Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 30 (958) от 06.08.2014
Раздел: Экономика и жизнь

«Дружок, за тобой должок!»

Первые коллекторские агентства возникли с появлением первых крупных долгов – в начале 1990-х. Они носили нелегальный характер: долги взымали бандиты, в основном с помощью физической силы и оружия. В середине 2000-х в этом бизнесе наметился коренной перелом – на смену бандитам пришли юристы, а окончательно коллекторы приняли цивилизованный облик после кризиса 2008 года. В то время в коллекторские агентства хлынули безработные юристы, приставы, полицейские и сотрудники банков. И это были отнюдь не периферийные работники. Кризис вызвал неплатежи, а соответственно, и больший спрос на услуги по взысканию долгов

 

«В ЛИТВИНКАХ ПЛАТЯТ ХУЖЕ, ЧЕМ В ЦЕНТРЕ»

 

Коллектор Иван в профессии три года, до этого был полицейским и юристом. Крепкий мужчина с уверенным взглядом мог бы заниматься выбиванием долгов и в лихих 90-х. Но когда Иван рассказывает о своей работе, становится ясно, почему он развернулся именно сегодня:

– Вообще, я юрист и работаю коллектором по совместительству. По сути, это мой дополнительный заработок. С долгами работать выгодно, хотя риски все равно есть. В Твери и в России неплательщиков в среднем – 60%. Только 30–40% оплачивают долги. Здесь многое зависит от района: в центре много добровольных плательщиков. А в Литвинках или Элеваторе платежеспособность хуже, и сборы, как правило, не такие высокие.

– Кто ваши клиенты?

– В основном мы оказываем услуги управляющим компаниям, реже – банкам. Работаем, используя два вида договора. Первый – это агентский договор, когда оказываются услуги по сбору от лица организации. При этом мы получаем лишь лицевой счет неплательщика, его адрес и информацию о сумме долга. Задача коллектора – помочь в урегулировании сложившейся ситуации с наименьшим ущербом для обеих сторон. Решение, доводить ли дело до суда, принимает заказчик наших услуг. Есть также цессия, когда выкупается право требования долга у кредитора. В этом случае коллектор, кроме адреса и суммы долга, получает все реквизиты должника, необходимые для дальнейшего взыскания долга, в том числе через суд. За уступку права требования мы платим нашим клиентам живые деньги. После выкупа долга мы отсылаем должнику уведомления. Если нет реакции – отправляем претензию. Через месяц «молчания» можем отправить на место людей. Если должник просит подписать соглашение о рассрочке платежа и причины для этого действительно веские – пойдем навстречу.

– А если ваши клиенты «открещиваются» от долга?

– Да, некоторые кричат из-за двери: «Мы ничего не должны!» Тогда мы умываем руки и оставляем все на усмотрение суда. Изначально никаких конфликтов мы не провоцируем. В этом нет смысла! При цессии разница между суммой выкупа и долга, который мы взыскиваем, – наша прибыль. Не факт, что должник окажется платежеспособным. Из десяти неплательщиков у четверых – невзыскиваемые долги. Это, как правило, маргинальные элементы и социально незащищенные слои населения: многодетные семьи, пенсионеры и т.д. Яркий пример: бабушка живет в центре, у нее квартира 100 кв. м. Оформлена на нее, а проживает в ней – не поймешь кто: внуки, родственники и т.д. Подаю в суд и взыскиваю 70 000 рублей долга. У бабушки пенсия – 7000. Соответственно, удержание с пенсии составит 1000 – 1500 в месяц. То есть эти 70000 будут погашаться долгие годы. А с пустующими квартирами еще в 100 раз сложнее! А все говорят, что в стране нет жилья. Это вранье! Пример: жила бабушка, умерла, родственников нет. Государство это имущество никак не контролирует. И отдуваться приходится управляющей компании. Но и УК по тенденции банкротятся один раз в два года, сбрасывая с себя бремя долгов. Появляется новая организация, и этой пустующей квартире начинают выставлять нулевые квитанции.

 

«НАРОД ПАРТИЗАНИТ ДО ПОБЕДНОГО»

 

Пока квартиры-призраки пустуют, неплательщиков из других квартир некуда переселять. Решение этой проблемы, по мнению Ивана, – опыт ведущих стран мира.

– Что касается жилья по социальному найму (в общем жилищном фонде 70% – муниципальное жилье), то муниципалитет отказывается выселять неплательщиков из квартир в судебном порядке. По закону, если задолженность больше семи месяцев, муниципалитет имеет право выселить должника с ухудшением жилищных условий, т.е. из «однушки» переселить в коммуналку или в маневренный фонд. Когда-то это делалось в массовом порядке, пока не переполнились все общаги. Сегодня у администрации города нет свободного жилья – переселять некуда. И на улицу человека не выселишь: по закону всем нуждающимся в жилье, в том числе беженцам, это жилье предоставляют. Выход один – строить квартал муниципального дешевого жилья и переселять туда тех, кто не может платить (в основном это алкоголики). В Европе и Америке много дешевых квартир, где живет вся эта гопота, мешающая нормальным людям.

Если с муниципальным жильем все более-менее понятно, то приватизированные квартиры – это головная боль для УК и коллекторов. Если человек зарегистрирован один и у него нет другого жилья – его просто нельзя выселить. Иван уверен, что пассивность законодателей в этом вопросе мешает решить проблему:

– У нас разные квартиры, в том числе и многоярусные – очень большие по площади. Если в этой квартире живет «сирота казанская» и не платит, то суммы набегают космические. Два года назад Конституционный суд показал, что эта норма незаконна, что должен быть определен социальный минимум на одного должника. Если он живет в квартире, которая стоит выше этого соцминимума, то жилье должно реализоваться, а должник получить взамен квартиру с учетом прав на проживание. Пока не определится социальная норма минимума на человека, долги за такие квартиры будут только расти. Сделали бы так: должник продает часть этой квартиры в счет погашения долга. Долг гасится, а на остальные деньги, пожалуйста, покупай себе квартиру. Это логично, но пока законодатели бездействуют. Закон о коллекторстве разрабатывается n–е количество времени.

