Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 08 (987) от 04.03.2015
Раздел: Культурная жизнь

«Литература не страшней атомной бомбы»

Профессор Михаил Строганов – о том, как блогер может стать писателем, а футбольный фанат – поэтом

Эмблемой Года литературы в России стали три профиля: Пушкина, Гоголя, Ахматовой. Кроме особенностей художественного мира, все они, согласно эмблеме, отличаются формой носа. У Пушкина – прямой, у Ахматовой – с горбинкой. Что уж говорить про Гоголя – у него вообще свой «Нос»… «Караван» начинает новый проект «Литература в профиль и анфас» – мы будем рассказывать о писателях, критиках, лингвистах, филологах Тверской области – всех, чья деятельность так или иначе связана с литературой

 

Открывает наш проект профессор Михаил Строганов, в свое время заведовавший кафедрой истории русской литературы в ТвГУ, а ныне работающий в Научно-исследовательском центре тверского краеведения и этнографии. Михаил Викторович рассказал, в чем разница между помпезной декларацией Года литературы и реальной ситуацией в гуманитарных науках.

 

ЧИНОВНИКИ СЧИТАЮТ, ЧТО ЛОПАТА ЛУЧШЕ КНИГИ

 

– Если говорить не обо всей массе гуманитарных исследований, а о 15-20%, то это довольно приличная, достойная продукция. Так что гуманитарная наука в России развивается. Другое дело, что она развивается не благодаря, а вопреки. Как и все в этой стране. По-настоящему государство научные проекты не поддерживает. В Германии, например, есть научные фонды, которые финансируют исследования. Выиграв грант, ученые могут спокойно жить и работать года три. У нас на деньги, выдаваемые фондами, не проживешь.

Самое лучшее, чего я бы ждал от Года литературы, – это чтобы не стало хуже. Была такая шутка: «В Год семьи Путин развелся, а в Год литературы будут гореть библиотеки». И действительно, год начался с пожара библиотеки ИНИОН.

Анекдот анекдотом, но вот вам пример из жизни. В сотрудничестве с библиотекой имени Горького в Твери мы подготовили книгу стихов, которые сочиняли поэты на Калининском фронте, – от Маргариты Алигер до Ильи Эренбурга. Включили мы и стихи непрофессиональных поэтов – простые, наивные, но дорогие сердцу. Книга была бы замечательным подарком нашим ветеранам к 9 Мая. Здесь все сошлось – и Год литературы, и 70-летие Победы.

Книга должна была выйти в серии, посвященной тверским именам, и финансироваться из областного бюджета. Но бюджет секвестировали, книжка не выйдет. В результате 70-летие Победы не отмечено, Год литературы тоже. Мы можем, конечно, поместить подборку стихов в Интернете, однако ветеранам это будет недоступно – им было бы приятно получить в подарок именно книгу… (Как тут не вспомнить прошлогоднее намерение депутатов Тверской городской думы подарить ветеранам на 9 Мая… лопаты. К счастью, внимание «Каравана» и федеральных СМИ к этому абсурду заставило одуматься «изобретательных» депутатов. – Прим. ред.) Многих участников войны уже с нами нет, но живы их внуки, правнуки…

Какое там светлое будущее. Можно оказывать гуманитарную помощь Донецку и Луганску и при этом обделять российских жителей.

 

ЛИТЕРАТУРА МУТИРУЕТ

 

– Что сейчас происходит с литературой?

– В сознании наших современников литература связана с книжной формой, которую мы все боготворим. Но это всего лишь один из видов существования литературы.

Гораздо дольше, чем в письменной, словесность существует в устной форме. Письменность тоже была разной – это и клинопись, и свитки, и папирусы… Когда появилась печатная книга, это была настоящая революция – люди испытали сильное потрясение. То, во что раньше был посвящен лишь определенный круг грамотных людей, стало общедоступно. Это была профанация святого.

Сейчас мы переживаем похожий «революционный период». Книга трансформируется из бу-мажной в электронную. Ну, тут бойкие исследователи говорят о появлении «сетературы». Это ерунда. Мы же не говорим, что раньше была «клинатура», «папиратура»… Литература останется литературой – она будет не хуже и не лучше. Она будет просто другой.

Это естественное следствие того, что мы стали грамотными. Весь XIX век неистово боролся за поголовную грамотность. И сейчас не только в Африке умеют буквы читать. За это и боролись, чего плакать-то?

Да, движение вперед всегда связано с огрехами. Нельзя сразу проложить шестиполосную автостраду в джунглях – надо сначала сделать одну дорожку, с которой нет-нет кто-то и слетит в кювет. Человечество уже много чего напридумывало, что могло бы привести его к крушению. Была бомбежка Хиросимы и Нагасаки, но сейчас у людей хватает ума, чтобы не применять атомное оружие.

Не надо бояться, что в Год литературы литература может стать другой.

– Раньше было актуально понятие «литературоцентричность». Какую роль литература играет сейчас?

– Я бы здесь использовал понятие «словесность» – сюда входит и художественная литерату-ра, и посты в соцсетях. Человек съездил отдохнуть – а потом написал отчет о своей поездке. Что это? Литература или нет? Сегодня мы, может, не считаем это литературой, но завтра это вполне может оказаться литературой.

Некоторые мои знакомые не претендуют на то, чтобы быть писателями, но выкладывают в соцсети совершенно замечательные тексты. Мы живем в такое время, когда понятие словесности меняется.

– То есть каждый из нас немножко писатель?

