Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 29 (1008) от 29.07.2015
Раздел: На грани

Фарс о голодных студентах

Директора техникума отдали под суд по сфабрикованному делу?

 

В Осташкове повторяется громкое дело Ильи Фарбера – сельского учителя, осужденного на 7 лет якобы за получение взятки. Оно началось с «шороха купюр по 5 тысяч» и закончилось топтанием офицерских звезд. Долгое время за происходящим в Осташковском суде следила вся страна. А спустя два года здесь по абсурдному обвинению снова судят педагога – директора техникума Елену Замбровскую. Процесс ведут прокурор Тихомиров и судья Лебедев, печально известные по делу Фарбера. В истории замешаны районные власти, в частности глава района Михаил Тузов, предстающий в самом нелестном образе

 

ПРОЛОГ. 89 ОБВИНИТЕЛЕЙ

 

Елену Замбровскую, педагога с 20-летним стажем, обвиняют в растрате бюджетных средств – якобы она «продавала студентам бесплатные обеды». По версии следствия, вступив в сговор с заведующей столовой Татьяной Зверевой, директор собирала со студентов деньги на питание, а сама давала им порции, оставшиеся от других студентов.

Деньги Замбровская и Зверева якобы забирали себе. При этом нанесли техникуму ущерб «не менее чем в 18700 рублей».

За полтора года, что тянется эта история, Елена Замбровская испытала мощный стресс. Пережила два унизительных обыска, во время которого подверглись описи кровать, холодильник и телевизор. Ночевала в осташковском СИЗО. Была отстранена от должности, а потом заключена под домашний арест без денежного пособия и права на переписку.

Сейчас по городскому радио Осташкова, явно по заказу, вовсю «полощется» ее имя как сурового преступника и аморального человека.

Судебные заседания 8, 9 и 10 июля, по словам очевидцев, напоминали фарс. Они были выстроены лишь на свидетельских показаниях, без привлечения обязательных документов: ревизии и материалов экспертиз, доказывающих, что растраты не было. Судья Лебедев игнорировал ходатайства защиты о приобщении к делу бухгалтерских документов. Зато по делу проходят 89 свидетелей обвинения! В основном это студенты и работники техникума, которые путаются в показаниях и не помнят, когда начали собирать деньги на обеды.

Да что там – в деле нет даже потерпевшего! Министерство образования Тверской области, которому принадлежит техникум, таковым себя не признает, наличие ущерба опровергает, гражданского иска к обвиняемой не выдвигает. Без этого даже возбудить уголовное дело нельзя. Но возбудили. А министерство образования просто вывели из дела как участника процесса.

Пока суд взял тайм-аут до 4 августа – возможно, судья Лебедев в нем «запутался» и решил попросить консультации в областном суде.

Откуда такое повышенное внимание к фигуре Замбровской – простому директору техникума, заслуженному учителю России, матери-одиночке? Вряд ли эта вакханалия затевалась из-за того, что кто-то решил вступиться за голодных студентов или накрыть коррупционную схему с финансовым потоком в 18 тысяч. Скорее всего, Елена Замбровская просто оказалась неугодна местным властям и силовикам. И они начали ее «давить» как умеют – топорно, кондово и провинциально.

Вот главные персонажи осташковского театра абсурда: прокурор Александр Тихомиров, судья Лебедев, жена прокурора Елена Тихомирова, ее подруга Ольга Трубицына, глава Осташковского района Михаил Тузов, замглавы Светлана Романова. Массовка – студенты и работники техникума. Впрочем, обо всем по порядку.

