Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 2 (930) от 22.01.2014
Раздел: На грани

«Нас словно гонят по этапу»

В Тверской области один за одним закрываются дома престарелых

В 2014 году в Тверском регионе планируют закрыть пять малокомплектных домов престарелых. Еще пять без лишнего шума были закрыты в прошлом году. Поводы называют разные: возможен пожар, слишком крутая лестница, нет культработника… Но истинная причина, о которой стыдливо молчат, – та самая «оптимизация», которая заботится о деньгах, но не о качестве жизни. О ситуации в тверских домах престарелых пишут волонтеры общероссийского фонда «Старость в радость» (по материалам сайта «Православие и мир»)

 

ПЕРЕВОДЯТ СТАРИКОВ, СОКРАЩАЮТ РАБОЧИХ, УБИВАЮТ СЕЛО

 

Поселок Овсище Вышневолоцкого района

Дом престарелых в поселке Овсище – деревянный дом, где в прошлом веке была уникальная больница заслуженного врача РСФСР Вадима Стрелковского. 30 лет он там и операции делал, и зубы лечил, и роды принимал у жителей окрестных деревень. Затем дом был переоборудован под интернат для престарелых и инвалидов. Сегодня на 30 койко-мест – 29 бабушек и дедушек, есть ходячие бабушки по 90 и 92 года. Среди жильцов – 13 работников тыла, два участника Великой Отечественной войны и две вдовы участников войны. Однако к 20 февраля дом должен опустеть.

Постановление правительства Тверской области №648 о реорганизации государственных учреждений социальной защиты датировано еще 17 декабря истекшего года, и в нем, конечно, не указаны конкретные названия домов, на которых решили сэкономить бюджетные деньги. Поэтому 19 декабря директор Овсищенского дома-интерната Николай Быкиев еще не знал, что его подопечным предстоит переезд, а сотрудникам – увольнение, хотя ездил в Тверь и обсуждал перспективы всеобщей «оптимизации» в департаменте социальной защиты.

А вот к 20 декабря решили, на каких именно стариках экономить. Пять домов престарелых малой вместимости, в том числе Овсищенский, прекращают существовать. Крупные интернаты получили распоряжение принять жильцов из закрываемых мелких, и директор Вышневолоцкого дома даже хотел получить к себе жильцов из Овсища уже к Новому году, да Николай Быкиев не позволил. Сотрудникам в Овсище предстоит еще месяц-другой поработать, договоры с поставщиками не могут быть прерваны в одночасье, да и побороться за справедливость хотелось бы.

Интернет узнал о беде благодаря записи в ЖЖ Ирины Волковой. Ирина уже в третий раз приезжала к бабушкам и дедушкам в Овсище, со многими познакомилась. Например, кто после переезда навестит в интернате в Вышнем Волочке Александра Юрьевича, инвалида второй группы и местного художника-оформителя? Маргариту Георгиевну, ветерана войны, труженицу тыла? Вячеслава Леонидовича, заслуженного донора России?

Сами старики к идее переезда относятся кто более, кто менее философски, но безрадостно: пока в их доме в Овсище шел ремонт, они уже бывали в Вышневолоцком доме-интернате, условия и атмосферу себе представляют и переселяться не рвутся. Такого общения и такого ухода, как в интернате на 30 человек при 28 ставках персонала, разумеется, не будет в крупном доме престарелых.

Основная мотивировка реорганизации – деревянное здание, то есть пожарная опасность дома престарелых. Николай Быкиев не считает, что опасность в Овсище выше, чем в других домах области: котельная при доме своя стоит отдельно, стены недавно покрыты специальным пожароустойчивым гипсокартоном.

Уберегая бабушек и дедушек от гипотетического пожара, их подвергают стрессу переезда, от которого, как показывает опыт, многие могут слечь или даже вскоре погибнуть. Кстати, когда в 2010 году возгорание случилось в Вышневолоцком доме-интернате, погибли 9 человек. Эвакуировать сотни жильцов с семи этажей – труднее, чем десятки из одноэтажного здания.

