Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 32 (908) от 14.08.2013
Раздел: Общество

Расколотый мир

Нужна ли современной России «дружба народов»

Национальный вопрос, как в свое время квартирный, всех испортил. Весенне-летние меж-этнические стычки в Твери вызвали всплеск гражданской активности. Народ гурьбой спешит в националисты и ура-патриоты. Власть, закрыв глаза, твердит о «бытовой» почве последних конфликтов. Ситуацию в Твери и в России комментирует эксперт в области межэтнических отношений, старший преподаватель факультета управления и социологии ТвГУ Дмитрий БОРОДИН

 

ВЧЕРА. ЧЕРНАЯ СОТНЯ И НИЗОВЫЕ КАДРЫ

 

– Дмитрий Юрьевич, с чем связано сегодняшнее обострение межэтнической напряженности в Твери?

– Я бы не сказал, что проблема возникла только сегодня и только в Твери. Стычки между коренным населением и мигрантами часто проходят и в других уголках России. Тому есть несколько серьезных причин. Начать с того, что мы все еще пожинаем плоды распада СССР, который не без основания гордился своей национальной политикой. А Советский Союз, в свою очередь, унаследовал этнически пеструю территорию от Российской империи. Так что корни сегодняшней напряженности тянутся глубоко в прошлое.

– В царской России уже был национализм?

– Если понимать под национализмом идеологию, провозглашающую нацию высшей ценностью человеческой культуры, то он возник в Российской империи относительно поздно. Сначала на западных окраинах – в Царстве Польском, Галиции, Украине.

Русский же национализм сформировался как реакция на национальные движения меньшинств и отставание России от ведущих европейских держав.

Националисты тех лет не требовали «Россию для русских» и не хотели депортировать другие народы. Главное, чтобы те впитывали русскую культуру и уважительно относились к православию.

Однако вскоре на практике эти идеи воплотились в «черную сотню». Это праворадикальное движение в поддержку действующей власти возникло как реакция на народные волнения на окраинах. Они проводили демонстрации «за царя» и устраивали погромы на задворках империи. Черносотенцы снискали дурную славу: отсюда пошел стереотип о русских националистах как правых экстремистах. Впрочем, чисто национальной подоплеки в их действиях не было. Скорее, так власти пытались остановить назревающую революцию.

– Получается, национальные движения в Российской империи не были массовыми?

– Да. Однако с ослаблением центральной власти они начинали усиливаться. А большевицкий переворот их радикализировал. Так, Украина после прихода к власти большевиков резко заявила о своей независимости.

– Как руководство СССР договаривалось с народами?

– Советский Союз был изначально построен на этно-территориальных основаниях. В 20-е годы в республиках СССР шло становление государственности. Там проводилась политика коренизации. Главный метод – взять молодых местных ребят и научить их основам марксизма. Во многих республиках только создавалась национальная культура, и она должна была стать «правильной». Большевики создавали местный управленческий аппарат, так, чтобы низовые кадры полностью зависели от партийной верхушки. За то, что их резко поднимали вверх, они должны были служить центру «верой и правдой». Государство сыграло на чувстве благодарности.

Таким образом, впервые в истории России большевики институционализировали этничность, сделали ее формой существования человека.

– И все народы при этом раскладе действительно были равны?

– С точки зрения декларируемой идеологии – несомненно. Но вообще это сложный вопрос. С одной стороны, в СССР сложилась иерархия этнических групп. Одни получили статус союзной республики (например, Украина, Белоруссия, РСФСР), другие – статус автономной республики, округа или области (например, Карелия, Татария или Башкирия в составе РСФСР). А некоторые народы в 1930-е – 1940-е вообще были насильственно выселены из мест своего проживания. Это судьба немцев Поволжья, чеченцев, ингушей, калмыков... Все попытки протеста жестко подавлялись. Постепенно копились национальные обиды, которые проявились после распада Союза.

С другой стороны, в СССР социально-культурная дистанция между русскими и титульными этносами республик заметно сократилась, и это большой плюс.

– Итак, истоки современных межнациональных конфликтов надо искать еще в СССР и Российской империи…

– Неразрешенные обиды, спорные территории, неравноправный статус… И главное – после распада Союза произошел серьезный рост национального самосознания. В конце 80-х республики винили Центр во всех бедах: «Наша великая культура пострадала, наш язык не развивался, когда мы стали колонией советской империи!» Сформировавшиеся местные элиты пытались восстановить историческую справедливость. Это судьба любой империи: она растит элиты, которые затем стремятся к независимости.

