранты, программы по поддержке, конкурсы, ярмарки вакансий желаемого результата не приносят. Нынешнее поколение вместе с “пепси” выбирает более легкие и веселые способы заработка или призрачного журавля в небе столицы. И в итоге мы приближаемся к трудовому коллапсу. Рабочих рук не хватает уже нигде. Не только на предприятиях легкой и тяжелой промышленности, на стройках, в сфере обслуживания (в сервисах от автомобильного до туристического), но даже, оказывается, в том же самом кинематографе. Готовя эту статью, я случайно услышала передачу по радио. Есть в стране актеры, режиссеры, а вот технического персонала на съемочной площадке уже маловато осталось. Так что кино не будет! Тем более пропагандистского. Выход у страны один. Как решили проблему в строительстве через таджикско-молдавских гастарбайтертов, продолжить развивать российскую экономику, завезя сюда китайцев. Трудолюбивый народ, да и не такой привередливый и капризный, как мы, русские.

    Генеральный директор ЗАО “Калязинская швейная фабрика” Людмила Хохлова:
    – Сегодня роль человека труда принижена так, что дальше уже и некуда. Непрестижно сегодня идти на фабрику, престижней пряники в подмосковном Талдоме по коробкам раскладывать или вон, за углом, в ларьке сидеть. Когда-то мы сотрудничали с вечерней школой, брали на обучение девушек, зарплату им платили, разряд присваивали. Теперь эта система разрушилась, а новая не появилась. Сегодня наше предприятие работает стабильно, заказов – море, зарплаты – не самые маленькие в Калязине, у нас все социальные гарантии, в цехах чисто, светло, я бы даже сказала, комфортно, а квалифицированных швей – нет. Я не знаю, что нужно сегодня нашей молодежи? Но, думаю, проблема в том, что в стране полностью отсутствует пропаганда труда. А это уже надо менять на федеральном уровне.

    Сергей Васин, руководитель строительной артели:
    – Сегодня многие сетуют на засилие гастарбайтеров. Действительно, нам, русским строителям, “тюбетейки” значительно мешают в бизнесе, сбивают цены. Но, с другой стороны, очень тяжело найти квалифицированных строителей среди своих. Кто и был – подались в отделочники, там совсем другие деньги. Но перед тем как отделывать, кто-то еще и построить должен.

    Ольга Легкова, хозяйка базы отдыха “Хижина” (Осташковский район):
    – Дефицит кадров в сфере сервисного обслуживания – колоссальный. Нам приходится привозить людей аж из стран СНГ или из Подмосковья, Нижнего Новгорода, Полтавы. У нас кадры просто никто не готовит. Есть в Твери в вузах отделения, готовящие специалистов в туристической сфере. Так куда свежевыученные специалисты отправляются на работу? В Египет и Турцию. Там им, видимо, экзотичнее. К нам же, вот сколько мы работаем, ни разу ни один вуз не обратился с предложением прислать студентов на стажировку. Хотя мы вполне могли бы дать им необходимый к знанию теории практический опыт. Губернатор Тверской области определил развитие туристических зон. Осташковский район – как раз один из таких. Так вот, чтобы было чего развивать и кому работать, надо срочно переориентировать наши вузы.

    Геннадий Климов, генеральный директор ОАО “Тверское княжество”, в прошлом – инженер:
    – Инженеры, высококвалифицированные рабочие – это на самом деле опора государства, на них держится благополучие и безопасность страны. Связь тут прямая. Не имея хорошо развитой промышленности, нельзя иметь крепкую армию. Но в 90-е годы, такое ощущение, что у нашего населения произошли какие-то завихрения в мозгах, сместились понятия профессиональной престижности, нужности. На мой взгляд, это своеобразное информационное оружие против России со стороны Запада. Как известно, через СМИ, культуру, фильмы можно нацию уничтожить эффективнее, чем бомбой. И это привело к тому, что в 90-е годы рэкетир, крутой мен, который что-то у кого-то украл, киллер стали народными героями. Загипнотизированному зрителю и в голову не приходит теперь, что на самом деле родной стране нужно не удачливое ворье, а простые рабочие. Подростки решили, что идти в ПТУ, а потом на завод – отстой, круто быть “шестеркой” в какой-нибудь банде.
    Сегодня российская промышленность наконец начала вставать на ноги, развиваться. И оказалось, что кадров нет. Качество профессионального образования не выдерживает никакой критики. Прогрессивным технологиям пытаются учить по методикам двадцатилетней давности. Чтобы стать, к примеру, хорошим фрезеровщиком, надо пару лет постоять за спиной у мастера. А мастера где взять теперь? Да, еще остались такие, но их очень мало, они пенсионного возраста, и надо постараться успеть перенять их опыт, а то нам придется, как при Петре I, засылать свою молодежь на обучение в Европу.
    И, конечно же, сегодня надо начинать популяризировать труд рабочего, труд инженера, труд специалиста. Естественно, примитивная пропаганда типа “Слава труду!” лишь дискредитирует начинание. На государственном уровне надо разработать целую схему воспитания молодежи. Вы посмотрите, какой патриотизм у американцев. И у них нормальное явление, когда крупный состоятельный промышленник не стесняется признаться, что начинал с простого рабочего.

