Новостной виджет для Яндекса

Архив номеров

Номер 24(848) от 13.06.2012
Раздел: Политический пейзаж

Первый год губернатора

В Тверской и Московской областях государственное управление переживает два разных, но важных этапа. В Московской области губернатор Сергей Шойгу, приступив к обязанностям, формирует задачи на свой губернаторский срок. В Тверской области губернатор Андрей Шевелёв отмечает год своего назначения, при этом о сформулированных задачах на время его правления что-то не было слышно в течение всего минувшего года

 

ОБЩЕСТВО – ВРАГ ИЛИ ДРУГ?

Два губернатора – два абсолютно разных подхода. Интернет-портал E-Tver в постоянном режиме проводит опрос о доверии к работе тех ли иных политиков. У Сергея Шойгу отрицательный рейтинг – 25%. Это нормально, в принципе: столько людей вообще в любом случае не доверяют власти. А у Андрея Шевелёва отрицательный рейтинг – 65%. Что он такого сделал, чтобы за год добиться такого к себе отношения?

Сергей ШойгуВсего лишь два примера: первое заявление Сергея Шойгу – о том, что надо добиться увеличения бюджета Подмосковья в два раза (напомним, там бюджет и так немаленький). А первое заявление Андрея Шевелёва год назад было о том, чтобы запретить фестиваль «Нашествие» и уменьшить бюджет Тверской области из-за высокого, по мнению Шевелёва, уровня заимствований.

Или из событий прошлой недели. Решением губернатора Московской области Сергея Шойгу образован Высший совет при губернаторе Московской области. Деятельность Высшего совета будет направлена на выработку единых подходов в решении важнейших социально-экономических вопросов. В рамках его работы будут обсуждаться проблемы, имеющие особое государственное значение, в том числе проекты правовых актов губернатора и правительства Московской области, ход исполнения областного бюджета, вопросы кадровой политики и другие.

Возглавит Высший совет губернатор Московской области, а его членами станут главы муниципальных районов и городских округов. По решению губернатора Московской области в состав Высшего совета могут быть включены лица, имеющие большой опыт публичной (государственной и общественной) деятельности.

В это же время тверской губернатор Шевелёв руками своего первого зама Сергея Дудукина методично разрушает отношения с теми самыми людьми, которые могли бы оказывать ему поддержку в рамках подобного совета. Главы муниципалитетов, деятели культуры, журналисты, общественные деятели подвергаются жёсткому прессингу, угрозам. Такое впечатление, что губернатор, год назад принимавший присягу на Конституции РФ, ни разу не открывал основной закон страны.

В статье 18 сказано, что права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. В статье 19 сказано, что все равны перед законом и судом. В статье 21 сказано, что достоинство личности охраняется государством. В статье 22 сказано, что каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. В статье 23 сказано, что каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Статья 24 гласит, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. В статье 29 сказано, что гарантируется свобода массовой информации, а цензура запрещается.

Собственно, все эти статьи Конституции грубо нарушались в течение прошлого года. Такое впечатление, что рязанская команда Шевелёва высадилась на завоеванной тверской территории и запугиванием местной элиты пыталась как-то утвердить свои позиции. Но в своей стране и в мирное время такие методы могут привести к краху. Краху прежде всего местной власти, возомнившей себя «князьками на кормлении».

 Какой смысл был в затеянной губернатором войне с директором филармонии Владимиром Боярским? А в заказанных прогубернаторским газеткам «наездах» на живого классика, поэта Андрея Дементьева? Хотя бы из уважения к сединам культурные и образованные люди этого не стали бы делать.

Итогами первого года стали испорченная репутация Тверского региона, бегство капитала – только за вторую половину прошлого года закрылось около 4000 фирм. Знающие люди говорят, что более 700 компаний, выражавших желание зайти в Тверскую область и обращавшихся за выделением земельных участков, отказались от своих намерений – так сегодня выстроена у Шевелёва работа с инвесторами.

 Как следствие – в регионе произошло значительное сокращение бюджета, сворачивание многих социальных и гуманитарных проектов. Невооруженным взглядом видно ужасающее состояние дорог и резкое ухудшение внешнего вида городов. Жизнь в Тверской области стала скучной, провинциальной, бесперспективной. Стало заметно, что область движется по сценарию угасания.