 

ДЕЙСТВИЕ 1. ОДНИ НА ОБЕД, ДРУГИЕ – ЗА ЧИПСАМИ

 

В 2012 году в Осташкове произошло слияние двух учебных заведений – ГБОУ НПО «Профессиональное училище №30» и ГБОУ СПО «Осташковский электромеханический техникум». В итоге возник ГБОУ СПО «Осташковский техникум». Его возглавила опытный педагог Елена Замбровская. Она взяла на себя хлопоты по созданию нормативной базы, закреплению собственности, формированию педколлектива. А в сентябре 2013 года вышел новый ФЗ «Об образовании». Он выдвигал новые строгие лицензионные требования ко всем видам услуг, которые оказывают учебные заведения. Это касалось и столовой:

– До слияния наш контингент был меньше и в штате не было «заведующего столовой». После реорганизации число студентов увеличилось, а новый закон требовал соблюдать новые стандарты качества питания, – говорит Елена Замбровская в интервью по телефону. – Тогда я назначила заведующей Татьяну Звереву, мастера производственного обучения. Она знала все нормы СанПина и могла «подтянуть» столовую до нужного уровня. Зверева начала работу – организовала доставку продуктов в спецтранспорте, разработала карты здоровья и т.д. Но у них вышел конфликт с Ольгой Трубицыной, бухгалтером и кладовщиком столовой, а по совместительству – подругой жены осташковского прокурора. Когда в августе 2013 года из декрета вышла сама Елена Тихомирова, работающая в техникуме бухгалтером и кассиром, конфликт усилился. Думаю, это было что-то личное.

Масла в огонь подлило и другое нововведение в столовой. После слияния в техникуме оказались как студенты НПО (начальное профессиональное образование), которым положены бесплатные обеды, так и студенты СПО (среднее профессиональное образование), у которых таких льгот нет. В итоге вышло «социальное расслоение»: одни на большой перемене шли в столовую за горячим обедом, а другие – в ларек за чипсами. Замбровская решила уравновесить ситуацию.

– Мы хотели, чтобы у студентов СПО тоже были полноценные обеды. Продумали меню, закупили продукты, провели калькуляцию. Чтобы сформировать внебюджетный источник доходов, надо было собирать деньги со студентов. Один обед – первое, второе, салат, компот – стоил 50 рублей. В неделю выходило 250. Мы подготовили документы, согласовали с министерством образования, выделили строку в бухгалтерии и лишь тогда запустили сбор. Это было 28 октября. Сейчас прокурор Тихомиров утверждает, что сборы начались с 3 сентября. Что странно, 1 сентября новый закон только ввели, предстояла куча дел, и столовая была лишь малой частью наших забот.

Новую систему в столовой Трубицына и Тихомирова сразу не приняли. До этого они много лет работали в ПТУ, возможно, им претила дополнительная нагрузка – надо было не просто делать калькуляцию, а подходить более тщательно и включать голову.

Видимо, прокурору «в домашней обстановке» донесли, что со студентов собирают деньги – мол, а законно ли? Это и стало первой причиной интереса к Замбровской силовых структур. И «удачно» совпало со второй причиной, исходившей от администрации района.

 

ДЕЙСТВИЕ 2. А ВМЕСТО ПЛОЩАДКИ БУДЕТ СТОЯНКА

 

С момента назначения у Замбровской было много стычек с районной администрацией. Сначала ее вызвала зам Тузова по социальным вопросам Светлана Романова и предложила сделать в общежитии техникума «опорный пункт» полиции.

– Там бы дежурил полицейский, туда бы водили правонарушителей, пьяниц и т.д. Я отказала, так как отвечаю за студентов. В общежитии живут и дети-сироты, и дети из деревень. Зачем туда будут таскать, извините, всякую грязь?

Это был первый случай, когда нашла коса на камень. Последовали и другие. При слиянии одно из зданий техникума – непрофильный актив – было передано в муниципальную собственность. Но глава района Михаил Тузов больше заинтересовался другим, соседним зданием – учебным корпусом бывшего электромеханического техникума.

Тайком, не предупредив директора, Тузов показывал здание представителям министерства культуры Тверской области, убеждая их открыть там музей Осташковского района. (Заметим, что действующий краеведческий музей Осташкова сейчас «загибается» из-за недофинансирования.) В просьбе Тузову отказали.

