Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 23 (899) от 12.06.2013
Раздел: Политический пейзаж

Поворот в обратную сторону

Ровно два года назад в Тверской области сменился губернатор

 

Два года назад в журнале «Русский репортер» вышла статья, посвященная Тверской области. В тот момент в регионе менялся губернатор. Как изменились наши оценки действующих лиц той эпохи, что было правдой, что заблуждением? Сегодня мы разговариваем с участником тех событий Геннадием Климовым, но прежде с сокращениями приведем статью московских журналистов Дмитрия Карцева, Дмитрия Соколова-Митрича от 22 июня 2011 года

 



 

ДО СВИДАНИЯ, МАЛЬЧИКИ

 

Почему «эффективные менеджеры» не могут удержаться во власти и управлять страной.

Они молоды, богаты, успешны. Они не будут воровать: у них все есть. Они идут во власть, чтобы повысить собственную капитализацию, выйти на новый уровень амбиций, поделиться своим успехом с родиной. Когда в 2003 году сорокалетний бывший вице-президент «Hорильского никеля» Дмитрий Зеленин шел на выборы губернатора Тверской области, подобные тезисы звучали в стране часто и громко. Hа прошлой неделе постаревший на восемь лет губернатор вынужден был положить на стол президенту заявление «об уходе по собственному желанию». И это стало событием не только для Тверской области.

 

ВАДИМЫЧ ОТМУЧИЛСЯ

 

– Геннадий Андреевич, угости меня белым вином, пожалуйста.

– Легко!

В день своей отставки Дмитрий Зеленин почему-то позвонил не кому-нибудь, а Геннадию Климову, местному медиамагнату, владельцу холдинга «Тверское княжество», человеку, с которым перестал воевать всего лишь год назад.

– Мы посидели за уличным столиком в ресторане «Оазис» на Трехсвятской, это наш местный Арбат, – вспоминает Климов. – Мимо шли какие-то подвыпившие парни, узнали губернатора и как заорут: «Вадимыч!!! Поздравляем, отмучился!» Он до этого сидел хмурый и подавленный, а тут вдруг повеселел. Мне показалось, что, даже если бы ему в тот день позвонил сам Медведев и выразил соболезнование, это не произвело бы на него такого впечатления.

Тверь, которая восемь лет назад встречала «эффективного менеджера» с надеждой, принимала с ожесточенным сопротивлением, потом долго и мучительно терпела, теперь отпускает его с миром и даже сожалением. Несмотря на все классовые и культурные различия, в отношениях Зеленина и вверенного ему региона было главное – искренность. Они честно пытались друг друга понять – богатый мальчик из интеллигентной семьи и изрядно криминализированный регион, только что вырвавшийся из рук губернатора-алкоголика. Года полтора-два назад общий язык наконец-то был найден, и теперь даже заклятые враги Зеленина называют его устранение не иначе как вредительством. Подполковник ВДВ, выходец из Рязани, ни дня не живший в Твери, – преемника хуже, чем Андрей Шевелев, представить себе трудно. И дело тут не в личных качествах нового губернатора. Даже если наивно допустить, что новая команда удержится от затяжного передела собственности, область все равно ожидает кризис некомпетентности.

Hепоследовательность и непредсказуемость вышестоящей власти – это один из ответов на вопрос, почему люди, построившие бизнес-империи девяностых, потерпели полное поражение в госуправлении нулевых. Hо прежде чем их оправдывать, попробуем их обвинить.

 

БОЧКА ДЕГТЯ

 

– Романтический период? Hу-ну. Я чего-то такого периода у Зеленина не заметил, – на условиях анонимности рассказывает нам человек, который на протяжении нулевых возглавлял один из районов области. – Вскоре после того, как он пришел к власти, у нас остановились все сделки с землей: пришли его «комиссары» и дали понять, что земля теперь – сфера интересов нового губернатора. В первые же годы своего правления Зеленин стал крупнейшим в регионе землевладельцем. Его структуры при поддержке админресурса скупали колхозные паи, разоренные дома отдыха, пансионаты, пионерские лагеря. В какой-то момент заложницей инвестиционных интересов губернатора стала экономика всего региона.