В Тверской области есть классический пример – Оленинский район. Район живет на дотации, там нет работы, преследуется инакомыслие, и каждый раз за «Единую Россию» голосует 70% населения. Кто не голосует за партию власти, не может найти себе работу, устроить детей в детский садик и школу. Если инвестор открывает здесь сетевой магазин, то он вынужден согласовывать список будущих сотрудников с главой района Олегом Дубовым. Это даже не крепостное право, это рабство для людей. Здесь, при внимательном изучении, кажется, что Конституция России не действует. Эта оленинская модель взята командой Шевелёва, похоже, за образец управления всей областью. Но область – не маленькое Оленино, где можно выстроить Северную Корею в миниатюре. В Тверском регионе, занимающем ключевую, важнейшую позицию в центре России, огромном по территории, слишком много разных политических и экономических вводных. И на губернаторе свет отнюдь не сошелся клином.

 

УРОКИ ПЛАТОВА

Владимир ПлатовЕсть такой анекдот из времен «развитого социализма». Снимают первого секретаря обкома, к нему приходит его преемник и говорит:

– Иван Иваныч, как работать-то?

– Ничего не бойся, я дам тебе три конверта, когда станет невмоготу – открывай, там всё написано.

Прошло полгода, новый первый секретарь видит, что все плохо, открывает первый конверт, там записка: «Вали все на меня». Начал валить все на предшественника, но вскоре это перестало работать – про Ивана Ивановича уже все забыли. Тогда он открыл второй конверт и прочитал следующую записку: «Обещай все что попало». Ну, начал обещать: коммунизм через 10 лет, всем по квартире, бабам – по мужику, мужикам – по бутылке. Но обещания не осуществлялись, и эта метода тоже перестала работать. Тогда первый секретарь открыл последний конверт. В записке было написано: «Готовь три конверта».

Попробуем вспомнить работу всех губернаторов за новейшую тверскую историю.

Первым всенародно избранным губернатором был Владимир Платов, до того – глава Бежецкого района, перед тем, как стать главой, – директор завода «Бежецксельмаш».

Это было время, когда рушилось все, и уже тогда стало видно, что у руководителей, которые приходят к власти, отсутствует понимание: а зачем они вообще работают?

У Платова быстро развеялись перестроечные иллюзии, он перестал считать себя спасителем области (хотя поначалу были такие романтические мысли). Под влиянием общих настроений 90-х, что надо «ловить момент», «жить для себя» (тогда вообще рушилась мораль и нравственные нормы были весьма размыты), он дал волю своим не самым лучшим наклонностям. Второй срок Платов правил, «лёжа на боку». Казино, девочки – на это надо было где-то брать деньги. Сам Платов бизнесом не занимался, но были люди, которые снабжали его средствами, придумывали схемы типа централизации закупки ГСМ для муниципальных нужд или как «увести» в свой карман федеральные транши. «Дворня» вовсю обманывала нетрезвого губернатора, но Платов – такой же, как тогдашний президент Борис Ельцин, хитрый мужик – выстроил схему сдержек и противовесов,

У него всегда было два первых зама. Один из них – неизменный Юрий Краснов, другой – какой-нибудь хитрый москвич, мастер по добыванию денег.

Юрий Краснов присматривал за замом-москвичом, зам-москвич – за Красновым… Тогда мало кто понимал наши слова о территориальном маркетинге, имидже региона – главной задачей чиновника было выживание в этом «террариуме единомышленников». Периодически, конечно, такая система ничегонеделания приводила к кризису. Когда возникал такой кризис, Платов (случалось это раз в год-полтора) на время протрезвлялся и появлялся в телевизоре, и объявлял, что «всех уволил». Увольнял он заезжих – Краснов, как оплот местной элиты, был вечным. Однако такие платовские разгоны позволяли обновлять элиты. Даже при таких недостатках область как-то развивалась. Вся нынешняя налоговая база заложена при Платове.

 

ОТ ФЕОДАЛИЗМА К КАПИТАЛИЗМУ

Дмитрий ЗеленинОднако времена менялись, и от этой сермяжной платовской методики пора было переходить к современным методам управления. Губернатор вообще-то не боярин на кормлении, у него должны быть цели. Интегрированных показателей качества управления территории немного. Первое – это количество инвестиций. Создаются ли новые качественные рабочие места, увеличивается ли численность качественного населения, стремятся ли в область энергичные работоспособные, культурные люди? Важный показатель – туризм: если в регионе хорошо туристу, значит и у населения жизнь улучшается.

Понятно, что администрация региона должна быть настроена на достижение этих целей. Но бюрократия не будет ничего делать, если первое лицо их не заставляет.

