Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 23 (951) от 18.06.2014
Раздел: Городской пейзаж

Архитектор и толпа

Почему жители Тверской области сами залезают в бетонные коробки

 

Никите Маликову 26 лет. Легкая небритость, уверенный взгляд. В джинсах и легком сером джемпере на пуговицах он похож на студента старших курсов. На самом деле Никита – вполне состоявшийся архитектор. Он проектировал, пожалуй, самые модные здания Твери

 

«К НЕКОТОРЫМ ДОМАМ НАДО ПОДЪЕЗЖАТЬ НА ЛОШАДЯХ»

 

– Архитекторы делятся на две категории. Одни ходят в красивых шарфиках, с одухотворенным лицом, это художники-архитекторы. А есть инженеры-архитекторы. Это как раз я, – начинает диалог Никита Маликов. – Я не только придумываю образ здания, а продумываю технологию – как люди будут двигаться внутри, как ставить мебель, где стоят несущие элементы, пожарные коммуникации; если подъедет скорая, смогут ли человека на носилках вынести из квартиры... Все это основная идея проекта – эскиз. Дальше подключаются другие инженеры – конструкторы, смежники, генпланщики, они эскиз конкретизируют и создают рабочий проект, по которому строится сооружение.

Говорят, что архитектор – творческая профессия, но это не совсем точно. Мы также должны быть хорошими юристами – прежде чем начать что-то проектировать, я зарываюсь в гору документаций. В России нужно соблюсти несметное число строительных норм, и они корявые – не дают никакого шанса сделать что-то новое. Но с другой стороны, и не дают застройщикам халявить. Нужно быть грамотным конструктором, чтобы понимать процесс проектирования несущих элементов. Немного быть пожарником. Разбираться в вентиляции, водоснабжении и отоплении. Нюансов много, и все их надо знать.

К сожалению, у нас мало хороших конструкторов – они видят сложный узел, говорят: «Архитектор выпендрился, я так делать не буду». Он не может сказать: «Я просто не умею так делать». И запланированная колясочная может превратиться в электрощитовую. Очень много ошибок, брака и несуразицы вносится именно на этом периоде.

– В Твери большинство зданий – серые, безликие. Кто в этом виноват?

– Одна из главных проблем современной архитектуры – отсутствие хоть какого-то художественного образования у людей! Я недавно выложил на один интернет-ресурс несколько работ и попросил людей высказать свое мнение о фасадах. Получил 200 комментариев, из них лишь 15 было по теме. А остальное – «Ты не умеешь ничего», «Где у тебя лестница?», «Почему такая планировка?». Люди, которым задали всего один вопрос, стали обсуждать темы, в которых они вообще не разбираются.

Это особенность русского менталитета: у нас каждый «специалист» в ядерных реакторах, медицине, искусстве…

То, что архитектура в России вообще начала развиваться, – это чудо. Я думал – в чем причина? И понял: архитекторы просто перестали прислушиваться к мнению большинства. 90% людей даже не могут объяснить, какой фасад им нравится и почему. Людям кажется, что архитектор – это ненужный «элемент». А я учился 5 лет на конструктора в тверском политехе, и еще 5 лет там же – на архитектора. И помимо этого читаю горы книг, с каждой зарплаты покупаю несколько изданий, русских и европейских. Чтобы как-то понимать, куда движется архитектура, как она будет развиваться. В Европе тенденции меняются каждый год. А в России интересный архитектурный объект – это частный случай.

Проблема отсутствия художественного вкуса связана с отечественной историей. Прекрасные дома строились до революции, потом развивался конструктивизм – причем настолько качественно, что по сей день архитекторы всего мира приезжают на него смотреть.

А потом Сталин начал копировать римский стиль. Появились высотки, здания с колоннами, и это запало людям в сознание. Многие родились и жили в серых панельных домах, они приезжали в центр города, смотрели на исторические здания и сталинские дома и думали: «Это идеальная архитектура». Им просто не с чем было сравнивать! И сейчас, как только человек начинает строить себе дом, он делает его классическим. Парапеты, колонны – совершенная несуразица. При этом человек выбирает себе современную машину, телефон, мебель, все современное. А по логике, к такому дому надо носить белые лосины и ездить на лошадях!

Я не спорю, что здание можно украшать декоративными классическими элементами. Но архитектура должна быть современной, а требования людей к внутреннему обустройству дома должны соответствовать его внешности.

