Архив номеров


    Близкие родственники выгоняют 92-летнего участника ВОВ на улицу

    Полгода назад мы уже рассказывали о трагической ситуации Михаила Ивановича Галкина. Однако справедливость до сих пор не восторжествовала. Михаила Ивановича Галкина можно назвать верным сыном своей Родины. За свою жизнь он прошел три войны - финскую, Великую Отечественную, японскую. Он воевал под Сталинградом, где получил тяжелое ранение, сделавшее его инвалидом по слуху. Сегодня заслуженному ветерану уже 92 года, однако жизнь его, как и в молодые годы, неспокойна: уже на протяжении нескольких лет ее сотрясают семейные войны, которые намного страшнее всех остальных. А причина семейных распрей самая банальная - квартирный вопрос.

СЕМЕЙНАЯ «ЗАБОТА»

    После смерти супруги Михаил Иванович остался жить в своей «однушке» на Бобкова. Однако заботливая младшая дочь Наталья (старшая дочь - Галина - живет в Германии) предложила отцу продать квартиру и переехать поближе к ней. Не предполагая ничего дурного, ветеран при содействии своей дочери продает квартиру на Бобкова за 140 тысяч рублей и покупает другую - на Коробкова, в одном подъезде с Натальей. (Кстати, деньги от продажи квартиры остались у Натальи.)
    После чего Наталья уговаривает отца для пущей надежности передать ей квартиру по договору дарения. При этом она уверяет, что будет прикладывать все силы и заботиться о родном отце, помогать по хозяйству и деньгами. Михаил Иванович подумал, что такие отношения могут быть рентой. Однако Галкин оформил дарственную, так как Наталья Рождественская убедила его в том, что сегодня в нашей стране ренты не существует, а договор дарения по своей сути и есть рента.

КТО НУЖНЕЕ: ОТЕЦ ИЛИ КВАРТИРА?

    Однако обещаниям дочери не суждено было сбыться. Подаренную жилплощадь, где ветеран проживает и на сей день, дочь в срочном порядке передарила своему старшему сыну Олегу. Он в свою очередь продал ее младшему брату Евгению, который на сегодняшний день и является «законным» владельцем квартиры Михаила Галкина. Сам же ветеран оказался «довеском» на бывших собственных квадратных метрах, поэтому родственники захотели решить и эту проблему. Тем более ветеран начал интересоваться деньгами от продажи своей «однушки».
    Простое решение всех проблем нашлось достаточно быстро: с подачи Натальи Михаила Галкина признали психически невменяемым и, следовательно, недееспособным. Сам же ветеран о том, что Тверской областной психоневрологический диспансер признал его сумасшедшим, не знал. Выяснилось это только тогда, когда Михаил Галкин узнал о суде, который должен был установить опеку дочери Натальи над ветераном.
    Пришлось проводить независимую экспертизу в Институте психиатрии имени Сербского, где его признали абсолютно вменяемым. Суду пришлось отменить вынесенный тверскими психиатрами диагноз, а дочь решила избавиться от отца радикальными мерами.

«ЛИШНИЙ» РОДСТВЕННИК

    Наталья и ее сыновья начали активно работать в этом направлении. Они вламывались в квартиру, взламывая дверные замки, похитили паспорт, постоянно оскорбляли и даже применяли физическую силу. Его квартиру они практически постоянно караулят, угрожают.
    За все это время прошло несколько судебных заседаний, в которых Михаил Галкин пытался вернуть свою собственность. Самое максимальное, чего он добился в суде, так это решение о возврате ему денег за проданную «однушку». Только до сих пор это решение остается только на бумаге.
    Что же до восстановления его законных прав, то суды здесь непреклонны. Сначала отказали в суде Центрального района, затем последовал отказ на кассационную жалобу.
    В наших тверских судах - ни Центрального района, ни областном - ветеран правды не нашел. На сегодняшний день Михаил Галкин и его адвокат подали надзорную жалобу в Москву, в надзорную инстанцию по гражданским делам президиума Верховного суда.
    На самом деле, с юридической точки зрения, ситуация довольно простая. Согласно Гражданскому кодексу, сделка, совершенная с пороком при ее заключении, которым как раз и являются обман и введение Михаила Ивановича его дочерью в заблуждение, должна быть признана недействительной. А признание договора дарения недействительным как раз и влечет за собой восстановление прав ветерана на его квартиру.
    Однако же по какой-то неведомой нам причине судьям обман при заключении сделки не виден. Скорее всего, они думают, что семья Михаила Галкина искренне хотела ему помочь, поэтому и не хотят восстановить его законные права. Или же здесь замешано нечто иное, а не то, что судьи не видят огрехов при совершении сделки?