До Москвы доходили сведения о платовских безобразиях. К тому же у Платова образовался конфликт с городской элитой Твери: мэром Твери Александром Белоусовым, директором компании «Антэк» Николаем Карповым, директором «Мелькомбината» Сергеем Потаповым. Надо сказать, что в этом конфликте Платов выглядел как-то предпочтительнее – он ничего не приватизировал, в отличие от своих конкурентов, в общей суматохе разбиравших городскую и областную собственность.

Территории конкурируют. Если они не развиваются, то деградируют. Когда «Караван» 16 лет назад начал выходить – в первые годы правления губернатора Платова, – население Тверской области было 1 700 000 человек, сейчас – 1 300 000. Целый город Тверь исчез, этих людей больше нет.

В 2003 году избранный губернатором Дмитрий Зеленин был тем, что необходимо региону. Деловой, энергичный, системно мыслящий, с консервативными семейными ценностями. Сразу стало резко улучшаться качество жизни. Тверь просто расцвела – когда губернатор еще не воевал с мэром Твери Олегом Лебедевым. Тверь даже попыталась претендовать на звание самого благоустроенного города России. Высокий стандарт личных свобод, свободы слова, заданный Дмитрием Зелениным, мы начинаем ценить только сейчас, столкнувшись с совсем другими подходами его преемника.

При Зеленине в Тверской области стали проводиться красивые необычные массовые мероприятия, которым обязательное присутствие губернатора с семьей придавало официальный статус. Это освящение истока Волги – кстати, Дмитрий Зеленин посетил его и в этом году, уже не являясь губернатором, и мало того, впервые побывал на освящении истока Западной Двины, которое после многолетнего перерыва провел епископ Ржевский Адриан. В тверском обществе стало принято бывать на Пушкинском празднике в Бернове, Лемешевском празднике на родине великого русского тенора в Князеве, Троицких гуляниях в Василёве, торжествах на Успенье в Старицком монастыре. Все помнят чемпионат по аквабайку, конкуры… Словом, Тверь начала формировать очень ценный бренд – места встречи культуры Санкт-Петербурга и Москвы.

В экономической системе Зеленин начал перенимать опыт Московской области по созданию промплощадок и создавать системы преференций – но под большой олигархический капитал, что было неправильно, и газета «Караван» неоднократно об этом говорила.

Неправильного было много, что греха таить.

Правление Зеленина попало на тот период, когда в стране началась приватизация земли – закон о частной собственности на землю появился в России в 2004 году. Как бизнесмен, он не смог пройти мимо. Структуры, аффилированные Зеленину, начали участвовать в этом земельном распределении, все сделки шли сначала через замгубернатора, а потом – просто доверенного человека Владимира Грабарника. Происходила своего рода «капитализация властного ресурса».

В эти же годы заработала схема, придуманная Чубайсом, – началась приватизация коммунальных монополий. Старт был дан в Москве, но бизнесмен Зеленин не смог не оценить всех возможностей, которые предоставлялись тем, кто оказался в нужное время в нужном месте.

Мы уже не раз писали о том, в чем заключается порочность этой схемы. Когда передаешь монополию по жизнеобеспечению граждан в частные руки, получаешь одно и то же – не рынок, а химеру. Химера живет по другим законам, законам номенклатурного права, а не рынка, где побеждает лучший и наиболее трудолюбивый. Вред не только в банальном завышении тарифов и перечислении сверхприбылей в офшоры – хозяева таких «химер» не вкладываются в развитие, справедливо полагая, что этот бизнес ненадежный и временный, потому что нечестный. Второе отрицательное свойство – подобный бизнес подавляет все остальные. Зачем обустраивать пекарню, завод по производству кваса и т. п., когда проще стать каким-нибудь доверенным лицом депутата, мэра или губернатора, создав какую-нибудь похоронную контору или «монопольку» по уборке мусора. Мусор можно не убирать, с людей запрашивать любые деньги и т. п. Норма прибыли в обычном бизнесе недопустимо низка по сравнению с такими монополиями.

Эта схема реализовывалась по всей стране, а в Тверской области все оказалось наиболее выражено, потому что Зеленин, будучи членом «клуба олигархов», привлекал крупный бизнес. У него действовало «ручное управление» инвестициями, и таким образом он «экономил усилия»: за каждым инвестором был закреплен отдельный менеджер, и понятно, сколько бы чиновников понадобилось, чтобы заниматься с представителями мелкого и среднего бизнеса.