Марина ГАВРИШЕНКО




С творческой группой мюзикла “Халиф-Аист”     Композиторов можно смело считать величайшими из творцов. Назвав музыку величайшим из искусств, один из мудрецов невольно и композиторский труд вознес до высочайшего уровня. Увы, имена талантов, способных из семи нот создавать неиссякаемое количество новых мелодий, подчас оказываются за кадром и в тени блистающих на сцене и экране артистов.

    Наиболее пронырливых и амбициозных музыкальных сочинителей давно прибрал к рукам столичный шоу-бизнес, и лишь энтузиасты, прочно осевшие в провинции, в настоящее время создают музыкальный фон жизни этой самой глубинки. Один из таковых мэтров – известный тверской композитор Константин Тушинок – привык считать свою творческую деятельность не возвышенным одухотворенным процессом, а кропотливой работой или, говоря словами легендарного Шостаковича, “сладкой каторгой”. Полет его композиторского крыла широк. В архиве композитора Тушинка огромное количество произведений от песенных до симфонических. Его музыкальный язык сложен и не всегда оказывается понятен простому обывателю, но притягательность и высокий профессионализм его творений просто невозможно не оценить.
    – Константин Константинович, как получилось, что, будучи уже состоявшимся музыкантом, в 1993 году вы покидаете свой родной Таджикистан и оказываетесь в тверских краях?
    – Мы с семьей были вынуждены уехать оттуда, поскольку после распада СССР в Таджикистане началась Гражданская война, и русскоязычному населению оставаться там было просто опасно. Мы на собственной шкуре успели ощутить и голод, и холод. Как это ни жутко вспоминать, но были моменты, когда дома даже хлеба не было. Когда ситуация стала обостряться все больше, мы с женой стали писать письма в бюро трудоустройств разных областей, и Тверская область откликнулась первой. Нас пригласили преподавать в школе с эстетическим уклоном на станции Кулицкая. Поначалу было интересно. Контингент был деревенский, а это как нетронутая целина. Но и там у нас не сложилось. Начались серьезные проблемы с жильем, нас с женой практически выгнали из квартиры, и нам пришлось переехать в Тверь.
    – Бытовые передряги не подорвали вас как музыканта? Не выбили из творческой колеи?
Фрагмент мюзикла “Иван да Марья”     – Да, “бытовуха” в тот период у меня хромала на обе ноги. Но меня, наоборот, это стимулировало к творчеству, и моя музыкальная жизнь била ключом. Как говорится, чем хуже жизнь, тем светлее музыка. Я начал работать в Тверском педагогическом колледже, на хоровом отделении мы организовали коллектив “Вдохновение”. Благодаря этому хору я написал очень много хорошей музыки, в частности, самые наши хитовые вещи, с которыми мы занимаем самые высокие места на конкурсах: “Тверской вальс” на стихи Андрея Дементьева, кантата “Женитьба Павла” на стихи А. Кольцова. Также я сотрудничал с хором “Благовест”, для которого написал немало знаковых произведений. Вообще у редкого композитора бывают идеальные условия для работы, композиторы во все времена жили плохо.
    – Как сказать… Современные композиторы-попсовики далеко не бедствуют.
    – Да, те, кто оказался обласкан Пугачевой, сумели развернуться и жаловаться на жизнь им не приходится, хотя практически все из них бездари. Я к попсе очень плохо отношусь. Не потому что я завидую. Нет. Просто в этой музыке нет никакого профессионализма, там все очень плоско. Сейчас вообще статус нашей профессии очень занижен. Есть так называемые композиторы, которые пишут одни песни. А ведь песни теперь не пишет только ленивый. Человек два-три аккорда выучил и уже считает себя композитором. А ведь, чтобы стать членом Союза композиторов и носить высокое звание композитора, кроме природного дарования надо иметь композиторское образование, определенное количество сочинений разных жанров: симфоническая, вокальная, камерно-инструментальная музыка, необходимо обладать очень глубокими знаниями в разных областях – литературе, живописи, истории.
    – Раз уж вы заговорили о Союзе композиторов, поделитесь, как вам удалось стать председателем его тверского отделения?
    – Когда я появился в Твери, здесь в музыкальном плане было какое-то затишье. И мне думается, извините, конечно, за нескромность, что с моим появлением музыкальная жизнь в городе начала оживляться. Когда мы приняли решение открывать здесь отделение Союза композиторов, то я взялся за все хлопотные дела, занимался оформлением документов, поэтому и возглавить организацию предложили мне. Мы уже два с лишним года как существуем, а вот власти, мне кажется, даже и не знают о нашей организации. Мы писали письма руководству города и области, но наши “отцы”, видимо, заняты какими-то более глобальными делами, и создание в Твери композиторской организации не произвело на них никакого впечатления. У нас даже помещения нет, мы бездомные. Арендовать мы не можем, поскольку у нас организация общественная, никаких поступлений нет, зарплату мы не получаем. Наша сфера деятельности в основном идеологического порядка: бескорыстно участвуем в жюри конкурсов, авторских концертах.