– Я бы даже сказал «множко»! Что касается тезиса о литературоцентричности русской культуры, то человек вообще думает не нотами, не красками, а словами. Поэтому словесноцентричность для нас вполне естественна. Просто раньше единственным средством передачи информации была печатная литература, отсюда и неизбежная литературоцентричность.

– Есть ли литературная жизнь в Твери, в провинции?

– Настоящему писателю неважно, где жить. Он может находиться в деревне Пепелышеве, а его будут читать по всему свету. Важно другое. Писатель не должен вступать в разные дрязги – он должен быть выше этого. В Твери нет литературной жизни. Ее подменяют межличностные разборки. Порой в них участвуют и толковые люди, которые тем самым портят свою личность и отвлекаются от важного дела.

Недавно умер, что называется, поэт от Бога Валентин Штубов. Он жил себе в Нелидове и писал настоящие стихи.

Талантливые, яркие писатели и поэты есть у нас и сейчас, есть литобъединения, но нет лите-ратурной жизни. Творческие группы должны полемизировать на уровне идей, проблематизи-ровать вопросы искусства – если они этого не делают, то у них нет лица. Если ты рисуешь солнце зеленым, то ты должен всех убедить в том, что его правильно рисовать зеленым, а желтым – неправильно, отвратительно.

У нас нет критики как художественного явления. Есть критика плохих стихов. Но зачем критиковать плохие стихи? Они и так плохие. Надо критиковать какую-то литературную позицию.

 

ПРОФЕССОРА УНИВЕРСИТЕТУ НЕ НУЖНЫ

 

– Как вы оцениваете идею «Тверь – университетский город»? И какое состояние гуманитарной науки в Твери?

– Фраза «Тверь – университетский город» – это, конечно, дешевый трюк, на который может клюнуть только незнающий человек. По-настоящему университетский город – это не административный центр, а город, в котором есть старинный университет. Возьмем Фрайбург в Германии – там живут в основном пенсионеры и студенты. Во Франции рядом с Марселем есть Экс-ан-Прованс – вот он университетский город, а не Марсель. В России каждый региональный центр хочет назвать себя университетским городом.

На 60-е годы пришелся расцвет Калининского пединститута, и в результате он получил статус университета. У нас были сильные физики, химики, своя школа романо-германской филологии, о которой до сих пор говорят. А сейчас, при всех своих достоинствах, сильных педагогах, ТвГУ – это, конечно, попсовый бренд. В целом уровень средненький. Мало чем отличается от всяких филиалов московских и питерских вузов.

Руководство ТвГУ избрало неправильную кадровую политику. Была дана вольница развиваться вдоль и поперек, не было координации между кафедрами и между факультетами. В результате, например, были открыты специальности «документоведение» и на филфаке, и на факультете управления и социологии. Зачем это нужно было, если потом пришлось резать по больному, ликвидировать, сокращать…

Каждая кафедра, открывшая новую специальность, сама обеспечивала дисциплины. В Сара-тове, Новгороде, Пскове, Самаре, Новосибирске, например, другая политика. Там факультет координировал чтение дисциплин.

– На филфаке еще недавно работали «культовые» преподаватели, сейчас они вынуждены были уйти из-за сокращения ставок. А почему ушли вы?

– Задам встречный вопрос. Почему в связи с Годом литературы вы обратились ко мне?

– Ну как… Вы заведовали кафедрой истории русской литературы, у вас более 900 публикаций, нередко вас можно видеть на презентациях различных научных проектов, конференциях…

– Не хочу раскрывать все подробности (это могло бы обернуться жалобой, прошением, а я этого не хочу), поэтому отвечу так. И на филфаке, и в университете решили, что меня уже не надо. Люди, которые пользуются авторитетом за пределами университета, не очень-то ему нужны.

 

НАПИШИ НА ЗАБОРЕ – СТАНЬ БЛИЖЕ К ФОЛЬКЛОРУ

 

– Какими проектами вы заняты сейчас?

– Есть план издать трехтомное собрание сочинений Спиридона Дрожжина – спасибо московским спонсорам, которые согласились профинансировать издательский проект. Также будет выпущен четвертый том «Тверь в записках путешественников».

Кроме того, большая работа ведется по изучению тверского фольклора. Народные традиции, обряды, ремесленные, медицинские практики и т.д. найдут отражение в «Своде тверского фольклора». Область у нас интересная: западные районы развиваются сами по себе, северные сильно отличаются от южных.

– Фольклорные коллективы как-то с вами взаимодействуют?

– Конечно, буквально 3 марта пройдет конференция «Тверское фольклорное поле» в Кимрах, где мы познакомимся с народными коллективами, индивидуальными исполнителями. Второй день конференция пройдет в Твери.

Народ у нас талантливый. Там, где есть народ, всегда есть и живое слово. Существуют современные обычаи и обряды. Например, надписи на машинах: «Помой меня». Зачем человек это пишет? На самом деле есть целая система мотивировок. На асфальте, на стенах домов признаются в любви – это целый ритуал. А снижающие рисунки-переделки в виде подрисованных усов на концертных афишах? Кто заставляет взрослых людей заниматься такими на первый взгляд глупостями? Здесь архаика немыслимая. Даже поведение футбольных фанатов – это не хулиганство, а отголоски бог весть какой архаической культуры – уж не древних ли греков, которые криками поддерживали состязающихся? В стихах древнегреческого поэта Пиндара эпиникиях в честь победителей в разных спортивных состязаниях есть что-то общее с кричалками фанатов.

Если смотреть на самих себя с точки зрения литературы и мировой культуры, то можно многое о себе узнать.

Дмитрий КОЧЕТКОВ


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Цирк Филатовых

Оформи подписку на газету "Караван+Я"