Россияне же рассуждали по-другому: «Мы жили бы лучше без этого балласта». Однако все обвинения были явно непродуманными. На мой взгляд, в СССР все было построено довольно логично, существовала внутрисоюзная кооперация и система разделения труда, имелись годами наработанные связи. Это было логично для большой страны, но не всегда справедливо по отношению к регионам.

– Тем не менее люди идут за националистами…

– Национальный дискурс бьет по обостренному чувству справедливости. Это же так просто: мы живем плохо, ведь у нас есть враги другой национальности. Легко помогает отвлечь жителей от социальных невзгод. Какая тут инфляция, когда наших бьют? Люди легко делят мир на своих и чужих. Так устроено человеческое сознание.

 

СЕГОДНЯ. СЕРЫЕ СХЕМЫ И ЮЖНЫЕ ГОСТИ

 

– Почему бизнес так заинтересован именно в трудовых мигрантах? Русские жалуются, что им самим не хватает работы…

– Это связано с уровнем запросов. Россияне из провинции в массе своей не будут жить в недостроенных домах по 50 человек в комнате и зарплату потребуют выше. С ними рабочая сила подорожает, и бизнес понесет издержки. Второй момент – это коррумпированность власти. Если бизнесмену нужно, чтобы мигранты въехали, а решает вопрос чиновник, значит, его можно решить. Надо просто поделиться.

– Сколько сейчас мигрантов въезжает в Россию?

– 2,5 млн в год – легально. И от 3,5 до 5 млн – нелегально. В 1990-х – начале 2000-х этот процесс был очень простым: бизнес платил за «нелегалов» символический штраф. Начиная с первого срока Путина, миграционная политика ужесточилась.

Государство попыталось навести порядок, за нелегальных мигрантов давали внушительный штраф: 20 000 рублей за человека. Но, как всегда в России: если государство закручивает гайки, оно лишь повышает взяткоемость данной статьи.

– А России вообще нужны мигранты?

– Конечно. Привлечение мигрантов – это часть федеральной политики. Другое дело, они должны быть качественными. В России снижается численность населения, а экономика требует новых людей. Возьмем прогноз Росстата на 15 лет. При оптимистичном сценарии развития событий к 2028 году в России будет жить 145–147 млн человек, но даже при этом прирост будет идти только за счет миграции. Иначе территорию не удержать.

– Какие национальности чаще всего приезжают в Россию?

– По официальным данным, на первом месте узбеки, на втором таджики, на третьем – украинцы, на четвертом – азербайджанцы.

– Почему больше всего претензий сегодня именно к азербайджанцам? Все последние конфликты происходили с их участием.

– У Азербайджана непростая история. Там еще при СССР сформировался первый отечественный капитализм. Жители занимались в основном скупкой и перепродажей фруктов, овощей и цветов. Так что в 90-е годы у южных республик уже был опыт ведения бизнеса (в том числе его «серых» схем) а в России он только зарождался. Культуре народов юга свойственно показательное потребление. Дорогие машины, роскошные дома... В Азербайджане ценят того, кто может угостить и одарить. На этом фоне россияне испытывают депривацию: чувство недостаточного удовлетворения своих потребностей (хотя и они не голодают). Да и сами азербайджанцы, в силу южного темперамента, ведут себя, как правило, напористо, шумно, агрессивно.

– С какого времени в новейшей России начались конфликты на национальной почве?

– Они не прекращаются с 1990-х. Каждый год – там драка, тут конфликт.

Я не удивлен, что сейчас это приняло такую острую форму: предпосылки были давно.

Тверь производит впечатление агрессивной среды. Люди привыкли надеяться только на себя. Ни на власть, ни на силовые структуры. Плюс общая бытовая неустроенность в городе. Это не добавляет оптимизма и делает людей более нервными.

– Повальное увлечение национализмом – это отклик на конфликты или рост гражданского самосознания?

– Одна из причин – это реакция на провал экономических реформ 90-х. В 1998-м, после кризиса, стало ясно, что большинство россиян жить «как на Западе» не будут. Это породило обостренное неприятие демонстративного успеха людей иной культуры. Ты будешь пахать, как конь, но успеха не добьешься – а рядом на шикарном автомобиле едет, например, азербайджанец. Конечно, это вызывает раздражение. Как люди обычно это формулируют? «Они (в смысле «приезжие») ведут себя у нас как хозяева». Потому приезжих воспринимают как угрозу. Отсюда и конфликты, и рост национальной самоидентификации.