    – Но не зря же ведь говорят, что композитор должен быть голодным и, лишь питаясь вдохновением, он сможет творить настоящие шедевры.
    – Полная глупость. Эти байки распространяют те люди, которые композиторам не хотят платить деньги за их работу. Натощак ничего не делается. Как говорится, бытие определяет сознание.
    – Что же тогда дает композитору членство в Союзе, если это не приносит никакого дохода?
    – Для композитора это как регалия, это очень почетно. Это говорит о высоком статусе и профессионализме. Вообще в правительстве никак не решен вопрос в отношении творческих союзов. Союз композиторов приравнивается к союзу пчеловодов, любителей пива. Законодательной базы нет. А во времена СССР это была серьезная организация с очень большими финансовыми потоками и собственностью. Сейчас Союз композиторов России выживает только за счет того, что сдает в аренду эту недвижимость за большие деньги, благо расположена она в центре Москвы. Если бы вопрос решился законодательно, то были бы какие-то поступления. У нас даже Владислав Казенин – огромная величина, бывший замминистра культуры СССР, автор музыки к более 100 мультфильмам и кинофильмам, в том числе фильму “Здравствуйте, я ваша тетя”, нынешний председатель Союза композиторов – зарплаты не получает, живет исключительно за счет пенсии и отчислений за использование его музыки. У меня создается такое ощущение, что у нас в стране пытаются умерщвлять все организации идеологического фронта: Союз художников расщеплен, Союз писателей тоже раздроблен, про союз журналистов я вообще молчу. Мы, композиторы, пока единственные, кто сохранил свой союз, не дал его расчленить.
    – Вот вы ругаете композиторов-попсовиков, а ведь многие из них состоят в Союзе композиторов России. Игорь Крутой, например.
    – Да, он действительно является членом Союза, но при этом пишет только песни. А песни ведь сейчас как пишут? Приходишь к аранжировщику, “налялякаешь” ему чего-нибудь, и он уже делает всю основную работу, оставаясь за кадром, а композитор-песенник, который никакого особого труда и не вложил, оказывается в почете. В попсе это сплошь и рядом. Единственный, кого я уважаю, это Юрий Антонов, он тоже член Союза композиторов. Большой профессионал, правда, сейчас мало пишет, живет прежним багажом. Он, кстати, имеет только среднее музыкальное образование. Но это еще ни о чем не говорит! Бах вообще никогда нигде не учился. Тем не менее не стоит думать, что попасть в Союз – пара пустяков, сито там очень тонкое и, чтобы туда вступить, надо действительно много знать и уметь.
    – Глядя на список ваших сочинений, создается ощущение, что вы “всеядны”: симфонии, сонаты, джазовые композиции, хоровые произведения, детские, эстрадные произведения, романсы. Как вы открыли в себе еще одну грань своего таланта – страсть к написанию композиций для мюзиклов?
    – Композитор пишет музыку в зависимости от того, что он имеет в данный момент под рукой. Почему Гайдн написал около 200 симфоний? Потому что в его распоряжении был лучший европейский оркестр. Кто имел отношение к театру, тот писал оперы. У меня под рукой был хор, поэтому я начал писать хоровую музыку. А в 2000 году меня пригласил сотрудничать директор тверской филармонии Владимир Боярский. Он затеял колоссальный проект – выпускать к каждому Новому году по мюзиклу. Первым был “Чародеи”, в работе над которым он привлек московского композитора, а меня попросил помочь с аранжировкой. Я посмотрел и понял, что помочь не могу, предложил написать свое. Боярский стал ко мне присматриваться и вскоре обратился. А я как раз в тот период жаждал живой творческой работы. Каждый год мы стали выпускать по мюзиклу: “Бал без Бабы Яги”, более взрослые “Принцесса и Менестрель”, “Халиф-Аист”, “Иван да Марья”, “Хозяйка Медной горы”. Я считаю эти мюзиклы большой удачей для коллектива филармонии и очень большим нашим творческим достижением.
    – Вы очень много лет занимаетесь педагогической деятельностью. Скажите, исходя из вашего опыта, можно ли научить писать музыку?
    – Я могу только научить ремеслу: показать, как строить форму, подсказать гармонический ход, тональный план, а научить сочинять нельзя. Можно только научить воплощать идеи, но не рождать.