 

КОМАНДА ДЕЛАЕТ ШЕФА

«Запустить» активность населения должен был замгубернатора по внутренней политике – именно его задача в том, чтобы раскрепостить возможности людей, общества, создать систему безопасной жизни, личных свобод, сформировать позитивный образ территории.

Но Зеленину приходилось решать разные странные задачи – типа монетизации льгот, выборов «Единой России» и т. д. Ему навязывали из Кремля разных Беленко и Пызиных, а сам он слабо разбирался в социальной психологии и отдавал связи с обществом на аутсорсинг разным пиар-агентствам.

Ну, кроме того, «интриги дворни» – чиновники боролись друг с другом за доступ к уху начальника.

Первое, что должен сделать умный губернатор, – создать вокруг себя экспертное сообщество из лидеров общественного мнения, как сделал на прошлой неделе губернатор Московской области Сергей Шойгу. Доверять заму по внутренней политике, который тоже не местный и в основном черпает свои информацию о местном сообществе, собирая сплетни, означает снова и снова наступать на грабли, на которые уже наступали предшественники. На чужих ошибках надо учиться, а не повторять их.

Прошел какой-то период, и Зеленин начал ощущать себя тверским. Он везде побывал, постоянно общался с людьми, всем раздавал свой номер телефона и, надо сказать, откликался на звонки. И в конце концов он стал крупным земельным собственником. Далеко не вся тверская земля скуплена Зелениным – это миф, но она у него есть.

Логика бизнеса подвела Зеленина к пониманию необходимости развития территории. Недаром он с таким энтузиазмом подхватил проект «Фермеры Максатихи», потом выросший в проект «Тверской фермер». Глаз предпринимателя увидел большие перспективы для области.

Напомним суть этого проекта. Сконцентрировав на территории значительное количество фермеров, которые начали бы обрабатывать зарастающую землю, можно запустить квазиэкономический эффект, чтобы началась специализация, внутренняя кооперация. В результате достигалась бы обжитость территории, решалась бы демографическая проблема и т. д.

Еще одна тема, волновавшая Зеленина как человека с хорошим техническим образованием, – информатизация. Форумы «Умное производство», Тверской информационный форум укладывались в логику возрождения бренда Твери как программистской столицы, бэк-офиса ведущих компьютерных фирм.

Две скоростные дороги между Москвой и Санкт-Петербургом, о строительстве которых идет речь с начала 2000-х годов, могут создать для Твери уникальные возможности развития.

В последний год, когда Дмитрий Зеленин, кажется, решил быть просто хорошим тверским губернатором, у него появились помощники-единомышленники: Алексей Каспржак, Сергей Аристов, Ольга Пищулина, Игорь Ялышев создали в совокупности систему сдержек и противовесов, позволяющую двигаться вперед, минуя серьезные опасности. Оставалось добавить последнюю чёрточку – внешний вид Твери. В городе началась большая программа по ремонту фасадов, набережной, был придуман проект превращения городского сада в дворцовый парк в комплексе с реконструкцией Путевого дворца. Туристы, ресторанчики, прогулки на яхтах – всё это могло бы быть… С каким энтузиазмом молодежь Твери восприняла фестиваль «Верь в Тверь» и создание Центра современного искусства на Речном вокзале! Еще немного, и город стал бы совсем другим.

 

ДЕСАНТ ИЗ РЯЗАНИ

Андрей ШевелёвБеда нагрянула, как часто бывает в России, из Кремля. Дмитрия Зеленина, может быть, и надо было снять, но года за три до того, как это произошло. Понятно, какой логикой руководствовались наверху: слишком «бизнесового» губернатора заменить на простого служаку, Героя России, «государева человека». Но, видимо, Шевелёва выбирали по формальным признакам, не зная его способностей.

В России был опыт назначения десантников в губернаторы: Шаманов в Ульяновске, Шпак в той же Рязани, откуда в Тверскую область приехал Шевелёв. Везде всё завершалось одинаково: приезжая команда, угрозы, отъём бизнеса, стремление жить за счет дотаций. В конце концов Кремль принимал решение и убирал этих товарищей. Для регионов это было потерянное время. Был бы Шевелёв умнее – проанализировал бы, что делал не так, например, его командир Шаманов в Ульяновске. Но Шевелёв с точностью начал повторять его ошибки, скатывая Тверскую область к варианту развития а-ля «деревня» Оленино.

…Первое, что сделал губернатор, – заявил, что он тверской и никаких приезжих в администрации больше не будет. После этого все замы были приглашены из Рязани, причем не самого лучшего качества (сами посудите, поедет ли состоявшийся и востребованный человек, у которого имеются дом, семья, друзья, из Рязани в Тверь – только ненадолго, на заработки). Рязанские начали прибывать не только на должности замов и министров (в министров были переименованы начальники управлений и департаментов обладминистрации, что сразу обернулось резким повышением зарплат), но и в комитеты по управлению какими-то активами, в частности землей. Мало того, рязанцы стали привозить своих родственников, родственники – своих любовниц и т. п. Такая система семейственности обычно создаётся там, где есть «чёрная касса», и никогда не наблюдается там, где ясные цели и логика государственных подходов.

Ну а дальше всё пошло в том же русле. Мы не можем привести ни одного дела, сделанного губернатором за этот год. Строительство завода «Хитачи»? Но мы помним, как Зеленин лично ездил в Японию уговаривать инвесторов, и присутствовали при встречах японцев с прежней администрацией региона. Шевелёв пытался запретить «Нашествие» – и не запретил, покрасить трамваи – но они по-прежнему облезлые, убрать запретительный знак «кирпич» на подъезде к вокзалу – но его лишь перевесили на несколько метров. Что еще? Проложили 15 метров нового асфальта на трамвайных путях на улице Горького. Обещанная городу Твери сортировка мусора (должны были наладить к новому году), кажется, оборачивается созданием очередной монополии.

С нового года начались акции устрашения тверского общества: наезд на директора филармонии Боярского, какие-то поджоги машин видных горожан и независимых журналистов, угрозы возбуждения уголовных дел против глав муниципалитетов. Такое впечатление, что люди пришли заниматься выборами, а не областью. Первые две серии выборов, думские и президентские, прошли для Шевелёва благополучно – потому что все граждане еще помогали новому губернатору, надеясь найти в нем адекватного руководителя, «слугу царю, отца солдатам». Но потом все пошло вразнос.

Год для губернии потрачен впустую. Мы откатились на несколько лет назад. Знаменитая набережная Волги в Твери разрушена, туристы вместо прекрасного города видят разруху, в Твери никто не верит власти, население беднеет, элита озлоблена.

В октябре 2013 года в Тверской области состоятся губернаторские выборы – такую весточку нам принесли из Кремля. Любой, кто серьезно заявится на эти выборы, победит Шевелёва. Это могут быть Алексей Чепа, Владимир Васильев, Олег Лебедев…

Однако, возможно, у Андрея Шевелёва еще есть малый шанс вернуть доверие общества, повторив номер Платова с разгоном команды, отправить домой в Рязань наиболее одиозных замов и прочих мелких карьеристов. Осталось полтора года… Успеет ли?

Мария ОРЛОВА


Газета «Караван+Я» выходит на территории Тверской и Московской областей с приложением «Ярмарка объявлений». Работа, недвижимость, строительство, образование, туризм, бизнес – все, что вам необходимо знать, вы найдете у нас! Принимаются бесплатные объявления по телефону: 8(4822)788-139. Нужен больший эффект? Для Вас реклама и платные объявления! Тел.: 8(4822)788-798. Подробнее с правилами можно ознакомиться по ссылке.



Добавить комментарий

     

 

 




Караван выходит в городах:

Тверская область
  • Андреаполь
  • Бежецк
  • Белый
  • Бологое
  • Вышний Волочек
  • Весьегонск
  • Жарковский
  • Западная Двина
  • Зубцов
  • Калязин
  • Кашин
  • Кесова Гора
  • Кимры
  • Конаково
  • Красный Холм
  • Кувшиново
  • Лесное
  • Лихославль
  • Максатиха
  • Молоково
  • Нелидово
  • Оленино
  • Осташков
  • Пено
  • Рамешки
  • Ржев
  • Сандово
  • Селижарово
  • Сонково
  • Спирово
  • Старица
  • Торжок
  • Торопец
  • Удомля
  • Фирово
  • ЗАТО Озерный
  • ЗАТО Солнечный
  • Тверь
  • Селигер
Московская область
  • Волоколамск
  • Дмитров
  • Дубна
  • Клин
  • Лотошино
  • Солнечногорск
  • Шаховская

 

Цирк Филатовых

Оформи подписку на газету "Караван+Я"