– В здании, которое решил «забрать» Тузов, тогда училось около 100 детей, – говорит Елена Замбровская. – Там находились кабинеты спецдисциплин, мастерские, лаборатории, спортзал. Это была учебная база для студентов СПО. Почему-то глава решил, что все дети перешли учиться в новые корпуса, однако это было не так. Своим решением я защищала детей. И не понимаю, почему руководство района этого не видело.

Первую атаку Замбровская отбила. Но вскоре муниципалитет позарился еще на один лакомый кусок – спортивную площадку техникума. Ее решили забрать под платную автостоянку. Эти амбиции легко объяснить: вокруг почти вся земля частная, а техникум – государственный. На него можно легко надавить и получить объекты почти даром. Но и тогда Замбровская отказала – тем более землей распоряжалась не она, а областное министерство имущественных и земельных отношений. Очевидно, по совокупности «преступлений» упрямого директора и решено было «убрать».

 

ДЕЙСТВИЕ 3. ЧЕСТЬ ПРОКУРОРСКОГО МУНДИРА

 

Апофеозом конфликта стал визит в техникум 11 февраля 2014 года самого Осташковского городского прокурора – Александра Тихомирова. Он сообщил, что в техникуме будет проводиться проверка. На вопрос директора: «Что будете проверять?» – он ответил: «Все! Пока не найдем…»

Заметим, что проверка проводилась без законных оснований – заявления о преступлении или официального обращения в прокуратуру, а также без предписания вышестоящей прокуратуры. Но, очевидно, Тихомиров решил, что освобожден от этих «формальностей».

Он потребовал предоставить ряд документов по техникуму, в основном уставных, – опять же без письменного запроса. Затем прокурор забрал бухгалтерскую документацию по столовой (напомним, его жена-бухгалтер конфликтовала с директором, так что план проверки, скорее всего, составлялся заранее). Назавтра прокурор сообщил Замбровской, что возбудит в отношении нее уголовное дело. Однако прокурорская проверка шла до апреля 2014 года. По ее итогам в отношении Елены Замбровской было возбуждено два дела об административном правонарушении. Упрямая директор обжаловала эти решения в Осташковский городской суд.

Дело попало в руки судьи Лебедева (по слухам, доброго приятеля прокурора). Суд Замбровская проиграла, но решения отменил Тверской областной суд, что говорит о явной предвзятости Осташковского суда.

Видимо, честь прокурорского мундира была настолько задета, что уже 14 апреля 2014 года на Елену Замбровскую и Татьяну Звереву все же возбудили уголовное дело со следующей формулировкой:

«…обвиняемая Замбровская Е.В., с 01.09.2013 года по 28.10.2013 года (…) совместно и по предварительному сговору со Зверевой Т.А. (…), получив средства в сумме 10200 рублей за питание студентов и получив 8500 рублей за питание работников техникума, обеспечили студентов обедами, приготовленными в столовой техникума за счет продуктов питания, приобретенных на бюджетные средства. Полученные средства в общей сумме 18700 рублей Замбровская и Зверева присвоили себе и распорядились ими в своих личных корыстных целях, причинив тем самым ГБОУ СПО «Осташковский техникум» ущерб на общую сумму 18700 рублей».

Потом завертелись события, чуть не доведшие директора до инфаркта. 17 апреля у Замбровской случился нервный срыв, она ушла на больничный. А 18 апреля в ее квартире прошел обыск.

– Я не знаю, что они искали, – говорит Елена Васильевна. – Описали мое имущество в пользу следствия. Мне было так стыдно за них – настолько все было шито белыми нитками! Я рыдала, как на похоронах матери. Меня повезли на допрос. Предложили «сотрудничать со следствием». Выяснилось, что это значит признать свою вину. Конечно, я отказалась. Две ночи провела в изоляторе временного содержания. Лежала на нарах, наглотавшись успокоительных таблеток.

19 апреля суд отстранил директора от должности. И.о. назначили Елену Потоцкую.