Елена МУНИНА.



    Мы продолжаем нашу рубрику о детях–сиротах, которые мечтают обрести свою семью. В этот раз, побывав в Тверском детском приюте, мы беседовали с Надеждой КРЮЧКОВОЙ, заместителем директора по воспитательной части, и Аленой Тихоновой. Эти люди называют приют своим вторым маленьким домом, а проживающих в нем детей – второй семьей.

    Находятся здесь дети от одного часа до двух лет и не всегда они из неблагополучных семей. Девочку из Бежецка нашли в Твери беспризорно гуляющей. По ее версии, она приехала к кому-то в гости. К кому – до сих пор не известно. На днях за ней приедут родители. В Торжокском районе, желая отомстить родителям, девочка сбежала из дома. Она была найдена в Твери и помещена органами опеки и попечительства в приют. У мамы был шок – она с ног сбилась, разыскивая дочь, которая уже была в приюте!!! И если в первом случае семья не совсем благополучная (воспитанием занимается бабушка), то во втором – семья довольно обеспеченная, есть и мама, и папа.
    Был и такой случай – в приют доставили мальчика, который, кроме того, что его зовут Женя, поведать работникам опеки и попечительства ничего не мог. Одному из сотрудников приюта пришлось даже ехать на передачу “Жди меня” в поисках сведений о семье ребенка. Оказалось, что его мама путешествует по стране и оставляет детей на вокзалах. Одного ребенка оставила в Москве, Женю в Твери, а сама проживает в Костроме. Такие случаи можно перечислять до бесконечности.
    А в этом номере мы хотим рассказать вам о Екатерине и Викторе Пошехоновых и напомнить о Наде и Антоне Махетовых (мы уже писали о них в №30).

    Надя и Антон (9 и 8 лет)
    Надя и Антон – родные брат и сестра. Их доставили в приют из областной больницы. Мама не стала выставлять исков или еще каким–либо образом пытаться вернуть детей, и ее лишили родительских прав. Дети очень привязаны друг к другу. Когда Надя лежала в больнице, Антон часто приезжал с воспитателями к сестре, привозил ей гостинцы, а Надя в ответ выносила ему маленькие подарки, конфетки, фрукты, то, чем ее угощали. Воспитатели утверждают, что если в неблагополучных семьях есть старший и младший ребенок, то старший до изъятия их из семьи берет на себя обязанности родителей и, лишь попав в приют и поняв, что теперь есть кому заботиться о младшем, пытается спихнуть с себя все “полномочия” и пуститься с головой в беззаботное детство. Совсем противоположная ситуация у Нади с Антоном – они продолжают заботиться друг о друге. Не так давно Антон тоже попал в больницу – сломал руку, а сегодня Наде приснился неприятный сон, и она с самого утра стала просить воспитателя отвезти ее навестить брата. Видимо, очень сильная связь и большая любовь между этими маленькими людьми.