***

    Может, кто-то и скажет, что мы пошли на поводу у ветерана, и «бедные» родственники сами страдают от его судебных тяжб. Но это заблуждение: мы сами убедились в правдивости слов Михаила Галкина, случайно столкнувшись в дверях с его внучком. Этот самый молодой человек крепкого телосложения решил угрожать молодой девушке-журналисту, пришедшей к ветерану. Встретив нашего корреспондента в дверях, он с огромным недоумением и таким же огромным негодованием поинтересовался, кто она и что делает у ветерана. Ответом, что девушка является журналистом еженедельника «Караван+Я», внук был явно недоволен. Он пообещался выдернуть ей ноги, если еще раз увидит у Михаила Галкина. После этого он поспешил удалиться. (Кстати, угроза записана на диктофон.)
    Хорошие ли люди семья Рождественских или нет, судить не нам, а Богу. Однако есть еще и суд людской, государственный, который, несмотря на провозглашенную Конституцией независимость, продолжает зависеть от связей и денег. А старикам приходится воевать - как тогда, под Сталинградом.

Отдел журналистских
расследований




    Эта трагедия случилась в начале прошлой недели в одной из деревень Калининского района. Имена ее действующих лиц мне неизвестны, но достоверность источника, от которого получены эти сведения, сомнений не вызывает. Если этими фактами заинтересуются правоохранительные органы, то им не составит особого труда выяснить, какая бригада «Скорой помощи» и куда выезжала по вызову в ночь на минувший вторник на прошлой неделе по поводу изнасилования.