 

«ЧТО В ЕВРОПЕ ЖИЛЬЕ ДЛЯ БЕДНЫХ, ТО В ТВЕРИ – ДЛЯ ЭЛИТЫ»

– На твой взгляд, современный дом в Твери – это что?

– В плане развития строительства Россия отстает от всего мира примерно на 50–80 лет. Дома Голландии 1915 года выглядят современнее, чем наши офисные центры из стекла. Вся Европа уже прошла активный этап социальной архитектуры – там продаются красивые удобные дома по доступной цене. Заказы на такие здания раздаются молодым архитекторам. Потому что молодой будет делать качественно, чтобы создать себе имя. В Твери можно сделать так же, было бы желание. Но это никому не нужно. Население покупает бетонные коробки, а инвесторы их строят.

Что в Европе считается жильем для бедных, у нас продается для элиты. И люди это не понимают. Когда весь Южный застроят коробками и возведут всего один красивый дом – горожане будут в первую очередь покупать жилье в нем, и тогда начнется конкуренция. Москвичи уже хотят консьержа, колясочные и чтобы лифт не ломался. В Твери же люди покупают все, что им предлагают, но при этом орут на застройщика.

А проблема заключается в инвесторах. Я работал со многими, и половина из них мне говорила: «Спроектируй самую дешевую коробку, потому что люди обязательно ее купят». И самое интересное, народ на это ведется! Я этого не понимаю. Если ты в магазине видишь некачественный товар – ты его не покупаешь. Почему люди не говорят, что дом им не нравится? Один раз им стоит проголосовать рублем – не покупать квартиры в некачественном и несовременном доме – и инвесторы сразу поменяют свою политику. Я вижу решение в создании социально доступного жилья. Чтобы человек пришел к риелтору, и он ему предложил стандартную коробку из желтого кирпича или дом с садом на крыше, уютным подъездом и свободными планировками за эту же цену.

– В Твери есть примеры хороших зданий?

– Здесь все ужасно. У нас есть исторический центр, но его нужно реконструировать, а пустыри застраивать современными домами, переделывать все площади и дороги. Вот у нас «Торговый парк N1», и рядом стоит «Глобус», строительство которого контролировали немцы. «Глобус» приятного цвета, с большими окнами и хоть какими-то признаками архитектуры. «Торговый парк N1» – это стандартная коробка из сендвич– панелей, как хлев или ангар, где можно цемент изготавливать. Разница между ними – как граница между двумя странами. В «Глобусе» тебе улыбаются, пахнет выпечкой, орехи разложены горами, все красиво, нет очередей. И из 30 касс 25 точно работают. При этом стоимость строительства этих двух объектов одинакова!

 

«ВОДИТЕЛЬ ТОЖЕ ДОЛЖЕН ХОДИТЬ ПЕШКОМ»

 

– Я не понимаю, почему детские площадки в России делают красно-желто-синими, – эмоционально продолжает Никита. – Ни один производитель мира не выпускает такие. Яркий цвет в большом количестве травмирует ребенка, он перестает развиваться. Раньше красная, желтая и синяя краска выделялась на поезда и детские площадки, потому что так было дешевле. Их даже собирали на заводах, которые в случае чего могли начать собирать танки. Войн больше не будет – так сделайте нормальные площадки! Ребенок ползает по дереву с большим счастьем, чем катается на ядовито-желтой пластиковой качели. Или вот: почему на первый этаж многоэтажки нужно заходить из подъезда? Можно сделать отдельный вход в квартиру с улицы, как принято в спальных районах во всем мире. Двери ювелирных магазинов делают из стекла, а дверь подъезда всегда железная. Что такого можно украсть в подъезде, чего нет в ювелирном? В чем логика? Почему я захожу в подъезд, там темно и горит тусклая лампочка?

– А как ты оцениваешь городские парки и скверы?

– Наш парк Победы, например, – это не парк. Это поле с деревьями и дорожками в центре города. Почему чиновники считают, что если сделать аллею, поставить скамейки и фонарики – то это сразу станет приятным местом. А сами проводят время в Европе, играя с собакой во фрисби в центре города, когда жена загорает на рядом стоящем лежаке, пока дети бегают по бесчисленному количеству город и площадок. Нужно нанимать архитекторов парковых зон, чтобы создать качественные общественные пространства, куда горожане смогут прийти после работы и отдохнуть разными способами, а не только потреблять алкоголь. Чтобы их дети могли в безопасности бегать и резвиться. Качественно организованная площадка 25 на 25 метров привлечет в несколько раз больше людей, чем километровая аллея со скамейками. И выйдет в несколько раз дешевле.

– Кстати, как с архитектурной точки зрения в Твери реализована программа «Доступная среда»?

– У нас нет доступной среды. В Европе ты ходишь и думаешь – боже, как много тут больных людей! Многие на колясках, с палочками. Только потом я осознал – инвалиды там не сидят дома. Они ходят в магазины, гуляют. Они, в отличие от русских людей с ограничениями, интегрированы в городское пространство!

Самый частый комментарий к моим проектам – «Лучше бы детский сад построил». Это вопрос к власти, но не ко мне или к инвестору! С машинами тоже все сложно. Если ты купил авто и у тебя нет парковочного места – это твои проблемы. В Японии, например, ты не имеешь право купить машину, пока не предъявишь справку, что тебе есть где ее парковать. Автомобиль не является обязательным средством, это роскошь. Более того – в законе прописано, что от твоего дома расстояние в 1,5 км до парковки считается допустимым. Это 15 минут ходьбы. Люди начинают кричать: «Что, я с сумками пойду до дома?» Да! Подъехал, сумки отнес, припарковал машину и дошел домой пешком. В чем проблема?

Власти должны развивать общественный транспорт, чтобы из любой точки города можно было добраться до нужного места. А пока все водители уверены, что они имеют право парковаться на газоне. Первоначальная цель архитектора – удовлетворить спрос населения на зелень и отдых. А уж потом предусмотреть по два парковочных места на квартиру. Я не призываю искоренить машины. Я говорю о том, что нужно делать дворы без машин, а рядом с домами проектировать большие парковочные площадки.

– Какие твои проекты уже реализованы?

– Несколько моих домов запроектировано в Европе, там процесс согласования проходит дольше, чем у нас. В Твери это жилые комплексы «Премьер Парк» и новые корпуса ЖК «Иллидиум», еще торговый центр и несколько офисов с ресторанами, но о них я пока не имею право говорить.

– «Премьер-парк», на наш взгляд, одно из самых необычных и современных зданий Твери. Он очень выделяется на фоне остального микрорайона «Южный»…

– «Премьер парк» – это самое начало моей карьеры. Он изначально задумывался инвестором как нетиповой жилой комплекс. Его основной идеей было создать уникальный с визуальной стороны и уютный жилой дом. Сам эскиз разрабатывался 9 месяцев. В процессе разработки проекта было множество проблем: главный инженер под разными предлогами отказывался сделать балконы в шахматном порядке, смежники не хотели делать французские балконы, оконщики отказывались соблюсти ритм стоек в окнах. В результате длительных обсуждений мы находили компромиссы и работали как одна команда. Одним из самых сложных этапов проектирования было найти серый фасадный кирпич двух оттенков. Его не производили и не продавали в Тверской области, аргументируя, что такой «траурный» цвет никому не нужен. В результате совместно с силикатным заводом был разработан такой кирпич, который, кстати, стал активно закупаться другими тверскими застройщиками. Потом всплыла новая колоссальная проблема: на фасаде есть яркие вставки разных цветов, но поставщик утверждал, что плитки таких сочных и ярких оттенков нет. Люди привыкли к более спокойным тонам (эти оттенки я называй «здравствуй могильная плита» – таким керамогранитом обшивают сейчас все фасады города). Но после небольшой дискуссии производитель работ нашел каталог с необходимыми яркими оттенками и привез плитку из-за рубежа. Таким образом, все фасадные материалы дома поставлялись из разных частей света и выбирались после длительного изучения рынка.

– На твой взгляд, у Твери есть потенциал для развития?

– Да, есть вузы, которые могут ковать молодые кадры. Есть строительные заводы, есть кирпичное производство, бетонное. Есть много опытных архитекторов, которые с радостью сделают что-то красивое и качественное. Надо понимать, что мы просто исполнители воли инвесторов. И большинству из них наплевать на людские массы, хотя есть исключения, например девелопер Павел Парамонов, который всегда поддерживает любое конструктивное начинание. Архитектура Твери развивается, но очень медленно. Резко начать хорошо жить мы не можем.

 



98 МЕТРОВ С КЕПКОЙ

Твери далеко до Нью-Йорка. Тем не менее интересно сравнить самые высокие здания областной столицы. В группе «ВКонтакте» «Новостройки Твери» появилась такая схема. На рисунке видно, что лидирует легендарная «Рюмка» – ее высота 98 метров. Правда, вместе с антенной.



 

Полина ЗИМИНА


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Тверской цирк

Оформи подписку на газету "Караван+Я"

Абитуриент-2018