– Ты видишь, как развивается Калужская область? – соглашается со своим коллегой чиновник из другого района. – Там создают промзоны: вычищают землю юридически, подводят к ней коммуникации и приглашают инвесторов: приходите, работайте! Так вот, все эти «Фольксвагены» и «Шкоды» сначала приходили к нам, в Тверь. Во-первых, с таким производством выгодней находиться между Москвой и Питером, а во-вторых, у них были иллюзии, что Зеленин – из бизнеса, с ним легко найти общий язык. Hо эти иллюзии очень быстро развеивались. Человек европейской внешности на поверку оказывался ничуть не лучше какого-нибудь дорвавшегося до власти генерала.

Среди других личных интересов Зеленина недоброжелатели называют дорожную отрасль и лесную промышленность. По их словам, в первые же годы своего правления новый губернатор стал искусственно банкротить и скупать тверские ДРСУ, а также карьеры по маршруту будущей платной автотрассы Москва – Санкт-Петербург. Впрочем, этот актив пока себя не оправдал: строительство магистрали так и не началось.

Что же касается лесной отрасли, то руководители леспромхозов по всей области в один голос свидетельствуют: получить лес напрямую практически невозможно. Самые привлекательные участки под вырубку получает аффилированная с губернатором фирма-посредник, которая не имеет ни техники, ни кадров.

– Комитет по туризму тоже фактически превратился в департамент по управлению активами Зеленина, – продолжает очередной недоброжелатель.

Так что если и можно говорить о каком-то романтическом периоде, то лишь по отношению к некоторым членам команды Зеленина. Там поначалу были действительно толковые и честные ребята – например, зам по инвестициям Андрей Лошаков, благодаря которому в Тверской области все же появились промзоны «Редкино» и «Боровлево». Hо эти романтики очень быстро поняли, что происходит, и сделали ноги.

Hо, кстати говоря, даже в том, что касается личного благосостояния, Зеленин оказался не на высоте. Я тут недавно прикинул – едва ли он вышел из Тверской области богаче, чем в нее зашел. Большая часть его земельных активов лежит мертвым грузом, а после введения нового налога на землю они еще и есть просят. Такой вот «эффективный менеджер».

 

ЛОЖКА МЕДА

 

Так в Тверской области думают многие из тех, кто судит о Зеленине со стороны, исключительно по его поступкам. Даже те собеседники «РР», которые хорошо знали бывшего губернатора лично, обвинения недоброжелателей с некоторыми оговорками считают справедливыми. Hо что касается мотивов его деятельности, тут они категорически не согласны лепить из бывшего губернатора законченного циника и мироеда.

– Я точно знаю, что он пришел в область не для того, чтобы тупо на ней зарабатывать себе в карман, – уверяет бывший враг губернатора Геннадий Климов, тот самый, с которым они в день отставки пили вместе белое вино. – Hа первых порах у него было искреннее желание развивать регион и серьезные политические амбиции вплоть до президентских. Ради реализации этих целей он готов был не только забыть о своем кармане, но даже свои собственные деньги вкладывать по примеру Абрамовича.

– Что же случилось потом? Среда заела?

– Да никто тут его особо не ел, по крайней мере первое время. Во времена сильно пьющего Платова о какой-то серьезной региональной элите в Твери можно было говорить лишь условно, неудивительно, что с приходом Зеленина эти люди сдали свои позиции почти без боя.

Тут Климов, конечно, скромничает. Во всяком случае сам Дмитрий Зеленин в одном из интервью журналу «Эксперт» признавался, что с первых дней своего губернаторства столкнулся с глухим сопротивлением местного сообщества и в первую очередь прессы, которая категорически не желала вдохновляться благими идеями бесплатно. Hо вместе с тем, безусловно, противодействие местной элиты было весьма умеренным: силовики в Твери традиционно слабы, самостоятельных бизнес-фигур дефицит, а из местных политиков серьезное сопротивление оказал лишь мэр Твери Олег Лебедев, за что в итоге оказался в тюрьме. Причем, приложив немалые усилия для того, чтобы посадить оппонента, губернатор тут же стал прилагать не меньшие усилия, чтобы его условно-досрочно освободить. «Это вполне в духе Зеленина», – отмечают те, кто его хорошо знает.

– Зеленин скорее стал заложником собственной команды, – считает Климов. – В ней были люди толковые, особенно в финансовом и экономическом блоке. Hо еще больше было таких, кого мы называли «лунатиками» – в социалке, ЖКХ, сельском хозяйстве. Hе знаю, откуда он их брал, – думаю, это просто результат его обширных связей. Он сам мог позвонить очень многим влиятельным людям, но и ему могли позвонить очень многие влиятельные люди. В результате многие вещи губернатору просто некому было поручить, многое приходилось делать самому. Он работал с раннего утра и порой до двух часов ночи. Одно время мы были абсолютно уверены, что у него есть двойники, потому что невозможно за один день успеть провести планерку в областной администрации, выездное заседание в Бежецке, потом съездить на открытие свинарника в Максатихинский район, поздравить учителей с профессиональным праздником, а вечером оказаться в Каннах.

…на выборах 2009 года «Единая Россия» в регионе с треском провалилась. После этого Зеленин понял, что Тверская область – это не бизнес-корпорация, что циничный прагматизм в провинции не катит даже в сочетании с грубым самопиаром и что надо делать ставку на местных: это комфортней и выгодней. За год до отставки Зеленин действительно предпринял ряд радикальных шагов – уволил наиболее одиозных «лунатиков», стал вкладывать деньги в инфраструктурные проекты, сделал ряд удачных, с точки зрения местного сообщества, назначений. И хотя это не сильно сказалось на результатах выборов 2011 года, его в Твери наконец-то начали воспринимать как своего. Что это значит? Кто кого победил? Зеленин завоевал Тверь или Тверь – Зеленина? Скорее всего, он и сам не знает ответа на этот вопрос.

 

РАГУ ИЗ ПУСТОТЫ

 

Дом отдыха «Карачарово» – здравница, специализирующаяся на сердечно-сосудистых заболеваниях. Диагноз «перемены» местные врачи могут ставить, не включая телевизор. Если к ним на лечение опять потянулись влиятельные люди – значит, область снова колбасит. В местной бильярдной встречаюсь с очередным собеседником – крупным предпринимателем. Когда-то он был очень близок к бывшему губернатору, но потом с ним рассорился. Впрочем, это не мешает ему высказываться о бывшем друге без лишних эмоций.

– Я очень хорошо знаю Зеленина, первую половину его губернаторства наблюдал почти в ежедневном режиме. – Мой собеседник натирает мелом бильярдный кий и так крепко задумывается, что кладет мел в карман. – Он, конечно, никакой не романтик, но искренне хотел поднять Тверскую область, заявить о себе как о талантливом госуправленце, сделать первый шаг в политической карьере.

– Hо, говорят, он с первых же дней начал скупать землю.

– Да, начал. Hо тогда все начали скупать землю. В область потянулись крупные девелоперские компании, и губернатор был вынужден включиться в этот процесс, иначе вся земля оказалась бы в руках не пойми кого – и как потом разговаривать с инвесторами? Это очень распространенная иллюзия местных руководителей: пусть лучше я буду владеть основными активами, это лучше для развития региона, я же хороший, я не буду злоупотреблять таким положением.

– Почему же в итоге инвесторы натыкались в Твери на глухую стену?

– Hу, не совсем уж и глухую. Все-таки в области состоялись многие серьезные инвестиционные проекты, не каждый регион может таким похвастаться. Промзоны «Редкино», «Боровлево», гигантский девелоперский проект «Мокшино», а в последний год в регион всерьез и надолго пришла фирма Hitachi, экскаваторный завод решили строить. Да и бюджет за восемь лет в долларовом выражении вырос в четыре раза. Hо вы правы: в целом инвестиционный климат здесь оставлял желать лучшего, и, скажем прямо, губернатор слишком часто действовал не из соображений развития региона. Если бы вы меня спросили три года назад, надо ли его снимать, я бы ответил: не только снимать, но и сажать.

– Куда же тогда делись благие порывы, с которыми он шел во власть?

– А вы вспомните то время, когда он в нее шел. 2003 год, страна поднимается с колен, Ходорковского еще не посадили, и Путин «такой молодой»; Зеленин пошел в политику, когда еще казалось, что в ней можно сделать карьеру, опираясь лишь на собственные амбиции и усилия. Вы знаете, что ключевым людям из своей команды он даже зарплату доплачивал из собственных средств? Ведь специалисты такого уровня не поедут работать в Тверь за тридцать, пятьдесят или даже сто тысяч рублей в месяц. Hо люди такого склада, как он, не могут делать это лишь из соображений благотворительности. Они не умеют вкладывать, ничего не получая взамен, им нужен какой-то профит. Hе обязательно в денежном выражении. Профессиональный и политический рост – этого Зеленину было бы вполне достаточно. Да, он действительно думал о президентстве. Hо что случилось в стране буквально в первые же годы его губернаторства – вспомните! Ходорковский сел, политическое поле зачистили, выборы губернаторов отменили, стало ясно, что такая политическая система – это надолго.

…Люди, сформировавшиеся в бизнесе, так жить и работать не могут. Им нужны цель и мотивация, чтобы к этой цели идти. В новой политической реальности проект «Тверская область» для Зеленина просто перестал быть эффективным. А значит, следуя коммерческой логике, надо уходить в кэш, обналичивать те возможности, которые ты имеешь на данный момент как губернатор, тем более если тебе надо содержать за собственный счет свою команду. Разве не так?

 



 

 

Мы встретились с Геннадием Климовым в Твери в уличном кафе на улице Трехсвятской, где в день отставки Зеленин и главный редактор «Каравана» пили белое вино. Это уже не та улица, которая была два года назад. Нет уже цветочных вазонов, грязь и разбросанные бутылки из-под пива на тротуарах (единственная в России улица, которую еще недавно, «при Зеленине», мыли по утрам с шампунем). Почти исчезли красивые нарядные люди. По Трехсвятской прохаживаются в основном сомнительные личности смуглой национальности. Тверь, которая при Зеленине, казалось, вот-вот станет европейским городом, сегодня уныло ждет своего окончательного угасания.

Геннадия Климова в Твери теперь можно встретить редко. Он занят изданием двух федеральных журналов. Один из них посвящен промышленности, другой – развитию регионов. Теперь Климов консультирует руководителей нескольких крупных корпораций, выпускающих ракеты и самолеты, а также губернаторов и мэров наиболее успешных регионов. За прошедшие два года у Климова вышло несколько книг, одна их них, кстати, посвящена теме, как стать успешным губернатором или президентом.

– Первый вопрос о Дмитрии Зеленине. Видитесь ли вы с ним? Чем он занят?

– Мы иногда встречаемся. Зеленин занимается обычным бизнесом. На мой взгляд, его несколько удручает сегодняшняя невостребованность. Согласитесь, непросто сменить темп жизни после семи лет работы на износ. У многих россиян есть гнусная черта: как только человек теряет власть, от него все отворачиваются. Вспомните хотя бы Лужкова. Никто из тех, кто сегодня у власти, не задумывается, что их тоже ждет такая же участь. Непрагматично с точки зрения государства так разбрасываться кадрами. Зеленин на сегодня, наверное, самый опытный руководитель региона, еще молод. Почему он не использован? У нас что, много кадров?

– Какие у Зеленина отношения с новым губернатором Шевелевым?

– Что называется, более-менее. Губернаторская дворня пытается «делать гадости» Зеленину, но у Шевелева хватает ума публично сохранять корректность отношений.

– Через два года после отставки Зеленина что вы считаете его главной ошибкой на посту губернатора?

– А вы подумайте, в чем заключается работа губернатора? В современных условиях глобального открытого мира все регионы находятся в конкурентных отношениях. Чтобы побеждать в конкуренции за качественное население (которое хотя бы должно не уезжать), инвестиции и туристов, всякий эффективный губернатор должен сосредоточиться на трех делах: управлении бюджетом региона, кадровой работой и связями с общественностью.

Самый главный механизм успеха – это ПАБЛИК РИЛЕЙШНЗ (PUBLIC RELATIONS), действия, направленные на повышение узнаваемости образа региона и его престижа. У нас обычно все это сводится к глуповатому хвастовству власти в официальной прессе и перерезанию ленточек на объектах, к которым власть не имеет никакого отношения. PUBLIC RELATIONS – это нечто совсем другое. Это брендинг региона, в котором становится престижно жить и экономика получает дополнительные конкурирующие преимущества. Это стратегия развития, выработанная на основе общественного договора, которую все в регионе поддерживают и считают своей. Реализация таких подходов требует высочайшей квалификации. Поэтому, когда первые годы Зеленин предполагал, что это будут делать региональные СМИ, да еще на бесплатной основе, это казалось странным. Так может рассуждать «совок» с образованием ПТУ. Не было понятно, почему так думал миллиардер Зеленин. Разве что-то стоящее бывает бесплатным?

На должности заместителей губернатора, которые отвечали за этот участок работы, прошла целая череда самых разных людей, которые повторяли одни и те же ошибки. Помните: Наталия Беленко, Михаил Куржиямский, Владимир Пызин, Ольга Пищулина, Игорь Ялышев. Все они занимались выборами, но никто из них даже не попытался сформулировать бренд Тверской области. В результате людям в регионе было непонятно, что «строит» Зеленин, в Москве образ Зеленина тоже воспринимался не лучшим образом. А были ведь совсем другие возможности.

В свое время мы сформулировали для Тверской области цель – стать регионом, в котором качество жизни, комфорт и безопасность соответствовали бы европейскому уровню. Российское общество богатело, многие люди удовлетворяли свои материальные потребности. Прежде всего это касалось Москвы и Санкт-Петербурга, нефтедобывающих районов. У людей менялись ценностные ориентиры.

Американский социолог Маслоу вывел закон, согласно которому в начале у человека доминируют простые желания: поесть, выпить, повеселиться, найти секс-партнера. Когда все это есть, то появляется потребность в безопасности, потом в привязанности и любви. По мере «взросления» возникает потребность в уважении и одобрении, и так далее… Мы предполагали, что главной потребностью для россиян скоро станет безопасность жизни.

Тверская область – русская Европа между Москвой и Санкт-Петербургом – могла бы стать той местностью, куда бы направились те люди, которые сегодня уехали за границу. Во всяком случае, Тверская область могла быть конкурентной в данной сфере. Это же самые желаемые жители – образованные, законопослушные, богатые. Достаточно сказать, что за время правления Путина страну покинуло 30 миллионов человек. Многие из них могли бы остаться в Тверии – русской Европе. Это был серьезный государственный проект, который требовал разработки особой мифологии и эстетики региона. К сожалению, никто из заместителей губернатора, из тех, кто отвечал за этот вопрос, даже не смогли понять того, что мы предлагали. Сам Зеленин вроде загорелся идеей, но сотрудники, которые не умеют видеть дальше собственного носа, сфабриковали какое-то исследование общественного мнения, убедили Зеленина, что народ этого не поддержит.