    ...Она уже укладывала спать двоих своих маленьких детей, когда вдруг услышала чей-то стон, всхлипывания и затем тихое: «Помогите!» Молодая женщина, успокоив детишек, выбежала из дома и открыла уже запертую на ночь калитку. За ней лежала девушка, вся в крови, которая сквозь слезы повторила: «Помогите...» Сама идти она не могла, и хозяйка дома с трудом дотащила ее до расположенной неподалеку баньки. При свете лампочки увидела, что на девушке порвано нижнее белье, а на теле видны следы побоев. На вопрос, что случилось, она услышала: «Меня изнасиловали. Кажется, узбеки. Или таджики... Рабочие...» Ни своего имени, ни фамилии девушка не назвала и только твердила, как в бреду: «Все равно я жить после этого не буду... Я не смогу жить, наложу на себя руки...» В этот момент в голове у женщины была только одна мысль: как ей помочь. И куда в первую очередь звонить - в милицию или «скорую»? Решила все-таки вызвать первыми врачей. Диспетчер «скорой», услышав, куда и по какому поводу вызывают бригаду, заученным механическим голосом сообщила, что врач приедет через 30-40 минут, но машину надо обязательно встретить на въезде в деревню. Если ее никто не встретит, то «скорая» развернется и уедет обратно. Не дослушав объяснений по поводу того, что на дворе ночь, а в доме двое малышей, которых не с кем оставить, на том конце провода в раздражении бросили трубку.
    Обмыв несчастную девушку и хоть немного смыв с нее кровь, ее спасительница бросилась стучать в дверь к соседке. Оставаться в такой ситуации одной было просто невыносимо. Услышав о том, что произошло, ее соседка, пожилая, набожная женщина, первым делом спросила: «А на этой девушке есть нательный крестик?» Узнав, что нет, молча захлопнула перед ней калитку и больше из дома не выходила.
    Время шло, и надо было встречать «скорую». Заглянув на минутку в дом и убедившись в том, что дети уснули, женщина бросилась к сараю и достала оттуда старенький велосипед - путь до въезда в деревню был неблизкий. Превозмогая страх, она поехала на нем по темному проселку, разрываясь между чувством жалости к неизвестной девушке и страхом за оставленных в доме детей. К счастью, на полдороги ей встретились деревенские ребята, проезжавшие мимо на мотоцикле. Вкратце объяснив им, что нужно встретить «скорую» и показать шоферу дорогу к ее дому, женщина поехала обратно.
    Наконец приехал врач. Сбивчиво объяснив ему ситуацию, женщина проводила его к пациентке, которая лежала в бане, молча глядя в потолок. На расспросы врача о том, что с ней случилось, как ее фамилия и есть ли у нее страховой полис, она не произнесла ни слова. Даже далекой от медицины женщине было понятно, что девушка находится в состоянии шока. Оценив ситуацию, врач, сделав ей успокаивающий укол, засобирался в обратный путь.
    «А как же девушка, разве вы ее не заберете с собой в больницу? - спросила удивленная женщина. - Ведь ей же плохо, нужна помощь, и прежде всего психологическая. Она же может наложить на себя руки!» В ответ услышала равнодушное: «Вот когда она вспомнит, как ее зовут, как фамилия и есть ли полис, - звоните. А сейчас мы ее никуда забирать не будем. А насчет того, что она наложит на себя руки в вашей бане, не беспокойтесь. Я ей сделал укол, после которого она проспит до утра». И уже уходя, удивленно бросил, глядя на переживавшую женщину: «Надо же, есть еще на свете сердобольные люди!» Себя к этой категории он, видимо, давно уже не относил.
    «Скорая» уехала, пообещав проинформировать о случившемся милицию. Но, судя по тому, что ни в ту ночь, ни на следующий день никто из стражей порядка в дом так и не пришел, не сделала даже этого.
    Женщина принесла из дома подушку и одеяло и устроила уснувшей девушке постель. Когда рано утром она пришла в баню, там уже никого не было... Куда ушла изнасилованная подонками девчонка и жива ли она сейчас - неизвестно.
    Думается, в особых комментариях действующие лица этой трагической истории не нуждаются. Поступки каждого из них продиктованы их совестью или ее отсутствием. Сейчас важнее другое: найти девчонку, попавшую в беду, и хоть как-то попытаться ей помочь. Даже если сотрудники милиции, прочитав этот материал и бросив все свои текущие дела, отправятся на ее поиски, вряд ли это даст мгновенный результат. А сейчас счет идет даже не на дни - на часы. Поэтому давайте хоть ненадолго оставим свои повседневные дела и заботы и пристально вглядимся в лица тех, кто живет рядом с нами. Может быть, нам удастся разглядеть в их глазах боль и отчаяние и вовремя протянуть руку помощи. А основное - сказать главные, идущие от сердца слова о том, что жизнь каждого человека - это подарок от Бога, и только ему решать, что делать с этим бесценным даром. О том, что, даже пережив надругательство над телом, надо постараться спасти свою бессмертную душу. А может быть, ее надо просто обогреть, напоить чаем и, взяв за руку, вместе помолчать. И только когда в ее глазах станет поменьше боли, сказать самое банальное: «Все будет хорошо, девочка. Жизнь продолжается, и ты еще обязательно будешь счастлива».

Светлана АВДЕЕВА



Наша газета выходит в городах:
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер

 

Блоги пользователей

Геннадий Климов, главный редактор

Орлова Мария, первый зам. главного редактора

Блог газеты

Марина Гавришенко, зам. главного редактора

Любовь Кукушкина, журналист

"Тверия" - Граждане Тверской области и тверские Землячества


   
 
   

Контакты

Адрес редакции: 170100, г. Тверь, ул. Советская, 25, 2-й этаж.
Тел./факс 34-26-44, тел. (4822) 34-77-02
e-mail: karavan@tvcom.ru