– Власть и силовики считают последние конфликты «бытовыми». Это синоним слова «пустяковые»?

– Бытовые конфликты – это не шутка. Они сигнализируют, что в обществе высок уровень напряженности в сфере межэтнических отношений. Год назад лаборатория социально-политических исследований ТвГУ проводила соцопрос «Уровень межэтнической толерантности в Твери». В нем участвовало 800 человек, 94% из которых – русские.

Выяснилось, что в Твери стоит говорить, скорее, о нетолерантности. 50% опрошенных оценили межэтнические отношения в городе как плохие; есть этнические группы, к которым большинство относится крайне нетерпимо: «антилидерами» стали цыгане, таджики, чеченцы, азербайджанцы. 2/3 опрошенных высказались за ограничения на въезд мигрантов в Тверскую область. И 48% поддержали бы выселение мигрантов за ее пределы.

 

ЗАВТРА. ОПГ И «КАЛИНКА-МАЛИНКА»

 

– Каким может быть выход из череды конфликтов?

– Первое и главное – необходимо, чтобы закон был единым для всех. И в этом ведущая роль должна принадлежать правоохранительных органов. Ясно, что на них бывает давление, в том числе и «политическое». У нас конфликты стараются быстрее замять: никто не хочет, чтобы Тверская область прославилась как регион с межэтническими проблемами.

Поэтому власть старается обставить дело так, чтобы в стычках была равная ответственность или – этнического большинства, т.е. русских.

Думаю, силовики неплохо информированы, как организованы этнические ОПГ и кто с ними взаимодействует. Мигрантов можно заставить жить по закону. Второе – надо использовать потенциал национальных диаспор. Они знают всех выходцев из своей страны в этом городе и способны влиять на их поведение.

И третье – стоит вообще задуматься об уровне агрессивности в обществе.

– Иначе вспыхнет гражданская война?

– Биты пойдут в ход не завтра. Но постоянная конфликтность создает напряженную атмосферу в городе. Первым звонком был народный сход 3 мая. Властям стоит все-таки прислушаться к проблеме, а не прибегать по инерции к старым добрым советским штампам. Причем выход из конфликтной ситуации должен быть новым и конструктивным. Советские методы, когда можно было вместе спеть, станцевать и люди «становились братьями», себя исчерпали.

– Каким должен быть современный гражданин России?

– Я думаю, тот, кто хочет жить в России, считает ее своей родиной, поддерживает русскую культуру. Национальность не так важна. Главное, государство должно просчитать, куда направить миграционные потоки. Если, например, таджики приедут в маленькую деревню, они создадут там анклав, будут вести «нероссийский» образ жизни и в итоге «вытеснят» всю местную культуру. А вот большой город легко может перемолоть мигрантов: там все говорят по-русски, все вывески на русском и т.д. Со временем он дотянет их до своего уровня. В Москве около 2 миллионов мусульман. Во втором поколении они будут москвичи. Но все равно поток мигрантов не может быть беспределен, иначе возникнет хаос.

– Больше всего коренных жителей раздражает активные проявления чужеродных традиций – вроде лезгинки в клубе или резьба баранов в Бобачевской роще…

– Русские тоже могут плясать под «Калинку-Малинку», им никто не запрещает.

А вот если лезгинка будет у Вечного огня или перед храмом – это уже нарушение морально-этических норм. Проблема в том, что приезжие не считаются с традициями местного населения. Здесь показательно отношение к женщинам. Если, например, чеченский юноша за руку возьмет чеченскую девушку, не собираясь на ней жениться, – это приведет к длительному конфликту с ее родней. А в центральной России женщины более свободны. Для парней, воспитанных в традиционных ценностях, русская девушка – это легкая добыча. Ее можно ущипнуть, приобнять, оскорбить – за нее не придет мстить толпа родственников с ножами и топорами. Поэтому за всеми гражданами РФ, будь это чеченцы, русские, армяне и т.д., должен стоят единый закон.

Любовь КУКУШКИНА


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Тверской цирк

Оформи подписку на газету "Караван+Я"

Абитуриент-2018