Это главная ошибка Зеленина. Никогда бы человечество не поднялось в космос, если бы ориентировалось на общественное мнение. Настоящие государственные мужи умеют поворачивать общественное мнение и мобилизовывать народ на решение поставленных задач. Стратегические цели должен ставить руководитель и добиваться их выполнения. Зеленин это понял, но слишком поздно.

Хотя кое-что все же делалось. Мы выпустили за счет муниципалитетов несколько иллюстрированных альбомов из серии «Тверия – русская Европа», создали несколько глобальных туристических брендов вроде чудища озеро Бросно и т.п. В Твери усилиями Зеленина стал проходить Всероссийский информационный форум, наша группа инициативно создала бренд Международного форума «Умное производство» в Завидово. Мы консультировали практически все девелоперские проекты региона, все районные администрации, стараясь объединить их в зонтичный бренд «Русская Европа». Касалось это и проекта нового европейского города «Большое Завидово». Возник проект «Фермеры Максатихи».

Экономика росла, темп роста доходов населения, судя по росту товарооборота, был самым большим в Российской Федерации, а бюджет Тверской области за семь лет в рублевом исчислении увеличился в семь раз. Во многом это было результатом сложения усилий губернатора Зеленина и нарождающихся институтов гражданского общества. Но все это закончилось со сменой власти. Все пошло в разнос, только из-за того, что Шевелев не смог обеспечить преемственности политики.

– Прошло два года, как вы оцениваете на посту губернатора Андрея Шевелева? Говорят, что он, как и Зеленин в первые годы своей работы в регионе, считает вас чуть ли не личным врагом?

– Я профессионально занимаюсь консалтингом в сфере управления, мой долг говорить правду, какой бы горькой она ни была. В этом и заключается профессионализм. А мудрость руководителя – в умении использовать внешние компетенции. Любой руководитель оказывается перед выбором, с кем он: профессионалами, которые говорят правду, или льстецами, которые за красивыми словами прячут свои корыстные интересы. Это серьезное испытание. У Шевелева еще этот период борьбы с «медными трубами» не закончился.

До весны 2012 года мы пытались помочь Шевелеву не делать ошибок, в том числе тех, что делал на первых порах Зеленин. Писали статьи, специальные закрытые служебные записки, предложения – тем более помочь новому губернатору нас просил Владимир Васильев (сегодня он вице-спикер Государственной Думы РФ, руководитель фракции партии «Единая Россия»). У меня с ним личные добрые отношения. С самого начала Шевелев совершал ошибки типа намерения запретить рок-фестиваль «Нашествие» (для сведения, это стилеобразующий бренд, за который идет соревнование между регионами), но первый год эти ошибки были некритичными.

Однако после выборов в октябре 2011 года в Государственную Думу, где мы серьезнейшим образом помогали «ЕР», у Шевелева и его команды «сорвало крышу». Началось все с попытки уволить с работы и организовать уголовное дело против директора филармонии Владимира Боярского. Облеченному губернаторской властью офицеру «воевать» с музыкантом как минимум неприлично, а самое главное – бессмысленно. Это разрушает не только имидж самого Шевелева, но и губернии. Тем более я знал всю подноготную этой некрасивой истории, в которой Шевелева использовали в чужих корыстных интересах. Об этом я ему и сказал в нашей последней беседе. А потом в окружении Шевелева стали появляться такие люди, которых в Твери в приличных домах давно не принимают. Ну а дальше все как по самому худшему сценарию, «как не должен поступать губернатор».

Сегодня Тверская область практически банкрот, инвестиции близятся к нулю, образованное населения разбегается, города и села деградируют, да еще начались непрерывные митинги против миграционной политики, которые неминуемо перерастут в митинги против самого Шевелева. О репутации региона пока говорить не приходится. Проект «Тверия – русская Европа» пришлось отложить до лучших времен. Но мы еще к нему вернемся.

Подготовила Ирина СМИРНОВА


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Тверской цирк

Оформи подписку на газету "Караван+Я"

Абитуриент-2018