    Катя и Витя (4 года и 11 лет)
    Сначала хочу рассказать о Катеньке. Когда я увидела ее, в голове вертелось всего одно слово “ангел”. Она заразительно смеется, улыбается, кокетничает. Ко всему Катенька относится с улыбкой. Недавно детей из приюта возили за город, на озеро. Все дети боязливо осматривались по сторонам, а она со смехом и криками побежала в воду. Она всегда смеется, а что самое главное – заражает всех своим смехом.
    Вот только жизнь Катеньки и ее брата до приюта не такая уж и веселая. Мама, злоупотребляющая алкоголем, абсолютно не занималась не только воспитанием, но и здоровьем детей. У Катеньки на боку образовался нарост, ей делали операцию. Мать заявляет, что она якобы была серьезно больна и по состоянию здоровья не могла лечь с ребенком в больницу. О том, в каких условиях жили дети, судите сами. Проживали они у маминой тетки. В квартире царила ужасная антисанитария (в общем–то, кроме грязи в доме ничего и не осталось). Жили они на тетину пенсию по инвалидности. Когда их доставили в приют, Витя был очень грязный, а на Катюше не было обуви и нижнего белья. Детей сразу поместили в изолятор для обследования.
    Витя полностью посвятил себя сестре – мыл ее, сажал на горшок – в общем, заменил ей и отца, и мать. Сейчас, после полного обследования, можно с полной уверенностью заявить – дети абсолютно здоровы. В развитии они не только успевают, но и перегоняют своих сверстников. Витя пошел в третий класс. Он очень любит конструкторы, компьютерные игры, а еще он любит рисовать. Витя и Катерина очень спокойные, непосредственные, ну просто, одним словом, замечательные. Есть в приюте дети, которые дерутся, кусаются, а вот за нашими героями этого не замечалось. Почему? В чем секрет? Да нет здесь никакого секрета – они просто очень заразительно улыбаются!
    Если вовремя подарить этим детям ласку, тепло и заботу, то из них получатся замечательные люди. “ К нам приходят чужие дети, а уходят свои…” – сказала нам на прощание Надежда Николаевна. Только не стоит слишком долго думать и тянуть – вдруг эти дети действительно ваш шанс, а вы – их?!...
    ВЕДЬ ТАК НЕ БЫВАЕТ НА СВЕТЕ, ЧТОБ БЫЛИ ПОТЕРЯНЫ ДЕТИ.

Карина ЖИДКИХ.



    Кого сейчас называть сильным полом, кому содержать семью и, в конце концов, кто должен платит за обед в ресторане, поездку на такси и прочий приятный, но не совсем дешевый сервис? Последний вопрос и стал темой сегодняшнего исследования: мы привели несколько незамысловатых женских историй, по-разному раскрывающих тему “Кому платить”, и взяли комментарии у тверских асов современной социологии и культурологии.