Этой осенью в Новгородской области сгорело деревянное здание психоневрологического интерната. Спустя две недели министр труда и соцразвития России Максим Топилин потребовал закрыть все приюты и больницы, расположенные в деревянных домах. Но, естественно, не путем строительства в тех же поселках новых кирпичных домов с современными противопожарными системами (что дало бы рабочие места и строителям, и персоналу интернатов в умирающих деревнях).

– Школа у нас в поселке – уже филиал другой школы, сберкасса и аптека закрыты, почта работает два раза в неделю. Куда мои люди пойдут работать, если в интернате в Вышнем Волочке для них ни одной ставки нет, да туда и не поедешь за 40 км? – спрашивает Николай Быкиев. – Мне жалко отправлять на помойку все то, что я сделал: внутри дома ремонт, окна новые, новый бойлер недавно купили… Я здесь жизнь и здоровье оставил, в этом году будет 10 лет, как я тут работаю.

 

БОЛЬШИЕ ИНТЕРНАТЫ ПОГЛОЩАЮТ МАЛЫЕ

 

Деревня Оковцы в Селижаровском районе

Оковцы – чуть более живая деревня со своей школой и детским садом. Здесь тоже решили закрыть дом престарелых. В марте всех 20 проживающих должны перевезти в Ржев, в огромный интернат.

Директор интерната в Оковцах Ирина Алексеевна Дубкова рассказывает, что главным основанием для закрытия дома назвали отсутствие в деревне добровольной пожарной дружины. Ближайшая пожарная часть в 25 км, если что-то случится – они приедут к головешкам. Дом, конечно, строился не специально под интернат и не идеально приспособлен, но и не в аварийном состоянии. Да, крутовата деревянная лестница на второй этаж и переделать ее нельзя, но старики ее преодолевают, лежачих в доме нет.

Ирина Дубкова понимает настоящую причину «реорганизации», как стыдливо называют закрытие дела 17 лет ее жизни. Большие дома-интернаты типа ржевского не наполняются «койко-днями». Маленькие учреждения «присоединяют» к большим, только не создают филиалы, а уничтожают малые, даже не издавая приказа о «закрытии». В Оковцах по уставу – 20 проживающих и 18 ставок для персонала. Старики уедут в Ржев, а персонал – в чистое поле (то есть, конечно, на «биржу труда») или на пенсию. Уведомление о собственном предстоящем увольнении «в связи с сокращением занимаемой должности» Ирина Алексеевна Дубкова уже подписала и отправила в министерство социальной защиты области.

 

СТАРИКОВ ГОНЯЮТ ОТ ДОМА К ДОМУ

 

 

Деревня Юркино Бежецкого района; поселок Высоково Кесовогорского района; деревня Щучье Жарковского района; село Алексейково Лесного района

К 24 февраля ни одной живой души не должно быть и в интернате в деревне Юркино Бежецкого района Тверской области. Здесь персоналу стали предлагать переводы в другие учреждения еще до первых слухов о закрытии дома, а теперь дали на руки приказы о предстоящем сокращении. Среди 20 сотрудников, заботившихся о 22 жильцах, – жители пяти окрестных деревень. Другой работы в Юркино не найти, а до города 25 км, и автобус ходит не каждый день. И так большинство мужчин из деревень уехали куда-то на заработки – теперь то же, видимо, предлагается сделать и женщинам.

В интернате в Юркино за две недели до Нового года доделали капитальный ремонт в двух комнатах, недавно вставили новые окна, настелили полы. Все это стоило немалых денег — между прочим, тоже государственных. «Экономия» и «оптимизация» выливаются в уничтожение дома, преобразившегося за последние годы.

Ирония судьбы в том, что недавно в Юркино перевели бабушек из закрытого интерната в поселке Высоково Кесовогорского района.

– Наши бабушки, переведенные из Высокова, говорят: идем, как заключенные по этапу. Только обжились, и снова переезд, никто нас не спрашивает, как будет лучше, и судьбами нашими не интересуется, – говорит медсестра Валентина Ивановна из интерната в Юркино.

Сотрудники Юркино писали письмо Владимиру Путину по электронной почте: робко надеются, что кто-то поможет, хотя отменить решение правительства Тверской области куда труднее, чем его не принимать. Кроме Оковцов, Овсищ и Юркино, закрывают Щучейский дом-интернат в Жарковском районе и Алексейковский дом-интернат в Лесном районе Тверской области.

 

НОВАЯ МЕБЕЛЬ, КОВРИКИ И КАРТИНЫ ОСТАЮТСЯ ЗАБРОШЕННЫМИ

 

Деревня Корено Пеновского района; город Осташков; поселение Шепелево Кашинского района

В 2013 году тоже закрыли пять домов престарелых малой вместимости, где персонал знал всех своих подопечных по имени и отчеству, создавалась семейная атмосфера.

– Коренской дом-интернат Пеновского района закрыли в марте прошлого года, все так и стоит нетронутое с новенькими кроватями и тренажерами, – видела в окно волонтер Ольга, бывавшая в этом уютном доме.

В городе Осташкове летом закрыли отличный интернат: общая территория с больницей, садик, кругом цветы, во всех рейтингах дом занимал первые места по области. В Высоково закрытый дом-интернат был деревянный — все закончилось борьбой с потенциальными пожарами. По впечатлению волонтеров, в одноэтажном доме был роскошный ремонт, там жили всего 18 бабушек и дедушек, лежачих было двое. Новая мебель, коврики и картины в палатах по 4-6 человек…

Шепелевский дом-интернат в Кашинском районе тоже закрыли в прошлом году: на втором этаже в кирпичном здании бывшей усадьбы жили 24 человека. Там был внимательный персонал, и пусть по штату не полагался культорг, соцработники заботились о досуге своих подопечных, старичков регулярно навещал священник. Здесь не было евроремонта и своего врача – вероятно, это стало основанием для закрытия.

 

ОТПРАВИТЬ НА КЛАДБИЩЕ БУДЕТ «РЕНТАБЕЛЬНЕЙ»

 

Закрытие домов престарелых малой вместимости – это «оптимизация» бюджетных расходов в социальной сфере. Конечно, платить зарплату одной нянечке на 25 лежачих в огромном интернате или 20 сотрудникам за заботу о 22 жильцах – огромная разница в красоте отчетности, даже если зарплаты сотрудников едва переваливают за 5 тыс. рублей.

Укрупнение детских домов, в отличие от домов престарелых, вызывает беспокойство общественности, и хотя бы на словах против такой оптимизации выступает уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов. Омбудсмена по правам пожилых в России нет, и губительные для бабушек переезды проходят тихо.

– Мы не против дома престарелых в Ржеве как такового: там прекрасный директор и чудесный культорг, хороший ремонт, – рассказывает директор благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина. – Но как возможно заботиться о более чем двухстах лежачих? Такие бабушки живут долго и не мучаются, когда ты каждую знаешь: вот баба Маша у нас кукол любит, а бабе Кате надо повыше подушку поправлять. В больших домах возникает конвейер проживающих и смен персонала. Мы против нечеловеческого отношения к старикам. В больших домах не удается справиться с алкоголизмом среди дедушек, а иногда и бабушек… А лежачим часто переезд вообще не пережить.

Без отмены решения об оптимизации сделать толком ничего нельзя: если уж на беззащитных колхозниках, тружениках тыла, ветеранах труда решили экономить, то их и, правда, «разумнее» всего распределить по огромным учреждениям и поскорее переправить на кладбища. Мечтать, что «деревянную Россию» ради старшего поколения отстроят заново в камне, наивно. И все же страшно подумать, в каком случае уход за беспомощными стариками мог бы быть «рентабельным».

 

(Статья подготовлена по материалам сайта «Православие и мир»)

Александра СОПОВА


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Тверской цирк

Оформи подписку на газету "Караван+Я"

Абитуриент-2018