– Чем коллекторы отличаются от судебных приставов?

– По большому счету коллектор – это переговорщик, заинтересованный в решении вопроса погашения долга в кратчайшие сроки. Но мы тесно общаемся с судебными приставами. Например, как-то мужчина из Мигалова должен 70 000 рублей, он не захотел разговаривать со мной даже из-за двери. Затем он приехал к нам в офис и нахамил секретарю. Через месяц ему отправили судебное решение. А еще через 2–3 месяца мы стояли на пороге его квартиры с приставами для описи имущества. Он встретил нас банально: «Приставов не пущу». Пристав предупредил: «Применение насилия к представителю власти – 37-я ст. УКРФ, поэтому можем сразу проехать в отделение полиции». Мы с точностью до миллиметра описали все имущество в его квартире. Когда добрались до шкафа с нижним бельем его супруги, она не выдержала и вспылила: «Какой же ты идиот!» Взяла банковскую карту, спустилась на первый этаж в супермаркет и оплатила коммунальный долг.

– Часто ли случаются конфликты с должниками?

– Слава Богу, большая часть наших людей адекватна и незашоренна. Если приходишь к человеку и смотришь ему в глаза, как правило, люди начинают признаваться: «Да-да, есть долг…» Начинаются какие-то движения. Но народ у нас партизанит до победного: пока не придут лично, на бумаги никто не обращает внимания. Кто-то не смог заплатить за 2–3 месяца, потом за 4, потом за 5, а потом смотрит – сумма большая, и никто не приходит, какой смысл платить? Важен еще и тот факт, что людям не нравится, когда к ним кто-то приходит, потому что видят соседи – все это постыдно и неприятно. Люди начинают нервничать вплоть до того, что дают номера сотовых телефонов – лишь бы не приходили.

 



«У меня есть опыт работы в уголовном розыске, поэтому я дискомфорта не испытываю. Проще сразу подать иск в суд на скандалиста, а получив судебное решение, прийти с приставом. Мы не просто действуем, взыскивая задолженность: мы помогаем должнику сделать это быстрее и дешевле. С любым человеком нужно поговорить так, чтобы дошло до серого вещества»



 

«НЕКОТОРЫЕ ДОЛЖНИКИ НЕ ПОНИМАЮТ ЯЗЫК ПУШКИНА»

 

– Когда коллектор посещает должников?

– Коллектор обходит квартиры с 6 утра до 9 вечера. Разговор нужно вести в тамбуре, на лестничной площадке, ведь ты не знаешь, что может ждать тебя за порогом, к тому же заходить туда мы не имеем права. Если человек не может оплатить всю сумму, то заключается соглашение о рассрочке на месте, потому что сказанное слово можно подтвердить только письменным документом.

– Тяжело ли оказывать психологическое давление на должника? Как вести себя со скандалистами?

– У меня есть опыт работы в уголовном розыске, поэтому я дискомфорта не испытываю. Проще сразу подать иск в суд на скандалиста, а получив судебное решение, прийти с приставом. Мы не просто действуем, взыскивая задолженность: мы помогаем должнику сделать это быстрее и дешевле. С любым человеком нужно поговорить так, чтобы дошло до серого вещества: лучше решить проблему и не доводить до суда, когда будут начислены пени и судебно-представительские расходы. Наивно предполагать, что, если ты забился в ракушку и твердишь из нее «Я с коллекторами не разговариваю», ты избежишь суда.

– Могут ли коллекторы ошибаться?

– Бывают случаи, когда приходишь к уже расплатившимся должникам. В этом случае надо извиниться и признать ошибку. Такое бывает из-за невнимательной работы сотрудников при передаче нам в работу должника, но это, скорее, исключение, чем правило.

– Какие требования выдвигаются сегодня к коллекторам?

– Он должен опрятно выглядеть и уметь донести информацию. Люди, неспособные связать два слова без мата, нам не подходят. Физическая сила вообще не имеет никакого значения, взысканием занимаются и девушки. И, как правило, у них получается лучше общаться с должниками.

– Есть ли у коллектора какие-то специальные уловки при общении с неплательщиком?

– Нужно всегда отталкиваться от человека, от манеры его разговора. На кого-то надо и поорать. Приехали как-то на одну квартиру: выходит женщина, от которой разит перегаром, сзади, держась за стену, выползает мужчина со словами: «Люба, если что, я сзади». Эти люди с ходу начинают «бычить». Ты понимаешь, что языка Пушкина и Гоголя они не оценят, и подбираешь понятные для данного контингента слова.

Есть другие ситуации. Приходим: семья, женщина поясняет: «Муж болел, перенес операцию, не работал, денег только на еду хватало, но скоро все оплатим». Заключаем продолжительную рассрочку. Разговор спокойный, нет смысла давить на человека, ведь у него, в принципе, сейчас нет денег. Лучше войти в положение и сделать шаг навстречу.

– За что ты любишь свою работу? Хотел бы ты сменить профиль в будущем?

– Работа живая, интересная и приносит доход. Работаешь на свежем воздухе, а не в душном офисе. Есть и определенный экстрим: ведь ты не знаешь, что ждет тебя завтра.

Павел КИРИЛЛОВ


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Тверской цирк

Оформи подписку на газету "Караван+Я"

Абитуриент-2018