20 апреля Замбровскую выпустили из ИВС – скорее всего, этот фарс был лишь попыткой ее запугать.

До конца года Замбровская вела в техникуме спецдисциплины – технологию электрогазосварки и технологию столярно-плотницких работ. В августе она пришла на педсовет – уже не как директор, а как преподаватель. Но коллеги (очевидно, та же Тихомирова и Трубицына) мигом доложили об этом прокурору. Тогда Елену Васильевну, словно «опасного злоумышленника», суд поместил под домашний арест.

– Сначала арест был без права переписки и выхода на улицу. Я ходила в браслете, как породистая болонка, – иронизирует Замбровская. – Потом областной суд два часа в день разрешил мне гулять под надзором сотрудников УФСИН. Тут я уже была как президент – иду, а за мной по пятам едет машина.

В декабре судья Лебедев все-таки отменил арест – аргументов его продлевать не было. Следствие шло долго: денежное пособие Замбровской (опять же через суд) назначили лишь за второй квартал 2014 года. И только 8, 9, 10 июля в Осташкове прошли суды, которые по своей циничности и нелепости могут переплюнуть «дело Фарбера».

 

ДЕЙСТВИЕ 4. ЗАЩИТА, Я ВАС НЕ СЛЫШУ

 

Действия Замбровской квалифицируются как «труднодоказуемое особенно тяжкое преступление».

– А как доказать, если этого не было? – горько усмехается Замбровская.

По версии следствия, порции, которые готовились для детей НПО, незаконно продавались детям СПО – с 3 сентября по 25 октября, и не менее 10 порций ежедневно.

Хотя на суде мастера, дежурившие в тот период на кухне, отвечали, что лишние порции просто шли на добавки – например, детям-сиротам, и никто их не продавал, суд игнорировал эти аргументы.

Адвокат Замбровской сделал запрос в министерство образования – есть ли растрата, причинен ли ущерб бюджету Тверской области? И получил ответ, что нет. Следствию был предоставлен акт ревизии, опровергающей факт недостачи денег.

– Никакой растраты быть не могло, – комментирует Елена Васильевна. – Мы отчитываемся за каждую копейку. План финансово-хозяйственной деятельности, в том числе по столовой, согласован с министерством образования. Если бы нашли растрату, меня бы и без прокурора «пнули под зад». Лишь на третий день суда дали слово свидетелю защиты – юристу тверского министерства образования Вере Кузьминой.

Впрочем, все доводы защиты суд будто не замечал. По сути, дело было возбуждено и направлено в суд лишь на основании прокурорской проверки. А откуда она взялась – мы уже об этом писали.


 

Уже полтора года Елена Замбровская отстранена от работы. Следствие проверяло информацию, что у нее трехэтажный дом и яхта. На самом деле она живет в общежитии техникума, а продуктами ей помогают родные.

Очевидно, у осташковской власти нет других проблем, кроме как «отомстить» упрямому директору, осмелившейся защитить интересы не чиновников, а детей. Вроде как нет незаконных продаж земель на Селигере, многомиллионных коррупционных скандалов и общей разрухи в районе, который мог бы стать жемчужиной Тверской области. Впрочем, пока в Осташкове правит кумовство, мелочность и откровенная глупость, вряд ли у этой земли есть будущее.

Хотя сейчас горят стулья и под районными чиновниками. СК расследует уголовное дело о растрате «неустановленными лицами» 170 млн руб., выделенных городу по президентской программе на ликвидацию аварийного жилья. На днях в администрации Осташковского района прошли обыски, в ходе которых был допрошен глава района Михаил Тузов. Будем надеяться, что справедливость все-таки восторжествует – виновные будут наказаны, нерадивые судьи разжалованы, а пострадавшим компенсируют страдания.

«Караван+Я» следит за развитием событий.

Любовь КУКУШКИНА


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Цирк Филатовых

Оформи подписку на газету "Караван+Я"