    История №1: горделивая (произошла с Мариной).
    “Одно из первых свиданий с молодым человеком проходит в уютной кафешке. Делаем довольно большой заказ, едим, пьем и радуемся обществу друг друга. Когда приносят счет, я, еще не зная, как себя держать, достаю кошелек и робко предлагаю: “Может быть, сама заплачу за себя?” На что парень обижается и почти кричит: “Ты что придумала, не позорь меня!” Смущенная, убираю деньги, испытывая одновременно досаду: “Как я не догадалась!” – и гордость: “Какой заботливый и самостоятельный у меня кавалер!”
    История №2: жалостливо-циничная (произошла с Ксенией).
    “Мы познакомились с молодым человеком по Интернету и общались довольно долго. Он первый был инициатором нашей встречи, а я эту идею поддержала. Сидели в кафе, мило болтали, он всячески за мной ухаживал, смешил и поражал своим умением делать оригами прямо из бумажных салфеток! А когда подали счет, мой Ромео вдруг произнес: “Знаешь, мы в первый раз видим друг друга... Давай каждый из нас заплатит сам за себя, ведь неизвестно, что будет дальше”. Меня возмутило даже не это странное предложение, а интонация, которой была произнесена фраза, – какая-то жалостливо-циничная. Да еще тот факт, что мы выпили всего по два глинтвейна – в сумме вышло бы сто рублей, и я бы его не объела. После этого случая любое желание общаться с этим молодым человеком – даже по Интернету – у меня полностью пропало...”
    История №3: сердечная (произошла с автором данной статьи).
    В кофейне, где проходит первая встреча с симпатичным молодым человеком, уютная и романтичная атмосфера. Все идет очень здорово: у нас много общих тем для разговора, мы оба любим природу, качественную литературу и PR, я начинаю рассматривать его как потенциального претендента на должность рыцаря сердца... Но вот приносят меню, и кавалер резко меняется в лице: “Ты, конечно, заказывай что хочешь, но помни: я пока безработный!” И глядит на меня грозно, грозно. Тут я понимаю: из данного бойфренда не выйдет не только рыцаря сердца, но и рыцаря желудка...”
    Валентина УСПЕНСКАЯ, доцент кафедры политологии ТвГУ, директор Тверского центра женской истории и гендерных исследований: “Мужчины тоже люди!”
    Социально-биологическая теория, в которой мужчина и женщина рассматриваются как первый пол и второй пол соответственно, доминирует в консервативной социологии. Отсюда все стереотипы о слабости женщин, независимости мужчин и глупости блондинок. Однако в современной социологии на первое место вышел гендерный подход, где все люди рассматриваются как свободные от природы существа, обладающие равными правами в обществе: у каждого из нас есть право выбора и стиля жизни. Поэтому я считаю, что при определении “расплачивающегося” следует исходить из самой ситуации. Допустим, если меня пригласили на ужин, сразу подразумевается: платит тот, кто пригласил. А если молодой человек предложил девушке добраться до дома на такси, он по всем правилам такта должен оплатить ей поездку.
    Нужно заранее обговорить, кто и за что будет платить при встрече – тогда сразу снимется напряжение. В развитых европейских странах уже давно поступают подобным образом. Ведь так легко сказать: “У меня нет денег! Может быть, сегодня заплатишь ты?” Женщины должны понять, что мужчины тоже люди, и у них временами могут быть слабости, например, отсутствие финансов.
    Беда современного общества в том, что мы продолжаем жить в рамках традиций и гендерных стереотипов, которые призывают юношу быть благородным рыцарем, а девушку – домохозяйкой. Мы живем в переломную эпоху – на стыке традиционной патриархальной культуры и новых европейских веяний. Понятно, что в наше время мужчины чувствуют себя довольно дискомфортно и их стоит только пожалеть.
    Но самое главное – то, что настоящая любовь не может быть основана только на деньгах. С действительно дорогим тебе человеком можно все вопросы решить и без слов...
    Ефим БЕРЕНШТЕЙН, доцент кафедры теории и истории культуры ТвГУ: “Девчонки, зачем вам болонки?”
    Я убежден в том, что мужчина должен нести ответственность за женщину. И не потому, что та слабее или глупее, а просто мужик по природе – лидер. Если он не сможет заплатить, то ему в первую очередь будет стыдно перед самим собой. Альфонсы, живущие за дамский счет, были всегда. Однако, на мой взгляд, финансово зависимый мужчина напоминает болонку или кастрированного пуделя. Заплатить за женщину – то же самое, что подать ей руку в трамвае или уступить место. Это здоровые и добрые традиции, их диктует нам сама природа. Даже если в ресторане угощает дама, то отдать деньги полагается кавалеру. Ему же следует вызывать такси. Женщине не стоит занимать социальную, психологическую и материальную роль мужчины. Ей все равно требуется сильная рука – даже не богатая. А уж любящий и верный человек найдет возможность сделать так, чтобы его любимой было хорошо, в том числе и в материальном плане. Ведь жизнь мужчины полностью у ног женщины. (Эх, Ефим Павлович, Ефим Павлович, побольше бы мужчин так считали! – Прим. авт.)
    Как видим, вопрос действительно получается спорным: мужчины трактуют его под своим углом зрения, а женщины – под своим. Однако, несмотря на сплошную феминизацию общества и метросексуальность многих мужчин, девушке все равно хочется чувствовать себя “под крылышком” – с природой не поспоришь... А уж кавалеры пусть сами думают: в состоянии ли они угодить безобидным женским капризам. Ведь как говорил герой известного рассказа Зощенко “Аристократка”: “Без денег с дамами не ходют!”

Любовь КУКУШКИНА.



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru